Самарские судьбы

Самара - Стара Загора
Блоги
лирика,прозаСладок смерти поцелуй
Сладок смерти поцелуй,
Коль на поле боя,
От штыка или от пуль,
Налетевших роем.

Помереть я не боюсь –
Все помрём когда-то,
Только б не забыла Русь
Своего солдата.

Нам война не по нутру,
Только если всё же –
За родную сторону
Головы положим!

На кресте, в чужих краях,
Пусть напишут даты:
Здесь лежит истлевший прах
Русского солдата.

За Отчизны тихий свет
Постоим, робята!
Ничего дороже нет
В мире для солдата.

Сладок смерти поцелуй,
Коль на поле брани,
Страх солдату – не к лицу,
Коль Москва – за нами.
"О разном"Футбол. Россия - Мексика. Быть или не быть?
Завтра, 24 июня, сборная России по футболу сыграет третью, решающую игру в группе Кубка Конфедераций. Для выхода в полуфинал нашей команде нужна только победа! Дождёмся ли мы, многострадальные российские болельщики, её?
Позволю себе несколько субъективных рассуждений.
1) Тренер. При всём моём уважении к Станиславу Черчесову, хочу отметить, что придумать что-то новенькое к игре, удивить соперника он не может! Это показали все проведённые под его началом игры.
2) Как хотел он обыграть Португалию, выпустив 8 (!?) игроков защитного плана – Васин, Джикия, Кудряшов, Комбаров, Шишкин, Головин, Глушаков, Жирков (тоже раньше постоянно играл левого защитника) ? Не понятно.
3) Как-то резанула весть о том, что после проигранного матча Черчесов попросил сфотографироваться с ним Роналдо. Это – нонсенс! Чтобы интересно сказали по этому поводу наши авторитетные тренеры – Бесков, Зонин, Старостин, Лобановский и другие. Наверное, только бы покачали головой.
4) А пресс-конференция? Журналисты виноваты, что наша сборная так бездарно играет. Говорит Черчесов «штампы», которые где-то услышал. Да, ещё сердится, что журналисты что-то не понимают!
5) Лидеры команды. Акинфеев. Да. Два раза выручил! Но и гол вместе с Кудряшовым «привёз». Сам признал! Если уж пошёл на перехват мяча – до конца иди! Акинфеев это-то должен знать!
6) Смолов. И раньше в матчах за «молодёжку» Фёдор из прекрасных ситуаций не забивал, а тут чемпионы Европы! Кокорин сильнее его однозначно!
7) Жирков. Его болезненное лицо говорит постоянно, что мы никогда не выиграем.
8) Самедов. Этакий пижончик! Но в команде «в законе»! Так бывает!
9) Психология команды. Слабая. Сжать зубы и вырвать не могут! Наверное, деньги избаловали! Как ещё объяснить безволие! Все смотрят друг на друга – кто возьмёт игру на себя? Один Джикия симпатичен. Боец. Грузины всегда здорово играли за сборную – Хурцилава, Дзодзуашвили и другие.
10) Отношение «сильных мира сего». Путин правильно на «Прямой линии» сказал: «Не победим никогда! Засилье легионеров и плохая работа детских ДЮСШ». Истинная правда. Только что мешает президенту хотя бы с легионерами разобраться, которых, в основном, на наши деньги содержат. Вопрос. Газпромовцы – бывшие комсомолята -везде лезут. Им кажется, что они и в футболе разбираются. Судя по «Зениту, не очень! РФС. Никита Симонян сидит. Ему 90 лет! Хватит уж, наверное, футбол-то развивать! Мутко. У него всегда король (футбол) одет! Хотя давно наш футбол – голый!
11) Интерактивный опрос наших болельщиков показал, что они не верят в победу над Мексикой.
12) Так как же сыграет наша сборная завтра? Быть или не быть? А МЫ выиграем завтра 2:1 Мы не можем не верить в ЧУДО! Надежда умирает, но вновь и вновь воскресает в наших сердцах !!!
Проза«Посылка». Режиссёр Дмитрий Марфин.


"Роман Полуэктов
(«Посылка». Режиссёр Дмитрий Марфин).


Многолюдно, празднично, торжественно в эти дни театрального фестиваля в "Дилижансе"!
Приятно встретить знаменитых артистов, журналистов, писателей среди гостей.

К сожалению, не все работы, предложенные на фестивале, смогу увидеть, но второй спектакль режиссёра Дмитрия Марфина "Посылка" по рассказу американского писателя Ричарда Матесона мне очень понравился, он как будто продолжение первого спектакля "Наш класс" по смыслу, конечно и жанр и радиус иные, но суть та же - человек и его выбор в поступках.

Спектакль начался легко и просто, быстро увлекая зрителя в происходящее на сцене.
Суть этой работы: "Что посеешь то и пожнёшь".

"Каждую ночь тебе не до сна,
Каждую ночь ты считаешь звёзды...
Нажми на кнопку!"

Примерно такими словами начинается спектакль.
Нажать кнопку просто от скуки...Какое чудовищное фантастическое будущее !

Режиссёр и артисты прекрасно передали смысл, усилив эффект тремя бедными, босоногими парами, которые пытаются разбогатеть, совершая убийство человека, не ожидая того, что их злодеяние нацелено на них же...

И снова радость того, что Театр исправно несёт своё предназначение - отражает современный мир, и более радость, что отражая его, театр заставляет задуматься над проблемами современности.
Замечательное решение режиссёра - расширить сцену до зрительского зала, где я почувствовал себя вовлечённым в спектакль.

Особое место в работе заняла живая музыка в исполнении группы «ЭМПАТИЯ» (композитор - Олег Щербаков) в полном единении работая с актёрами, музыканты с лёгкостью улавливали каждое движение артистов, отражая их в звчучании.

Режиссёру и артистам удалось создать, передать атмосферу научно - фантастического характера в спектакле.

Удачное световое оформление.

Сам режиссёр так виртуозно вел спектакль, объединяя работу актёров и сцену со зрителем в одно целое!

Я считаю, что режиссёр и артисты смогли передать то, что задумали: этот спектакль хоть и фантастика из будущего, но так верно отражает направление современного общества, переход его от ценностей настоящих, вечных в сторону суррогата - ненасытного, необдуманного, дикого потребительства, а суррогат не питает, оттого и потребление не насыщает.

Спектакль собрал полный зрительский зал.

Зал рукоплескал!



Июнь 2017»

© Copyright: Полуэктов Роман Александрович, 2017
Свидетельство о публикации №217062300974
"Их знали миллионы"Сегодня исполняется 105 лет со дня рождения Алана Матисона Тьюринга


Алан Тьюринг – выдающийся английский математик, логик, криптограф, оказавший существенное влияние на развитие информатики. Сегодня в память о выдающемся ученом одна из ежегодных наград Ассоциации вычислительной техники называется Премия Тьюринга, это самая престижная премия в информатике.
ВОСЬМОЙ ДЕСЯТОКДИНАСТИЯ
ДИНАСТИЯ

Среди ворья, жулья и просто – пьяни,
В дыму пивной, у стойки продавца,
Играл мальчишка на большом баяне,
Оставшемся, наверно, от отца.

Взъерошенный, похожий на скворца,
Он шпарил «Рио-Риту»… танго… вальсы…
И пара глаз огромных – в пол-лица –
Следила, как летят по кнопкам пальцы.

Малыш играл… и был неутомим…
И падали рублевые бумажки
В большую офицерскую фуражку,
Которая лежала рядом с ним.

А вечером, когда густые тени
От тусклой лампочки в дыму висят,
Буфетчику сказал он: «Дядя Сеня!..
Давай… налей еще сто пятьдесят»,

На стойку вытряхнул бумажек горку
(Не слишком-то солидный капитал),
Расправил аккуратно, очень гордо
Положенную сумму отсчитал…

И, взяв стакан, понес его мальчишка
В тот угол, где, в плащишке дождевом,
Сидел мужик, с приколотым подмышкой,
Пустым и плоским правым рукавом.

Прилично пьян, растрепан и всклокочен,
Сидел он, по-военному, прямой…
– Держи, отец!.. Рабочий день закончен…
Ну, вот и все… Пора… Пошли домой!..

©Владимир Безладнов, 2006 г. Саров.
"Их знали миллионы"Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения Боба Фосса


Боб Фосс - американский кинорежиссер, хореограф, сценарист.

Боб Фосс (Роберт Луис Фосс) родился 23 июня 1927 года в Чикаго (Иллинойс). С 13 лет Роберт выступал с собственными танцевальными номерами на эстраде. А во время Второй мировой войны гастролировал в музыкальном шоу по военным базам Тихого Океана.
ВОСЬМОЙ ДЕСЯТОКЛЁД
ЛЁД

Моему дяде Мише,
знакомому мне только по фотографиям,
и всем героическим защитникам Ленинграда,
погибшим, как и он, на Дороге жизни,
посвящается.



Земляки и сограждане!..
_____________________Питерцы!..
_______________________________Братья и сестры!..
Я не стану лукавить,
_________________ и фигу в кармане не спрячу –
Я спрошу напрямик…
___________________и вопрос будет жестким и острым,
Потому что
__________об этом
_________________спросить невозможно иначе.
Как же так, господа?..
___________________Вот, мы рвемся…
__________________________________мы мчимся куда-то…
Торопясь потреблять,
__________________наше общество заново строим…
Но скажите:
___________а помнит ли кто-нибудь скромную дату –
Сорок первый…
______________промозглый ноябрь…
_________________________________ночь на двадцать второе?
Я пытаюсь понять:
________________почему мы о ней позабыли?
Может,
______ время
____________ее из сознания общества стерло?..
Я пытаюсь представить себе,
_________________________как же все это было,
И сжимается
___________спазмом
__________________ мое пересохшее горло.
И уже –
_______не мой дядя…
___________________а я –
_______________________за баранкой машины!
Это мне
_______предстоит
________________прорываться на берег восточный!
Это я
_____притворяюсь
________________спокойным и неустрашимым!
Это в жизни
___________моей
_______________скоро будет поставлена точка!
Ржевка-Коккорево –
__________________незаметная автодорога…
Вот Вагановский спуск…
______________________и во рту – неприятная горечь:
Дальше – ладожский лед!..
_______________________Перекур…
________________________________и, сурово и строго,
По сто грамм фронтовых
______________________разольет капитан Бирюкович*…
И, понюхав сухарь
________________(ленинградская норма на сутки),
Аккуратно в карман его спрячет…
_____________________________и скажет устало:
«Значит, так, мужики:
____________________мне, не менее вашего, жутко…
Я пойду головным…
_________________остальные – след в след,
______________________________________с интервалом –
Метров десять-пятнадцать,
_______________________чтоб видеть друг друга –
____________________________________________не ближе.
Дверцы ваших кабин
__________________всю дорогу
__________________________ _должны быть открыты.
Угодил в полынью –
__________________не зевай,
__________________________если хочется выжить!
А погибшие…
_____________что ж!..
____________________полагаю, не будут забыты.
Перед нами прошли на санях,
__________________________но… машины – не сани.
Мы – разведка.
_____________За нами пойдет основная колонна.
И зависит от нас –
________________это вы понимаете сами –
Чтобы жил Ленинград…
_____________________и стоял…
_____________________________как скала…
_______________________________________непреклонно».
Мы вернемся к машинам,
______________________мечтая о крепком морозе…
Нам начальник колонны – майор Порчунов** даст отмашку…
И, на ощупь,
___________вдоль вешек,
______________________оставленных санным обозом,
Ощущая
_______спиной
_____________холод мокрых от пота рубашек,
Совершая
________все то,
______________что казалось вчера невозможным,
По хрустящему льду,
__________________что покрыт паутиною трещин,
Объезжая участки открытой воды,
_____________________________осторожно,
Сквозь порывистый,
__________________шквалистый
_____________________________ладожский ветер зловещий,
Мы пройдем тридцать верст,
_________________________и, к утру, доползем до Кобоны! –
Изможденные,
_____________бледные, как бестелесные духи…
Сон в холодной кабине,
____________________пока не нагонит колонна…
Миска теплой похлебки
_____________________(другого нельзя, с голодухи)…
И – в Заборье.
____________На станцию.
_______________________Там уже ждут эшелоны.
Под бомбежкой – погрузка:
_______________________по два-три мешка на двухтонку…
Жаль,
_____до слез,
____________оставлять
____________________беззащитные хлеба вагоны,
Но иначе нельзя:
______________лед на Ладоге слишком уж тонкий.
И, уже загрузившись,
__________________пройдя под защитою леса,
Понимая прекрасно,
_________________что нас засекли самолеты,
Снова выйдем на лед,
__________________от осенней поземки белесый,
И вернемся домой,
________________сквозь разрывы и треск пулеметов.
Это мы –
________в Ленинград –
____________________тридцать тонн дефицитного хлеба
Привезем к концу дня!..
_____________________Доползем…
_______________________________на простреленных шинах!
Это – наша война!
________________И, хоть, я там,
____________________________конечно же,
______________________________________не был, –
Это я
_____не дойду…
______________и погибну,
_______________________спасая машину!
Вам –
_____поклон до земли,
___________________уважаемый отче Геннадий*** –
Настоятель собора
________________в далеком,
_________________________забытом
________________________________Заборье!
Я нашел объявление Ваше
_______________________в родном Ленинграде,
Среди пестрой рекламы жратвы,
____________________________что висит на заборе.
Я приеду в Заборье!..
__________________Приеду в любую погоду!..
Чтоб со всеми, кто помнит,
_______________________скорбя,
_____________________________отстоять панихиду
И, Дорогою жизни,
________________ликуя,
_____________________пройти с крестным ходом,
По веленью души!..
_________________а не просто формально…
______________________________________для виду.
Глубоко убежден:
________________это Ваша инициатива
Растревожила власть,
__________________как порыв леденящего ветра,
И поэтому, видно,
_______________дана «на места» директива:
«Посетить
_________монумент,
__________________что на сороковом километре!».
Привезут к нему
______________горстку людей,
___________________________переживших блокаду…
Приведут туда –
______________строем –
_____________________курсантов военных училищ…
Будет много цветов...
__________________Кто-то выступит с кратким докладом,
Прочитав,
_________по бумажке
___________________слова,
________________________что сказать поручили…
Будут школьники
_______________слушать стандартные речи,
______________________________________тоскуя…
Будут,
_____скорбною группой,
_____________________сняв шапки,
_______________________________стоять депутаты…
А потом –
_________ИТАР-ТАСС информацию опубликует:
Дескать,
_______«…город отметил
______________________торжественно
__________________________________славную дату!..
И народные массы,
________________почувствовав важность момента,
Не стирали
_________с обветренных щек
_________________________благодарные слезы...».

Я приеду туда.
_____________И цветы положу к монументу…
Только позже…
______________один…
____________________чтоб без помпы и официоза!

Ноябрь 2007 г. Санкт-Петербург.
_____________________________________________________________________________________
* Капитан Бирюкович командовал отрядом из десяти машин, которые 22 ноября 1941 года первыми спустились на ладожский лед и прошли по нему до Кобоны.
** Майор Порчунов – командир первой автоколонны, состоящей из шестидесяти двухтонных машин ГАЗ-АА, открывших в этот день движение по Дороге жизни.
*** Протоиерей Геннадий Беловолов – настоятель Леушинского подворья Санкт-Петербургской епархии, вместе с приходом храма во имя иконы Божией Матери Невской "Скоропослушницы", находящегося в поселке Заборье, выступил в 2007 году с инициативой – отмечать ежегодно День открытия Дороги жизни, совпавший, по божьему промыслу, с днем освящения этого храма.

©Владимир Безладнов, 2008 г. Саров.
Ромашковый букетТы любовь моя земная
Февральский день кружила вьюга,
Столкнула вместе нас судьба,
Нам зима весной казалась,
И жизнь любовью расцвела.

Твои глаза как небо в сини,
Они меня не отпустили,
Когда взглянули на меня,
Зажглась огнём душа моя.

В жизни было моей всё,
И в жизни было твоей всё,
То измена горькая до слёз,
То большой букет из алых роз.

Вновь к нам молодость пришла,
И в каждом дне была весна,
Все горести остались позади,
Мы как прежде вместе были.

И благодарен я судьбе,
Что жить дано с тобою мне
Что судьба нас повенчала,
Ты любовь моя земная.

Февральский день кружила вьюга,
Столкнула вместе нас судьба,
Нам зима весной казалась,
И жизнь любовью расцвела.
О чём угодноМожем ли мы оправдать Дантеса?
Ответ на дружескую критику Геннадия Зенкова, прозвучавшую в блогах по поводу моих замечаний к стихотворению Владимира Безладного “Дантес” http://samsud.ru/blogs/koe-chto/dantes.html

Уважаемый Геннадий! Простите великодушно, что чем-то обидел вас, комментируя стихотворение В.Безладного «Дантес»!
С чего мне хочется начать. Мне представляется, что на нашем сайте мы все - друзья. И ничем друг друга не оскорбляем, а просто делимся мнениями. Форма общения, как правило, разговорная, а не казённо-бюрократическая. Кстати, вы заметили, что сам Владимир на меня не в обиде за это. Но перейдём к сути вопроса. Меня учили в школе что:
“Его убийца хладнокровно
Навел удар... спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.”

Не знаю как вы, но я до сих пор “Смерть поэта” помню наизусть.
И ещё нас в школе учили, что “безгрешных не знает природа” , но заслуги Великого русского поэта столь велики, что в них тонут все его слабости. А вот Дантес все свои достоинства этим выстрелом перечеркнул! Вначале мне показалось, что выбрав такую форму повествования, Владимир Безладнов иронизирует и не собирался становиться адвокатом Дантеса. Но вот он в ответе своём намекает словами учёного мужа, что Пушкин, мол….… Поверьте мне, Батенька, что я знаю про Пушкина много всего разного. Вот у вас есть стихотворение про Пушкина, и помните, как мы с вами спорили о нём, каким он был на самом деле. И я на следующий день написал такое стихотворение:

Когда под вечер припадаю к кружке,
На гвоздь, повесив старый свой пиджак,
Приятно мне, что сам великий Пушкин –
На выпивку был тоже не дурак!

Знать потому, любезен он народу,
Что чувства эти лирой пробуждал,
Что взял и выдал нам на кружки моду,
Когда однажды с няней выпивал!

Я с детства вырос на примере этом,
Я уяснил с пытливых школьных лет:
"У нас в стране нельзя не пить поэтам:
Поэт в России – больше чем поэт!"

И я, проснувшись на чужой подушке,
Себя за боль похмельную браня,
Вдруг сознаю, что сам великий Пушкин,
Был неспроста похожим на меня!

Ведь, как и у великого поэта,
Во мне к питью – великий интерес.
И очень может статься, что за это,
И на меня отыщется Дантес!

И тот Дантес и мне конец положит:
Судьба при жизни к гениям слепа...
Но если так, то и ко мне, быть может,
Не зарастёт народная тропа!..

Я говорил вам, что Пушкин был из человеческой плоти, и ничто человеческое ему не было чуждо. А Дантес для меня убийца! И хоть был высоким, остроумным, красивым, бисексуальным, но он всё-таки был убийцей Великого поэта. Вот и ответ на то, откуда взялся мой скепсис. Я допускаю различные рассуждения о Дантесе и Пушкине, но оправдательное стихотворение посвящать Дантесу не стал бы. И стараюсь не применять иностранных выражений в строках. И еще, это очень длинное стихо, очень длинное! Но это моё мнение.
Насчёт грамматики. Елы-палы! Мы же не трактаты пишем здесь, мы просто общаемся. Ну, сорвался палец, перескочил с одной на другую кнопку, беда-то!

Я вам уже приводил как-то слова:
” Как уст румяных без улыбки,
Без грамматической ошибки
Я русской речи не люблю.”
Это же ведь тоже Пушкин нам завещал.
Ну, вот и всё.
“Еще одно, последнее сказанье —
И летопись окончена моя,”

Желаю творческих успехов!
Мне кажется, что было бы интересно поднять дискуссию “Можем ли мы оправдать Дантеса?”
Дорогие сайтовцы! Рискнём, подискутируем?
Моя ВселеннаяЮбилей моей любви
Сегодня жду гостей
И радостных вестей,
Моей Любви - пять лет!
Блестящий юбилей!

Придут: Надежда, Вера,
Тоска, Разлука-стерва,
Боль, Радость и Печаль…
Тебя не будет, жаль…

А может быть, придешь?
Минутку хоть найдешь?
Скажи, доставит в срок
Конь славный, Горбунок…

Моя Любовь и ты,
Коллизии просты…
Но как вас разделить?
Рассечь? Водой разлить?

И как при первой встрече,
Был пряный майский вечер,
Сверчки призывно пели
В чудесные свирели…

Открылось пати в шесть,
Виновнице - вся честь,
Цветы, подарки, тосты,
Нет главной только гостьи…

И пили все вино,
Чуть с горечью оно,
Из роз, из лепестков,
Гран-При - твоих цветов…

Взяла Надежда слово:
«Приснилась мне подкова,
И ржавый гвоздь большой -
Все будет хорошо!»

И вторила ей Вера:
«Богиня с нами, Гера,
Мне почему-то мнится,
Лишь лучшее случится!»

Тоска слегка уныло:
«Жизнь без любви постыла,
Дождлива и грустна,
Кому она нужна?»

Разлука не смолчала:
«Любовь всему начало,
Я буду встрече рада,
Не стану вам преградой!»

Сказала строго Боль:
«Терпеть, мой друг, изволь!
Меня ты только слушай,
Страданья красят душу,

Пусть больно так любить,
Ты не стремись забыть,
А бойся потерять,
Вдруг хлынут реки вспять…»

С улыбкой встала Радость:
«Любовь – тебе награда,
И пусть живет сто лет,
Ведь ярче чувства нет!»

Вслед молвила Печаль:
«Друзья, мне очень жаль,
Но в мире все конечно,
Любовь, увы, не вечна…»

Хип-хоп, шансон и танцы,
Смех, слезы и романсы…
Ну все как у людей -
Удался юбилей!

«Спасибо вам друзья,
Не бросили меня!»
Вино иссякло, речи,
Пир сник, погасли свечи…

За полночь разошлись,
В любви все поклялись,
Бог даст, лет через пять
Мы встретимся опять!

Ты так и не пришла,
Минутки не нашла…
Пусть дни идут, года,
Я жду тебя… Всегда!
Памяти "Немца"...***
Я, вспоминая о тебе,
сглотну комок...
Я знаю,ты так же как я,
был одинок.
Я знаю,так же как и я,
любви искал...
Меня нашел и удержал,
а сам пропал...
Нет,не другая увела,
тебя,мой милый.
Смерть от порога забрала,
меня души лишила...
Живу,дышу одним тобой
и вспоминаю...
Не нужен мне никто другой.
Я твёрдо знаю...
Твою я жизнь не сберегла,
в своей ошиблась...
И как мне жить теперь одной?
Скажи на милость...
"Хроники самарочки"На двадцатой минуте войны




Могила Героя Советского Союза Иосифа Гейбо – одно из наиболее почитаемых мест на самарском городском кладбище.

Каждый год 22 июня самарские школьники приносят сюда живые цветы. Боевой генерал, в последние годы жизни — бессменный руководитель военно-спортивной игры «Зарница», начинал войну летчиком истребителем. Он был одним из тех, кто ранним утром 22 июня 1941 года вступил в бой с фашистскими стервятниками и первым сбил их самолет, за что награжден орденом Красного Знамени.

В книге Маршала Советского Союза И. X. Баграмяна «Так начиналась война» есть строки: «Капитан И. И. Гейбо с несколькими самолетами атаковал 18 фашистских бомбардировщиков и обратил их в бегство. Несколько позднее он, прикрывая наш поврежденный в бою самолет, на своем И-16 пошел в атаку против двух «мессершмиттов» и тем спас товарища».
Моя ВселеннаяИмя твое согреет
Потухнут звезды,
Сгорят все свечи,
Замерзнут грезы,
И смолкнут речи…

Во мраке утонет мир,
Печалью зайдется ночь,
Чума свой закатит пир,
Гоня все надежды прочь…

Но имя твое согреет,
Отбелит черную грусть,
И сон золотой навеет,
Он о тебе будет пусть…
"Их знали миллионы"Сегодня исполняется 490 лет со дня смерти Никколо Макиавелли


Никколо Макиавелли, итальянский политический мыслитель, писатель, историк, военный теоретик родился 3 мая 1469 во Флоренции в обедневшей знатной семье.
ВОСЬМОЙ ДЕСЯТОКЭЙ!.. (Смоленский подвал)
ЭЙ!..
(Смоленский подвал)


– Эй, Василий!.. Эй!.. Спишь?..
Капает вода… слышь?..
Капает вода!..
– Ась?..
– Баночку подставь, Вась!
Может, наберется… попьём…
Мне не доползти до неё:
Хоть лежи и пой Гимн –
Перебиты обе ноги…

– Эй, Василий!.. Эй!..
– Что?..
– Помнит ли о нас кто?..
Да лежи ты!.. не шевелись!..
Наши на Восток отошли…
Возвращаться им – не расчет…
Может, соберутся еще…
Дай им Бог, остаться в живых…
Это мы – три дня, как мертвы…

– Эй, Василий!.. Слышь?..
– Ну?..
– Кто, вообще, придумал войну?..
Неужели миром нельзя,
Даже если хочется взять?..
Даже если слаб мой шабёр,
Разве б на него я попёр?
Разве взял бы я… – да ни в жисть! –
То, что мне не принадлежит?..

– Эй, Василий!.. Спишь?..
– Нет.
– Подползай поближе ко мне!..
Руку… дай!.. да, может, споем?..
Помирать сподручней вдвоем…
Эй, вы!.. суки!.. там, наверху!..
Знайте: мы на вас… клали х…!
И плевать!.. на то, что бежим!..
Что, в крови, в подвалах лежим!..
Потому что мы… вашу мать!..
Скоро сами вас будем гнать!..
Потому что русский мужик
Крепче самых прочных пружин:
Сколько ты его ни дави,
Сколько ни умывай в крови,
Разожмется – ждите беду!..

Слышь, Василий?!.. вроде, идут!..
Ну, давайте!.. Встретим… лицом…

Эй! Василий!..
Дергай кольцо!..

©Владимир Безладнов, 2005 г. Саров.
ВОСЬМОЙ ДЕСЯТОКШАГИ
ШАГИ

Памяти Николая -
моего старшего двоюродного брата,
погибшего в июле 1941 года
в боях на Лужском рубеже
в составе 3-й Фрунзенской дивизии народного ополчения.


Двадцать восемь минут до атаки.
Ждать осталось совсем недолго.
Первый бой... "Боевое крещение"...
(Извините за это клише!)...
Политрук – по-советски... бестактно -
Нам талдычит о чести и долге,
А потом, как заправский священник,
Говорит о бессмертной душе...

Не желаю ни верить, ни спорить!
Мне неведомо, есть ли душа.
Говорю это честно, без фальши,
И хотел бы быть правильно понят:
Человек не способен запомнить
Самый первый свой в жизни шаг,
Свой последний – тем паче: ведь дальше
Просто некому будет помнить.

В безмятежном младенчестве, каждый
Материнское пил молоко,
Рос по вечным природы законам
(Кто – с лампадою, кто – без лампады)...
И шажочек свой первый – однажды –
Каждый сделал, с улыбкой... легко,
Потому что еще не знаком был
С неприятным понятием – "падать".

Ах, как быстро они промелькнули –
Нашей краткой судьбы рубежи!
Первый шаг в первый класс – и ты школьник!..
Первый шаг в подростковую драку...
Первый шаг в бесшабашно-шальную
Долгожданную "взрослую" жизнь...
Первый шаг на войну. Добровольно!..
Первый шаг в штыковую атаку.

Через двадцать четыре минуты
Мы поднимемся, с яростным криком,
С оглушительным массовым воплем,
На каком-то слепом кураже,
И пойдем – в полный рост! – пусть кому-то
Наш порыв и покажется диким –
Мы не станем "жевать наши сопли",
Хоть и знаем о том, что уже

Ждет нас встречный плевок пулемета,
С аккуратным и точным прицелом,
И для каждого – вместо награды –
Персональная доза свинца.
Глаз стрелка, без сомненья, наметан.
Вряд ли, кто-то останется целым,
Так что, все мы понятие "падать"
Осознаем вполне... до конца.

Мы свернемся калачиком... ляжем
В позу дремлющего эмбриона,
К голове подтянем колени
И затихнем, ногами суча...
И не только для нас, но и даже
Для потомков, еще не рожденных,
Для сменяющих нас поколений
Будет кончено все в этот час.

Мы уйдем... с ощущеньем восторга,
Непонятного даже самим...
Сделав – лежа – последний свой шаг,
Мы вдохнем глубоко... и, конечно,
Мы вернемся в среду, из которой
Для чего-то пришли в этот мир.
Мы вернемся... уже не дыша...
В бесконечность... в природу... и в вечность.

©Владимир Безладнов, 2010 г. Саров.

Проза жизни"Вставай, страна огромная..."
Начало июня, вьетнамский Нячанг, один из прекрасных пляжей Доклета. С утра поверхность нагретого щедрым солнцем Южно-Китайского моря почти неподвижна, и на нем головы купающихся торчат как рыболовное поплавки в отсутствие клева. Но ближе к обеду и в послеобеденное время налетает ветер и начинает вздымать нехилые волны.

Я больше всего любил купаться именно в эту пору: тут и покачаться на волнах можно, и побороться со стихией, когда волны захлестывают тебя с головой и приходится отплевываться горько-соленой водой. В один из таких моментов мне показалось, что рядом кто-то поет.

Глухо рокотало море, с шумом ударялись о недалекий берег волны, с китайского сектора пляжа доносился непрекращающийся крик, хохот и визг сотен купающихся туристов из Поднебесной. Но и через этот шум и гам до моих ушей долетали прерывистые слова до боли известной песни:
Встааавай, страна огромная,
Встааавай на смертный бой!
С фашиииистской силой темною,
С прокляяятою ордою!

Голос был детский, нетвердый, но торжественные слова песни он вытягивал четко, без запинок, укладываясь в мотив. А вот и солист! Рядом купалась семья в составе молодой мамы и двух ее детей. А песню пела, качаясь на волнах на резиновом круге и время от времени отфыркиваясь от попадающей в рот воды, русоволосая девочка лет семи-восьми

Уж не знаю, что сподвигло ее на пение этой песни средь волн Южно-Китайского моря – скорее всего, вот эта атмосфера борьбы с волнами, раз за разом набегающими на накачанный воздухом круг, на котором возлежала девочка, и легко подбрасывающими его вместе с ней на своих пенистых гребнях кверху, - но исполняла она ее тщательно и очень серьезно.

Меня удивило не то, что она поет на воде – я, признаться, и сам всегда мурлычу себе что-нибудь под нос, когда покачиваюсь на теплых волнах под ослепительным солнцем, - а что именно она поет! Может быть, девочка у себя на нашей общей родине, в далекой сейчас от нас России, ходит в какой-нибудь песенный хор, и они там выучили и эту песню, для каждого россиянина имеющую огромное значение и огромный смысл, и потому она ее знает наизусть и любит?

А может, она только нынешней весной услышала по телевизору «Вставай, страна огромная!» в совершенно очаровательном исполнении совсем маленького мальчика из Казани и потому запала на эту песню? Как бы то ни было, я стал в тот июньский день одним из немногих слушателей «Священной войны» в сольном исполнении неизвестной мне российской девочки в Южно-Китайском море, и даже похлопал ей, чем привел в страшное смущение.

И так как у меня там под рукой не было камеры и я не могу воспроизвести для вас этот уникальный номер, то предлагаю вам послушать в этот, священный и памятный для всех нас день начала Великой Отечественной войны, эту песню в исполнении того мальчика, о котором сказал выше.



Памяти "Немца"...Ждала...
Ждала любви?Зачем?Ведь было ясно-
он не умел любить...
И той любви,растраченной напрасно,
порвалась нить...

Ждала участия?
Да полно! Он умеет себя хранить.
И для него-его мужского счастья,
порвалась нить...

Ждала тоски?
Тоска, всенепременно,тебя найдёт.
А для него,его мужского счастья-
другая подойдёт!..
"Хроники самарочки"Чтобы помнили: 22 июня



Тех, кого не вернуть, мы сегодня почтим...


В 2017-м в этот день исполняется 76 лет, как немецко-фашистские захватчики напали на Советский Союз. И сколько бы ни прошло времени, как бы ни менялась наша страна, слава советских воинов, отстоявших мир, не померкнет.
Тили-тилиНачала
Иван Кузьмич смотрел на моросящий за окном дождь и думал о человеческих началах. В такие вечера, когда пространство наполнялось шариками рваной воды, у Кузьмича обострялось чувство ясного видения. То ли от того, что впадал он в состояние душевной невесомости, при котором всё становилось равнозначным, а значит и равноценным, то ли от ощущения неминуемой кончины любого, пусть и великого, замысла. Но, как бы там ни было, а в такие минуты Иван Кузьмич будто бы сторонился самого себя, отходял от прихлёбывающего бергамотовый чаёк организма на десяток шагов, и наблюдал за собой, как за несущественным, но всё же источником возмущения континуума. Сам континуум ничего против этого вроде бы и не имел, но, тем не менее, уплотнялся вокруг эдакой занозы, слегка искривлялся и даже посылал еле уловимые сигналы. Сегодня сигналы распознавались Кузьмичом вполне ясно и касались вышеупомянутых начал – чувственных, а потому и определяющих состояние духа той или иной «занозы» мироздания.

Поглядев же на себя самого во плоти, Иван Кузьмич отстранённый сосредоточился на приёме эфирной депеши, стараясь не отвлекаться на причмокивание и прихлёбывание бородатого гоминида, сидящего за столом. И было это совсем не просто, потому как разумное туловище вкусно поедало клубничное варенье, запивая его глоточками ароматного байхового. При этом оно ещё умудрялось вздыхать, охать и, время от времени, бубнить под нос нечленораздельное.

Вот когда на это нечленораздельное взял, да и наложился континуумный сигнал, Кузьмич отстранённый замер, пригляделся и увидал те самые начала. То, что начал этих было два, Ивана Кузьмича вовсе не удивило, так как при седой бороде любой ротозей вряд ли усомнится в наличие толкающихся противоположностей. Заинтересовало же Кузьмича то – где эти противоположности нарождаются, и возможно ли меж ними какое примирение. А проведя дотошный анализ, он и определил, что одни начала – мрачные и нетерпеливые, так или иначе, заводятся в животе. Нет-нет… не в том животе, где происходит бурчание от вкушённого гороха и селёдки, а в том, от которого все эти определения – живой, животное и даже живчик. Начала эти имели свой вкус и конкретное отношение к другим животам. Примеров этому было множество: и горе - горькое, и месть – сладкая, и злоба лютая, и даже скука смертная…
Другие начала были началами внешними – без вкуса-запаха, и в большинстве своём яркими, а то и радужными. Тут тебе и радость безудержная, и счастье безбрежное и та же любовь, частенько сама говорящая о своём неземном происхождении.

Проведя подробную классификацию начал, Иван Кузьмич и попытался хоть каким-нибудь образом слепить их в одно нейтральное целое. Однако начала слипаться не желали и настырно расползались в разные стороны. Поняв, что попытки его никаким успехом не увенчаются, Кузьмич отключился от бубнения континуума, вновь обрёл целостность и, подперев ладонью щеку, стал смотреть на падающие за окном капли. А через минутку он хмыкнул, легко улыбнулся и вкусно скушал красную ягодку, найдя тонкую примирительную ниточку между своими противоположностями.
Всё плачущее мироздание пронизывала великая неспешная печаль. И была она живой, тихой и светлой…
"Их знали миллионы"Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения Изольды Извицкой


Изольда Извицкая родилась 21 июня 1932 года в небольшом городке химиков Дзержинске, под Нижним Новгородом. Ее отец был химиком, мать - педагогом. Изольда росла живой, отзывчивой и непосредственной девочкой. Занималась в драматическом кружке Дворца пионеров, где заведующей работала её мама.
Памяти "Немца"...Вот только...
Я написала бы сто тыщ твоих портретов,
вот только...не умею рисовать...
Я посвятила бы тебе сто тыщ сонетов,
вот только...не умею рифмовать...
Я нарожала бы тебе детишек,
вот только...поздно встретились с тобой...
Я отдала бы все свои излишки,
Вот только...больше нет тебя со мной...
Я б за тебя всю жизнь прожить хотела,
вот только...больно уж твоя дорога нелегка...
Я б за тобой на небо улетела,
вот только...не пришли ещё мои срока..........
"Их знали миллионы"И мы идем с тобой в кино: все об актерской карьере Виктора Цоя


Рок-музыка и кино неизменно находились в одной плоскости. Но если на Западе рок-н-ролл никогда не попадал под запрет, то в СССР дело обстояло иначе. На экран советские рокеры попали, лишь когда идеологические барьеры затрещали под натиском перестройки. Сердца требовали перемен, а глаза героя. Им с легкой руки Рашида Нугманова и Сергея Соловьева стал лидер группы "Кино" Виктор Цой – таинственный нездешний бунтовщик и романтик. Сегодня, в день 55-тилетия со дня рождения Виктора Цоя, предлагаем вспомнить основные киноэтапы лидера группы с самым "киношным" названием.
Моя ВселеннаяТы ушла по-английски
Ушла ты, молча, по-английски,
Исчезнув, канув, дымом растворясь…
Дрянного выпить, что ли виски,
С хандрой и безутешностью борясь?

Одно сказала хоть бы слово,
Да разве б я не смог тебя понять?
Остался лишь твой вкус медовый,
Дни с горечью и ночи без огня…

Возненавидеть бриттов в пору
За способ расставанья не людской,
Зачем иду все время в гору?
Но обойти – как голову в песок…

И вот опять во сне летаю,
С тобой купаюсь в море васильков,
Тебя я встречу, точно знаю,
Пускай не в этом - в лучшем из миров…
"Их знали миллионы"Сегодня исполняется 220 лет со дня рождения Вильгельма Кюхельбекера


Вильгельм Кюхельбекер родился 10 июня 1797 года в Петербурге.

Его отец Карл Кюхельбекер был родом из саксонского города Баутцена и считался широко образованным человеком: у него были глубокие познания в юриспруденции, экономике и агрономии. Он слушал лекции в Лейпцигском университете в то же время, что Гёте и Радищев. По протекции влиятельных родственников он приобрел должность секретаря великого князя Павла Петровича, а затем стал директором Павловска. Мать Вильгельма, Юстина фон Ломан, была нянькой младшего сына императора Михаила Павловича.
Мои стихи, песни и прозаВсей семьёй дарящие радость


Жизнь станицы проходит на виду и на слуху у наших «водонапорных» аистов. Сверху им видно и слышно всё: и кто куда идёт-едет, и кто что делает во дворах, садах и огородах, и как праздники люди отмечают, и как родных хоронят… А совсем рядом – в трёхстах человеческих шагах от башни, или в десяток взмахов аистиных крыльев по воздуху - сияет ослепительным солнечным куполом церковь, и с колокольни её в назначенные часы гудёт медовый тягучий звон. Аистам он по душе, а деткам их малым колокольная песнь - и побудка, и колыбельная, в зависимости от времени дня.
Видят аисты и меня, через день-два проезжающего на своём велобайке в центр поселения за магазинными продуктами. Но именно по причине воспитания своей детворы, кормления и ухода за ней, аистам, откровенно говоря, не до станичных дел и не до меня, постоянно останавливающегося у башни, приветствующего их и рассматривающего гнездо. А детки у них замечательные, и растут буквально на глазах!
Конечно, основательно рассмотреть потомство аистов мне сложно. И, пока птенцы были маленькими, я видел лишь их чудесные светлые головки и клювы, выглядывающие из гнезда. А когда аистята подросли и встали на ноги, стал умиляться их очаровательной статью - вточь, как у родителей, только меньше наполовину и ярче белоперьем. И думал, что деток у аистов традиционно двое…
А сегодня просто захлебнулся от восторга, ведь аистиная семья показалась в гнезде в полном составе, что говориться, во весь рост и во всей красе. И не квартетом, а квинтетом! То есть, деток оказалось трое! Именно тройню, а не двойню в этом сезоне подарили поднебесью аисты!
Семья расположилась на обозрение так: взрослые, родители – крупнее фигурами и серее пером - по краям гнезда, а между ними – в центре – три подростка-птенца! Прямо как на подиуме или фотосессии. Да вот фотоаппарата у меня под рукой, чтоб снять их великолепие, опять не оказалось. И оставалось лишь любоваться, улыбаясь губами и глазами этим восхитительным любимым птицам - птицам, которые всегда дарят радость!

21.06.2017
ВОСЬМОЙ ДЕСЯТОКSINGULTUS
SINGULTUS*
(Монолог Земли)

(Из цикла «МОНОЛОГИ»)

Диагноз прост… и страшен. Дело скверное.
И гибель – перспектива не далекая.
Еще дышу… но черными кавернами
Давно уже покрыты мои легкие.

Еще система кровообращения,
Круговорот поддерживая правильно,
Перегоняет кровь мою… в мучениях…
Но эта кровь давно уже отравлена.

Уже и сердце бьется, с перепадами:
Порой, совсем не ощущаю пульса я,
Давление до минимума падает,
И тело содрогается в конвульсиях…

Сопротивляюсь!.. но победу празднуют
(мои секунды ощущая вечностью)
Лишенные космического разума
Микробы-однодневки – «человечество».

Плодятся, размножаются, мутируют
В бездумной, непрерывной, жадной оргии…
Высасывают всё, паразитируя…
Все глубже проникая в мои органы…

Откуда появились?.. – уж не с неба ли?..
Что это?.. – плод космической поллюции?..
Ведь их когда-то и в помине не было!..
Неужто, в самом деле, – эволюция,

И я сама, – история не новая,
Хотя, для всех должна быть поучительной, –
Создав благоприятные условия,
Произвела на свет своих мучителей?

Им не страшны ни мор, ни эпидемии,
Ни катаклизмы, ни междоусобицы…
И раз уж тесно им на эпидермисе –
Они к чему угодно приспособятся.

Подумать страшно – даже умирающей –
Во что, в конце концов, все это выльется!
Ведь скоро, саранчой всепожирающей,
Они, со мной покончив, в космос вырвутся,

С бездумной, наглой жадностью бессовестной!..
С бессмысленною жаждой разрушения!..
И не одной системе нашей солнечной –
Галактикам грозит уничтожение!

____________________________________________
* singultus – предсмертное (lat.)

©Владимир Безладнов, 2009 г. Саров.
ВОСЬМОЙ ДЕСЯТОКLUCIFER (НЕСУЩИЙ СВЕТ)
LUCIFER (НЕСУЩИЙ СВЕТ)
(Монолог Люцифера)

(Из цикла «МОНОЛОГИ»)

Мрачное вороньё
В черных монашеских рясах
Льёт в ваши уши враньё,
Чтобы смешать меня с грязью,
И называет, кляня,
«Злобной и подлой нечистью»,
Но… не было бы меня –
Не было б Человечества!

Так бы и жили в Раю
Глупыми и убогими,
Изображая «семью»,
Пара игрушек боговых.
Скучно было ему –
Вот он (так было удобнее)
И создал их, «по своему
Образу и подобию».
Но расширенья «семьи»
Бог никогда не планировал:
«Вот, – мол, – вам, «дети мои»,
Пища нектарово-мирова…
Дружно паситесь здесь,
В скуке, безделье и праздности,
Даже не зная, что есть
Простые людские радости…
Жизни прекрасней нет!..
Главное – послушание!..».

Я подарил им свет
Самого первого знания!
Я в их потомков – вложил
Жажду понять мироздание,
Жажду любить, и жить
В творчестве и созидании.
В этом – задача моя!
Так что, как ни крутите –
Это не Бог, а я
Ваш прапрапрародитель!

Есть только два пути –
Вера слепая и знание,
И по какому идти –
Это вопрос выживания.
Разницы в верах нет:
Та она, или другая –
Все, кто дарил вам свет,
Конфликтовали с богами.
Дал вам огонь Прометей,
Пойманный Зевсом, с поличным –
Мучаясь ради людей,
Я был в его обличье!..
В образе Вяйнямёйнена,
Я – от усилий сед –
Лодку вам дал смолёную
И рыболовную сеть…
Я – это вовсе не сказка,
А достоверная быль –
Был сыном Солнца – Даваско,
И Триптолемом был,
Плуг я вам дал, борону…
И научил, между делом,
Вас врачевать – как Шень-нун –
Мальчик с прозрачным телом.

Веры требует Бог
И послушания рабского.
Всех, мол, кто это смог,
Ждет благоденствие райское.
Знания – я вам даю:
Мир только ими и ценен.
«Сладкая жизнь» в Раю –
Существованье без цели!
Но, между тем, каждый день
Чёрные рясы и белые
Вас так и манят в Эдем –
Жить, ничего не делая.
С ними борюсь я. Везде!
И забываю про вежливость
К тем, кто толкает людей
В кельи… во тьму… в невежество.
К тем, кто, влиянье храня,
Пастве внушает небыли.
Не было бы меня –
И Возрождения б не было.
Правили б миром страх,
Церковь и толстосумы –
Так бы и жгли на кострах
Всех, кто пытается думать,
Всех, кто стремится творить
Всех, кто не верит слепо…

Тертуллиан говорил:
«Верую, ибо нелепо!»
Этот иронии яд
Пусть вам не кажется странным –
Это сказал вам я
Устами Тертуллиана.
Или другой пример:
В сонме святых, как описка,
Есть и Святой Люцифер –
Калаританский епископ.

Но из познания сфер –
В прошлом, и ныне, и в вечности –
Свет вам несет Люцифер –
Ангел Зари Человечества!

© Владимир Безладнов, 2012 г. Саров.
Памяти "Немца"...Я любила...
Милые цыганские глаза
и улыбка,словно виноватая...
По щеке покатится слеза,
а в душе...как будто вся из ваты я...
Всякой мысли о тебе-заслон...
Не могу уже,устала плакать я...
О тебе мой одинокий стон,
для тебя стихи...Твоей осталась я.


Мне сказал твой брат:"ЦыгАн не любят..."
Ошибался...Ведь цыгане тоже люди...
Женщине Советского Союза
нет беды-цыган или еврей...
Ты мог быть татарином из Арска,
караимом из Чуфут-Кале...
Я любила не национальность,
а тебя-единственного человека на земле...
"Хроники самарочки"Сызрань гимнастическая
В седьмой раз в сызранском ФОКе «Надежда» прошел турнир на призы Алексея Немова, ставший городским спортивным праздником.





Открытые всероссийские соревнования по спортивной гимнастике на призы четырехкратного олимпийского чемпиона, вице-президента федерации спортивной гимнастики России Алексея Немова - это для Сызрани ежегодный спортивный праздник.