Самарские судьбы

Самара - Стара Загора
Блоги
"Хроники самарочки"«Катюша»



19 и 21 января при поддержке ГКУ СО «Дом дружбы народов» прошли встречи тольяттинских студентов с легендарным человеком, художником, дизайнером, педагогом, архитектором Михаилом Петровичем Веременко. Тем самым создателем символа Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходившего в 1985 году в Москве, именуемого во всем мире «Катюша».
ПоэзияКуда отправляются люди…


Вокзал, словно улей жужжащий,
Вершитель и встреч, и разлук.
Наполнен толпою спешащей
Под истовый поезда звук.

Куда отправляются люди,
Что ждёт их в вагонном пути?
Кто скрасит дорожные будни
И, что у них там – впереди?

Как пропуск, в мою неизвестность
В кармане несмятый билет.
Прощальный гудок… и окрестность
Плывет мимо окон в рассвет.

Что гонит меня, пилигрима,
Блуждать по задворкам страны?
Неведомой силой томима,
Ищу я былой старины.

Стремлюсь к неоглядным просторам,
Где есть ещё русичей дух.
Окинут, где ласковым взором,
Где будит на зорьке петух.

Адрес картинки:m.yandex.ua
"Их знали миллионы"30 лет без Сальвадора Дали


Ровно 30 лет назад мир искусства потерял ярчайшего представителя живописи и скульптуры 20-го века Сальвадора Дали. Знаменитый художник, доведший жанр сюрреализма до пика популярности, написал за свою жизнь огромное количество знаменитых на весь мир картина, снял два фильма в соавторстве с великим режиссером Луисо Буньюэлем, снял мультфильм для Disney и придумал дизайн леденцов Чупа-чупс.
"Хроники самарочки"В Самарскую область пришли крещенские морозы


Январские морозные дни связывают с одним из почитаемых христианских праздников — Крещением.
Зазеркалье душиГоголь-моголь
Волны у берега – вспененный гоголь-моголь.
Я в октябре позволяю себе десерт:
Пару глотков – две недели – не так уж много
Сладости южной, чтоб кушать и не толстеть.

В старом кафе всё, как прежде: на входе осень,
Лодки на барную стойку вальяжно льнут,
Под потолком приглушённый миньон сквозь просинь
Матовым светом смягчает сезон-уют.

Я прохожу в уголок свой привычный дальний
И припадаю устало к скале-софе.
Я это место пригрела – спиной, годами.
Я только здесь получаю релакс-эффект.

В стиле чилаут* прибой, как тапёр искусный
Звук наделяет способностью зависать.
Будней диета нарушена – сладко, вкусно –
Пью гоголь-моголь, не думая о весах.
_________________________________________
*Сhillout (анг.) – стиль музыки для расслабления.

"Их знали миллионы"115 лет со дня рождения Аркадия Гайдара


Аркадий Петрович Гайдар (настоящая фамилия его – Голиков) родился 22 января 1904 года в городе Льгове Курской губернии. Его отец был учителем. В годы Первой мировой войны, когда отца забрали на фронт, Аркадий пытался уйти за ним, но был пойман и возвращен домой.
лирика,прозаВыборы в Джунглях
Однажды в Джунглях, средь дерев,
Где правит грозный мудрый Лев,
Прошла молва, что царь зверей
Не проживёт и пары дней -
В осанке нет величины,
И дни владыки сочтены…

Все зашептались там и тут,
Что в Джунглях выборы грядут…

Орлы кричали с высоты
Гортанно, весело, азартно,
Что место царское вакантно,
И тот, кто носит чешую,
И кто с рожденья носит шкуры –
Пусть выдвинет кандидатуры,
И вся проблема – недолга!
Пускай копыта и рога,
Клыки и когти, и иголки
Поставят крест на кривотолки…

Как сладко всё же слово «власть»,
Да как бы с властью не пропасть!..

- Я – царь зверей, - сказал Удав,
Все нормы здешние поправ.
- Какой ты царь! – воскликнул всяк. –
Обычный серенький червяк.
И Слон трубил от возмущенья,
Обычай дедовский храня:
- Я первый здесь - на трон царя!
А злобный толстый Носорог
Подвёл логический итог:
- Да, чтоб вам всем, ядрёна мать! -
Меня должны короновать…
Рычал и Тигр не понарошку
И рвался неспроста в боИ…
Ему сказали:
- Ну-ка кошка,
Умерь амбиции свои!

А две забавные Гиены,
Осознавая факт измены,
От Льва прилюдно отреклись
И в дружбе Тигру поклялись;
И резал слух шакалий вой:
- Долой царя, долой, долой!

Лишь Пака, Антилопы, Зебры
Напрасно не трепали нервы,
Ведь знает каждый Бегемот –
Что не в чести простой народ,
Ему, народу, всё равно,
От чьих клыков однажды пасть,
От чьих когтей, рогов пропасть,
Но в то же время без царя
В огромных Джунглях –
Не прожить!
Народу без царя – нельзя,
Мятеж и смута могут быть!..

Как часто мы легко и сдуру
(Так говорит о том молва)
Легко и быстро делим шкуру
Ещё живого, кстати, Льва…
А мнений в Джунглях – тоже тыщи,
Но от добра - добра не ищут!

И лишь Орлы над головой
Парили гордо и надменно,
Они сроднились с высотой,
Взирая на борьбу презренно…

И быть бы драке, быть войне,
Ведь власть – она всегда в цене! -
Но тут над Джунглями возник
Царя зверей утробный рык,
И каждый, кто так жаждал власти,
Захлопнул алчущие пасти,
И тот, кто проклинал царя
Безосновательно, зазря,
Умерил пыл, умерил страсть,
И прекратил борьбу за власть…

Пусть хватка у царя - не та,
Но лучше мир, а не война,
А Львов (об этом Джунгли знают!)
На переправах не меняют.
Мои сказкиЗЕРКАЛА КОЛДУНЬИ
У озера, в котором водились одинакового размера полосатые окуни, и красивые с золотистым отливом лини стояла одинокая юрта.

Юрта стояла у самой пологой части озера, там, где песчаный пляж был длинным и чистым. Здесь можно было идти в воду по мелкому желтому песку, а потом, покупавшись в теплой воде, лежать на берегу и смотреть в небо.

Озеро лежало в горной котловине. Горы его окружали почти полностью. Они подступали к самому берегу или отходили от него, оставляя пляжи и маленькую рощицу на берегу. В рощице бил родник, возле которого росла черемуха. С ранней весны до поздней осени в ней пели соловьи.

Горы были очень причудливыми, камни, у берега были выветрены и пробиты дождями. Кое-где редкие деревья, чаще всего сосны, зацепившись за уступы, вздымали вверх свои ветви.

Там где горы подступали вплотную к озеру, была самая глубокая часть и где-то под камнями, которые спускались в воду, прятались толстые малоподвижные солидные сазаны.

Быстрые ужи бороздили водную гладь озера, а на берегу водились гадюки, которые питались мышами. Забредали сюда дикие козы, а следом приходили волки.

По весне сюда прилетали утки, они селились в камышах у той части озера, к которой можно было прийти по степи, и где горы уходили от озера дальше всего. Иногда по весне в камышах было такое количество комаров и мошки, что они утрами и вечерами не давали смотреть на красоты озера. Днем мошка и комары прятались в камышах. Но эту жужжащую команду раздувал ветер, и разгоняло солнышко. Да и птицы были не прочь половить мошку на обед своим птенцам. Летом камыши кипели мальками.

Зимой по льду ветер носил снег, передвигая его от одного берега к другому. А когда светило солнце и не было ветра, а шел снег, горы светились чистотой. Отражаясь, солнечные лучи освещали снег, создавая драгоценные россыпи.

После того, как на его берегу посилилась, старая колдунья. Азапа*, редко кто бывал у озера, хотя озеро было очень красивым. Это она жила в большой одинокой красивой юрте.

Дурная молва шла и о юрте и об ее обитательнице

Даже вездесущие ребятишки редко прибегали летом купаться в озере. Ведьма поселилась у озера вместе с маленькой козочкой – Торгын, и верным псом – Аханом. Никто не знал, откуда пришла колдунья.



* в переводе с арабского языка – мука, страдание



Один из пастухов перед смертью рассказал, что много лет назад, когда он пас овец вблизи озера, к озеру шла пыльная буря.

Он как раз пригнал к берегу овец, напоил их, и они снова ушли на пастбище, а пастух присел на камень и, пригревшись, на солнышке задремал.

Разбудил его шум ветра. По степи осенний ветер нес пыль, ветер завывал и крутил в воздухе перекати-поле и редкие листья. Но если было внимательно приглядеться, то можно было увидеть в черной пыльной туче очертания человеческой фигуры.

Смерч добрался до озера, заскользил по поверхности воды, и вышел на песчаный берег. И тут он рассыпался, а на берегу оказалась высокая стройная черноволосая женщина. Ее волосы были черны как смоль, а взгляд черных больших глаз был страшен. Пастух превратился в камень, боясь сдвинуться с места и выдать свое присутствие. Женщина повернулась к озеру и засмеялась.

- Дух Озера ты будешь возлюбленным моего сердца, я буду вызвать тебя каждый раз, когда луна будет гаснуть на небе, и буду дарить тебе свою любовь. А сейчас засни.

Казалось, что озеро вздохнуло и замерло, жуткая тишина повисла над ним.

А женщина стала колдовать, и страшным было это колдовство. Она протянула руку к камню и превратила его в узкий и острый кинжал. Потом поднесла его к руке и ударила себя по руке. Брызнула кровь и из этого места, где она попала на песок, выползла черная большая змея.

- Мне не нужна змея, мне нужен верный пес.

Ведьма коснулась кинжалом змеи. Змея превратилась в свирепого пса. Пес лег у ног хозяйки и преданно смотрел ей в глаза.

Ведьма взяла два больших камня и продолжила свою ворожбу. Камни превратились в две больших одинаковых пластины.

- Заблестите, как водная гладь, отразите мою красоту, покажите мне мой облик.

Женщина взглянула в зеркала и закричала зло:

- Почему я старею, почему вместо молодой красавицы я вижу стареющую женщину?

- Потому, что колдовство забирает молодость, и ты это знаешь хозяйка, – заговорил пес.

- Я верну себе молодость с помощью колдовства и этого волшебного зеркала. А ты будешь говорить только тогда, когда я разрешу Ахан.

- Слушаюсь, хозяйка.

Пес лег у ее ног, а она продолжила свое колдовство:

- Ветер, принеси сюда войлок для юрты, юрту, сундуки, мягкую кошму для постели, посуду и все что нужно мне для жизни на берегу.

Взвыл ветер, и вскоре на песке лежала куча вещей.

- А где спасибо? – провыл ветер

- Ты свои долги отдаешь…

- Все отдал, больше не зови, помогать не буду – провыл ветер и улетел.

Потемнело лицо ведьмы, но она продолжила свое колдовство и вскоре на берегу стояла большая белая юрта. Ведьма обладала не дюжинной силой, она сама собрала юрту. Войлок для юрты она отбелила облаками. Азапа расставила все вещи, и осталась довольной своей работой. Убранство юрты было богатым и красивым.

Посмотрев на юрту, колдунья усмехнулась:

- Что-то я проголодалась.

Она превратилась в волчицу и вместе с псом побежала по берегу в поисках жертвы. Отбившийся от стаи ягненок стал их жертвой. Насытившись ягненком, ведьма превратилась в орлицу и зорким взглядом осмотрела все сверху. Она увидела пастуха. Камнем она бросилась вниз, ударилась о землю и, превратившись в женщину, хотела его убить.

Пастух испуганный и жалкий просил пощадить его, ведь у него в юрте было шестеро детей, которые были еще малы. Усмехнулась ведьма и отпустила пастуха, но приказала ему молчать о том, что он видел до самой смерти. Испуганный пастух перестал бывать у озера.

Дома родным он говорил, что ненужно ходить на озеро, что лучше покинуть эти места хотя бы не надолго.

Удивились кочевники, несколько человек поехали к озеру. Они захотели зайти в юрту, ведь по законам степи любой путник – дорогой гость.

Но Ахан, не пустил их во внутрь юрты, а Азапа, выйдя из юрты, свалила взглядом одного из путников. А потом, рассмеявшись, приказала заплатить им дань, за то, что они поили скот в ее озере. Иначе она напустит мор на весь скот. В тот же момент руки и лицо одного из людей покрылись коростой.

- Построите мне сарай и кошару и кочуйте куда хотите. Сделаете – руки, и лицо вашего джигита станут прежними.

В тот же день у ее юрты появилась корова и несколько овец, и люди построили для них сарай и кошару. Ведьма выполнила свое обещание лицо парня и руки очистились.

Откочевал род от озера.

Прошло много лет, наступило теплое лето, род пастуха вернулся на прежние места недалеко от озера. Дети пастуха стали взрослыми, осталась с родителями только любимая младшая дочка пастуха – Торгын.

Она очень любила купаться. И хотя взрослые не разрешали детям бывать на озере, дети ослушались.

Убежала с детьми покупаться к озеру и дочь пастуха, и не вернулась обратно. Дети рассказали, что старуха, которая живет в юрте у озера, спросила девочку, чья она дочь, а потом попросила Торгын зайти в юрту. Дети долго ждали девочку, но она так и не появилась, а из юрты вышла белая козочка и жалко заблеяла.

Понял несчастный отец, что его Торгын уже не вернется. Рассказал обо всем, что видел и сразу после этого умер. Похоронили пастуха, решилась его жена идти к колдунье, чтобы узнать судьбу дочери.

Азапа сказала, что не знает, где ее дочь, но глаза козочки так смотрели на женщину, что она попросилась у Азапы в служанки.

Ночью козочка всегда спала рядом с женщиной и одной ночью она попросила женщину уйти от Азапы. Иначе она погубит ее.

Женщина итак догадывалась, что козочка ее дочь. На коленях она просила колдунье вернуть ее дочери человеческий облик, а та сказала, что ее дочь проживет очень долгую жизнь, и не будет стареть в своем облике.

Азапа усмехнулась, разрешив дальше прислуживать ей. До глубокой старости оставалась у нее женщина и как могла, лелеяла и оберегала Торгын.

Видела она и колдовство Азапы. Ведьма нисколько не скрывала от нее свои колдовские чары и обряды. Она была уверена, что женщина, боясь навредить Торгын, будет служить ей.

Днем она колдовала не часто, чаще с помощью зеркала по ночам она превращалась в молодую женщину.

Под утро Азапа садилась на коня и ехала в степь. Там она находила одинокого молодого путника, и зажигала его сердце любовью, а потом убивала его.

И только в ночь новолуния, ведьма заставляла до полуночи ухаживать за ней.

Азапа садилась вечером у костра на берегу при появлении первой звезды, ела так долго и так много, что Млечный путь уже полностью зависал над озером и только звезды, при новолунии освещали гладь озера.

После этого ведьма уходила в юрту, доставала из сундука свои зеркала и колдовала при свечах. В такие ночи она выгоняла женщину из юрты.

Испуганно блеяла козочка внутри юрты, а Ахан охранял вход. Происходило чудо, вместо старухи молодая красавица распускала косы, черные как смоль и вызывала Дух Озера. Озеро вздыхало, как раненый зверь и из его глубин выходил батыр, стройный и красивый. Он уходил в шатер, и до первой зари в юрте царило веселье…

А на заре батыр возвращался в озеро, а красавица превращалась в старую ведьму. Батыр не видел превращения красавицы в ведьму.

Мать понимая, что Торгын каким-то образом помогает ведьме, видела ее по утрам обессиленной и больной и ухаживала за ней как могла.

Прошло время, женщина умерла. Азапа осталась без служанки.

Люди по-прежнему старались не гонять свои стада к озеру и не бывать там.

Прошло много лет подзабылся рассказ пастуха, но что в белой юрте живет старая ведьма, знали все.

Чтобы задобрить ведьму ей по-прежнему дарили коней, коров и баран. Так на берегу озера появился небольшой табун коней, коров и отара овец.

Иногда ведьма нанимала пастухов, но они сбегали от нее. И вот появился молодой пастушек – сирота Бокен, его ведьма подобрала умирающим в степи, во время страшного джута. Шестилетний мальчик стал слугой и пастушком. Потом появилась сиротка девочка, которую бедные родственники подарили, как выкуп, за возможность поить скот в озере.

Девочка была худенькой и маленькой, звали ее Шолпан. Она варила для ведьмы и убирала в юрте. Как утренняя звездочка Шолпан вставала раньше всех в округе и бежала к роднику за водой. Потом кипятила чай и поила Азапу, и не дай бог, если она не успевала вовремя разжечь очаг в юрте зимой или кибичку* летом.

Камша** свистела у ведьмы в руках и обвивала девочку, после этого на руках и спине девочки долго не сходили следы от ударов. Если Бокен оказывался рядом, он вставал между ведьмой и Шолпан, и та избивала и мальчишку и Шолпан. Тогда Шолпан на коленях умоляла злую старуху простить их обоих за провинность.

Девочка работала с раннего утра до позднего вечера.

Ранним утром Шолпан доила коров хозяйки и кипятила в казане коровье молоко очень долго, пока не появлялась пенка толщиной в палец. Только после этого она наливала в касешку душистый чай, а сверху набирала топленую пенку и подавала с поклоном хозяйке.

Шолпан жарила баурсаки и варила до полуночи баранину в казане. С кислого молока готовила творог, а из него делала курт и сушила его на солнце.

Шолпан замешивала ногами назем с соломой, потом делала и сушила кизяк. Она вместе с Бокеном складывала его возле юрты в большие кучи, чтобы зимой топить юрту, а летом кибичку.

Ведьма никогда не хвалила девочку, она считала, что раз кормит и одевает девчонку, то этого и достаточно. Правда и одевала и кормила своих слуг ведьма плохо.

Азапа зорко следила, чтобы девочка не съела хороший кусок мяса, и чтобы Бокен был накормлен шурпой с куртом, напоен чаем. А если мясо в тот день не варилась, то дети довольствовались чаем с куртом.

Кормить слуг мясом, и поить молоком было не в правилах ведьмы.

Если дети видели днем, что ведьма начинала колдовать, они уходили. Они очень боялись Азапу.

Для колдовства ведьма всегда доставала зеркала, только у них она спрашивала совета.

В ночи колдовства дети спали в сарае, на кусках кошмы под рваными одеялами. В обычные дни они спали у самого входа в юрту, рядом с псом и козочкой.

Ахан строго следил за тем, что делали дети, он всё рассказывал все хозяйке. Ахан никогда не говорил, при детях, и они не знали, что он умеет говорить. Но если Шолпан пыталась отдохнуть, или Бокен помочь ей в чем-нибудь пес злобно лаял на них.

В дни и ночи колдовства дети не заглядывали в юрту.



* примитивная дворовая печка под кизяк.

** плеть, от казахского – камшы



Им было только жалко маленькую козочку Торгын, которая совсем не росла, а после свиданий ведьмы с Духом Озера очень болела и Шолпан потихоньку тайком отпаивала ее молоком.

Но время шло, и Шолпан из девочки превращалась в девушку. У нее были густые черные волосы, большие миндалевидные глаза, и лицо, как полная луна с ямочками на щеках.

Когда Шолпан улыбалась, даже тучи разбегались, и выглядывало солнышко, чтобы полюбоваться на юную красавицу.

А еще девушка любила петь – она пела об озере, о красоте земли, о горах и степи.

Замирали табуны на дальних пастбищах, даже соловьи в черемуховой роще переставали петь, слушая девушку. Не нравилось Азапе, как поет девушка, да и заметила она, что даже ее колдовские чары не делают ее красивее Шолпан.

Шолпан была доброй и отзывчивой девушкой, если на берегу озера оказывался какой-нибудь конный или пеший путник она старалась напоить его чаем.

Ведьма не звала путников в свою юрту, только возле юрты иногда расстилала ковер, на который ставился невысокий круглый стол. Там Азапа вела разговор с путником, эти разговоры всегда кончались одним и тем же. Путник засыпал, а когда просыпался, он лежал где-нибудь в степи и с трудом припоминал ведьму и разговоры с ней. И старел путник за эту ночь лет на пять. А Азапа – молодела.

Шолпан старалась потихоньку напоить чаем сама путников, чтобы Азапа не видела их. Однако если ведьма видела это, или Ахан ей говорил о произошедшем, она избивала девушку. Да и пес всегда был на стороже, хорошо, что его часто не было возле юрты. Хозяйка не любила кормить верного пса, и он обегал все озеро в поисках добычи, наводя ужас на все живое.

Бокен, который давно из мальчика превратился в джигита, никогда не брал Ахана, когда пас скот, да пес сам часто прибегал к отаре или стаду. Казалось, что он знает всех телят, всех коней и всех баранов.

Когда Бокен стал заглядываться на юную Шолпан, пес сразу же обо всем рассказал Азапе. Одного он не знал, что сердце Шолпан тоже вздрагивало при приближении Бокена.

Бокен не догадывался, что о нем пела Шолпан, называя его батыром своего сердца.

Однажды Шолпан осмелилась не уйти, как всегда в сарай, а задержаться у юрты в ночь новолуния. Дух Озера, увидев девушку, был поражен ее красотой. Он ничего не сказал девушке, ничего не сказал ведьме.

Но с того вечера, как только девушка шла ранним утром к роднику и запевала там, он тайно выходил из глубин озера и любовался Шолпан. Девушка не видела его, ведь в это время он был только туманом или ветерком.

Дух Озера понимал, что чары колдуньи превращают его в человека.

В конце концов Дух Озера, захотел стать человеком, чтобы жениться на юной Шолпан.

Не по своей воле Дух Озера в образе Батыра шел к ведьме в юрту и проводил там ночь. А, увидев однажды Азапу, днем, он понял, кто его ночная возлюбленная.

Понял батыр, что все дело в зеркалах, между которыми он сидит всю ночь вместе с Азапой, что с помощью них ведьма заставляет выйти его из озера. А с помощью приворотного зелья, который он выпивал вместе с ней она влюбила его в себя.

Не знал Дух Озера, что зелье, которым поила его ведьма – это кровь козочки смешанная с отваром из дурман-травы и ядом гадюки.

Трава росла в ущелье. Туда уходила ведьма по ночам, чтобы не видели ее слуги. Чтобы они не проснулись, она подмешивала им в пищу отвар сонной травы.

Ничего умнее не придумал Дух Озера, как выпытать у ведьмы, почему она так красива. Почему они никогда не видятся днем, а только по ночам, когда луна не висит как огромная лепешка. А заодно выпытать сможет ли он остаться в облике человека навсегда.

В очередной раз, когда луна, потеряв силу, не сияла на небосклоне, ведьма начала свой колдовской обряд. Опять Дух Озера вошел в юрту в облике батыра. Он был необыкновенно ласков с ведьмой и спрашивал нельзя ли им всегда быть вместе.

Батыр, говорил, что он скучает и тоскует о возлюбленной, ведь почти полгода на озере лед, и тогда не всегда Азапа вызывает его из озера. Да и луна редко не видна над озером. Нельзя ли ему навсегда остаться в облике человека.

Заподозрила ведьма неладное, но виду не подала, а только проронила, что если бы смогла, то давно бы это сделала.

Бокен и Шолпан в одну из ночей, после того как ведьма ушла в юрту, развели костер и долго не ложились спать, им не хотелось идти в сарай, они расстелили кошму на песке и смотрели на звезды, слушали пение соловья. Ночь была очень тихая, волны плескались легко и осторожно о берег. Они случайно услышали весь разговор и даже увидели, когда порыв ветра поднял полог юрты зеркала ведьмы и ее ночную красоту.

Они так и заснули под звездным небом на берегу, а Дух Озера, уходя от Азапы, увидел, как подходят эти молодые люди друг другу, и вздохнул, превращаясь в дух и уходя в волны своего озера.

Утром Бокен, затая грусть в голосе, сказал Шолпан:

- Я проснулся, когда Дух озера уходил домой и видел, как он смотрел на тебя. Если он не сможет стать человеком навсегда, может быть ты сможешь стать духом и уйти к нему в озеро?

- Ох, Бокен, Бокен, я глупая девчонка, но и ты не умнее. Я все вижу, третий день Дух Озера приходит к хозяйке, а ищет глазами меня. Я не люблю его. Даже если бы я полюбила его, я земная девушка, как я покину эту Землю, которую так люблю? Да и сердце мое тянется к тебе, это тебя я знаю, как себя. Подумай Бокен, может быть мы вместе, уйдем от ведьмы к людям и найдем свое счастье среди них. Ты ведь смотришь на меня уже давно не как на маленькую сестренку, которую нужно защитить, или мне показалось?

- Прости меня Шолпан, я, наверное, поглупел от любви, мне показалось, что ты влюблена в батыра, ведь в песне ты пела о нем…

Зарделось лицо девушки от признания, и стало еще красивее от ее смущения.

- Не о нем я пела, а о тебе мой батыр.

Вздохнул парень:

- Я очень тебя люблю, и согласен, что нам нужно уходить к людям.

Утром пошли Бокен и Шолпан к Азапе, попросили ее отпустить их к людям, разъярилась ведьма:

- Кто будет пасти мои стада, ухаживать за мной и прибирать в юрте? И не вздумайте убегать, все равно поймаю.

Весь день Шолпан и Бокен занимались как прежде делами хозяйки, а вечером решили потихоньку, после того как она заснет, убежать.

Они тихонько выбрались из юрты и побежали в сторону степи.

Но как только они выбрались из юрты, пес Ахан разбудил хозяйку, ведьма превратилась в волчицу и вмиг догнала влюбленных. Волчица с Аханом угнала влюбленных обратно, кусая за ноги до самой юрты, а там вернулась в человеческий образ, связала Шолпан и Бокена оставила их у юрты, а утром предупредила, что в следующий раз будет еще хуже.

Прошло несколько дней раны на ногах зажили, и влюбленные снова решили убежать. Но они боялись, что ведьма быстро их догонит. Тогда Бокен взял коня, на котором обычно пас скот. Посадил Шолпан впереди себя и конь стрелой полетел в степь.

А ведьма превратилась в ирбиса и в два счета догнала беглецов.

Она вернула их к юрте и избила так, что Шолпан два дня не могла встать на ноги, а Бокен, сам едва двигаясь, омывал раны и ушибы девушки.

Дух Озера, не слыша песен Шолпан, тихим туманом лег у порога юрты, и увидел, как ведьма издевается и смеется над юношей и девушкой.

Не скоро, но девушка поправилась. Ночью к Шолпан подошла козочка Торгын и вдруг заговорила человеческим голосом:

- Ты столько раз выхаживала меня Шолпан, хотя мне иногда хотелось умереть, чтобы ведьма больше не пила мою кровь. Я тоже была когда-то девочкой, и давно бы выросла, стала чьей-то женой. Мне давно пора прожить свою жизнь. Но ведьма своим колдовством оставила меня вечно молодой и пьет мою кровь, чтобы самой хотя бы изредка возвращать молодость и красоту. Я попробую помочь тебе. Завтра ведьма будет варить свое зелье, от которого вы спите долго. Попробуй подлить ей его в чай. Сможешь стать завтра утром, чтобы подать ей чай? Снадобье всегда стоит возле места, где я сплю. Когда ведьма уснет, достань зеркала из ящика и забрось их в озеро подальше, чтобы ведьма не смогла их достать.

- Спасибо тебе козочка, может лучше разбить эти зеркала?

- Нет, каждый осколок может натворить бед, а наше озеро очень доброе, да и Дух Озера добрый он обратит эти зеркала на пользу. Пока зеркала у ведьмы он не сможет с ней совладать.

Утром Шолпан наложила кизяков в кибичку, накипятила молока, приготовила чай и с поклоном все понесла хозяйке.

- Что, одумалась? Чего тебе здесь не хватает?

- Прости хозяйка, всего хватает, я вам чай принесла.

Не заметно Шолпан подлила зелья в чай. Заснула ведьма.

Достала Шолпан зеркала из сундука, а они тяжелые. Стала звать Бокена. Вынесли они зеркала, забрались на скалу, закинули их в воду. Но не проснулся Дух Озера.

Прибежал верный хозяйский пес будит ведьму, лает ей, что сундук опустел, что козочка все рассказала Шолпан.

Не быстро, но проснулась ведьма, увидела пропажу. Схватила волшебный кинжал, превратилась в вихрь, начала искать влюбленных. Те в роще у родника спрятались. Ахан их быстрее ведьмы нашел, да своим лаем разбудил Дух Озера.

Дух Озера, почуял, что не ладное творится, увидел, что ведьма вот-вот убьет влюбленных и козочку.

Превратил он их в молодые стройные тополя, волшебные зеркала сослужили ему службу. Поняла Азапа, что лишилась своей силы.

Развеял ослабевший вихрь над горами Дух Озера. Помог ему прилетевший ветер. Рассыпалась ведьма на мелкие песчинки.

Юрту разметало ветром.

Ветер так дул в тот день, что казалось он готов стереть с Земли даже воспоминания о ведьме.

Табуны Азапы разбрелись по степи.

Только пес долго бегал вдоль озера, ища хозяйку.

Вернуть человеческий облик Дух Озера не смог Бокену, Шолпан и Торгын. Он не умел колдовать. Зеркала выполнили его просьбу один раз и сделали гладь озера еще более блестящей и красивой.

По-прежнему в озере водятся полосатые окуни и озеро называют «Окуньки».

Дух Озера оберегает всех влюбленных, если они попадают на берег озера.

Иногда легкий ветерок поет какую-то песню, из тех, что пела Шолпан.

А вода в озере, с той поры людей лечит, и грязь там лечебная…

Долго шептали тополя свои рассказ всем, кто приходил на берег озера нехитрую повесть о пастушке Бокене, Шолпан и злой Азапе..



И до сей поры Дух Озера вздыхает тяжко, когда вспоминает девушку, из-за которой ему так хотелось навсегда стать человеком…
"Хроники самарочки"В Самарском театре драмы - день памяти Вячеслава Гвоздкова


Гвоздков Вячеслав Алексеевич родился 20 апреля 1947 года. в болгарском городе Сливен.

Окончил актерское отделение Саратовского театрального училища, а через 10 лет режиссерский факультет ЛГИТМиК (мастерская Г.А. Товстоногова).

В период с 1980 по 1995 гг. был художественным руководителем Молодежного театра в Ростове-на-Дону (1980-1984), Ташкентского русского академического театра драмы (1984-1990), Санкт-Петербургского театра "Балтийский дом" и директором международного театрального фестиваля "Балтийский дом" (1990-1995).

С 1995 г. художественный руководитель Самарского академического театра драмы им. Горького.
"Эхо старых следов"95 лет со дня смерти В.И.Ленина

21 января 1924 года умер Влаимир Ильич Ленин - человек, оставивший глубочайший след не только в российской, но и мировой истории. Революция в России в 1917 году, построение первого в мире государства с коммунистической идеологией, проповедующей равенство и братство всех людей, всех народов вызвало симпатию и любовь всех трудящихся в мире.
Председатель Совнаркома Ленин тяжело болел с весны 1922 года и с декабря практически уже не участвовал в руководстве страной. После нескольких месяцев страданий в нём проснулась воля к жизни. Лучшей сиделкой, помогавшей ему, была жена Надежда Константиновна Крупская. Он снова мыслил, читал, пытался писать. Врачи считали, что к лету 1924 года он почти выздоровеет. Но в конце третьей недели января наступило резкое ухудшение - не выдержали преждевременно изношенные кровеносные сосуды.
На снимках: траурная процессия в Москве 23 января 1924 года, первый (деревянный) мавзолей В.И.Ленина,
первый памятник В.И.Ленину.
Первый памятник вождю пролетариата открыли 22 января 1924 года рабочие Глуховской мануфактуры в Ногинске. Они ранее заказали скульптуру Ленина, но пришло известие о его смерти, и получился скромный, но самый первый в мире памятник В.И.Ленину.
Интересно, что почти такой же по облику памятник Ильичу стоит на территории санатория "Прокопьевский" в Зенковском парке города Прокопьевска Кемеровской области.
А вот как необычно выглядел этот памятник в январе 2013 года после обильных снегопадов.
БлогонёчекОмоформенное

…Сижу себе, никого не трогаю, стишата кропаю – юбилеи сразу у нескольких друзей-приятелей грядут. Как без стихов-то? Датская поэзия – это святое!
Тут кума заявляется в гости. Поболтать и вообще. А это тоже святое. Ну, кофейком не обошлось, конечно. А когда Танюха незаметно выпила всё, что было дома для каких-то целей оставлено или нечаянно забыто в пятом углу, она вдруг обратила внимание на Ришкиных кукол…
— Слушай, а чего она у тебя, вон та вон, кудрявая, сидит без трусов, как проститутка?
— Э-э-э… Ну, сидит и сидит. Где я тебе – в смысле, ей – трусы-то возьму?

Трусы, поди, износились! Куклы ведь ещё Маюське, Ришкиной теперь маме, покупались! И никакой смены нижнего белья к ним не прилагалось! Но сбить градус Танюхиного возмущения не так-то просто:
— Ты что, не можешь ей трусы сшить?

Приехали! Вот что значит перебрать с алкоголем. Не Татьяна ли вечно пришивала к Маюськиной школьной форме воротнички-манжеты? По причине моей полной неспособности к решению таких запредельных задач. И что, я с годами должна ни с того ни с сего внезапно перемениться?
— Сдурела, что ли? – ответствую я, конечно. – Как это, «сшить»? Самой?!
— Ну да. Я же шила своим куклам?
— Тоже мне, аргумент! Так поэтому из тебя ты и получилась, а не я, например.

Убедительно же? Но Танча, видать, пошла вразнос – давай про швейную машинку спрашивать! Откуда у меня машинка?! (Нет, «Зинка» – «Зингер» – была когда-то, но её, мою ручную, мою неприхотливую старушечку, отданную на передержку в мужнину школу, кто-то благополучно спёр, пока мы с квартиры на квартиру переезжали, а другую я не завела).
Тогда осатаневшая подружайка потребовала «простую иголку» и нитки. Простые. И – вы представьте только! – села рукодельничать. Не иначе, спьяну. Ну, а чем ещё объяснить? Добровольно! Шить!!!
И – сшила!!! Трусы и кофту!!! Ещё и изукрасила всё кружавчиками, пуговками-крохотулечками и разномастной тесьмой – у меня в закромах «полно полезных мелочей» оказалось. Ребята! Сшила вот прямо тут же! С места не сходя! Пока я носилась с кофе и рифмой к «юбилей» (сами понимаете, что ничего, кроме тематического «налей», не шло в голову). Форменное безобразие быть такой художественно одарённой! Я про Татьяну. Ведь, считай, на коленке, за пару часов, надизайнила что-то из почти ничего! Причём, не кое-как, а на зависть другой кукле, лысой, чья одёжка пока не требовала скорой портновской помощи. Я, хоть и знаю Танюху лет пятьсот, опять изумилась. А показательно скромничающая золотошвейка ещё и нагнетает:
— Ну? И что трудного?
— Что трудного?! Да я бы после третьего стежка застрелилась!
— А я бы, – примирительно говорит героиня коммунистического труда, – и до третьего стишка застрелилась!

…Хорошо же, что мы есть друг у друга?

…А видели бы вы Ришку, увидевшую свою причипурившуюся куклу!
— Женя! – сказала она. – Боже мой! Теперь тебе есть в чём пойти в школу, а то я прямо издумалась вся…
МИР ДУШИВ морозный день


Морозный день. Стоит январь. Среда.
Искрится снег в расцветках всевозможных,
И воробей, присев на провода,
Нахохлился, чирикнув осторожно.

По кромке запорошенной каймы
Струится змейкой ветерок неспешно,
А я иду по улицам зимы,
В которых детство бродит безутешно.

Ведь здесь я свой, и здесь моя земля,
Здесь каждый атом сердце осязало,
И молча поприветствует меня
Иссохший клён у старого вокзала.

Ну, а камыш, замёрзший на пруду,
Зашелестит напутствием в дорогу.
Я молча по Ульяновской пройду
И на Советской задержусь немного.

Вздоху печально, грусти не тая,
Взгляну на дом с нависшими снегами,
Где бабушка любимая моя
Румяными кормила пирогами.

А под сугробом ещё жив родник
В отметинах былого лихолетства,
И через поле прямо напрямик
Куда-то вскачь несётся моё детство.

В моём краю все люди на виду,
Здесь доброта, дарованная богом.
… Я по Нагорной улице пройду
И возле парка постою немного.
МИР ДУШИВыбор

Решений тьма – они перед тобой:
Подняться вверх или пойти ко дну.
Из всех дорог, предложенных судьбой,
Мы выбираем всё-таки одну.

Избрав свой путь когда-то навсегда,
Он через жизнь проляжет, как основа.
Нельзя потом остановить года,
Назад вернуться, чтобы выбрать снова.

Умейте ждать и честью дорожить,
Людскую слабость не судите строго.
Ведь чтобы жизнь достойную прожить,
Так важно выбрать верную дорогу!

Не поддавайтесь хитрости льстецов:
В их каждом слове кроется коварство,
Ведь стоит только потерять лицо,
И… нет уже былого постоянства.

Красавица, одетая в гипюр,
В душе быть может монстром, между прочим!
Нельзя судить достоинством купюр
Хороший человек или не очень.

Сюда нам можно, а сюда нельзя:
Здесь каждый волен выбирать ответы,
И каждому предложена стезя,
В которой есть закаты и рассветы.
"Хроники самарочки"В Самаре почтили память Аннеты Яковлевны Басс


В Самарском художественном музее вечером 19 января собрался культурный бомонд Самары и области. Люди пришли почтить память директора музея, оставившего ослепительный след в культурной истории губернии - Аннете Яковлевне Басс, которая на протяжении 47 лет возглавляла Самарский художественный музей.
лирика,прозаВремя меняет грим
(под впечатлением спектакля "Бумбараш", Самарский ТЮЗ)

На подмостках театра – время…
Гуляй, босота, уважь!
Радостью беременея,
Гляжу спектакль «Бумбараш».

Люди да дни – лихие,
Шашка, наган, картуз,
Коней, одержимых стихией,
Пришпорил Самарский ТЮЗ.

Горчащий привкус «какавы»…
Оружие – на изготовь!
В лучах переменчивой славы –
Белая-красная кровь.

Строили мы да построили
Новый прекрасный век…
Винтик в машине истории –
Маленький человек.

Знамёна – иной окраски,
А правда в миру – пилигрим;
Время сменило маски,
Время меняет грим.

Эх, судьба Бумбараша!
Будто бы всё – вчера…
Вращает история наша
Мельницы жернова.
КарагайПруд
Бесконечность ожидания,
Растворился новый день.
Не ищу я оправдания.
В чашечке мешаю лень.
Всё мешаю, да размешиваю,
Размышляю о былом.
Улыбаюсь: ну всё к лешему!
Пар над чашкой, над столом.
День до капли растворяется,
Ничего уже не жду.
Жизнь как будто замедляется,
Как течение в пруду.
Кто, когда запруду выстроил?
Ни свободы, ни реки.
Только искорками быстрыми
В глубине снуют мальки.
Слишком быстро, слишком ветренно
Пронеслось моё вчера.
Тёмной тяжестью облеплены,
Засыпают вечера.
Словно мир вокруг ускорился.
Новый год, февраль, апрель...
Но отстала я от поезда.
Пруд. И запертая дверь.
"Хроники самарочки"Наш земляк, Герой России Олег Кононенко, стал командиром Международной космической станции


Наш земляк, Герой России Олег Кононенко, стал командиром Международной космической станции. На орбите Земли второй раз в своей жизни он встретил Новый год и Рождество.

Предлагаю, Друзья, вашему вниманию статью самарского журналиста Юлии Рубцовой «Дневник космонавта Кононенко: станция в надежных руках».
http://galakroshnozero.ucoz.ru/лучами объята

комментарий в контакте-
Эти волосы,
вьются .как волны,
эти плечи,
подобные лани,
тишиною обвенчана,
на просторе
вся лучами согрета,
хрупкое созвучие,
в единенье мира,
это отражение-
красоты, что
сердце заслужило,
штормовые ветры
били,не щадили,
только красоты
девы не сломили,
солнечные гаммы,
светятся повсюду,
ветерок прибрежный,
ласковое слово,
дышит и любуется
мир её красою!
сиреневое настроение, бережная песнь о счастье..
Так задумчиво и сердечно сидит младая дива и цветок в её руках олицетворение той душевной трепетной волны переживаний ,которая знает цену счастья,прошла через боль и потери, но сердце не остыло и ценит прекрасное. Такая прекрасная грусть в разливающейся красоте цветка и природы. Всё к чему прикасается это сердце-прекрасно в мире,вот и цветок нежится в её руках!.
Галина Васильева, 2019.
стихи и сказкиСказка о коварной колдунье
продолжение сказки о недоброй волшебнице
стихи и сказкиСказка о недоброй волшебнице
"Хроники самарочки"С Крещением!


Сегодня православные христиане отмечают Крещение Господне, или Богоявление, один из самых светлых христианских праздников.

С праздником!

фото: СаГА
Зазеркалье душиСны о белогрудых зимах
Снега не будет –
Участь столиц сухих.
Бедные люди –
Как им писать стихи…
Череп Монмартра
Вымерз и облысел.
Я здесь до марта,
Стало быть, насовсем.

Серые будни –
Подиум для тоски.
Снега не будет…
Ты мне хоть фото скинь,
Как ты на лыжах
В след подмосковный влип –
Скрежет Парижа
Не возместит их скрип.

Эйфелев студень*
Выхолощен и нем.
Снега не будет…
Ты напиши хоть мне,
Как ты в Сочельник
Чистишь сугробный двор,
Лепишь печенье
С мамой на Рождество.

Лепишь с братишкой
В роще снеговика.
К хляби парижской
Больно мне привыкать.
Снега не будет…
Но остаются сны
О белогрудых
Зимах моей страны.

О снежно-статных
Башнях берёз у рек.
Я здесь до марта –
Я пропущу свой снег –
В моросной пасти.
Я здесь жива на треть.
Вот и всё счастье –
Глянуть и умереть.

_____________________________
*Декабрь в славянском календаре.
Памяти "Немца"...Одинокая соседка
Убивая чужую душу
не задумываешься о судьбе.
Знаешь, я ведь сейчас не струшу:
расскажу тебе о себе.

Я бросала мужчин не жалея,
не задумываясь о потом.
И к себе лишь любовь лелея,
доживаю свой век с котом...

Было всё: и любовь без края,
и обид непонятных ком...
Знаю, я не одна такая.
Понимание приходит с крестом...

Убивая чужую душу,
больно ранишь свою навсегда.
Я тебе расскажу, послушай...
Быстро вдаль убегают года...

И от молодости и красоты
остаются воспоминания...
Впереди лишь церквей кресты
и неизбежности ожидание...

Рядом нет никого. Лишь кот,
а могла быть семья большая...
Только каждый ведь был - не тот...
Эх, удача моя шальная...

Перебрав целый сонм мужчин,
я осталась одна. С котом.
Находила много причин:
то не весел, то толст, то гном...

Что осталось от суеты?
Одинокие вечера.
За собой сжигала мосты...
Что теперь? Всё было вчера...

Может даже и хорошо...
И никто моей смерти не ждёт...
Только знаешь, век-то прошёл...
Ощущенье? Моральный урод!
Тили-тилиГуща
- Гуща, Саня, - это, как не крути, то, что всегда на дне, - втолковывал Иван Кузьмич своему соседу по дачному участку Сашке Джапаридзе, сидя напротив него за столом под яблоней.

По причине тихого летнего вечера собеседники выглядели умиротворённо, а если и позволяли себе какие резкости, то только в целях самообороны от озверевших комарих, что жаждали крови и растворенной в ней коньячной амброзии. И хоть самые удачливые - не прихлопнутые из хищниц и улетали уже по непредсказуемо ломаной траектории, на столе ещё стояло полбутылки трёхзвёздочного, а потому беседа проходила в задушевной атмосфере.

- Да-да… на самом дне. Там, Саня, вся сытность и припрятана. Весь, так сказать, соблазн, и вся, прямо скажем, интрига. Потому как – концентрат, а поверху завсегда одна жижа… И это вовсе не кулинарная сентенция, а…
Услышав чарующее слово «сентенция», обязывающее любого культурного человека к продолжению диалога, Саня открыл глаза и, удерживая голову на подставленной ладони, подтвердил,

- Да, Вано… сентенция это… это, знаешь ли… Ну… Тут не поспоришь.
- Во… А я о чём? Это ж целая философия… М-да… Вот, к примеру, погляди на это замечательнейшее звёздное небо… Красота?
- Красота, - подтвердил, полностью очнувшийся от дрёмы, Саня.
- Во-о-о… А почему красота? Да потому что гуща! – тут Кузьмич начал тыкать пальцем то в Андромеду, то в Персея, а то и куда-то в зенит, видимо целясь попасть в Лиру, - Там, Саня, вся вкуснота,.. так сказать, скопление… Мясо!

Решив сделать небольшой перерыв в изложении мыслей, Иван Кузьмич разлил коньяк по рюмкам, и собутыльники, звякнув хрусталём, взбодрились. Саня, ощутив прилив новых сил, шлёпнул себя пару раз по щекам, лишив природу двух неугомонных насекомых, и с сомнением в голосе спросил,
- Так значит, по-твоему, Вано, там дно?
Иван Кузьмич на минуту задумался, потому как вопрос был совсем не простым, возможно что и основополагающим, а подумав, ответил,
- А чёрт его знает, Саня… Может, что и дно… В те перспективы и сам Юрий Алексеевич не заглядывал, хоть и носил фамилию Гагарин… В тех густых просторах и законы-следствия небось другие… Не то что у нас.
В ответ Саня покивал головой в знак согласия и подтвердил,
- Ну, да… Там-то понятно… А у нас, разве что эта самая гуща событий… Пропади она пропадом… Вот возьми хоть нашего председателя – Анну Ивановну… До чего уж сгущённый человек… Аж оторопь берёт…

Услышав о председателе, Иван Кузьмич невольно передёрнулся и чуть не перекрестился, после чего с укором посмотрел на собеседника, тем самым давая понять, что это вовсе не интеллигентно упоминать об Анне Ивановне к ночи… Не интеллигентно и… небезопасно…
И тут же, словно в подтверждение его опасений у калитки и обнаружился женский голос,
- Иван Кузьмич! Вы не спите? Нет ли у Вас моего. Ушёл на десять минут, а уж три часа как нету.
Саня, услышав голос жены, тут же втянул голову в плечи и прошептал,
- Лизавета! Вот сейчас мне она, Вано, и будет…
- Кто будет? – не понял Иван Кузьмич.
- Не кто, а что! Она – гуща!!! И уж поверь мне - с такой сентенцией, что за день не расхлебаешь.

Проводив горемычного соседа в темноту, и, прослушав монолог Лизаветы о том, что совесть надо иметь и о том, что вся она теперь комарами зажратая от усердных поисков, и что,.. Иван Кузьмич допил остатки коньяку и подумал о том, что в некоторых жизненных обстоятельствах и постная жижица хороша, потому как от чрезмерной гущи случаются и всякие нехорошие изжоги, и пучения… А вспомнив о Саньке, добавил уже вслух, - А то и какие, не приведи господь, смертоубийства…
"Их знали миллионы"115 лет со дня рождения Бориса Бабочкина


18 января 1904 года родился знаменитый советский актер и режиссер театра и кино Борис Бабочкин. Народный артист СССР появился на свет в Саратове в семье железнодорожника. По окончании Гражданской войны, в которой Борис Андреевич участвовал на стороне Красных, он поступил в драматическую студию при Саратовском драматическом театре, а затем — уже после переезда в Москву — обучался в студии Чехова и Государственной студии «Молодые мастера».
Лоцики от Ласло ЗурлаЗавтра мы станем Богом




- Пусть, - говорит она, - неважно.
Она знает, что я стесняюсь, потому что не мыт и пропах потом. Она всегда все понимает. Как никто больше.
Мы стоим, обнявшись, словно две лошадки на рисунке маленькой девочки, в котором жгучее желание мира тихо укоряет хаос. Она терпеливо ждет. Никто до нее так не ждал. У нее грустные глаза. Ее папа на войне. Мы все на войне. Даже те, что далеко от окопов.
Мы стоим молча. У нас свой язык. Если повезет, нас обязательно убережет небо. Над нами нет пяти этажей чужих чувств. Над нами северное сияние. От него становится тепло и обманчиво надежно. Пламя нежно бежит по ее коже. Энергия, способная ввергнуть меня в неделимое начало.
Дела твои, Господи, неисповедимы! Только ты в эту минуту с нами делишь наслаждение на бесконечные части света. Материя, голуби и высота, глубиною в пропасть…
Я чувствую комок в горле. Это мое ежедневное состояние. Я могу расплакаться от вида багрового заката. Мне некуда деть свою боль. Приходится с нею делиться. Но в мире и так ее много.
........................................
Ты от меня принимаешь все – и доброе и злое. Потому что держишь сердце в ладонях у Бога.
Как передать тебе, что ты для меня значишь? Я умею рисовать словами, но тут теряю всю свою силу…
Остается лишь благодарность.
Ты это я. Но только с крыльями херувима.
Я это ты. Без налета печали...
"Эхо старых следов"Павловой Лидии
"Эхо старых следов"Фролову Олегу
"Хроники самарочки"В Самаре в седьмой раз подвели итоги журналистского конкурса на призы губернатора и объявили лауреатов «Золотого пера губернии»


Сегодня в самарском отеле «Ренессанс» в седьмой раз подвели итоги журналистского конкурса на призы губернатора и объявили лауреатов «Золотого пера губернии».
ПоэзияРазбудил меня ветер...


Разбудил меня ветер, зануда прескверный такой.
Он в окошки стучал, приглашал прогуляться по крышам,
По колодцам дворов, чтоб нарушить полночный покой,
К шпилю башни взлететь, чтобы музыку неба услышать.

Быстрокрылый – забыл, что летать разучилась давно.
Мне б коня обуздать, не того, золотого Пегаса –
Прилетает под утро и пристально смотрит в окно,
Чтоб меня вознести на высокую гору Парнаса.


Адрес картины :www.colors.life Художник Вильям Хенритс