Самарские судьбы
Самара - Стара Загора

««Сладкая жизнь» Дмитрия Кушнира. Как самарцы подкармливали артистов Большого театра»

+2
Голосов: 2
Опубликовано: 60 дней назад (27 декабря 2016)
Редактировалось: 1 раз — 3 января 2017
В Самаре живет женщина, которая вживую видела выступление звезд Большого театра на куйбышевской сцене в годы войны. И не только видела, а была знакома лично со многими артистами.

78-летняя заядлая театралка Елена Мельникова в деталях помнит каждую встречу с великими певцами и балеринами, и о каждом спектакле может рассказывать часами.



««Сладкая жизнь» Дмитрия Кушнира. Как самарцы подкармливали артистов Большого театра»





Эту историю Елена Мельникова рассказала после того, как прочитала в газете от 10 сентября 2016 года публикацию «Чай да сахар».


Итак, сегодня читаем статью ««Сладкая жизнь» Дмитрия Кушнира. Как самарцы подкармливали артистов Большого театра»:


«Статья пробудила в ее душе воспоминания о судьбе отца - Дмитрия Кушнира. Он в годы Великой Отечественной возглавлял Тимашевский сахарный комбинат. Оказалось, что именно ему мы обязаны тем, что большинство украинских сахаропесочных заводов во время войны было успешно эвакуировано в центр страны, и тем, что артисты Большого театра имели в своем пайке достаточно калорий для того, чтобы не только каждый вечер давать спектакли на сценах запасной столицы, но и выступать дополнительно в госпиталях и на заводах.



- Бабуля, диктор говорит, что Нэлочка Кушнир лучше всех в детском саду танцует украинские народные танцы! - с этим криком ворвалась на пропахшую борщом кухню верткая, тоненькая девочка.


Она сначала ушам не поверила, когда услышала по радио свое имя. А потом вспомнила, как на концерт в детсад приходили журналисты, и поняла, что это действительно про нее сказано!


- Конечно же, лучше всех, - улыбнулась бабушка, продолжая хлопотать у кастрюль, - ты ведь вся в мать - охочая до песен и танцев.


Впрочем, вся родня Нэлочки была певучей и танцующей. Жили они тогда в городе Смела Киевской области. Сюда в 1940 году вернулись из Москвы, поскольку мама Нэлочки - Людмила Венедиктовна, урожденная Кулинич, решила рожать младшего сына Вадима на родине.


А до Москвы семья три года жила в Туле. Там отец - химик-технолог - проходил стажировку на сахарном заводе после окончания техникума. Теперь же Дмитрий Федорович остался в столице один - он заканчивал учебу во Всесоюзной Академии пищевой промышленности имени И.В. Сталина. Семья с нетерпением ждала отца семейства дома.


Говорили, что отец - рослый силач, шутя перекрещивающийся пудовой гирей, - сначала поступил в институт физкультуры, но затем сменил профессию. Не случайно фамилия Кушнир с украинского переводится как кожемяка. Занятие, испокон веков требовавшее огромной физической силы.


- Гирю я и так умею поднимать, - смеялся он, - нужно все-таки чем- то более полезным в жизни заниматься.


Первый успех окрылил юную танцорку Нэлочку. Она решила стать балериной. Но так же, как отец, в будущем Елена Дмитриевна выберет гораздо более земную и нужную в момент послевоенного восстановления страны профессию экономиста.


«Раньше думай о Родине, а потом о себе» - эти слова из песни были девизом поколения, на долю которого пришлись тяжелые испытания войной.


- Вот папа приедет, я ему расскажу, что обо мне по радио говорили, - радовалась малышка.


Она еще не знала, что им не суждено дождаться отца на украинской земле. Ведь шел 1941 год.



Елена Дмитриевна показывает диплом о получении специальности «технология сахарного производства» на имя Дмитрия Федоровича Кушнира. Поражает не то, что документ спустя столько десятилетий выглядит как новенький, а то, что он датирован 16 июня 1941 года. То есть получил его Кушнир за неделю до начала Великой Отечественной войны.


Пока Дмитрий ждал распределения, враг вторгся на нашу территорию. И коммунист Кушнир не имел даже времени, чтобы толком позаботиться о семье. Вместе с дипломом он получил особо ответственное задание - эвакуировать разбросанные по всей Украине заводы, производившие сахар-песок, вглубь страны.


Нэлочка Кушнир в 1941 году была достаточно большой для того, чтобы осознать, насколько быстро враг продвигался по территории СССР в начале войны. Она как сейчас видит в полуденном украинском небе самолеты. Гуляющие дети приняли летчиков за своих, стали их приветствовать, размахивая панамками…И как сейчас Елена Дмитриевна слышит оглушающие разрывы бомб, скинутых на них фашистскими асами, и видит маму, бегущую с коляской в бомбоубежище…


Маму, бабушку, Нэлочку и ее полуторагодовалого братишку сразу эвакуировали в тыл. Все уже знали, что семьи коммунистов фашисты расстреливают в первую очередь.


С замиранием сердца Елена Дмитриевна вспоминает, как им, беженцам, удалось с последним транспортом пересечь Днепр. Под обстрелом врага, от взрывов снарядов вскипала вода, заливая через разбитые окна пароход с женщинами и детьми.


Сначала Кушниров отправили подальше от Киева, туда, где располагался один из сахарных заводов. Мол, коллеги отца позаботятся о семье. Никто и не предполагал, что после пары дней передышки они опять вынуждены будут сесть в поезд, чтобы продолжить свой путь на восток, в Россию. Немцы шли за ними по пятам, и бомбежки составов с беженцами не прекращались.


- Во время налетов мы прятались под вагонами, - рассказывает Елена Дмитриевна, - такой это был ужас! Натерпелись… Затем нас стали догонять теплушки с ранеными, которые шли с Украины.



- Эвакуация была довольно хорошо организована, - вспоминает Елена Дмитриевна, - в станционных буфетах постоянно был кипяток, а повара в привокзальных ресторанах для беженцев варили суп. Это порой было единственной пищей и для взрослых, и для детей. Мама на остановках брала в руки котелок и бежала за супом.


Однако маленький Вадик заболел. Стал отказываться от невкусной вокзальной баланды, слег и стал похож на маленького старичка. А другой еды не было. Мать и бабка в панике, не знали, что делать - постоянно хлопотали вокруг больного ребенка.


Ну а Нэлочка была предоставлена самой себе. На длительных остановках - пассажирские поезда пропускали последними - она выпрыгивала из вагона и подходила к идущим в противоположную сторону составам. Чаще всего это были военные поезда - с установленными на платформах орудиями и теплушками, битком набитыми воодушевленными бойцами. Все считали, что война быстро закончится, и солдаты с офицерами вскоре с победой вернутся домой. Поэтому на остановках развертывали гармошки, пели песни.


- Удивительно, но почти в каждой теплушке ехал гармонист, - говорит Елена Дмитриевна, - много было настоящих виртуозов.


Девочка заслушивалась их игрой. А однажды, услышав знакомый «гопак», не удержалась, выскочила на перрон перед вагонами и станцевала, как в детском садике научили. Бойцы были в восторге от задорного танца малышки, каждый хотел отблагодарить ее. В маленькие ручки совали кусочки сахара и хлеба… Девочка долго махала вслед тронувшемуся составу, а потом со всех ног кинулась к своим - делиться едой. Взяв в кулачок кусок сахарку, оживился и Вадик. Тогда Нэлочка поняла, какой чудодейственной силой обладает этот простой продукт.


- С тех пор, несмотря на протесты мамы и бабушки, я часто выступала перед ехавшими на фронт солдатами. И однажды они мне подарили банку сгущенки, - делится воспоминаниями наша читательница. - Считаю, что именно эта сгущенка и спасла жизнь моему брату - будущему видному работнику авиационно-космической промышленности.

Автор текста: Татьяна Гриднева.
"Сладкая жизнь" Дмитрия Кушнира. Как самарцы...
sgpress.ru›Istoricheskie_versii…Dmitriya-Kushnira…


Три недели мать с детьми мыкалась на куйбышевском вокзале, прежде чем узнала, что вагоны с оборудованием сахарного завода проследовали в сторону села Тимашево, в Кинель-Черкасский район. Туда эвакуировали из Украины сахарный песочный завод.





В годы Великой Отечественной войны в Куйбышеве находился и Большой театр.

Вот как рассказывает об этом «Колесо истории Самары»:

«11 ноября 1941 года в Куйбышеве появились первые афиши о выступлении артистов эвакуированного в наш город Большого театра Союза ССР. Он оказал огромное влияние на развитие культуры Самарского края.

Первый поезд с его артистами прибыл в Куйбышев 6 ноября 1941 года. Среди москвичей были всемирно известные певцы Иван Козловский, Максим Михайлов, Марк Рейзен, Валерия Барсова, балерина Ольга Лепешинская, пианисты Лев Оборин и Эмиль Гилельс, композитор Дмитрий Шостакович, главный дирижер театра Самуил Самосуд, другие известные мастера искусств.

Их разместили в помещении школы № 81 на Самарской площади, учащиеся которой были на каникулах.

Известная арфистка ГАБТ, народная артистка СССР Вера Дулова впоследствии так вспоминала об этом: «Разгородив классные комнаты простынями и еще Бог знает чем, мы получили вполне приличную жилплощадь». Питались бутербродами и чаем из школьного титана. Некоторых эвакуированных взяли к себе домой их знакомые – артисты местных театров. А 10 ноября городские власти передали Большому театру целый жилой дом на улице Некрасовской, 17. Коренных его жильцов разместили по другим домам.

В распоряжение ГАБТ была предоставлена сцена местного оперного театра. Москвичи приехали в Куйбышев без декораций и костюмов, но очень хотели работать. Поэтому первое время они давали только концерты и отрывки из опер в концертном исполнении. Уже 11 ноября в городе появились афиши, приглашавшие на встречу с коллективом Большого театра. А 13 ноября состоялся первый концерт, в котором выступили все ведущие солисты, балет и хор ГАБТ. Позже в таких концертах стали принимать участие и актеры местных театров.

Пользуясь тем, что Всесоюзное радио тоже находилось в Куйбышеве, коллектив ГАБТ взялся за подготовку цикла передач «Великая русская музыкальная культура». Первая такая передача состоялась 23 ноября 1941 года. Солисты Большого театра и работники Всесоюзного радио Е.Сливинская, С.Стрельцов, И.Муромцев, Л.Ашкенази исполнили романсы на стихи Пушкина и Лермонтова. Прозвучали отрывки из оперы Даргомыжского «Русалка». И позже дважды в неделю по радио в исполнении музыкантов Большого театра транслировались концерты из произведений Глинки, Чайковского, Мусоргского, Прокофьева, Шапорина.

За два года работы в Куйбышеве коллектив ГАБТ восстановил почти весь свой московский репертуар и даже поставил новый балет «Алые паруса». Артисты часто выступали в воинских частях, в госпиталях Куйбышева, в цехах заводов, в колхозах области.

Немало концертов провел театр в фонд строительства танковой колонны и эскадрильи штурмовиков «Советский артист». 5 марта 1942 года оркестр Большого театра впервые исполнил Седьмую (Ленинградскую) симфонию Дмитрия Шостаковича. Из Куйбышева концерт транслировался всеми радиостанциями страны и имел огромный резонанс в мире.

До лета 1943 года жил и работал в Куйбышеве коллектив ГАБТ. В благодарность за помощь местных жителей в это трудное время, его артисты и после войны не раз приезжали на Волгу со своими новыми работами, а также с историческим репертуаром военного времени. Как и прежде, они всегда находили здесь теплый прием и горячих поклонников своего таланта». news.samaratoday.rusamaratoday.ru/news





В Куйбышеве артистам Большого театра устроили сладкую жизнь.


78-летняя заядлая театралка Елена Мельникова в деталях помнит каждую встречу с великими певцами и балеринами, и о каждом спектакле может рассказывать часами.


В годы войны директор рафинадного завода, что в Кинель-Черкасском районе, сделал труппе роскошный подарок. Перед отъездом он подарил артистам 100 сахарных голов.


Рафинад, который изготавливали на Тимашевском заводе, славился своей прочностью, на него не действовала сырость. Этот высококачественный кусковой сахар поставляли исключительно на фронт, по большей части на морфлот. Сладкий продукт доставался и артистам Большого театра. В ноябре 1941 года труппа столичных артистов перебазировалась из Москвы в Куйбышев и выступала на сцене нашего оперного. Артистам сахар был нужен для развития музыкальной памяти. Представители Большого театра приезжали в Тимашево забирать со склада выделенные государством спецпайки.

- Помню, что паек балерины составлял 250 - 300 граммов сахара, - вспоминает Елена Дмитриевна. Об этом дочери рассказывал отец Дмитрий Кушнир, директор сахарного завода.

Однажды Дмитрия Кушнира вызвали в обком партии и приказали взять шефство над Большим театром. Отец Лены расчистил несколько комнат в заброшенном двухэтажном здании рядом со своим домом и стал приглашать актеров в гости. В Тимашево на свежий воздух приезжали ведущие артисты Большого театра: певцы Иван Козловский и Елена Кругликова - лучшая по тем временам Татьяна из «Евгения Онегина», знаменитая балерина Татьяна Капустина и многие другие.

- Это была совершенно другая категория людей, - вспоминает самарская театралка, - их отличали удивительная интеллигентность, тактичность, мягкость в общении и простота. Одевались они бедно, как и все эвакуированные. Солистка Елена Кругликова даже попросила у отца пару стеганых теплых бурок, их шили из байковых одеял для рабочих завода, а надевали под калоши вместо валенок. Хотя я видела, что концертное платье у артистки было шикарное: черное, бархатное, длинное. В нем она пела перед ранеными в госпитале.

Артисты выступали на концертах и в Тимашево, в скромном сельском клубе. Во время одного из выступлений Леночка танцевала за спиной солиста Максима Михайлова. Он исполнял «Элегию» Массне, а девчушка кружилась, как мотылек, за его спиной.

- Тогда мне было 10 лет, и я впервые надела настоящую балетную пачку и пуанты, - улыбается Елена Дмитриевна. - Костюм балерины достался мне от эвакуированных сестер-близняшек, которые раньше в Киеве занимались балетом.

Звездам показывали ягодные поляны

Летом 1942 года в свободное от концертов и гастролей время звезды Большого ходили в тимашевский лес за грибами и ягодами. Маленькая Лена частенько сопровождала актеров во время прогулок по лесу.

- Однажды знаменитая арфистка ГАБТА Вера Дулова на лесной тропе нашла подкову, - вспоминает Елена Дмитриевна. - Она всплеснула руками и крикнула мужу Александру Батурину, солисту Большого театра: «Какой счастливый знак! Скоро меня ждут большие перемены в жизни!» Эту подкову женщина положила в корзинку и увезла с собой через год в Москву.


В доме Кушниров, в одной комнате с Леной и ее младшим братом, целое лето провел сын звезды Большого театра Сергей Кругликов. Благодаря местной ребятне 14-летний подросток освоил весельную лодку и научился варить конфеты из патоки, которая оставалась на заводе от переработки сахарной свеклы. Сегодня Елена Дмитриевна бережно хранит фотокарточки солистов Елены Кругликовой, Максима Михайлова, балерины Марии Семеновой с дарственными надписями. Это настоящая фамильная ценность.

Кстати, перед отъездом Большого театра в Москву директор сахарного комбината вручил руководству 100 сахарных головок, каждая весила 300 граммов. Наверняка долгие годы актеры вспоминали о сладкой жизни в Куйбышеве.

(автор статьи Марина Баркова. Источник: В Куйбышеве артистам Большого театра устроили...)
samara.kp.ru›daily/24472/631468/





Вторая часть статьи Татьяны Гридневой:

Эвакуация в Куйбышев

Пока Людмила Венедиктовна Кушнир вместе с двумя детьми и престарелой матерью совершала нелегкий и долгий путь из Киева в тыл страны, ее муж Дмитрий Кушнир ехал в обратную сторону - к линии фронта. Под его руководством в труднейших прифронтовых условиях, зачастую и под бомбами, работники сахаропесочных заводов, расположенных в западной части страны, демонтировали оборудование, грузили его в эшелоны, организовывали эвакуацию в тыл специалистов и членов их семей. В Челябинск, в Тулу, под Воронеж.

С последним эшелоном в тыл отправился и сам Кушнир. Он должен был смонтировать оборудование на рафинадном заводе в Куйбышевской области. Об этом на перевалочном пункте, принимавшем беженцев, сообщили семье Дмитрия Федоровича.

До Куйбышева семья Кушнир добралась только в августе 1941 года. Нэлочка вместе с мамой, бабушкой и полуторагодовалым братом провели тогда в дороге два месяца. Неразбериха в принимавшем тысячи беженцев городе была страшная. Три недели мама и бабушка с детьми мыкались на куйбышевском вокзале, прежде чем узнали, что вагоны с оборудованием сахарного завода с Украины проследовали в сторону села Тимашево, в Кинель-Черкасский район. К слову, в 1941 году в Куйбышев
была эвакуирована и труппа Большого театра.

Калории для балерин

По прибытии оборудования сахаропесочного завода на Тимашевский рафинадный встал вопрос о площадях для монтажа. Дмитрий Федорович предложил использовать под новое производство большое здание склада готовой продукции. Так и сделали.

Рафинадный завод и в 1941 году продолжал выпускать продукцию, черпая сырье из имевшихся на складе запасов. К директору предприятия обратилось руководство Куйбышевской области с просьбой поддержать артистов Большого театра. Дело в том, что все они страдали от недостатка калорий в пайке. Особенно артисты балетной труппы, ведь им приходилось испытывать такую же физическую нагрузку, как и в мирное время. Дмитрий Кушнир принял решение выписывать каждому артисту дополнительную порцию сахара.

- Балерины и танцоры балета получали повышенную норму - около 300 граммов сахара на десять дней, - рассказывает Елена Дмитриевна.

Впрочем, в дополнительном питании нуждались и рабочие оборонных заводов, и прибывавшие с фронта раненые, и дети… Словом, директору сахарного завода на стол ежемесячно ложился огромный список разнарядок на доппитание. В ход шло все - и патока, и утфель… Только рафинад отправляли исключительно в армию и на флот.

К лету 1942 года новый сахаропесочный завод вступил в строй.

Однако остро встал вопрос о сырье, ведь рафинадный работал на привозном сахаре-песке. С посадкой сахарной свеклы не заладилось почти сразу. Поэтому еще во время монтажа сахаропесочного завода Куйбышевский обком партии бросил клич о выращивании ее на как можно больших площадях. Были завезены семена, подготовлены поля, и уже весной 1942 года их засеяли, а осенью получили урожай.

- Я помню, сколько было свеклы, ее бурты лежали повсюду, - рассказывает Елена Дмитриевна. - Мы, дети, после уроков отправлялись чистить ее, готовить к производству.

Веселая, открытая Нэлочка быстро влилась в детский коллектив Тимашевской школы, однако отставала по русскому, так как говорила только по-украински. Учительница русского языка занималась с ней дополнительно, иногда привлекая к проверке ее домашних заданий своего степенного, строгого сына. Он-то спрашивал с девочки по полной, спуску не давал.

- Ох, задавака, маменькин сынок! - сердилась Нэлочка, не подозревая, что, окончив институт, выйдет за него замуж и проживет долгие годы с этим надежным парнем, который со временем станет выдающимся военным хирургом. Нужно сказать, что кинель-черкасские школьники сделали многое для того, чтобы в 1942 году получить рекордный урожай свеклы: все лето они пропалывали корнеплоды, а потом бережно выкапывали их.

И вот, наконец, тимашевцы получили первый собственный сахар-песок. Однако его все еще не хватало для того, чтобы загрузить все мощности рафинадного завода.

Поездка в Иран

Для того чтобы найти другие источники сырья для Тимашевского комбината, Дмитрий Кушнир был направлен в Иран. Всей семьей они выехали в Тегеран, где провели около полутора лет. Дмитрий Федорович совершал деловые поездки по всему региону - посетил Багдад, Басру и другие крупные города. В результате он блестяще решил поставленную перед ним задачу - организовал поставки в СССР.

А Нэлочка училась все это время в школе при посольстве. В 1943 году в Тегеране состоялась знаменитая конференция представителей стран-союзников в борьбе против фашистской Германии. Глав государств и членов делегаций приветствовали празднично одетые дети сотрудников советского посольства в Тегеране. Среди них была и Нэлочка Кушнир. Она вручила букет самому народному комиссару иностранных дел Молотову.

На память о тех временах Елене Дмитриевне остался подаренный родителями в 1943 году альбомчик с шуточной надписью, сделанной рукою обожаемого папы на открытке с изображением веселого пса: «Дарю тебе собачку, прошу ее любить. Она тебя научит, как твой альбом хранить». С тех пор заветный альбомчик пополнялся красивыми картинками и фотографиями любимых артистов. Нэлочка продолжала «болеть» театром.

Когда семья Кушнир вернулась на Тимашевский сахарорафинадный комбинат, здесь уже вовсю обрабатывали собственную свеклу, да еще вскоре пошли поставки сырья из Ирана. Так что рафинадные головы, как снаряды, обернутые в вощеную бумагу, начали заполнять склад. Долго они там не залеживались - ценнейший продукт требовался во время войны повсюду.

Дмитрий Кушнир был очень отзывчивым и заботливым человеком. Во время войны старался служить опорой не только своей семье, но и всем работникам комбината. Мужчины уходили на фронт, их место на производстве занимали женщины, старики, подростки. И следовало проследить, чтобы у всех в домах было тепло, чтобы все были сыты и здоровы.

По инициативе Дмитрия Федоровича отвели специальные дни для раздачи ценного отхода сахарного производства - патоки. Директор комбината лично принимал ходоков из Куйбышева и со всей области, выписывал каждому ордер на килограммы сладкой вязкой пасты коричневого цвета. Народ уносил ее с завода в ведрах, увозил на лошадях в бидонах, чтобы подкормить сладким оголодавших детишек. Говорят, что вся дорога от железнодорожной станции до комбината была просто пропитана выплескивавшейся из емкостей сладкой патокой. Такая вот своеобразная «дорога жизни» в военное время…

Продолжение следует!


Добавлю к вышесказанному - факты, запечатленные на страницах военных газет, архивных материалов музея Большого театра, воспоминаний очевидцев. Факты, сами по себе имеющие исключительную историческую ценность.


Бесценны и воспоминания. Странички биографий, домашние архивы - странички истории Страны и наших судеб.

В 2016 году стартовал крупный медиапроект «Культурная элита запасной столицы».

В Самарской публичной библиотеке состоялась встреча «Культурная элита запасной столицы», посвященная 75-летию со дня фактического присвоения городу Куйбышеву статуса запасной столицы СССР.

Ведущей встречи творческой интеллигенции с ветеранами, читателями, а также представителями внутригородских районов была руководитель департамента культуры, туризма и молодежной политики администрации г.о. Самара Татьяна Шестопалова.

- 75 лет назад, 15 октября 1941 года, Куйбышев получил титул запасной столицы CCCР. Это событие широко отмечается уже не первый месяц. Внимание губернатора Самарской области и главы города к этому юбилею, памятный знак и много проводимых в этой связи интересных мероприятий свидетельствуют о том, что для нас это еще один повод вспомнить о великой истории великой страны, - отметила она.

Ведущая предоставила слово первому заместителю главы Самары Владимиру Сластенину, который подчеркнул большое значение для культуры нашего города того факта, что в годы Великой Отечественной в Куйбышев эвакуировали лучшие творческие силы Москвы и Ленинграда.

Председатель правления Самарской областной культурно- просветительской общественной организации «Самарские судьбы» Виталий Добрусин выступил с подробным докладом о жизни творческой интеллигенции в запасной столице. В его сообщении - неизвестные доселе факты, удивительные архивные документы. Например, эвакуированный в Куйбышев Большой театр в труднейших военных условиях ставил новые спектакли. Наш великий земляк Эльдар Рязанов в интервью «Самарским судьбам» рассказывал: будучи в эвакуации в Куйбышеве, посещал спектакли Большого десятки раз и именно здесь получил мощный заряд любви к музыке, которая проявилась потом в его фильмах. А кинорежиссер более старшего поколения Юлий Райзман снимал под куйбышевским небом свой замечательный фильм «Небо Москвы», вышедший на экраны в 1944 году. Творческая интеллигенция всеми силами старалась поддержать дух сражающегося народа, выезжая на передовую, порою буквально возвращая к жизни лежавших в госпиталях раненых. На экране была продемонстрирована уникальная фотография исполнения песни «Самара-городок» в Берлине, рядом с поверженным рейхстагом в первые дни победы над врагом.

- Я очень благодарен за возможность выступить и рассказать о нашем проекте. Большинство документов сегодня показаны впервые в нашем городе, они долгое время хранились под грифом «секретно» и «совершенно секретно», - отметил Виталий Добрусин.

На основе собранного материала планируется подготовить книгу и документальный фильм.

С воспоминаниями о военном времени выступил старейший кинодокументалист Самары Борис Кожин.

Эта эвакуация была для них спасением, но и большим испытанием. Большой театр, например, жил в школьных классах, которые разделили простынями, подвешенными на бельевых веревках. Некоторое время за такой простыней проходила жизнь и Дмитрия Шостаковича с семьей. Но люди искусства не могли не творить, порой не подозревая о том, какая великая жизнь ждет их произведения, в которых они отражали свою боль, свои переживания о судьбе родины. Так было с «Ленинградской симфонией».

Борис Александрович видел записку, написанную Шостаковичем лечащему врачу его сына. Там все просто: «Приглашаю на прослушивание очередного моего произведения». Большому композитору было тогда не до пафоса. Эвакуированный из голодного Ленинграда сын тяжело болел, и куйбышевские врачи долго боролись за его жизнь.

Борис Кожин рассказал и о подвиге куйбышевских документалистов, снимавших военную хронику, находясь под обстрелом, в первых рядах пехоты. Он напомнил об исторической ценности бывшего здания студии кинохроники на Молодогвардейской. Здесь бывали Эренбург, Толстой, Симонов, а также все члены эвакуированного в наш город правительства и сотрудники посольств: ведь только здесь можно было увидеть трофейную кинохронику.

Затем выступили председатели самарских творческих союзов. Они рассказали о том, каким локомотивом для создания их объединений стало прибытие в наш город столичного культурного десанта. Сегодня члены творческих союзов Самары делают многое для сохранения памяти о больших мастерах, которые способствовали развитию культурной жизни нашего города, стараются передавать своим ученикам те знания, которые были получены от этих великих учителей.



Комментарии

Марк Левянт, председатель Самарского отделения Союза композиторов:

- Дмитрий Шостакович создал в 1941 году куйбышевский Союз советских композиторов. Отсчет мы ведем именно с того времени. Тогда еще не было Союза композиторов СССР - он образовался только в 1948-м. Поэтому самарский Союз считается старейшим в России.

Владимир Гальченко, председатель Самарского регионального отделения Союза театральных деятелей России:

- Театральная жизнь в запасной столице была очень насыщенной. Каждый вечер залы театров и филармонии были полны. На сцене рядом со столичными корифеями выступали и самарские артисты. Старейшая самарская актриса Антонина Дерябина всю жизнь вспоминала и о концертах, которые давали эвакуированные и куйбышевские артисты в агитбригадах, выступавших на фронте и в госпиталях. А члены семей эвакуированных в наш город деятелей искусств до сих пор вспоминают, с каким теплом их встретили куйбышевцы, разделив с ними свой кров.

Иван Мельников, председатель Самарского отделения Союза художников России:

- Каждый человек искусства - это прежде всего личность. Мы решили с помощью министерства культуры издавать серию книг «Прекрасный след». Одна из шести уже изданных посвящена Василию Акимову, возглавлявшему куйбышевское отделение Союза художников СССР в годы войны, другая - бывшему директору Художественного музея Владимиру Володину, организовавшему встречу в Куйбышеве эвакуированных произведений искусства и затем их возвращение в столичные музеи. В нашем списке более 30 имен героев будущих публикаций.

Читайте:

Большой театр в Куйбышеве — Самарские судьбы
samsud.ru›Блоги›Хроники самарочки›bolshoi-teatr-v…


В Самаре стартует крупный медиапроект «Культурная...»
sgpress.ru›Куйбышев›…elita-zapasnoj-stolitsy…
Комментарии (1)
Лидия Павлова #    27 декабря 2016 в 16:21
Очень интересный материал! Спасибо, Ольга! Совершенно неизвестная для меня страничка истории военных лет.