Самарские судьбы
Самара - Стара Загора
Блоги
Мои стихи, песни и прозаБайки рыбацкие
1.
Зорька перо загасила жар-птичье в реке -
И костерок задымился на том бережке…

Двое улов потрошат для почтенной ухи
(Позже один из них эти напишет стихи).

Разнообразен в походном ведёрке улов:
Два окунька малахитово-светлых тонов,

Тройка плотвичек – кольчужно-серебряный цвет;
Толстый карасик в монисте чешуек-монет;

Пять пескаришек – на каждом пятнистый наряд;
Две краснопёрки, что отсветы зорек хранят;

Восемь колючих, топорщащих иглы, ершей;
Сомик усатый – огромный среди малышей;

Тощий щурёнок, попавший на голый крючок,
Плоский подлещик, да с ложку длиной судачок.

2.
Дружно мелькают в руках рыболовов ножи:
Кушать захочешь - рыбёшку живьём потроши!

С треском пылает на влажном песке костерок,
Полуведёрный коптится над ним котелок.

Лишь продолжают зари умирать огоньки -
На краснопёрках, запутанные в плавники…

3.
Ах, до чего ж на природе часы хороши,
Если, к тому же, в ушицу лучок накрошить!

Да подсолить аппетитную юшку при том,
Да поперчить, да лавровым заправить листом!

Брошены в реку - подальше от мух - потроха…
Сводит с ума ароматом горячим уха!

4.
Кто на рыбалке звериный нагнал аппетит -
Тем неудобство приёма еды не претит!

Перевернув под сиденье пустое ведро,
Водочкой любо прочистить сначала - нутро!

Жжёт алюминий ладони румяных друзей –
Лучше посуды не сыщется для рыбарей!

Горкой разваренной в миске отдельной лежат
Те, кто недавно цедил эту реку из жабр…

5.
К вечеру вышел воскресному отдыху срок -
Собраны снасти, ушицей залит костерок.

В лодку забросив ведро и пустой котелок,
Мчат на «Ямахе» ребята на свой бережок…

Лишь на мели, где мальки куролесят вьюном,
Косточки рыбьи, белея, усеяли дно.

Будут в реке подрастать до возвратной зари -
Окуни, щучки, плотвицы, ерши, пескари…

20.04.2013
Памяти "Немца"...Зачем?!
Зачем доказывать убогому,что он убог?
Он хорошо и сам об этом знает.
Когда у человека не хватает ног,
вокруг все это сразу замечают.

Гораздо хуже,если мозг шалит.
Тут,знаете ли,дело не до шутки.
На деле-умственный он инвалид,
но мнит себя-умнее самой умной утки!
"Хроники самарочки"Радоница! Время поминать…



Под окном черёмуха душистая,
Как из песни, что любила ты.
И ласкает солнышко лучистое
Празднично цветущие кусты.
И насыщен запахом сирени
Воздух так, что аж кружится голова!
Удивительное все же это время!
Как всегда, и в этом ты права.
А весна-то выдалась, на славу!..
Только, в сердце подавив слезу,
Я твои любимые тюльпаны
В майский день - на кладбище несу.


Валентина Кононова


Ах, какое туманное фото,
То ли сон, то ли кадр из кино...
Фон знакомый: из досок ворота
И калитка с щеколдой стальной.

Свет, как будто при матовой лампе,
И сюжет до предела простой:
Папа в светлой соломенной шляпе,
Мама в белом платочке со мной.

Не сменить ничего, не исправить-
Так и было в тот день выходной:
Сын приехал, и снимок "на память"
Сделан был у калитки родной...

Я уехал, закрыл ту калитку,
Запер детство на прочный засов,
И вернуться в то время попытку
Кто б мне дал, если б не было снов?

Снова вижу из досок ворота
И калитку с щеколдой стальной...
И я чувствую: ждёт меня кто-то,
Но не здесь - где-то за синевой...


Геннадий Зенков


Всё чаще вспоминается теперь

со жгучей болью то, что раньше было:

как свежевыстиранную постель

заботливо для сына мать стелила

и говорила, будто тишину

вбирая впрок всей материнской грудью:

«Сынок, запомни эту белизну

и вспоминай, когда меня не будет…»

А сын не вдумывался в те слова,

с беспечной дурью веря в вечность мамы,

и как она тогда была права,

он осознал лишь у могильной ямы…

Блаженство детства поросло быльём.

Живу и хлеб жую, кручусь, потею,

но, как бы ни стирал своё бельё,

той белизны достигнуть не умею –

белее соли, сахара, снегов

и сказок с лебедиными крылами,

молочных рек, кувшинок, облаков –

творимой материнскими руками.

Той белизны, которая звала

быть чище, милосерднее, мудрее.

Её для сына мама берегла

ни сил своих, ни жизни не жалея.

Стелю постель, а боль не улеглась.

Короче – дни, а ночи – всё длиннее.

И там, где упадёт слеза на бязь,

мне кажется – бельё ещё чернее…

Мелькнуло что-то светлое вдали,

над горизонтом безвозвратно тая.

За матерями нашими с земли

уходит в белых ризах Русь святая.


Александр Шуралёв


«Молитва за умерших ... » Радоница! Славянская традиция. День особого поминовения усопших.

Дорогие Друзья!

В Блогах и в конкурсах - «Самарских судеб » замечательные проза и стихи, посвящённые ушедшим и таким родным - родителям, предкам, друзьям, любимым...

Присоединяйтесь. Размещайте...





МАМИНЫ ЦВЕТЫ — Самарские судьбы
samsud.ru›Блоги›…/maminy-cvety.html

Калитка в детство — Самарские судьбы
samsud.ru›Блоги›Эхо старых следов›kalitka-v-detstvo.html
лирика,прозаПобег
Я ухожу…
За мной горят мосты
И рушатся остатки небосвода,
И вянут в вазе жёлтые цветы –
Вчера ты позабыл сменить им воду.

Я ухожу!
Чеканят каблуки
Морзянку по булыжникам брусчатки,
И даже ветер мне кричит «беги!»
И наступает, словно зверь, на пятки.

И я бегу,
Сквозь эту осень прочь,
В нелепые и сумрачные зимы…
Но от себя мне убежать не смочь,
Пока друг другом мы с тобой любимы.
Сергей Газукин.Два рыбака


На крутом берегу у реки, рыбу ловили два человека .
Один рыбак был старик, а другой был молодой.
Ловили уже два часа, улов был большой у старика.
Ну ни рыбки, ну ни одной не поймал молодой.
Другой бег жизниМамины руки
Повзрослеют, поженятся внуки,
Но чего-то не будет хватать…
Это — мамины теплые руки,
По которым нельзя не скучать.

Они пахнут горячим обедом,
Чаем с травами и пирогом…
Из любой точки белого света
Я готова идти к ним пешком.

Останавливаю свое бегство!
Больше в поисках нету нужды…
В материнские руки, как в детство,
От житейской уйду суеты.

Можно выплакаться, отогреться,
Можно просто вдвоем помолчать,
Только слышно, как мамино сердце
Учащённее стало стучать…

Про свои забывая огрехи,
Этих рук вспоминаю покой.
Мне мой возраст совсем не помеха —
Прикоснусь к ним седой головой.
"Их знали миллионы"Умерла актриса Лариса Кронберг


Советская актриса театра и кино Лариса Кронберг, известная по фильмам "Девушка с гитарой" и "Большая семья", скончалась в Москве.
"Хроники самарочки"«Виват, Баян!» - 15 лет в Самаре
15 лет в Самарском регионе проводится фестиваль и конкурс «Виват, Баян!».

Являясь значимой частью фестиваля, конкурс приобретает всё больше поклонников: его участниками становятся гости из дальнего и ближнего зарубежья: Китая, Казахстана, Украины, Сербии.

Благодаря престижности и узнаваемости конкурса ежегодно в Самару съезжаются самые талантливые молодые музыканты, чтобы побороться за призовые места. Диплом за победу в конкурсе «Виват, Баян!» - это знак качества.


Памяти "Немца"...Убийца мать.
"За что страдают наши дети?
И кто за всё будет в ответе?
Да чтоб вы,сука,удавились с той войной!.."
Кричала мать над гробом сына...
Будь проклята такая Украина!
Чего вам не хватает,упыри?
За что детей доводят до земли?!
За ваши миллионы без налогов?
За то,чтобы вы,сволочи,могли
себе позволить прибавлять ноли?
Вы прокляты народом на века!
Как жаль,что коротка моя рука...
Мне не достать до горла этих тварей.
Они такую кашу здесь наварят,
что нам всю жизнь её не расхлебать...
Какая же ты родина???Ты мать???
Да даже звери не бросают сына...
А ты пошла Донбасс наш убивать...
"Их знали миллионы"Сегодня исполняется 165 лет со дня смерти Василия Жуковского


Василий Андреевич Жуковский родился 9 февраля 1783 года в селе Мишенском Тульской губернии, в семье помещика Бунина.

Матерью будущего поэта была пленная турчанка Сальха, привезенная во время войны крестьянами из-под крепости Бендеры и подаренная Бунину.

Хотя воспитывался Василий в семье Бунина, фамилию и отчество он получил от своего крестного отца – бедного дворянина Андрея Жуковского, жившего в бунинском доме. Учился сначала в Туле, в частном пансионе, затем его поместили в Благородный пансион при Московском университете. Еще находясь в пансионе, стал печатать стихи, а в 1802 году приобрел известность, опубликовав вольный период элегии английского поэта Томаса Грея «Сельское кладбище».

На нашествие Наполеона в 1812 году Жуковский откликнулся патриотической поэмой «Певец во стане русских воинов». Был в рядах ополчения, видел Бородинское сражение.

К 1815 году, когда вышло первое собрание стихотворений Жуковского, его считали уже лучшим русским поэтом. Тогда же Жуковский был назначен учителем русского языка в царскую семью, а в 1826 – 1841 годах он состоял наставником наследника престола (впоследствии императора Александра II).

Жуковский – один из основоположников русского романтизма. В элегиях и балладах Жуковского впервые с необычайной искренностью открылся читателю внутренний мир, оттенки душевных движений поэта. Стих его музыкален, певуч, богат полутонами и нюансами, исполнен, по выражению Пушкина, «пленительной сладости».

Жуковский наряду с Батюшковым фактически создал нашу лирику и проложил множество новых троп для русской поэзии. Несмотря на свою веру в Божий промысел и монархические убеждения, поэт защищал при дворе многих деятелей, гонимых царизмом. Под его покровительство попали Пушкин (другом которого он был), декабристы, Шевченко.

Жуковский – классик поэтического перевода, он познакомил русскую публику с лучшими образцами мировой поэзии. Последние годы жизни он провел за границей. Его последняя работа – непревзойденный перевод «Одиссеи» Гомера.

Скончался Василий Андреевич Жуковский (12) 24 апреля 1852 года в Баден-Бадене (Германия).



http://www.calend.ru/person/1455/
"Их знали миллионы"Умер переводчик Сергей Ильин


Русский переводчик англоязычной прозы Сергей Ильин скончался в Москве в возрасте 68 лет. Об этом сообщил писатель Игорь Сахновский в Facebook в понедельник, 24 апреля.
Интервенция откровенностиВесенняя роща
В попытках говорить как можно проще -
Легко скатиться в пошлую банальность.
Вот - веет ветерок в весенней роще...
Каким глаголом передать тональность?

Как выразить восторг и изумленье
От появленья клейкого листочка?
Где зачерпнуть пригоршню вдохновенья
Взамен дежурных слов и многоточья?

Кружится ветерок в весеннем вальсе,
Раскачивая тонкие берёзы.
Как торопливо и неловко пальцы
Стирают романтические слёзы!

И мучаюсь от немоты, и плачу...
Ну как всё это выразить словами?
Так школьник плачет, не решив задачу.
Так грешник плачет перед образами.

Смеркается... Я здесь ещё побуду...
Забыв слова. Ведь не в словах тут дело.
Приобщена к свершившемуся чуду -
Душа, пусть ненадолго, но - взлетела!
Памяти "Немца"...Перемены
Всё,решено.Уеду к дочке.
Москва!Столица! Жизнь и перспективы!
Вот только...Дома я последние денёчки...
Когда вернусь,друзья все будут живы?

Всё,решено!А может надо
со всеми вместе ЗДЕСЬ ждать перемены?
Уходит время в даль так безоглядно,
а время не прощает нам измены.

Себя уговорить не так уж сложно,
особенно,когда ты веришь в чудо...
Ведь в прошлое вернуться невозможно...
Я прежней никогда уже не буду.

Я буду новой,может ещё хуже,
а может лучше-время всё покажет.
А память в сердце-словно муть из лужи,
побродит,по бурлит-на дно приляжет...

Всё,решено опять,уеду к дочке!
Там внучка,там Москва,там перспективы...
Поймут ли все друзья мои мотивы?
Да,и когда вернусь,все будут живы?!

Вот так уже неделю-еду,еду!
Или не еду?Вот ведь мне задачка!
Тут либо:жизнь,Москва и перспективы...
А либо-жизнь построить ЗДЕСЬ иначе...
Памяти "Немца"...Прости...
Прости,что льют ненужные дожди.
Что осень листья за окном роняет.
Прости,что сердце глупое грустит,
тебя не любит и не понимает...
Прости за день,что мигом догорел.
Прости за годы,что ветрами сдуло.
Прости,что ты не всё сказать успел,
что я с твоей дороги не свернула...
А ту,другую,любишь ты давно...
Ну что ж,любовь-она всему основа!
"И сказочный кувшин имеет дно..."
Я как молитву повторяю снова.
Гляди в глаза мне,как на лес дожди.
Гляди в глаза мне,как зима на лето.
И только обо мне ты не тужи,
и не кляни перед жестоким светом...
Не заставляй в бураны голосить...
Не переспорить мне стихий безумства!
Прости! Как можно нелюбовь простить,
ты знаешь...
Во вчера нельзя вернуться...

осень 1992 г.
Сергей Газукин.Как всем нам хочется добра

(Это вольный стих ,тут не до рифмы ,тут от сердца пожеланье)

А ведь так хочется добра.
И чтобы люди жили в вере.
Чтобы не было больше зла.
И жили мы в любви, и в мире.
Не нужно нам ни войн ни дрязг.
Не нужно пошлости во взгляде.
И что бы зависть и сама злость.
Навеки сгинули пропали.
Так хочется просто жить!
Вдыхая воздух полной грудью.
И всех охота подружить.
Чтобы от дружбы чище стали.
Как всем нам хочется тепла!
Любви и счастья всем на свете!
А ведь так хочется добра.
И чтобы радовались дети.
Начни с себя будь первым.
Благое дело соверши.
От сердца от души!
Так просто бекорыстно
И мир на чуточку, наш мир!
Станет лучше, станет чище!
А дальше маленькая доброта.
Она превратиться в чудо.
Кому добро сделал ты,
Захочет сделать доброе другому.
И будет доброта рости.
Как снежный ком.
И чувства добрые.
В людях пробуждаться.
И станет в мире, в мире том.
Так хорошо, и так прекрасно!
Ты к солнцу руки протяни.
И искренне помолись Богу!
Спаси нас Господи и благослови!
И укажи, к спасению дорогу!
"Эхо старых следов"Владимиру Бородкину
"Хроники самарочки"Почетный гражданин Сызрани, писатель Николай Овчинников умер на 97 году жизни



В Сызрани на 97 году жизни скончался почетный гражданин города, писатель Николай Михайлович Овчинников.


Вот такая печальная новость...
Памяти "Немца"...И только музыка.
Хочу,чтоб хлынул сильный-сильный дождь
и смыл дотла твои следы.
Меня ты может с грустью вспомянешь,
а может проклянешь на все лады.
Мечтали вместе мы по лужам босиком
под ливнем пробежаться до зари.
Меня хорошей самой называл
и о любви мне тихо говорил...
Жестоко как устроенна вселенная-
мне не забыть тебя,меня не помнишь ты.
Останется любовь моя нетленною,
ты вряд ли сохранишь мои черты...
И только музыка,что радовала нас,
встряхнет тебя,как вопиющий глас...

июнь 1980года
"Их знали миллионы"Сегодня исполняется 115 лет со дня рождения Хальдоура Лакснесса


Хальдоур Лакснесс - исландский романист и эссеист, Нобелевский лауреат.

Хальдоур Лакснесс (настоящее имя Хальдоур Гудьонссон) родился 23 апреля 1902 года в Рейкьявике, в семье инспектора строительства дорог.
лирика,прозаПончик и Непляй. Гека.
(часть пятая)

И вновь наступила весна!
Наши с Непляем тетрадки открывались всё реже, а тройки в дневнике появлялись всё чаще.
С улицы домой нас было не загнать: то на море, то на балку, то играть в футбол…
Мы с Сашкой знали одно секретное место, где растут дикие пионы.
Сначала нужно было выйти на окраину города, потом пройти между военными складами.
Старшие мальчишки говорили, что в этих складах до сих пор хранились какие-то боеприпасы.
Затем, пройдя склады, нужно было миновать противотанковый ров.
В этом рву, поросшем травой, мы пытались найти оставшиеся после войны гильзы и оружие.
Но так ничего и не нашли…
Дальше, за рвом, начинались колхозные поля.
А вот мы и на месте!
- Цветы для мамки? – спросил Сашка.
- А кому ж? Конечно, мамке!
- И я мамке - шибко она пионы любит!..

Шапки пионов были видны издалека.
Их нежный аромат висел в воздухе сладким розовым облачком.
Я наклонился, чтобы сорвать первый распустившийся цветок.
Вдруг из самой сердцевины розового куста что-то полетело мне навстречу!
Я в испуге отпрянул и чуть не упал…
Оказалось, это был зайчишка! Он испугался не меньше моего.
Выписывая каракули, заяц улепётывал от нас что есть сил…
-Э-ге-гей! – закричали мы с Непляем, наблюдая, как заяц добежал до ближайших кустов акации и исчез.
Мы с Сашкой нарвали по букету и, довольные, вернулись домой.

На город стремительно опускалась крымская ночь…
Я на цыпочках вышел в сени, откинул крючок и со скрипом отворил дверь…
- Ты куда? – сонно спросила мамка.
- До ветру, - сказал я.
В соседнем дворе залаяла собака и вскоре умолкла…
В окнах Маринки ещё горел свет.
Я крадучись подошёл к дому… и обомлел!
На крыльце лежал точно такой же розовый букет!
- А ещё друг, называется! – пробурчал я себе под нос.
Я положил свои цветы рядышком и скорее побежал домой…

На школьной перемене я подошёл к Непляю.
- Ну что, понравились мамке цветы? – спросил я ехидно.
- Ага, понравились! – сказал Непляй, и глазом не моргнув.
Он, когда врёт, даже не моргает.
- Ага, и моей мамке понравились…
- У тебя сколько сегодня уроков?
- У меня – четыре.
- И у меня четыре, - обрадовался Сашка. - Айда вместе домой? У меня мамка картошку на маргарине пожарила.
И мы отправились к Непляю…

До летних каникул оставались считанные дни. Учиться совсем не хотелось.
Какая там учёба, если на улице – такая погода!
Мы с Сашкой шли мимо цветущих каштанов и распустившейся сирени, и на душе моей было светло и радостно…
Вдруг Непляй толкнул меня в бок:
- Пончик, глянь-ка туда!
Невдалеке, по каштановой аллее, шла Маринка. Рядом, размахивая маринкиным портфелем, шёл долговязый мальчишка из старшего класса.
- Давай этого «гуся» отметелим, а? – предложил Сашка.
А потом и процедил сквозь зубы:
- Я этой дуре ещё и цветы дарил…
- Видел я твои цветочки, Непляй!
- Как? – Сашку озарила догадка. - И ты тоже?!.. Пончик, ты – тоже? А-ха-ха!..
Непляй начал тыкать в меня пальцем и орать на всю улицу:
- Пончик, мы с тобой – дураки с мыльного завода!
Почему именно с мыльного, я так не понял…

Сашка смеялся так заразительно, что я тоже расхохотался!
Мы стояли посередине улицы, схватившись за животы, и покатывались со смеху!
Наконец, успокоившись, Сашка сказал:
- Пончик, давай поклянёмся друг другу, что к Маринке больше – ни ногой!
- Давай!

… А потом мы побежали догонять Маринку.
- Тили-тили-тесто, жених и невеста! – закричал Сашка.
- По полу валялись, крепко целовались! – добавил я.
Маринка повернула к нам своё красивое личико, и на нём было такое выражение, будто Маринка нечаянно проглотила муху.
- Дурачки!
И показала нам с Непляем язык.
Долговязый хотел нас догнать, но замешкался и поэтому не догнал…
После этого случая наша любовь к Маринке остыла. И чтобы поставить окончательную точку, мы с Непляем придумали жестокую месть…

В соседях у Непляя жил мужик неопределённого возраста, по прозвищу «Гека».
Как его звали по настоящему и сколько ему лет – никто не знал.
Геку все жалели, потому что он сильно заикался.
- Гека, как твои дела? – спрашивал кто-нибудь.
- Ге-ге-ге, - начинал заикаться Гека.
Был он похож на Иванушку-дурачка из сказки: наивное доброе лицо и улыбка во весь рот.
Гека, видимо, никогда не причёсывался, потому что волосы, цвета соломы, постоянно торчали в разные стороны.
Был Гека маленький, щуплый и очень подвижный, как мальчишка.
- На-ко, покушай, - скажет какая-нибудь сердобольная бабушка и угостит Геку яичком.
Гека в ответ засмеётся, бабке поклонится и перекрестится.
А ещё Геку постоянно видели возле нашего храма…
Вот какой был Гека!
Взрослые говорили про него: «Юродивый, Богом поцелованный».

Жил Гека ещё и тем, что разгружал в нашем Гастрономе продукты.
Продавцы жалели Геку, давали ему то консервы, то кисель, то хлебушек.
- Говорят, фашисты во время войны Геку пытали, вот он таким и стал, - сказал Сашка.
- Откуда знаешь?
- Мамка сказывала.
- Хотели у него про партизан выпытать, которые в катакомбах прятались…
- И шо?
- Ни шо… Не сказал Гека ничего… Только заикой стал.
- Вот гады – эти фашисты! – я сплюнул так же, как это делал Непляй.

Мы с Сашкой придумали план, как отомстить Маринке.
Я принёс из дома красивую коробочку из-под мамкиных духов.
Непляй поймал в саду жирную скользкую жабу.
Мы посадили жабу в коробку и перевязали ленточкой.
- Гека, отнеси коробочку во-оон той девчонке! А как только отдашь – сразу уходи… Понял?
Гека понимающе кивнул, улыбнулся и направился к Маринке – она в это время чертила на дороге «классики».
Мы с Непляем спрятались за кустами сирени и осторожно оттуда выглядывали…
Гека отдал Маринке коробку, но сразу не ушёл, как мы договаривались, а остался рядом.
- Уходи, дурак! – шептал Сашка.
Но Гека его не слышал и, кажется, не собирался уходить.
Видимо, ему было интересно – что лежит в коробке…
Он смотрел, как Маринка развязывает ленточку, как заглядывает внутрь …
- Ой, мамочки! – вдруг истошно закричала Маринка, увидев жабу.
Она брезгливо отбросила коробку в сторону и опрометью бросилась в дом.
Гека удивлённо и непонимающе посмотрел на нас с Непляем.
Радостная улыбка медленно сошла с его наивного, светлого лица.
Он наклонился, поднял с пыльной дороги жабу, погладил, и, держа её в руках, пошёл прочь.
Мы кинулись следом:
- Гека, подожди!.. Гека!
Но Гека отмахнулся от нас, как от назойливых мух.
Мы с Сашкой приуныли.
Мне кажется, он испытывал такие же чувства, как и я…
Сегодня мы обидели хорошую девочку и хорошего, доброго человека - Геку.
А эта толстая пупырчатая жаба и вовсе была ни в чём перед нами не виновата…

Так, втроём, мы и дошли до дома Геки – он впереди, а мы с Сашкой - чуть поодаль.
Гека присел на лавочку возле дома и, наконец, сжалился - махнул нам рукой.
Мы с Сашкой повиновались и присели рядом.
- Не-не-не об-б-бижайте т-т-тварь б-б-божью, - выговорил он, наконец.
Кого Гека имел ввиду – Маринку или жабу - мы не поняли. Да и какая, в общем, разница?
Мы с Сашкой одновременно вздохнули и кивнули в ответ.
Тогда Гека улыбнулся, погладил Сашку по голове и опустил жабу в траву.
Жаба немного подумала, не решаясь сделать первый прыжок, а потом спряталась где-то в тени сада…
Маринка с нами не разговаривала почти неделю.
И только сегодня, наконец-то простила – улыбнулась нам с Непляем и сказала «привет»…

Дом, в котором я живу, стоит на Приморской улице.
Наискосок от нас живёт Франц Иосифович Ковальский.
Мне он никогда не нравился, потому что был сильно похож Гитлера.
Правда, Гитлера я видел только на картинках, но сходство было удивительное!
Волосы дяденьки Франца всегда зачёсаны на пробор, а над верхней губой чернеют маленькие усики.
Был Франц Иосифович «жадным сквалыгой» - так говорила про него мамка.
Остальные соседи тоже сторонились Франца Ковальского.
Мы с Непляем иногда делали какие-нибудь гадости: то персики в саду оборвём, то грязи на крыльцо накидаем. Хотя Дяденька Франц и не сделал нам ничего плохого…

А сегодня мамка закричала прямо с порога:
- Гриша, Гриша! Глянь, шо у Ковальских творится!
Папка в это время читал газету «Знамя Труда».
Он отложил газету в сторону и спокойно спросил:
- Шо случилось, Галя?.. Пожар?
- Не-ее!..У Ковальского жена с тюрьмы вернулася… Глянь, шо вытворяет!
Отец неохотно поднялся и вышел на крыльцо; я выбежал следом.
Дом Ковальских был добротным, с небольшой мансардой и ухоженным садом.
На окнах дома были красивые резные наличники, а высокое крыльцо украшали витые железные перила.
Сначала я увидал дядьку Франца - он стоял возле лестницы и смотрел вверх.
Лестница была приставлена к стене дома, а на верхней ступеньке её сидела чернявая тётка.
На голове тётки была надета косынка; цветастая юбка на сильном ветру развивалась, как будто флаг.
Тётка держала в руках то ли сапог, то ли коробку – издалека я не мог разглядеть.
В это время Ковальский что-то тихо говорил своей жене.
Только чернявая не обращала на его слова никакого внимания.
Она доставала из сапога какие-то бумажки, раскидывала веером и кричала на всю округу:
- Шо б вам всем провалиться!... Шо б вы все сдохли, гады!
- Ну-ка зайди в дом, - сказал папка.
Я заупрямился, но отец открыл дверь и силком втолкнул меня в сени.

- Какие денжищи, Гриша! – говорила потом мамка. – Мы такие отродясь не видали.
- Эта тётка, что ли, деньгами кидалась? – удивился я.
- Теперь это не деньги, а обыкновенные бумажки, - сказал отец. – После денежной реформы ассигнации превратились в бумагу.
- А что такое реформа?
- Это, сынок, перемена…
- Перемена - как в школе?
- Нет, реформа – это перемена в жизни.
- Да уж! – воскликнула мамка. – Копили Ковальские деньги, копили, а потом Панну в тюрьму упекли, а Франц один-одинёшенек остался. Пока Панна сидела, реформа и приключилась…

Я побежал к Непляю.
- Сашка, тебе деньги нужны? Много денег?!
- Пончик, ты что – белены объелся? Деньги всем нужны…
Мы с Непляем успели собрать те ассигнации, которые ветер не успел припрятать.
Что с ними делать, мы придумать не смогли и отдали девчонкам – пускай играют!
Чернявую тётку, Панну Ковальскую, я больше никогда не видел – как будто в воду канула.
А Франц Ковальский так и жил в одиночестве, пока не помер…

- Смотри, Пончик, что у меня есть!
Непляй развернул бумажный кулёк и показал его содержимое.
- Это что?
Внутри был какой-то порошок красного цвета.
Я понюхал, но никакого запаха не почувствовал.
- Петька сказал – это красный фосфор. Он сказал, если взорвать - салют будет.
- А где взрывать будем?
- Петька сказал - лучше под колёсами велосипеда, так безопаснее!
- А у меня велик сломался…
- Не бзди, Пончик, что-нибудь придумаем! – пообещал Сашка.
То, что Сашка придумает, я не сомневался ни минуты…

Прошло два дня, я совершенно забыл про красный фосфор.
Как вдруг прибежал запыхавшийся Непляй и затараторил:
- Пончик, скорее собирайся, пока он не уехал!
- Кто?
- Дядька мой, Василь!
- Куда уехал?
- Вот ты балда, Пончик… Собирайся, по дороге расскажу!
- Я щас!
И на всякий случай, прихватил с собой кусок хлеба, смазанный растительным маслом, а сверху посыпанный крупной солью.
- Ты куда это собрался? – строго спросила мамка. – Смотри мне, не долго – по хозяйству поможешь.
- Я быстро! – заверил я мать и выскочил за дверь…
Возле сашкиного дома стоял велосипед.
- Это дядьки Василя велик, - сказал Сашка. – Петюня сказал, что пакет с порошком надо положить под колёса и проехать по нему.
- Ты что, Непляй, дурак? Разве дядька даст велосипед, чтоб взрывать?
- Да не-ее… Я у дядьки попрошу как будто покататься, а мы в сторонку отъедем и взорвём!
Сашка предложил мне первому прокатиться, потому что я хорошо катался на велике, а Сашка пока не очень.

Мы отъехали немного в сторону от непляевского дома.
Сашка положил на землю пакет с порошком и слегка присыпал землёй.
-Ну, давай, Пончик, ехай! – нетерпеливо сказал Сашка.
- Погоди, хлеб доем…
Кушать я начинал всегда с горбушки – так вкуснее…
- Хочешь откусить?
- Не хочу! Пончик, ехай давай!
Я доел хлеб. Мне было нисколечко не страшно.
Я разогнался и направил велосипед в то место, где лежал пакет с взрывчаткой.
Вот он, совсем близко!..
Вдруг перед моими глазами мелькнула молния, и я полетел в чёрноту…

- Кровиночка ты моя!
Я услышал, как причитает мамка, и открыл глаза…
Оказалось, я лежу на спине, а ноги горят так, словно их ошпарили кипятком.
Рядом стоит Непляй, его мамка, и ещё какой-то дядька – наверное, тот самый Василь.
- А шо, салют был? – спросил я слабым голосом.
- Ещё как был, – тихо ответил Непляй.
Сашкина мамка, с размаху, дала Непляю такой подзатыльник, что даже у меня зазвенело в ушах.
А может, в ушах звенело не от этого?..
- Ну, вы, хлопцы, даёте! – сказал дядька Василь. – Слава Богу, все целы!
Был дядька огенно-рыжим, будто огонь из печки…
Мамка помогла мне подняться; ощупала руки, ноги, голову – всё ли в порядке?
Я огляделся вокруг: рядом, присыпанный землёй, валялся велосипед. Там, где лежал взрывоопасный пакет, в земле осталась небольшая ямка.
Покрышку велосипеда взрывом разорвало на части.
- Знаешь, Пончик, мы, наверно, порошка слишком много насыпали, – сказал Непляй. – Я думал, ты уже покойник.
- Щас ты у меня будешь покойник! – сказала мамка Непляя и схватила Сашку за шиворот.
Но Сашка как-то вырвался и побежал в сторону балки…
- Стой, паразит! – сашкина мамка подняла подол платья и припустила за сыном вдогонку.
Я сначала молча смотрел, как они бегут, а потом засмеялся – уж больно смешно бежала сашкина мамка!
- Смешно тебе? – спросила моя мать. – Я чуть от страха не умерла, когда прибежал Сашка и сказал, что ты взорвался… А тебе смешно, да?..
Она схватила меня за руку и, причитая, потащила домой.
Мне мамку стало жалко…

С Сашкой мы не виделись, кажется, целый год.
А если верить календарю, то всего неделю.
Наконец, мне разрешили выйти на улицу…
Я вышел на крыльцо и, услышав шум, задрал голову вверх: кто-то из соседей запустил в небо стайку голубей.
Они кружили над нашим домом так легко и беззаботно, что у меня защемило сердце…
- Привет, Пончик, - услышал я знакомый голос.
Я обернулся и увидел Непляя.

Он стоял, прислонившись к забору, и скалился во весь рот.
- Шо, простили?!. И меня!.. Айда на балку?
- Айда!
Мы с Непляем отправились туда, где пахло йодом и горячим песком; где зрели дикие абрикосы и громко пели цикады; где мы были свободными, будто ветер…
Непляй рассказал, что его выпорол отец; что Сашка дал обещание никогда больше не играть с огнём; что родителям пришлось покупать новую покрышку для велосипеда.
- Знаешь, Мишаня, как я испугался?! Думал, ты помер… Веришь, нет?
- Верю!
И Сашка с облегчением вздохнул…

Мы миновали балку, небольшой лесок и вышли к морю.
Берег его был почти пустынным – пляжный сезон ещё только начинался.
- Ух ты! – воскликнул Сашка. – Смотри!
Я проследил за его взглядом и увидел Воздушного Змея.
Змей дёргался на ниточке в руках у маленького мальчика и был очень похож на живого.
У Змея была зелёная треугольная голова и длинный, развивающийся на ветру, хвост.
Казалось, что мальчишка не удержит ниточку, и Змей вот-вот улетит.
И правда, после порыва ветра, Змей вырвался из рук и полетел в сторону моря.
Он летел, помахивая зелёным хвостом, к той скале, что виднелась на горизонте.
- Эх, жалко, - сказал Сашка.
А я так и не понял, кого ему жалко – то ли Змея, то ли мальчика, упустившего из руки тонкую нить.
Сергей Газукин.Мольба




Любимая: не умирай, не угасай.
И не будь покорна злой судьбе!
Памяти "Немца"...Спасибо
Спасибо тебе,за то,что ты был.
Спасибо,что душу мою изменил.
Спасибо,что жизнь мою перевернул.
Спасибо,что веру мне в счастье вернул.
Спасибо...За окнами снова весна...
Я верю-навек не останусь одна.
Такого как ты мне уже не найти,
искать буду к счастью другие пути...
Спасибо тебе,человек дорогой,
уйдя-ты заставил остаться с тобой...
И даже во сне ты ко мне не пришел.
Ушел навсегда.На века ты ушел...
Я жду и надеюсь-с приходом весны
придёт в мою жизнь человек,так как ты...
Внезапно,волнующе и навсегда...
Я с ним проведу остальные года.
Тебе же"СПАСИБО" за всё говорю...
Я верю.Я жду.Я надеюсь...ЛЮБЛЮ!!!
Мои стихи, песни и прозаХолодно
Заснежил апрель в этом году, почитай, всю Россию: видеосводки ТВ зябко смотреть. Вот и на юге у нас, тоже забеленном, но чудесным белопенным цветением плодовых деревьев, резко похолодало – почти до нулевой отметки. Освинцовилось небо лохматыми тучами, задождило серой моросью, и ветры приазовские задули – хлёсткие, сумасбродные... Да так, что вишнёвые лепестки срываются и летят прямо в уличную грязь, а цветы в палисаднике съёжились и сникли. Холодно по-осеннему стало, сыро и неуютно. Вот тебе и апрель теплоносный...

Стоп! А как же там мои аисты!?

Сажусь на велобайк, торопясь проведать их, и на подъезде к башне ёкает в груди: пусто гнездо, один хворост торчит в разные стороны, заметно шевелясь на ветрище. Торможу и с отчаянием всматриваюсь …

Уф! Отлегло на сердце: сидит кто-то из аистов в гнезде - вон едва-едва белая головка выглядывает. Бедненький! Там, на открытой высоте, сейчас, что на вершине Эвереста…

Но вот оно - торжество жизни! Откуда-то из серой поднебесной промозглости вдруг появляется аист-хозяин. Он летит к башне, широко распластав сильные крылья, орудуя ими как вёслами в штормовом море. А в клюве у него - большая хворостина! Вот это да! Даже в такую непогодь аисты укрепляют гнездо!

Хозяин приземляется на длинные ноги, складывает крылья, и, положив стройматериал в гнездо, присаживается рядом с аистихой. И теперь я различаю уже две светлые макушки, временами скрывающиеся за хворостяным бруствером, который атакует ледяной ветер.

Крепитесь, милые, скоро, скоро - по метеопрогнозам - наступит потепление!



23.04.2017
Памяти "Немца"...Я улыбаюсь
Я умываюсь по утрам слезами...
Так жизнь сложилась-не нужна вода.
Я улыбаюсь по утрам-я с вами...
А глубоко в душе-всегда одна...

Ушла моя вторая половина,
ушла туда,откуда хода нет...
Осталось улыбаться,как картина...
И по утрам писать о ней сонет.

Осталась боль от неожиданной разлуки,
желание счастья...Ну а счастья нет...
И по утрам я опускаю руки...
И жду,когда же будет новый свет...

Сама себе я говорю:"Не раскисать!"
Но не помогут,видимо,нотации...
Вот и сижу я за столом,перед листом
в прострации...
Памяти "Немца"...Тост
Я не рифмую стих,слова приходят сами.
Я только передатчик этих слов.
И я пишу.Приходит всё с годами:
и жизнь, и счастье,горе и любовь...

Что идёт от души-я о том говорю,
не могу я писать по заказу.
Только вы на меня не сердитесь,друзья,
что пишу я стихи-вот так,сразу...

Получается,может,не складно совсем,
значит руки заточены тупо.
И напрасно стараюсь я сделать приятное всем,
в моём возрасте всё это-глупо...

Не стихи я пишу,говорю всем вам я
чем живу,о чём думаю просто...
Мы так редко встречаемся с вами,друзья,
пусть для нас этот стих станет тостом!
Сергей Газукин.Исповедь, перед расстрелом!


Тогда последнее, желание! Дайте перед смертью, закурить!
Хоть я и не курю. А тут курение, пусть на мгновение! Продлевает жизнь !
За то мгновение! Попрощаться я успею! И я смогу врагов своих, простить !
И исповедоваться в своих грехах! У Бога милость, попросить!
БЕЗДНА-ЯВ.О.Р.-йА (КПРФ)
Вождь Октябрьской Революции -100
* Можно украсть кошелёк, дом, власть, идею, религию, страну и даже планету...
* Важно не само действие, но его логическая необходимость...
Смыслы чтите, разумейте
Кровь вождей умами пейте
И не смейте рушить дом
Там, где лёд зарит огнём...
Рационализм
1.* Объём гос.ответственности за социальное (медицинское, образовательное, пенсионное, жилищно-коммунальное, петенциарное и прочее) повышение уровня жизни Народов России в первую очередь основывается на треде Ленина (В.И.Ульянов).
2.* Поэтому, кроме исторической ценности мумизации Ленина, ценности его социального труда, мы имеем твердыню политического наследия...
3.* Выраженного тем, что Вождь КНР Мао Дзедун фактический ученик и последователь Вождя РСФСР, соответственно, реализатор одной из ветвей Ленинского труда.
4.* Таким образом, любая полит.позиция, направленная на захоронение одного из вождей ведёт к политическому обострению между РФ и КНР, соответственно, обладает статусом "Враг народов" России и Китая.
5.* Анти-ленинская позиция религиозных деятелей, мотивированная кровопролитием гражданских и прочих войн, неразумна и противоречива.
6.* Потому как, согласно учению Иисуса, называемого Христос, смерть грубо-матерчатой плоти ради совершенствующейся цели не способна умертвить безсмертную душу...
7.* Поэтому, жёсткие меря, применяемые Лениным в отношении так называемых религиозных деятелей, оправданы безсмертием души в действии самосовершенствующихся соц.структур, процессы которых мы наблюдаем НЫНЕ...
8.* И, как итог, отмечу, до тех пор, пока РПц служит и поклоняется мощам ими канонизированных имён и ликов, мумии Ленина и Мао занимали и будут занимать апартаменты центральной площади столиц России и Китая.
22.04.2017 г.
Примечание.
2.Вердикт зеркального суда по КПРФ окончателен... Амен
3. В третьем пункте "Замысел" вынесен вердикт на тему "Избранность народа Народов России" (ЕР)
"Их знали миллионы"Умерла автор безголовых скульптур Магдалена Абаканович


В Варшаве скончалась польский скульптор и художница Магдалена Абаканович. Об этом сообщил ее муж Ян Космовски, пишет The New York Times.

Художнице было 86 лет. Она умерла после продолжительной болезни.
Сергей Газукин.Интернет

Зазеркалье душиМандрагора
Желанного тела едва осязаемый запах
Пронзает сознанье в пространстве немых коридоров.
Безудержной страсти горячие влажные лапы
Вручили обоим нам свежий букет мандрагоры.*

Выходит рассудок из русла логических мыслей
И в дело вступает инстинкт теплоты-сохраненья.
Цветёт мандрагора и благоухает – и мы с ней,
Мы цепи одной неразрывно сплетённые звенья.

Мы корни, проросшие нежностью плотно друг в друга,
Пустившие сочные, к счастью возросшие чувства-побеги.
Магический дивный цветок мандрагоры упругой
Затмил белый свет нам обоим – он сделался пегим.

Слепящие пятна любви расползлись в беспорядке
Над томными душами, нет величин у которых.
Мы чувствуем жажду, глотая взахлёб горько-сладкий
Смертельно-живительный яд-эликсир мандрагоры.

_____________________________________________________________
*Мандрагора – ядовитое растение с корнем в виде человеческой фигуры.
В древности мандрагоре приписывалось множество магических свойств,
в том числе и приворотное.