Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

«Живое перо поэзии»

+43 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Владислав Терентьев
ВЗГЛЯД ИЗМУЧЕННОГО ЗВЕРЬКА
ВЗГЛЯД ИЗМУЧЕННОГО ЗВЕРЬКА

У заезжего старика,
Что в толпе, будто на ладони,
Взгляд измученного зверька –
Скорбен, пристален, обездолен.
И почто его занесло
В наш неприбранный городище,
Где без подати тяжело
Бесконечно голодным нищим.

Может, ищет родню свою,
Что души к нему не питает?..
Робко денежку подаю –
Не берёт, головой мотает.
Мне б стрижом в небеса, да в крик,
Слёзно глядя на образ хлёсткий…
Затерялся седой старик
В безразличии перекрёстка.

В тихом сквере сижу молчком,
Пью прохладную «Аква Виту»,
Неприкаянным стариком
Голова до краёв забита:
Где ночлежку себе найдёт?
Где деньгу на прокорм «сколотит»?
Сгинет дедушка, пропадёт
В этом вечно гнилом болоте.

Я две ночи подряд не спал,
Размышлял о дедуле нищем.
Я бы с радостью отыскал,
Только разве его отыщешь.
Проза жизни всегда горька,
Где же ты, старичок пропащий?..
Взгляд измученного зверька
Вспоминается мне всё чаще…

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

И СНОВА О ВОЙНЕ
И СНОВА О ВОЙНЕ

Нет, из памяти не выброшу
Слово горькое «война»,
Все подробности я выспрошу,
Пусть поведает она,
Как пришла без приглашения,
Кровь людскую пролила
И безмерные лишения
В чёрной торбе принесла.

Не упрятать ей под сажею
Факта этого лютей,
Как сожгли фашисты заживо
Русских женщин и детей,
Как бомбили «серокрылые»
Всюду отчину мою…
Глядя в рытвины унылые,
Я поклоны павшим бью.

Счёт сегодня уменьшается
Тех, кто в битвах устоял.
Хоть к землице приближаются,
Но никто не утерял
Чувство крепкой русской доблести,
Той, что Господом дана.
Нет чудовищнее повести,
Что поведала война.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

В ДОЛИНЕ ПРОЩЕНИЯ
В ДОЛИНЕ ПРОЩЕНИЯ

В долине прощения злости
На недругов силы коплю.
Их хрупкие тленные кости
Из лейки Господней полью.

Я с ними родства не приемлю,
Характер упрямый таков.
Гробы опустили под землю,
Как шпалы под рельсы веков.

А души порвали завесу,
Остаться средь нас не смогли, –
Умчались тяжёлым экспрессом
Подальше от красок Земли.

Им хочется, хочется злиться,
Что жизни не дал я взаймы,
Питая небесной водицей
Их вражьи с крестами холмы.

Молитвы покоя вещаю,
Без слёз у могилок стою,
Я в лейке прощенье вмещаю
И каждому впрок воздаю.

Молчаньем они отвечают,
Поскольку немы и глухи.
Творец, головою качая,
Им всё же отпустит грехи.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

В ЧЁРНОМ КРЕПЕ
В ЧЁРНОМ КРЕПЕ

Окунули все поверья
в пыль таинственных времён.
Двадцать первый… К высшей мере
наш народ приговорён.

А держава в чёрном крепе,
без движенья телеса.
Души тлеют, словно в склепе,
вспоминая небеса.

Как при взятии Рейхстага,
каждый палец на курке.
Не хватает только флага
у Кантарии в руке.

На погост ведёт дорожка,
слёзы горькие – ручьём.
Жили, словно понарошку,
а взаправду все помрём.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

КАК СКОРБНА ВСЮДУ ТИШИНА...
* * *

Как скорбна всюду тишина…
А в ней являются пророки,
Твердят, что горькая война
В календаре черкает сроки.

Как скорбна всюду тишина…
А в небе смерти колесница,
Но мы не знаем, что она
Сюда решила приземлиться.

Как скорбна всюду тишина…
Отчизны граждане живые
Не верят в то, что времена
Уже настали роковые.

Как скорбна всюду тишина…
Сердца бушуют неустанно,
Когда на рубище страна
Идёт под голос Левитана.

Как скорбна всюду тишина…
И на кровавом пепелище
Душа солдата ни одна
Приюта тёплого не сыщет.

Как скорбна всюду тишина…
И в вечной памяти герои!..
Сегодня боль обнажена.
Июнь. Число двадцать второе.

Как скорбна всюду тишина…

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ГОРЬКОЕ ИМЯ
ГОРЬКОЕ ИМЯ

Всё начиналось с воскресенья.
Июня мирного разгар.
Одно лишь хрупкое мгновенье
До первых выстрелов врага.
И понеслась, забушевала,
Встревожив в небе вороньё.
Она на подвиги взывала,
А есть ли имя у неё?
Она слезами пропитала
Страну, чья долюшка горька.
В ней оружейного металла
С лихвою хватит на века.
Она, полки сосредоточив,
Топтала мирные поля…
И светлым днём, и тёмной ночью
На похоронках штемпеля
Клеймить ничуть не уставала,
Не видя край, не чуя дно.
Ей, как всегда, казалось мало
Того, что ей сотворено.
В её барачно-блочной мýке,
Где выжить – шансов никаких,
Татуированные руки
Тянули к Богу номерки.
Над бездной горя и страданий
Она отыщет свой альков,
Уйдя в туман воспоминаний,
В сердца детей и стариков.
Их память вечная не сгинет,
Но чтобы болью не стенать,
Я не желаю это имя
Сегодня вслух упоминать.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
ТАК ВЗИРАЮТ БЕЗРОДНЫЕ ПСИНЫ...
* * *

Так взирают безродные псины,
А в глазах – недоверие вечное…
Нет ли корочки у господина,
Я же отроду искалеченный…

Не пытайся спрашать, сам не знаю,
Сколь годочков мне, горемычному…
Отошла моя мама больная,
Охладела койка больничная…

Чем одарит – кнутом иль пряником,
Тот, что выше на три головищи?..
Господин был немного пьяненьким,
Шибко щедрым до подати нищим.

Новгородка* лежать останется
На немытой ладошке капелькой.
Будет голь до землицы кланяться
За монету с двойной царапинкой.

На зубок опосля отведает,
Озираясь, – а не фальшива ли…
И, гоним тремястами бедами,
Восвояси бегом, отшибами…

*Новгородка (устар.) – копейка

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
МАМА НАША БЕДНАЯ
МАМА НАША БЕДНАЯ

По России бродим мы,
Всё стихи слагаем…
Поглядишь на Родину –
Мама дорогая!..
Всё-то в ней по-старому,
Всё-то в ней не ново.
На боку, усталая,
Не промолвит слова.
Понимает: грешная…
Присно и поныне…
Что ж мы, бессердешные,
Маму не подымем?..
Не накормим, ведая,
Ни словцом, ни делом…
Смерть повсюду следуя,
Кружит оголтело.
Хоть погосты полные,
Новеньких хоронят.
Мамочка безмолвная
Слёзы в землю ронит.
А тропа наследная
К храму след оставит.
Мама наша бедная
Свечи всем поставит.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
ЛАДОНИ
ЛАДОНИ

Дорога жизни – наважденье.
Бредём с судьбой по ней вдвоём.
Всего полшага до паденья,
А впереди крутой подъём.

Коварно скрыты повороты,
Их распознать не в силах свет.
И впереди идущий кто-то
Внезапно падает в кювет.

Стирает время лица, даты,
И мысль уносит в пустоту –
Ходил ли так когда-то Данте,
Как я по родине иду.

А счастье где-то на кордоне,
Несомый крест мне спину гнёт.
Но греют Господа ладони,
И вера силы придаёт…

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
НЕ ПЛАЧЬ ПО АРАПЧИКУ, ЧЁРНАЯ РЕЧКА...
«Хочу воспеть Свободу миру,
На тронах поразить порок…»

А. С. Пушкин

* * *

Не плачь по Арапчику, Чёрная речка,
Поэты способны в сердцах воскресать,
Покуда в церквах у иконы со свечкой
Россия молебны твердит в небеса.

Прожив при царизме средь бед и мазурок
Свои тридцать семь молодецких годков,
Он хлёстким стихом будоражил цензуру,
Его вольнодумческий норов таков.

Но ярким контрастом – души пелерина,
К высокому чувственность вечно жива.
Ах, если бы ведала няня Арина,
Какие о женщинах пел он слова!..

А сердце поэта просило свободы,
В стенаньях незримых пылало в груди,
Итогом раздумий – нетленная ода,
Она и сейчас русский дух бередит.

Поэта не сгубит смертельная рана!
Хоть тело в земле отыскало приют,
Наш Пушкин живой!.. Трепещите, тираны,
Увидев, как всюду рабы восстают!..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
ЕДИНОРУССКАЯ ДОРОГА
«Он по дорогам нашим рыщет,
Он ищет спутников в пути…»

Вероника Тушнова


ЕДИНОРУССКАЯ ДОРОГА

Змеится чёрной лентой строгой
Сквозь пережитые года
Единорусская дорога
Из ниоткуда в никуда…
…А вдоль дороги ветер рыщет, –
Он ищет спутников в пути…
В суровый век усопших нищих
И без свечи легко найти.

Они в силенциуме звёздном,
Уже не слышен голос их.
О мёртвых плакать слишком поздно,
Поплачьте, люди, о живых…
…О тех, кто, стоя в переходе,
Ладони тянут со слезьми.
Они мечтали о свободе
И получили, чёрт возьми!..

Нет... не о тех сегодня речи,
Кто отчий кров пропил давно.
Поговорим о человечьем,
О тех, кому страдать дано…
…О тех, кого нещадно дети
Молчком на гибель обрекли,
О тех, кто знает муки эти,
О тех, кто выдержать смогли.

Полынна горечь вечной требы
Скудельной участи одной,
С руками, поднятыми к небу,
Бредут своею стороной…
…И привыкают понемногу,
Что не оставят и следа.
Единорусская дорога
Не опустеет никогда.

© Copyright:Владислав Терентьев Самара, 2019
КАЗАЛОСЬ, К МИРУ ГЛАЗ ОСТЁР...
* * *

Казалось, к миру глаз остёр,
И стихотворный образ точен,
Покуда рукопись в костёр
Не бросил автор среди ночи.

Исход незрелых первых книг –
Испепелённые страницы,
Где муза – верный проводник –
Имеет право ошибиться.

А десять лет тому назад
Твердила: «Съел три пуда соли…»
Был дивный миг – глаза в глаза,
И автор верил поневоле.

А нынче, братцы, не в цене
Незавершённые эклоги,
Стихи о доме и войне –
Как будто чьи-то некрологи.

И тянет в лоно старины,
Где вирши искренни и клейки,
И словом писаным верны,
Как будто строчка белошвейки.

Их шлют архангелы с небес,
И мир становится прекрасен.
В нём каждый знак имеет вес,
И каждый прочерк в тексте ясен.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
ДОМ СОСЕДСКИЙ
ДОМ СОСЕДСКИЙ

Дом соседский, как ложе Прокруста, –
Заколочены ставни крестом.
Уходили в безвременье чувства,
Как коровы под хлёстким кнутом.

Уходило тепло старой печки
Вместе с прахом в кирпичной трубе,
Уходили иконы и свечки,
Как поклажа на старой арбе.

Уходили печальные скрипы
Вдоль немытых давно половиц,
Старый дом неказист и задрипан,
Как притон для дешёвых блудниц.

Ни сверчка, ни мышонка, ни кошки,
Ни ядрёного в доме словца…
Повиликой покрылись дорожки
До кривого с прогибом крыльца.

По деревне разгульное лихо
Примечает себе терема.
Умирают крещёные тихо,
А потом умирают дома…

В чёрном срубе таится надежда,
О которой в стихах не споют,
Что быть может художник заезжий
Вдруг напишет прискорбный этюд.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
ПРОГУЛКА ПО ВЕСЕННЕЙ САМАРЕ
ПРОГУЛКА ПО ВЕСЕННЕЙ САМАРЕ

Прогуляюсь… Самара большая –
Зазывает руладой ручья,
Наплевать, что кому-то чужая,
Лично мне она – в доску своя!..
Нынче небо не выронит слёзы,
Разметало лучей полотно,
Улыбается Разин с утёса,
Ветер треплет кафтана сукно.

С терпким привкусом влаги микстурной –
Отжила, отболела пурга,
От Некрасовской до Физкультурной
Всюду в землю уходят снега.
И мелком на подсохшем бульваре
Разрисован асфальт там и тут,
До чего же в любимой Самаре
Даровитые дети растут!..

Я по берегу Волги гуляю,
Хорошо, когда рядом вода,
Воробьиха самца отгоняет,
Только тот не спешит никуда.
Он весной, как и я, опоённый,
Настоятельно просит тепла,
А на звонницах разноимённо
Отзываются колокола.

Вся земля переполнена паром,
И шевелится в почке листок,
Оживает повсюду Самара –
Средне-волжский купец-городок.
Если вдруг ненадолго придётся
Мне покинуть родные края,
Теплоходным гудком отзовётся
Вслед родная Самара моя.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2017
ПИСЬМО
ПИСЬМО

После дождика выгнулся радужный мост,
Побегу по нему, – захмелевший гулёна.
Я сегодня удачу хватаю за хвост,
А не просто письмо из руки почтальона.

Я дождался, дождался письма от отца,
Значит, всё же работает почта на небе.
Прочитаю его от словца до словца,
О насущном он пишет – о вере и хлебе.

Батя любит о разном со мной говорить,
Анекдот неземной мне в конверте подбросит,
Пожурит, как юнца, что не бросил курить,
И о маме в письме обязательно спросит.

Я ему всё, как есть, без прикрас расскажу,
На вопросы его и на шутки отвечу,
По возможности чаще писать попрошу,
Коль от дома родного теперь он далече.

Запечатаю бережно бате ответ,
На конверте поставлю лишь подпись и дату.
Не беда, что обратного адреса нет,
С голубями отправлю письмо адресату.

Распахну голубятню своим сизарям,
Громко свистну, и стая пернатых взовьётся.
Успокоит меня чаровница-заря:
«В небеси главпочтамт без тебя разберётся…»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
НЕ ВЫЙДЕТ!..
НЕ ВЫЙДЕТ...

То не в двери старуха с косой постучала,
То не рухнула дней моих прожитых высь,
Просто жить начинаю сегодня сначала,
Просто нынче закончилась старая жизнь.

Как художник, всё то, что свершится, рисую,
И ещё не стою на кровавом краю,
Я ничем в новой жизни пока не рискую,
И не шлю в поднебесье молитву свою.

Не иду по канату судьбины без лонжи,
Мной ещё не надуманы ночью стихи,
Я ещё не рождён в новой жизни хорошим,
Я не стал ещё в будущей жизни плохим.

В голове, как в динамике радио, сводки:
Прощевайте, враги… Прощевайте, друзья…
За уход мой по полной в гранёные – водки,
Даже те, кому водки сегодня нельзя.

Не хочу в новой жизни ходить пригибаясь,
Не желаю за пайку кому-то служить…
Я за прошлое в небе пред Богом покаюсь
И начну в новой жизни по новой грешить.

Мне теперь наплевать, сколь грехов за спиною,
Сотворённое мной позабыто уже,
Поросло трын-травой и моей сединою,
Мне покоя, покоя охота в душе!..

Вещь-мешок за плечо, а душа загрустила,
Не желает решенье моё принимать…
Я бы начал сначала, да мысль не пустила:
«На кого же оставлю родимую мать?..»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
РАЙОН БЕЗЫМЯНСКОГО РЫНКА...
«И жизнь, как чужая невеста,
Покажется лучше, чем есть…»

Михаил Анищенко


* * *

Район Безымянского рынка –
Повсюду разгульная тать…
Стихи о самарской глубинке
Я буду сегодня читать.

Пусть слушает шайка хмельная
Про лучшие в жизни года…
Она лучше нашего знает
О том, что такое нужда.

Не стоит вливать о России
В стаканы слащавый сироп,
Меня почитать попросили
Про талый самарский сугроб…

…Про первые краски рассвета,
Про пчёлку с её ремеслом,
Про то, как лучистое лето
Согреет их души теплом.

Я буду для люда стараться,
Хоть слогом своим домоткан,
Пока не послышится: «Братцы!..
Плесните поэту в стакан!..»

Найдётся почётное место,
Нальют мне горючую смесь,
«И жизнь, как чужая невеста,
Покажется лучше, чем есть!..»

Разбойник дитя не обидит…
Сверкая оскалом клыков,
Он тоже хорошее видит,
Но только глазами волков.

Считайте меня сумасбродом,
Обиды накопленной нет…
А кто не читал для народа –
Тот сердцем – не русский поэт!..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2017
ВОЛЮШКА-МАТУШКА
ВОЛЮШКА-МАТУШКА

Снег под ногами хрустящей капустой
Просится белою стынью в ладонь,
Глянешь окрест – и становится грустно,
Хлопнешь стакан, да растянешь гармонь…
Вздохи мехов неуёмны и тяжки,
Просит, чтоб вольную с ней голосил.
Ах ты, гармошечка!.. Ах ты, бедняжка!..
Чуешь, как голо живём на Руси!..

Сглажены снегом морщины оврага,
Вмёрз в одиночество столб верстовой…
Грейте мне душу, махорка и брага!..
Ветер, не вой своё: «За упокой».
Хлопнешь стакан… не стерпев, прослезишься,
Сплюнешь сквозь зубы и снова в седле…
Волюшка-матушка, часто ты снишься
Тем, кто родился на русской земле.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2018
ГРУСТЬ
ГРУСТЬ

Памяти Сергея Есенина

Душа, словно после набега
Зловещей февральской пурги,
Напитана холодом снега,
Изломана вся на куски.
Капели скребут подоконник,
Ручьи проторяют пути,
А я, как последний невольник,
Весною сижу взаперти.

Гляжу, как пугливо вороны
Кочуют по рыхлым снегам…
Весна наполняет перроны, –
Грачи покидают юга.
И мысли вдогонку по кругу,
Но в сердце не чую огня…
Отсутствие верного друга
Грустить заставляет меня.

А в памяти запах вокзальный –
Разлук и промасленных шпал.
Печально… ей богу, печально…
Куда ты, Серёжа, пропал?..
Скажи, где кочуешь упрямо,
Какую лелеешь мечту?..
А хочешь, у Божьего храма
Булыжником в небо врасту!

Наступишь небрежно стопою
И вспомнишь тогда обо мне,
А дальше – единой тропою
На розовом резвом коне.
Грущу и тоскую бесслёзно,
На зримую суть опершись,
Что где-то в идиллии звёздной
Поэта отлажена жизнь.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
БУДТО С ПАМЯТЬЮ В САЛКИ ИГРАЮ...
* * *

Будто с памятью в салки играю, –
Я влачусь прямиком сквозь века
В те места, где от края до края
Разливается песнь ямщика.
Там церквей золотятся макушки,
И гусары гарцуют верхом,
Там гуляет по Невскому Пушкин,
Угощая красоток стихом.
Неподвластное времени года –
Ни ветрам, ни дождям, ни снегам,
Очумелое чувство свободы,
Словно кровь, приливает к ногам.
Даже сердцу привольнее биться,
И невзгоды идут стороной,
Стоит только раздумий напиться
Из ладоней России родной.
Но не все ощущенья красивы,
Есть короста и в тех временах,
Когда матушка наша Россия
Позабыла о лучших сынах.
У истории норов ребристый…
Стоит кинуть на дно якоря,
Как привидится казнь декабристов,
И послышится голос царя.
На могучем родимом просторе
Душ невинных повсюду, как птиц.
Всенародное русское горе
Никогда не имело границ.
Но имею ли право такое
Я сегодня царизм обвинять,
Коли сам проживаю в покое,
И беда не коснулась меня?
Ни роднёй, ни друзьями не брошен,
Как осот на далёкой меже.
Мне бы думать сейчас о хорошем,
Чтобы не было тяжко душе.
Только лезут тревожные мысли,
Словно воры в дверной окоём,
Два тяжёлых ведра с коромыслом
На измученном сердце моём.
И влачусь я от края до края
Прямиком сквозь туманы веков,
Будто с памятью в салки играю
Под унылую песнь ямщиков.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
ГОРОД
ГОРОД

Мостовыми горизонт распорот,
Вертикаль вокзальная шумит,
И пошёл раскручиваться город,
Превышая вешковый лимит…
Полнится трамвайными звонками,
Брезжится рассветной желтизной,
И асфальт вскипает под ногами,
И Самарка плещет за спиной,
Дважды разграфлённая мостами,
И в лицо мне дышит отчий дом
С кровельной проржавленною сталью,
Вдалеке, за баннерным щитом.
И бежит по заданному кругу,
Скорость увеличив на разы,
Эта жизнь огромной центрифугой,
Ставя наши судьбы на весы.
И вокруг собора или башни
В вечности закружит без конца
Выстрадано светлый и бесстрашный
Город, окликающий сердца.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2018
БЕЗЫМЯННЫЙ ПЕРЕУЛОК
БЕЗЫМЯННЫЙ ПЕРЕУЛОК

Ничем особым он не знаменит,
В строениях нахохленных сутулых
С пяти утра всё дышит и шумит –
Проснулся Безымянный переулок.

Его дома, как будто кумачом,
Не наспех – скрупулёзно, постепенно
Забила новым красным кирпичом
После войны толпа военнопленных.

Полгода – непогоде вопреки –
Врезались в грунт в мужских руках лопаты,
Гудели день и ночь грузовики,
Пыхтел неутомимый экскаватор.

Вздымался ввысь за этажом этаж,
Крутились стрелы трёх подъёмных кранов,
И Безымянный переулок наш
Крепчал и рос в глазах партийных планов.

Сдружился он с троллейбусным кольцом,
Где провода в ветвях дерев, как вены…
Здесь на углу рабочие винцо
Потягивали часто после смены.

Из всех бараков оживлённый люд
Сюда в итоге дружно перебрался,
Да я и сам в семидесятых тут
Родился и на сорок лет остался.

Потом судьба из дома увела,
Упаковав пожитки по баулам,
Но память неуёмная влекла
Домой, на Безымянный переулок.

Я до сих пор частенько прихожу
Туда, где жизнь текла легко и гладко,
Знакомых глаз, увы, не нахожу,
Не те дома и детские площадки…

Благая мысль в душе моей живёт,
Что голос предков, словно эхо, гулок…
В стихах однажды кто-то воспоёт
Знакомый Безымянный переулок.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2018
А МОЖЕТ...
А МОЖЕТ...

Не верите?.. А всё ж таки поверьте,
Что Отче не обходит стороной.
Возможно, стану птицей после смерти
И взмою над Самарою родной.

А может стану ливнем или градом,
Чтоб влагой напитать земную сушь,
Господня воля – высшая награда
Для странствующих грешных русских душ.

Они готовы стать травой иль речкой,
Покуда щедр Создатель в небеси.
За всякого замолвит Он словечко,
Ты только не молчи, а попроси.

Пусть сделает меня Господь, кем хочет,
Когда грехи отпустит и простит,
Но только не булыжником с обочин,
Который метко в Родину летит.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
СВОБОДА
СВОБОДА

– Гражданин! Проходите, не стойте у входа, –
у кондуктора в транспорте норов таков, –
Вам куда добираться-то?
– Мне до Свободы.
– До Свободы? Так это ещё далеко!
Я присел. За окном проносились фасады
отсыревших нахохленных серых домов.
Все куда-то спешат, всем куда-нибудь надо,
хриплый город закашлялся в клубах дымов.
Небосвод оголён, облака убежали,
будто кто-то слизнул языком молоко.
В голове расползаются мысли ужами:
– А и впрямь, до свободы ещё далеко!..
До неё остаётся чуть меньше полвека,
позади столько лет, начинённых трудом.
Удивительно странна судьба человека, –
остаётся свобода всегда на потом.
Всё потом: смех и слёзы, разлуки и встречи,
переносится всё на неведомый час.
И выходит, что некогда полнить и нечем
драгоценное нужное время сейчас.
А свобода? Та самая, что обещали?
Где же тот долгожданный целебный глоток?
Притерпелись к тому, что давно обнищали,
что короче становится наш поводок.
Приучились к скоромной еде и к доспехам,
Ожидая свободу – начало начал.
А автобус маршрутом всё ехал и ехал,
А в салоне народ всё молчал и молчал…
Задремал и случайно проспал остановку,
и теперь до свободы опять далеко,
Поглядел на китайские туфли – обновку,
огорчённо вздохнул и потопал пешком…

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
БАБЫ НА РЕЧКЕ ПОЛОЩУТ БЕЛЬЁ...
* * *

Бабы на речке полощут бельё,
Видно, как часто колышутся груди.
Шавка, имея к ненастью чутьё,
Брешет на небо, где сотни орудий
Метко прицелятся, залпом пальнут,
Эхо раскатится вдаль по ухабам,
И на минуточку груди замрут,
Видно напуганы чуткие бабы.
Дружно подхватят корзинки скорей
И босиком по тропе мимо рощи
Мелкой трусцой до родимых дверей…
Шут с ним, с бельишком…
Потом дополощут…

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
СВАДЬБА В ИВАНОВКЕ
СВАДЬБА В ИВАНОВКЕ

В деревне сегодня гулянка,
Старухи дают трепака,
Пока рассыпает тальянка
Повсюду свои жемчуга.
Разлит самогон по стаканам,
С едою скоромною стол,
Сегодня слепого Ивана
Возводят на брачный престол.
Иван надираться не будет,
И яства ему не нужны,
Он чувствует пышные груди
И губы любимой жены.
Авдотья, как Ваньша, незряча,
И память её коротка,
Но всё же, большая удача,
Что встретились два голубка.
Не видят повсюду разора,
Не думают в город бежать,
Брюхатой Авдотьюшке скоро
Наследника надо рожать.
Казённо звенела посуда,
Стучали об пол каблуки,
В деревне Ивановке всюду
Остались одни старики.
Но радость в морщинистых лицах,
Как в рай припасённый билет –
В Ивановке скоро родится
Горластый младенец на свет!
Ивана, не пьющего грамма,
Готовились сделать отцом,
Все ждали рожденья Адама
В деревне, забытой Творцом.
Ликует, почуяв влюблённых,
Церквушка, в кой жизни на «дых»
В оконных – без стёкол – проёмах,
Таких же счастливо-слепых.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2018
ДЕД АФАНАСИЙ
ДЕД АФАНАСИЙ

Простейшая утварь, скоромная пища,
Чаёк погоняет – и словно в раю…
Но дед Афанасий был вовсе не нищим,
Скорее богатым на душу свою.

Рукастый старик починял без запину
Всё то, что сельчане ему волокли.
Хоть гнула нужда стариковскую спину,
Не падок он был на чужие рубли.

Протоптана к дому Афони дорожка,
Ватагой ребяческой дед окружён.
На праздник в цветастой рубахе, с гармошкой,
Задорной частушкой всегда снаряжён.

А если охальник в селе заведётся,
Отходит, бывало, словцом, как метлой.
Жаль, сердце Афони лет десять не бьётся,
Утихло оно под тенистой ветлой.

Но в памяти русской, как в вечном запасе…
Ответят сельчане, кого ни спроси,
Что видится часто, как дед Афанасий
С лукавой улыбкой глядит с небеси.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2018
БАРЫНЯ-ВОЛГА
БАРЫНЯ-ВОЛГА

Стою в одиночку подолгу,
Гляжу на картину одну:
Вздымается барыня-Волга,
Встречаю её, как жену,
Ласкающим взором мужчины…
Покатые бёдра волны,
Заливы её и пучины
В пьянящую стать внесены.
То сонна она, то печальна,
То резва, чего там скрывать…
В народе её неслучайно
Любили всегда воспевать.
Зимой в полушубок одета,
И каждый затон, как ларец.
Пурпурные маки рассветов
Ей щедро дарует Творец.
И что мне поделать с собою,
Влечёт этот пышный объём
Нырять и нырять с головою
В великую тайну её…

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
МОСТИК
МОСТИК

Деревянный мостик ветхий –
Память местных мастеров.
По нему гоняли предки
На луга пастись коров.
По нему и мы ходили
К девкам в дальнее село,
Карасей с него удили,
Жизнь гудела веселО.
Каждый думал: станет краше,
Но… сменились времена,
Помешала жизни нашей
Беспощадная война.
Помню осень. Сорок третий.
Немцев лютая орда.
Коммуниста дядю Петю
Камнем сбросили с моста.
Хоть топтали сапогами
Бедный мостик наш родной,
Совладали мы с врагами
Всей великою страной.
По мосту домой вернулось
Половина мужиков,
Снова время провернулось
Меж земли и облаков.
Перебрали мост убогий,
Сила духа помогла,
Накатали вновь дороги
По району от села.
Вроде зАжили, да только
В раз глубинка отмерла.
Перестройка. Перекройка.
Нет родимого села.
Пошатался я по свету,
Манит отчая верста,
И подумал: «Дай заеду
В те родимые места!..»
Ни часовни, ни колодца,
Воет ветер – вольный зверь,
Пересохшее болотце
Под мостом смердит теперь.
Не хватило в сердце строчек
Описать свои края.
Ах ты, бедненький мосточек,
Сиротинушка моя!..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019
С ДОБРЫМ УТРОМ, САМАРА!
С ДОБРЫМ УТРОМ, САМАРА!

Я прищурился. Солнце навыкате,
Гладит скверы, высотки, мосты…
Ни деньгами, ни словом не выплатить
Первородную дань красоты.

Волга плещет, у берега пенится,
Заиграла в рассвете коса,
А Самара, как девица, ленится
Открывать спозаранку глаза.

Вновь зашаркали мётлами дворники,
Заскрипели петлицы ворот,
Наполняет движением дворики
Работящий самарский народ.

Полчаса остаётся, и заново
Встрепенутся родные края.
Это чувство душой осязаемо,
С добрым утром, Самара моя!


© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019