Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Дом самарского купца В.М. Сурошникова

+5
Голосов: 5
Опубликовано: 1028 дней назад ( 2 сентября 2014)
Редактировалось: 1 раз — 8 ноября 2014
Темы заметок Блога "Хроники самарочки" подсказывает «Колесо истории» (исторические даты) или день сегодняшний.

Вот, например, на днях в самарской прессе появилась информация -

«В Самаре выделено почти 43 млн бюджетных рублей на реставрацию дореволюционного дома Сурошникова, расположенного по адресу Венцека, 33/ Степана Разина, 82».

Всем ли самарцам знакомо это имя? Тем более, читателям «Самарских судеб», кто в Самаре даже и не бывал.

Кто же такой Василий Михайлович Сурошников?


Еще месяц или полтора назад чесались руки написать об этой находке. Сколько времени и сил было потрачено на анализ и сбор данных по даче Сурошникова по проекту Шехтеля. В результате мы пришли к выводу, что она все же не сохранилась... и ошиблись! Паша сделал невозможное. В музее Щусева был найден проект Особняка и дачи Сурошникова (спасибо Людмиле Сайгиной). И вот же она. То, что мы считали дачей Башкирова, оказалось дачей Сурошникова. Работа Федора Шехтеля, считавшаяся утраченной, найдена! Я часа два не мог прийти в себя от восторга, обнаружив, что это она. В сегодняшнем номере Волжской коммуны мы опубликовали разворот, посвященный Шехтелевским работам в Самаре, а Паша выложил в ЖЖ полный вариант своего труда. Ура, друзья! Мы имеем дело с научным открытием федерального масштаба!

Фигура купца В.М. Сурошникова всегда вызывала много вопросов. О жизни и деятельности в Самаре крупнейшего миллионера, землевладельца и домовладельца Василия Михайловича Сурошникова в краеведческой литературе мы можем найти лишь редкие упоминания и отрывочные сведения. Период с 1918 года совсем не комментируется авторами, а место смерти самарского купца до сегодняшнего дня не было окончательно установлено. В 1960-х - 1990-х годах авторство проекта личного особняка Сурошникова на углу Казанской и Воскресенской улиц (ныне угол улиц Алексея Толстого и Пионерской) обычно приписывалось самарскому архитектору А.А. Щербачеву. Позже появились данные о существовании проекта этого дома, выполненного знаменитым мастером эпохи модерна Ф.О. Шехтелем, но документов об этом, как и самого проекта, в Центральном государственном архиве Самарской области обнаружено не было. И только лишь в фондах Шехтеля в ГНИМА им. А.В. Щусева в Москве удалось найти проекты дома и дачи купца. Фотокопии этих бесценных документов недавно были любезно предоставлены нам известным исследователем, научным сотрудником и заведующей сектором отдела фондов графики ГНИМА им. А.В. Щусева Л.В. Сайгиной.
(Опубликовано: Попов П., Мельник О., Арутюнов А. Неизвестный Шехтель. //Волжская коммуна, 2013, 27 сентября. С. 20 – 21).



Из биографии В.М. Сурошникова




Василий Михайлович Сурошников (01.04.1863 - 05.1923) - самарский купец первой гильдии, миллионер, благотворитель, авторитетный общественный деятель. Потомственный почетный гражданин города Самары с 1903 года. С 1914 года коммерции советник, с 1916 года статский советник. Полного курса гимназии не окончил (только 6 классов), зять богатейшего самарского купца А.Н. Шихобалова.

В.М. Сурошников занимался махинациями на рынке зерна и сельскохозяйственных земель, держал несколько заводов (салотопенный, мыловаренный, крахмальный), пекарни, кузницы, лавки, паровые и водяные мельницы, три амбара, имел после смерти А.Н. Шихобалова 54 000 десятин земли в Бузулукском, Бугурусланском, Николаевском уездах Самарской губернии, а также усадебные земли в Симбирской губернии, крупные счета в Волжско-Камском и Азово-Донском банках в золоте, кредитных билетах и ценных бумагах.

К 1916 году владел 18 домами в Самаре (большинство доходные), открыл крупнейшую частную электростанцию в Самаре, располагавшуюся на его дворовом месте в 39 квартале города (ныне ул. Фрунзе, 89), которая обеспечивала энергией в разное время от 22 до 54 крупных абонентов.




Самарские купцы. В центре в кресле - А.Н. Шихобалов, справа от кресла стоит В.М. Сурошников

В 1905 году Сурошников стал членом биржевого комитета и членом учетного комитета Волжско-Камского банка. В личном формулярном списке Сурошникова, составленного Самарским отделением Государственного банка в рубрике «Нравственные и деловые качества лица» указывалось: «...занимается сельским хозяйством, в указаниях по этому производству может быть полезен. Пользуется всеобщим уважением и заслуживает полного доверия». Данная характеристика дошла до товарища министра финансов и предложением Государственного банка от 5 марта 1907 года за № 148 В.М. Сурошников утвержден в высокой должности члена учетно-ссудного комитета и узкого специалиста по сельскохозяйственным кредитам Самарского отделения Госбанка. Василий Михайлович счел нужным поступить на работу в Самарское отделение Государственного банка с заработной платой в 1 рубль. С 1908 года Сурошников - один из основателей и первый член Совета Самарского купеческого банка (крупнейший акционер банка - 1/5 всех акций). В 1909 году Сурошников - член правления Самарского общества взаимного кредита. В 1912 году В.М. Сурошников вместе с женой, сыном Петром, дочерью Ниной и братом Алексеем стал крупным пайщиком торгово-промышленного товарищества «Н.Е. Башкирова наследники в Самаре» под председательством В.Н. Башкирова. В 1913 году учредителям товарищества Башкирова принадлежали: паровая мельница (ныне ТЦ «СтройДом»), оцениваемая в 617 000 рублей, движимое имущество при мельнице, стоимость которого составляла 813 000 рублей, торговые предприятия в городах Самаре, Рыбинске и Гельсингфорсе, торговый флот. Членами Правления товарищества были избраны А.Д. Пятова, В.Н. Башкиров, В.М. Сурошников. 26 апреля 1913 года Сурошников совместно с С.А. Елачичем, А.Я. Слободчиковым, В.Н. Башкировым и С.Е. Пермяковым и другими крупными дельцами создали самарское городское кредитное общество. В это общество вступили 124 человека с суммой по страховой оценке 2 миллиона рублей.

В период с 1905 по 1917 годы Василий Михайлович Сурошников был членом Самарской городской думы. В 1910 году купец входил в состав технической комиссии Самарской городской думы, а к 1911 году являлся председателем еще 2 думских комитетов: 1) комитет по увековечиванию памяти статс-секретаря Столыпина в Самаре; 2) комитет по увековечиванию события 19 февраля 1861 года, 300-летия царствования Романовых и 100-летия Отечественной войны 1812 года. Планировалась установка памятника Столыпину по подписке, в 1912 году улица Почтовая была официально переименована в Столыпинскую. С 1911 года В.М. Сурошников входил также в комиссию по открытию Самарского политехникума. Но уже в 1913 году часть гласных вместе с В.М. Сурошниковым решила выйти из состава этой комиссии. И только благодаря уговорам думцев, считавших деятельность купца В.М. Сурошникова «в высшей степени желательной и полезной», он не покинул ее ряды. В 1912 году участвовал в делах по реформированию Самарского адресного стола. В начале 1914 года Сурошников стал членом электроводопроводной комиссии, ранее имевшей статус подкомиссии и членом врачебно-санитарного совета при думе. После начала Первой мировой войны городская дума постановила организовать комиссию для производства исследования личного состава всех семейств, призванных на военную службу в городе Самаре (призванных и ратников) и организации над ними районных Попечительств (М.Д. Челышев, В.Н. Башкиров, В.М. Сурошников, Н.А. Самойлов, Е.А. Зубчанинов, М.С. Афанасьев и С.Н. Постников). 29 октября 1914 года купец был выбран в депутацию для подачи самарскому губернатору просьбы полного запрещения продажи алкоголя в Самаре в составе А.Н. Наумова, отца Формаковского, В.Н. Башкирова, Е.А. Зубчанинова, Е.Т. Кожевникова, И.И. Левина, М.Д. Челышева. В 1916 году В.М. Сурошников входил в исполнительные комиссии по борьбе с дороговизной, снабжения населения города Самары мясом, при предстоящей реквизиции скота в Самарской губернии для нужд армии. Участвовал в работе общества «Самопомощь», занимавшегося снабжением самарских горожан дешевыми товарами, а также в работе Продовольственной (Обывательской) комиссии.

С 1914 по 1917 годы был председателем комиссии по увековечиванию памяти бывшего городского головы М.Д. Челышева. Улица Саратовская была названа улицей имени Челышева (ныне ул. Фрунзе), решено установить памятник бывшему городскому голове. Комиссия предложила два возможных места для установки памятника М.Д. Челышеву либо в соборном садике на углу Николаевской и Алексеевской (ныне угол Чапаевской и Красноармейской), либо на улице имени Челышева в саду у городского театра перед домом губернатора (несмотря на то, что это место было уже запланировано под памятник городскому голове П.В. Алабину). В сентябре 1915 года начался сбор средств на сооружение памятника по подписке. Тогда же оговаривалось, что «это должна быть бронзовая фигура на мраморном постаменте» по проекту академика скульптора Ильи Яковлевича Гинцбурга.

18 октября 1905 года Сурошников вошел в совет самарского политического объединения «Партия порядка», организованного на началах манифеста 17 октября 1905 года под руководством А.Н. Наумова. Основной насущной своей задачей это объединение считало «снабжение наиболее угрожаемых землевладельческих экономий вооруженной охраной в период смутного времени». После наведения относительного спокойствия в Самарской губернии «Партия порядка» распалась, большинство ее членов вступили в партию октябристов. Но Сурошников хоть и поддерживал «Союз 17 октября», разделял его основные программные установки, принимал некоторое участие в редактировании газеты октябристов «Голос Самары» (детище А.Н. Наумова) совместно с С.Н. Постниковым и С.А. Богушевским, даже был выборщиком в Госдуму от октябристов, но официально в ряды партии так и не вступил.

Купец Сурошников всю жизнь активно занимался благотворительностью. В период с 1889 по 1914 годы Василий Михайлович Сурошников являлся старостой Ильинской церкви в Самаре, с 1914 по 1918 годы старостой самарского Кафедрального собора. Кандидатура Сурошникова как возможного ктитора Кафедрального собора была выдвинута самим причтом храма. На заседании Самарской городской думы 24 апреля 1914 года при рассмотрении кандидатур старост М.Д. Челышев заявил: «Совесть нравственно обязывает меня засвидетельствовать перед городской думой, что в бытность мою городским головой В.М. Сурошников внес на украшение собора 17 тысяч рублей и 13 тысяч рублей на другие работы. В наше время редки люди с таким высоким религиозным чувством, каким является Василий Михайлович. В виду такого усердия его к храму Божьему, я и предлагаю не баллотировать Василия Михайловича, во избежание нанесения обиды, могущей произойти от случайно положенных неизбирательных шаров, мы единогласно просим его принять на себя должность старосты». Предложение М.Д. Челышева посредством вставания было единогласно принято.

Начиная с 1907 года, В.М. Сурошников упоминался как член Самарского правления Российского общества Красного креста, а в 1912 году - как почетный директор приюта бездомных детей имени Великой княгини Анастасии Николаевны в Самаре.

В 1912 году Василий Михайлович Сурошников и его жена Мария Антоновна Сурошникова стали членами Самарского губернского попечительства о детских приютах. К 1910 году Самарская городская дума в связи со смертью основных членов Совета городской богадельни имени Константинова на Алексеевской улице (ныне Красноармейская, здание железнодорожного техникума) избрала новых попечителей - купцов В.М. Сурошникова, И.Я. Соколова, И.И. Левина, В.З. Карпова. В 1912 году В.М. Сурошников являлся членом попечительского совета Самарской городской общественной богадельни на Симбирской (ныне Ульяновской) улице.

В 1912 году В.М. Сурошников стал действительным членом правления общества Дома трудолюбия, а в октябре этого же года вошел в комитет по сбору пожертвований для братьев - славян, воюющих с турками в Первой Балканской войне. Он живо откликался на любые частные вопросы, касающиеся благотворительности: финансировал возведение церкви Михаила Архангела в Новом Оренбурге, вместе с женой участвовал в организации ежегодного праздника «День белой ромашки» (общегородской сбор пожертвований на борьбу с туберкулезом), выделял деньги на ремонт психиатрической лечебницы в Томашевом колке, на ремонт и переустройство самарской биржи у Александровского сада и др.
Неоднократно купец Сурошников вносил пожертвования для нуждающихся учеников начальных классов школ, гимназий и училищ города Самары, принимал непосредственное участие в учреждении стипендий имени А.Н. Шихобалова, П.А. Столыпина, М.Д. Челышева.

В.М. Сурошников продолжил ведение благотворительной деятельности, начатой А.Н. Шихобаловым. Вместе с Марией Антоновной он являлся попечителем Михайло-Архангельской, Троицкой церквей и школы в селе Наченалах Симбирской губернии (родина А.Н. Шихобалова), Свято-Троицкого (Шихобаловского) женского монастыря в Бузулукском уезде Самарской губернии, ремесленного приюта для сирот и школы в селе Колокольцевка Николаевского уезда Самарской губернии, а также курировал работу Шихобаловских больницы и богадельни в Самаре.

В 1909 году во дворе Шихобаловской больницы по бывшей Сокольничьей улице, а теперь Шихобаловской (ныне улица Ленинская) за счет Сурошникова установили бюст А.Н. Шихобалова, выполненный академиком скульптором И.Я. Гинцбургом. К 1911 году на средства В.М. Сурошникова (по духовному завещанию его тестя А.Н. Шихобалова) была закончена работа по созданию иконостасов для храма Николаевского мужского монастыря в Самаре. Корреспондент «Самарских епархиальных ведомостей» отмечал: «Иконостас, поражающий внимание зрителя своим богатством, роскошью и великолепием, стоимостью в 6 000 рублей, был пожертвован А.Н. Шихобаловым и наследником его, таким же ревнителем о благолепии и благоукрашении храмов Божиих, купцом В.М. Сурошниковым». В 1912 году в Москве в типографии А.А. Левинсона В.М. Сурошниковым была издана интереснейшая книга «Антон Николаевич Шихобалов. Его жизнь, просветительные и благотворительные учреждения его имени» со вступительным словом самого Василия Михайловича.
В.М. Сурошников был награжден орденами Св. Анны 2 и 3 степеней, Св. Владимира 4 степени «по духовному ведомству», орденом Св. Станислава 2 степени «за заслуги по приюту имени принца Петра Георгиевича Ольденбургского в Санкт-Петербурге» и памятным знаком, посвященным 300-летию Дома Романовых.

В 1918 году после взятия Самары большевиками В.М. Сурошников покинул город, жил некоторое время в Омске, затем во Владивостоке. В этот период в составе Волжского торгового товарищества он занимался продовольственным снабжением Белой армии. В 1921 году В.М. Сурошников из Владивостока эмигрирует с семьей в Шанхай на частном судне «Лорелай». Пристроив семью в доме на Баошань-роуд у Богоявленской церкви в Шанхае, Василий Михайлович Сурошников отправился в далекое и отчаянное путешествие по православным землям Балканских стран, в частности в КСХС (Королевство сербов, хорватов и словенцев). Вероятно, что предполагалось не просто паломничество к христианским святыням, а поиск нового спокойного и уединенного места жительства для себя и своих близких. В мае 1923 года В.М. Сурошников скончался. Его могилу с уцелевшим памятником в 2012 году нам удалось найти на территории современной Хорватии, в области Западная Славония, на кладбище затерянного в лесах сельского православного монастыря Пакра.




Могила В.М. Сурошникова на кладбище сельского православного монастыря Пакра в Хорватии

На надгробном памятнике, на каменном кресте хорошо читается: «Здесь покоится тело коммерции советника, почетного гражданина города Самары, статского советника Василия Михайловича Сурошникова. Скончался ... мая 1923 года»


Самарский купец В.М. Сурошников и проекты Шехтеля






С 1884 по 1912 годы В.М. Сурошников проживал с женой и детьми (8 детей) в доме своего тестя А.Н. Шихобалова на улице Панской, 73 (ныне Ленинградская, 77). В конце 1908 года Василий Михайлович купил дворовое место с двухэтажным домом классической образцовой архитектуры в 22 квартале города Самары на углу улиц Казанской и Воскресенской (ныне угол улиц А. Толстого, 41 и Пионерской, 22). Вплоть до конца 1908 года этот двухэтажный дом принадлежал сначала дворянке Анне Борисовне Шелашниковой, которая проживала в своем имении в Исаклах, занималась производством знаменитого на Средней Волге шелашниковского подсолнечного масла. После ее смерти дом, как и все имущество, перешел всего на семь дней к ее дочери Марии Степановне Рооп, жившей под Балашихой в имении Пехра-Яковлевское. Так как М.С. Рооп жить в Самаре не собиралась, то сразу же продала особняк в 22 квартале В.М. Сурошникову. На протяжении нескольких лет дом значился в справочниках и документах как «бывший Рооп». Вскоре Сурошниковым был заказан проект перестройки дома в стиле модерн, выполнен на «на шести листах», утвержден строительным отделением Самарской городской управы 18 августа 1909 года и завизирован городским архитектором Ф.А. Черноморченко.



Главный фасад по Воскресенской (ныне Пионерской) улице.
Из проекта Ф.О. Шехтеля особняка В.М. Сурошникова в Самаре, 1909 год. Из фондов ГНИМА им. А.В. Щусева







Проект перестройки дома был выполнен известным архитектором эпохи модерна, академиком архитектуры Федором Осиповичем Шехтелем. В период с 1909 по 1910 годы в проект были внесены серьезные изменения самарским архитектором Александром Александровичем Щербачевым, начато строительство. До сих пор в личных бумагах Щербачева, хранящихся в государственном архиве Самарской области, можно найти несколько фотографий окончания строительства дома. Согласно многим документам и адресным справочникам к лету 1912 года В.М. Сурошников с семьей переехал в свой новый особняк.





Дом В.М. Сурошникова с башней - доминанта перекрестка и четко очерчивает угол улиц, что характерно для Самары, но имеет архитектурную обработку всех четырех фасадов, что было редким в то время для города явлением.

Нужно признать, что особняк Сурошникова все-таки это - дом Щербачёва, а не Шехтеля. И дело не в изменении Щербачевым количества осей, переносе входа, искажения башни, в частности путем устройства гигантских контрофорсов, несущих балкон, создании граненого эркера с правой стороны главного фасада, замене балюстрады на карнизах своеобразным фризом... Просто это совсем другой образ и другой взгляд. Например, у Шехтеля плитка должна была занимать только плоскости под карнизом над арочными окнами второго этажа обоих крыльев здания. Кроме того, был важен её размер и, особенно, диагональный рисунок размещения, имитирующий кладку на фасаде дворца дожей в Венеции. Щербачев же полностью обложил фасад практичной, недорогой голубоватой и коричневой глазурованной прямоугольной плиткой «кабанчик» (плитка размером 120 х 65 мм.), украсил фасад барельефами с изображением бога Меркурия в шлеме, растительным орнаментом, пшеничными колосьями с серпами. Нижняя часть фасада сложена из жигулевского известняка.

Московские специалисты ГНИМА им А.В. Щусева отмечают: «Виртуозное исполнение проекта в графике, чувство такта и вкуса позволяют отнести эту стилизацию к одной из лучших работ архитектора Шехтеля. Осмелимся предположить, что если бы Шехтель смог лично выстроить этот дом, то по своим художественным достоинствам он обошёл бы его же, признанный всеми шедевр, - дом Морозовой на Спиридоновке в Москве». Но этому не суждено было сбыться. Шехтелевскому модерну с его «венецианской» легкостью и ажурностью был противопоставлен рациональный с элементами северного модерн Щербачева.
К зданию были пристроены конюшни и гараж, каменная оранжерея с серией фонтанов, подведены электричество с собственной электростанции, водопровод, канализация, центральное отопление и телефонная линия, разбит фруктовый сад. Между особняком и флигелем (ныне улица Пионерская, 26) архитектором Щербачевым была запроектирована простая, но изящная беседка.


Внутри здания мы сможем найти четыре камина, стены залов удивляют богатой лепниной, а пол потрясающим своей красотой паркетом. Известный санкт-петербургский реставратор и исследователь А.И. Роденков обнаружил на одном и изразцов камина клеймо английской компании «Дультон» («Doulton»). На сегодняшний день на территории бывшей Империи известны случаи употребления керамики этой знаменитой компании, но камин с керамикой английской фирмы «Дультон» был найден только в особняке В.М. Сурошникова.

По сведениям дореволюционных газет в особняке В.М. Сурошникова часто бывали купцы М.Д. Челышев, С.Н. Постников, В.Н. Башкиров, братья Киселевы, архиепископ Самарский и Ставропольский Питирим. Гараж при особняке занимал автомобиль с 24-сильным двигателем со спортивным кузовом «Торпедо» 1910 года выпуска с регистрационным номером на 1914 год № 33.

Особняк В.М. Сурошникова интересен и наличием подземного хода. По свидетельству уважаемого главного библиотекаря Самарского военно-медицинского института (к сожалению, ныне закрытого) Надежды Федоровны Ирхиной, от дома Василия Михайловича Сурошникова был проложен длинный подземный ход, соединявший подвалы здания с берегом Волги (вероятнее всего с Шихобаловскими казармами на углу улиц Набережной и Воскресенской). Подземный ход был создан именно при Василии Михайловиче. Н.Ф. Ирхина, вся жизнь которой была связана с военно-медицинским факультетом, а позже институтом и домом Сурошникова, рассказала нам: «Лет сорок назад при ремонте труб у дома просел грунт, и нашему взору открылось начало подземного хода, своды которого были отделаны такой же плиткой, как и фасад». В здании расположены и два огромных сейфа начала XX века, которые вмонтированы в каменный пол.

После разгрома белочехов в Самаре в доме Сурошникова располагалось командование Железной дивизии Гая. С ноября 1918 по 1922 годы здание занимал Самарский Пролеткульт, состоявший из популярных среди горожан музыкального, театрального, литературно-художественного отделов и изостудии. Работа Самарского Пролеткульта проходила в тесной связи с напряженным ритмом жизни прифронтового города. Там готовили плакаты и оформление для массовых революционных празднеств, знамена, аллегорические колесницы, передвижные театры. Среди инструкторов изостудии были известные впоследствии советские мастера: Г.Г. Ряжский, И.Г. Фрих-Хар, Н.Н. Попов, В.В. Гундобин, К.М. Михайлов, Д.И. Спасский. Так, например, именно Г.Г. Ряжский вместе с Н.Н. Поповым, К.М. Михайловым и скульптором В.Е. Бибаевым к празднику 1 мая 1921 года предложили на всеобщее обозрение интереснейший эскиз гипсового памятника III Интернационалу, решенный скульптором в духе пролетарского футуризма.

С 1922 по 1933 годы особняк занимали разные партийные и советские организации. В 1933 году бывший дом Сурошникова был отдан под Самарский (Куйбышевский) краеведческий музей. Во время Великой Отечественной войны дом готовили под размещение одного из посольств, но в 1942 году он отошел в распоряжение суворовского училища, а в 1964 году передан под Военно-медицинский факультет Куйбышевского медицинского института им. Д.И. Ульянова. Здесь, усилиями куйбышевских военных медиков и организаторов, была создана известная на весь Советский Союз высшая военно-медицинская школа. В 1999 году факультет был перепрофилирован в Самарский военно-медицинский институт. Бывший дом Сурошникова стал административным зданием этого вуза.

Во время проведения военной реформы второй половины 2000-х годов знаменитый институт был закрыт, и теперь в особняке находится федеральное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации».

Еще в 1970-х годах особняк был признан памятником истории и культуры как бывшее здание Пролеткульта. Указом Президента РФ от 20 февраля 1995 года № 176 дом Сурошникова стал объектом культурного наследия федерального значения.
Нынешний военный санаторий «Волга» на Седьмой просеке (ранее санаторий «Барбашина поляна», позже санаторий «ПриВО») включает в себя территорию нескольких купеческих дач. Много лет один из корпусов санатория (корпус № 3), старый особняк в мавританском стиле среди некоторых уважаемых исследователей считался дачей В.М. Сурошникова. Помимо этого, в известном списке объектов культурного наследия федерального и регионального значений, расположенных на территории Самарской области, корпус санатория № 3 Приказом МКСО от 29.07.09 г. № 13 обозначен как дача Сурошникова. Однако несколько лет назад было окончательно установлено и убедительно доказано на основе сравнительного анализа различных дореволюционных фотографий, что дача в мавританском стиле на территории санатория «Волга» принадлежала Е.А. Курлиной. К сожалению, в 2008 году дом дачи Е.А. Курлиной подвергся тотальной варварской реконструкции и почти совсем не напоминает оригинальное здание.



В 1920-х годах современник Сурошникова, самарский купец, художник, фотограф и краевед К.П. Головкин указывал в своих краеведческих записках (картотеке), что дача «В.М. Сурошникова каменная, из белого кирпича по проекту московс[кого] архитектора Шехтеля... Е.А. Курлиной каменная, в мавританском стиле...».


Судя по проекту Шехтеля и сведениям К.П. Головкина, дача Сурошникова из белого кирпича - это корпус № 5 санатория, обозначенный в Списке объектов культурного наследия как «дача купца В.Н. Башкирова».
Согласно данным министерства культуры Самарской области «Дача купца В.Н. Башкирова: дом владельца, дом арендаторов» как выявленный объект культурного наследия регионального значения, находится на ул. 7-я просека (санаторий «Волга», спальный корпус № 5), литер 16 (в/г № 7), закреплен за ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» Минобороны России.

По проекту двухэтажный дом в дачном имении был поставлен на мощном, опирающемся на каменные сваи стилобате на крутом берегу, с пероном со стороны Волги и отчасти уходившем в террасы с балюстрадой, крыши террас в свою очередь служили открытыми балконами второго этажа. С высокой площадки бельведера открывался чудесный вид на широкую Волгу и дальние горизонты Жигулевских ворот. Архитектура дома выразительна своей пластической мощью и статикой, подчёркнутыми плоскими разновысокими крышами и отсутствием каких либо декоративных деталей на фасадах. Декоративное начало заложено в конструктивных особенностях дома. Оживляют его стены разнообразные по форме оконные проёмы, несколько рельефных вставок, вписанных в квадрат или полуциркуль арок над оконными проёмами, ритм вертикальных членений которых, превращён в геометрический орнамент убранства, созвучный геометрии объёмного решения дома. При строительстве дома или при его реконструкции в 1974 году в завершение каждого объёма был внесен фриз из красных кирпичных зубцов.


От дома дачи к пляжу был проведен лифт для жены Сурошникова - Марии Антоновны, которая страдала тяжелой болезнью ног. Около самой дачи на берегу была выстроена пристань, где швартовалась личная яхта Сурошниковых «Выстрел». По сведениям газеты «Голос Самары» от 10 октября 1913 года каждое лето на даче В.М. Сурошникова гостили дети из приюта имени Великой княгини Анастасии Николаевны в Самаре.




Современный вид особняка В.М. Сурошникова


Сегодня дом и дача купца В.М. Сурошникова, над проектами которых работали великий архитектор Ф.О. Шехтель и самарский мастер А.А. Щербачев, находятся в критическом состоянии. Городской особняк купца медленно разрушается, давно исчезло ограждение углового балкона, значительные элементы фасада осыпаются. На многих самарцев и гостей города состояние памятника архитектуры с чудовищными табличками по периметру дома «Осторожно, обрушение фасада!» производит поистине удручающее впечатление. Дом имеет высокий статус объекта культурного наследия федерального значения, занят федеральным казенным учреждением, вход в особняк обозначен государственными флагами, но его сохранность и дальнейшая судьба, к сожалению, волнуют лишь ревнителей истории самарского края и ценителей архитектуры модерна.


Источники:

Павел ПОПОВ (Россия, Самара), Ольга МЕЛЬНИК (Хорватия, Дарувар), Армен АРУТЮНОВ (Россия, Самара) . Опубликовано: Попов П., Мельник О., Арутюнов А. Неизвестный Шехтель. //Волжская коммуна, 2013, 27 сентября. С. 20 - 21.


Научный сотрудник, заведующая сектором отдела фондов графики ГНИМА им. А.В. Щусева Людмила Владимировна Сайгина
Фоторепортаж А.Р. Арутюнова об интерьерах особняка В.М. Сурошникова

А.И. Роденков о керамике «Дультон и Ко» в особняке В.М. Сурошникова в Самаре

Об утраченном ограждении углового балкона.
Комментарии (4)
Оксана Алмазова #    2 сентября 2014 в 11:54
Хорошо бы отреставрировать. Жалко, когда старина пропадает!
Марат Валеев #    2 сентября 2014 в 15:16
Какой человечище!
Ольга Михайлова #    3 сентября 2014 в 09:09
Огромное спасибо, Друзья, за отклик!

Старый город - мы все очень любим. И сохранить его облик, настоящий - самарский, надо обязательно. Надеюсь, у нас это получится.
Павел Попов #    8 ноября 2014 в 14:35
Забавно, конечно. Забавно увидеть свою статейку (и уже не первый раз) в вашем журнале.
Если Вы не можете платить исследователям, то и публиковать чужие статьи, да и еще без гиперссылок совсем не нужно.
Это очень не красиво. Пусть даже в личном блоге (((
Успехов.