Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Сегодня исполняется 95 лет со дня рождения Станислава Ростоцкого

+2
Голосов: 2
Опубликовано: 65 дней назад (21 апреля 2017)


Станислав Ростоцкий родился 21 апреля 1922 года в городе Рыбинске.

Его отец Иосиф Ростоцкий был врачом и руководящим работником в системе здравоохранения, а мама Лидия Ростоцкая была домашней хозяйкой. В детстве Станислав Ростоцкий подолгу жил в деревне, любил природу, и его жизнь мало чем отличалась от жизни миллионов его сверстников – в ней был не очень устроенный быт, хлебные карточки, перешитые из отцовских брюк штаны и жизнь в городской коммуналке.

В пятилетнем возрасте Станислав впервые увидел картину Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин», а в четырнадцать лет он попал на кинопробы к великому режиссеру, был утвержден на роль и принял участие в съемках фильма «Бежин луг». В 16 лет Ростоцкий вновь пришел к Эйзенштейну и сказал, что «согласен чистить ему ботинки, бегать в магазин и мыть посуду, если он за это будет его учить». Эйзенштейн рассмеялся и взамен посуды и гуталина предложил Ростоцкому для начала изучить 20 томов «Ругон-Маккаров» Золя, импрессионистов, музыку Равеля, Дебюсси, «Человеческую комедию» Бальзака, японское искусство и русскую классику. Когда в 1940 году Станислав окончил школу, он поступил в Институт философии и литературы, чему во многом способствовали его занятия с Эйзенштейном. Дружба Ростоцкого с мастером продолжалась до конца жизни Эйзенштейна, но режиссурой они практически не занимались. Великий режиссер убеждал ученика, что режиссуры не бывает без знаний – нужно прочесть не двадцать, а тысячи и тысячи томов, и Ростоцкий продолжал упорно заниматься в твердой уверенности, что вскоре поступит в Институт кинематографии. Однако началась война, и ВГИК был эвакуирован. В мирное время Станислав Ростоцкий числился после призыва 1940 года нестроевым из-за болезни позвоночника, однако в феврале 1942 года его призвали в армию. Сначала он проходил службу в 46-й запасной стрелковой бригаде, расположенной у станции Сурок в Марийской АССР, а в сентябре 1943 года Станислав попал на фронт, где ему довелось воевать гвардии рядовым в 6-м гвардейском кавалерийском корпусе. Он участвовал в боях, пройдя путь от Вязьмы и Смоленска до Ровно. Вот несколько строк из написанной Ростоцким «Автобиографии»: «Еще раз вспыхнули ракеты. Вырвали из темноты Дубно. Я увидел стены крепости, церковь, возвышавшуюся над городом, танки, нескольких бойцов и вдруг рядом с собой, несмотря на окружающий грохот, ясно услышал: «Танк!» - и сразу вслед за этим из канонады и рева ночного танкового боя ясно выделился нарастающий звук мотора. Я хотел вскочить, но в это время что-то крепко схватило меня за пятку и потащило назад. Что-то огромное, неумолимое и жесткое навалилось на меня, сжало грудную клетку, обдало жаром и запахом бензина и жженого металла, стало на мгновение очень страшно, именно из-за полной беспомощности и невозможности бороться. «Готов парень. Отвоевался...» - громко и ясно сказал кто-то рядом. Стало обидно и страшно, что бросят. А я ведь жив. Жив или нет? Только дышать очень трудно, и рука не шевелится, и нога. Но надо встать. Встать во что бы то ни стало. Я с трудом оторвался от весенней слякоти, простоял, как мне показалось, очень долго и начал падать, но чьи-то руки подхватили меня. Я узнал фельдшера Аронова. «Э, брат, раз встал, значит, жив будешь», - сказал он мне. И тут же раздался голос майора Симбуховского: «Бричку! Мою бричку!»

11 февраля 1944 года на Западной Украине под городом Дубно Станислав Ростоцкий получил тяжелое ранение, был госпитализирован в Ровно, потом в Москву, и перенес несколько операций, в результате которых у него была ампутирована нога. В августе 1944 года он был признан инвалидом войны второй группы, вернулся в Москву и стал студентом Института кинематографии, попав в мастерскую к Григорию Козинцеву.

Именно во ВГИКе Ростоцкий познакомился со своей будущей супругой актрисой Ниной Меньшиковой. В то время Нина тоже училась во ВГИКе в мастерской Сергея Герасимова. На Ростоцкого она сразу обратила внимание, но завоевать его сердце всерьез не рассчитывала. Вокруг Ростоцкого находилось достаточно других красавиц из института. Но однажды она услышала, что Станислав вместе со своим соавтором Владимиром Красильщиковым собирается ехать в долгую творческую командировку и ищет кого-нибудь, кто смог бы им там готовить еду. Собрав вещи, Нина предложила Станиславу и Владимиру свою помощь. Потом Ростоцкий вспоминал, что его неприятно удивило решение Нины ехать с двумя незнакомыми мужчинами в командировку, что никак не помешало ему влюбиться в юную актрису. В браке с Ниной у него родился сын Андрей, ставший позже известным актером.

Одновременно с учебой Станислав Ростоцкий работал на картинах Козинцева на киностудии «Ленфильм», этот период его жизни продлился семь лет, и когда учеба подошла к концу, Козинцев рекомендовал Ростоцкого как режиссера, готового сразу начать работу в кинематографе.

В 1952 году Станислав получил направление на студию имени Горького. После смерти Сталина в 1953 году и с приходом Хрущева к власти кинематографистам была дана установка снимать больше картин на сельскохозяйственную тему. К тому времени Ростоцкий снял самостоятельно несколько научно-популярных фильмов, и ему предложили подумать о съемках художественного фильма. Друзья подсказали Станиславу, что в редакции журнала «Новый мир» лежит повесть Гавриила Троепольского «Прохор семнадцатый и другие», которую пока не разрешают печатать по идеологическим соображениям. Перечитав рукопись, показывавшую ужасное положение в сельском хозяйстве, Станислав Ростоцкий решил снять по ней фильм. Когда картина была готова, во время ее показа на худсовете Сергей Герасимов шепнул на ухо Ростоцкому: «Стасик, вы что - самоубийца?» Картина Ростоцкого без прикрас иллюстрировала тогдашнюю бюрократическую систему, управлявшую селом. Фильм тут же положили на полку, а режиссера объявили контрреволюционером. Окончательное решение по фильму принимал бывший первый секретарь ЦК комсомола министр культуры Михайлов. Во время встречи с опальным режиссером он сказал, что картина очень плохая, и название «Земля и люди» не имеет никакого отношения к содержанию фильма. Несмотря на то, что Ростоцкий внес несколько поправок, запрет на показ фильма был наложен, однако вскоре Сергей Герасимов сообщил Ростоцкому, что мнение Михайлова резко изменилось, и вскоре министр долго жал Ростоцкому руку, объясняя новую точку зрения: «Вы сделали прекрасный фильм. Поздравляю. Мы отпечатаем 4,5 тысячи копий для показа сразу по всему Союзу». Причина столь неожиданной метаморфозы заключалась в том, что картину просмотрел Хрущев, готовившийся к XX съезду партии. Фильм ему понравился, и он дал добро на его прокат. Премьера картины состоялась на следующий день после съезда, и фильм выглядел документом, обличающим положение дел в сельском хозяйстве СССР. Вскоре она была снята с экранов.

В 1957 году Станислав Ростоцкий снял еще одну картину, посвященную проблемам села. Фильм назывался «Дело было в Пенькове», и его главным героем был добрый, честный и непростой деревенский парень, задира, радеющий за справедливость, сыгранный Вячеславом Тихоновым. В этом фильме многое было новаторским и необычным - особенно жизненная история и характер главного героя Матвея. Картина получила множество замечаний и возражений, среди которых было даже такое неожиданное утверждение, что песня, которую впоследствии пел весь народ СССР «Огней так много золотых на улицах Саратова», - аморальна, потому что советская девушка не может любить женатого мужчину. Фильм был назван клеветой на колхозный строй, и была организована кампания по его обсуждению и осуждению – чиновники от кино изо всех сил старались доказать, что картина вредна и недостойна того, чтобы ее увидели советские зрители. Дорогу к ним фильм пробивал себе сам. Было сделано всего 10 копий, вышедших в ограниченный прокат, после чего стали поступать многочисленные восторженные отклики зрителей. Прокатчики поняли, что показ ленты - гарантированное выполнение планов, и картина начала активно показываться на экранах СССР. Актриса Светлана Дружинина, сыгравшая в фильме «Дело было в Пенькове», рассказывала о Станиславе Иосифовиче: «Это мой по-настоящему первый учитель. Я невероятно благодарна Ростоцкому. Он научил меня тому, чему не учат в институте. Он был человеком военной закалки. На войне он потерял ногу, будучи совсем молодым парнишкой. Поэтому он был невероятно рискованным режиссером. У него было какое-то удивительное чутье на то, чтобы выбирать артисток. Когда он мне предложил пробы в «Дело было в Пенькове», для всех это был полный шок. Я - девочка, закончившая балетную школу Большого театра, училась всего один год на актерском факультете. Меня били палками по ногам, потому что я ходила по первой позиции, а не как все нормальные люди, тем более почвенники, потому что картина почвенная, актриса почвенная, героиня почвенная. Поэтому это был общий шок. Нужно отдать ему должное, он научил меня не только риску брать молодых никому не известных артистов, но и удивительно тщательной работе с ними».

В 1959 году Ростоцким была снята в Чехословакии картина «Майские звезды», а в 1962 году – картина «На семи ветрах. Эти фильмы были сняты Станиславом Ростоцким на военную тематику, и в них главное место занимали судьбы людей. На просмотре фильма «Майские звезды» один из чешских режиссеров сказал: «Эта картина снята очень просто – сердцем». Фильм с большим успехом показывался в Чехословакии, и хорошему отношению чешских зрителей к картине не помешали даже трагические пражские события 1968 года. В 1989 году, 30 лет спустя выхода картины на экран, в Праге состоялась повторная премьера «Майских звезд», она прошла с огромным успехом и при участии всех занятых в фильме ведущих актеров.

В 1963 году Станислав Ростоцкий снял короткометражный фильм «Зимние этюды», а в 1965 году - двухсерийная экранизация новелл Михаила Лермонтова «Бэла», «Тамань» и «Максим Максимыч», получившую название «Герой нашего времени». Следующая лента режиссера называлась «Доживем до понедельника», и стала одной из самых удачных режиссерских работ Ростоцкого, так как произвела на зрителей огромное впечатление, а Станислав Ростоцкий благодаря этому фильму открыл новое направление в кинематографе для юношества. Местом действия фильма стала школа, представшая сколом общества, а автор фильма фактически заявлял протест против всеобщей стандартизации в воспитании молодого поколения. Картина чудом вышла на экраны. Фильм был снят в рекордно короткие сроки - за три с половиной месяца, и запрет на съемки просто не успел прийти. Тогдашний министр кинематографии Романов высоко оценил картину, но потребовал внести около тридцати поправок, из которых Ростоцкий соглашался лишь на три. Чиновниками было принято решение показать картину в Доме кино делегатам Всесоюзного съезда учителей. По всей видимости, кинематографическое начальство рассчитывало на неприятие фильма участниками съезда. Перед показом на сцену вышли режиссер Станислав Ростоцкий, а также актеры Вячеслав Тихонов, Нина Меньшикова, Ирина Печерникова, сыгравшие главные роли, и другие артисты, занятые в картине. И когда после завершения показа в зале зажегся свет, то учителя, стоя, скандировали: «Мо-лод-цы!» Только за первый год проката картину «Доживем до понедельника» посмотрели более 90 миллионов зрителей. Лента была удостоена Государственной премии СССР и Гран-при на VI Московском международном кинофестивале в 1962 году.

В начале 1970-х годов Ростоцкий вновь обратился к теме Великой Отечественной войны, и в 1972 году им был снят фильм «А зори здесь тихие» по повести Бориса Васильева, который позже в интервью рассказывал: «С Ростоцким у меня была самая счастливая работа в кино. Мы вместе на Валдае писали сценарий, потом я присутствовал на отборе актеров и на съемочной площадке. Он не вставил в картину ни одного слова, против которого я выступал. Никто так не уважал авторское право, как он».



Картина, рассказывающая об одном из бесчисленных эпизодов самой страшной в истории войны, получилась настолько проникновенно трагической, что не могла оставить равнодушным ни отечественного, ни зарубежного зрителя. Натурные съемки фильма «А зори здесь тихие» проходили в Карелии, неподалеку от деревушки Сяргилахта в Пряжинском районе, а остальные съемки проходили в павильонах киностудии «Мосфильм». Кастинг на главные роли в фильме проходил очень тяжело. Ростоцкий крайне придирчиво отбирал претендентов, отсмотрев за все время несколько сотен актрис. Среди исполнителей главных ролей только Ольга Остроумова ранее играла у Станислава Ростоцкого в картине «Доживем до понедельника». Для Елены Драпеко, Екатерины Марковой, Ирины Долгановой и других артистов роли в фильме «А зори здесь тихие» стали дебютом в кино. Ростоцкому стоило огромных усилий уговорить актрис сниматься в сценах обнаженными. Девушки долго отказывались, но уступили уговорам режиссера. Были отсняты сцены в бане, а также еще одна сцена, во время которой девушки-зенитчицы загорали на брезенте. Художественный совет «Мосфильма» потребовал исключить сцены из картины, первую Ростоцкому удалось отстоять, а вот второй эпизод пришлось удалить. Сам режиссер об этой работе Ростоцкий рассказывал: «Меня вытащила из боя женщина. На своих руках. Она была доброволкой, воевала на фронте до победы. Красивая женщина и очень хороший человек. После войны вышла замуж, у нее было двое прекрасных детей. Но погибла она все равно от войны. Рак мозга, который, естественно, связан с тем, что она пережила. На фронте ее звали Аня Чегунова, потом она стала носить фамилию мужа - Бекетова. Она не видела картину «А зори здесь тихие...» - к тому времени уже ослепла. Я привез ее на студию и во время показа рассказывал, что происходит на экране... Таким образом, она сумела ее «посмотреть». Аня знала, что я в огромной степени снимал этот фильм как благодарность ей и как благодарность всем тем женщинам, которые помогли многим бойцам остаться в живых».



В общей сложности только за год две серии картины посмотрели более 135 миллионов человек. Фильм «А зори здесь тихие» стал лауреатом нескольких международных кинофестивалей, а Голливудской академией киноискусства признан одной из пяти лучших мировых картин года. Этот фильм занимает 10-е место в списке самых посещаемых фильмов советского кинопроката. Борис Васильев рассказывал: «А зори здесь тихие» была представлена на «Оскара», и Станислав поехал в Америку. Вернулся без приза, но страшно счастливый: «Ты не представляешь, какому фильму мы проиграли! Гениальному фильму». Проиграли мы тогда «Скромному обаянию буржуазии» Бунюэля, и он искренне радовался чужому успеху. И еще одну важную вещь я скажу. При всей режиссерской жесткости на съемках, когда он монтировал фильм, он плакал».

На съемочной площадке Ростоцкий всегда внимательно относился к актерам. В интервью он рассказывал: «Я очень люблю актеров. Они хорошие, да жизнь страшная. Она калечит людей. А актеры многие несчастливы. Часто бывает, что однажды снимут их и бросят. Или бесконечно предлагают играть одно и то же. Лично у меня нет угрызений совести по поводу той или иной актрисы, которую я снимал. Может быть, я много на себя беру, но думаю, что в жизни девочек, с которыми мы создавали «А зори здесь тихие», картина эта сыграла огромную роль. Они стали по-другому ко всему относиться, стали личностями. И я в этом тоже виноват. Мы очень о многом беседовали. Я знал все их тайны. Уверен, что есть картины, которые формируют актера как личность, а есть другие, которые разрушают человека».



В 1977 году Станислав Ростоцкий снял картину по еще одному произведению Гавриила Троеполького «Белый Бим Черное ухо». Несмотря на то, что режиссеру не давали ее снимать целых три года, фильм после выхода был удостоен Ленинской премии, Гран-при фестиваля в Карловых Варах, а также многих других наград. А сотрудничество режиссера Станислава Ростоцкого и актера Вячеслава Тихоновым, учитывая опыт их работы на предыдущих картинах, стало одним из самых плодотворных в истории кинематографа.

В фильме «Эскадрон гусар летучих» в роли гусара Дениса Давыдова Ростоцкий снял сына Андрея, мгновенно ставшего знаменитым. Творческая судьба знаменитого отца эхом отразилась и на творческой судьбе его сына. А в 1998 году сам Станислав Ростоцкий снялся в многосерийном телевизионном фильме режиссера А.Орлова «На ножах» по роману Лескова, исполнив роль генерала Синтянина.



Ростоцкий часто писал статьи в журналы «Искусство кино» и «Советский экран», он написал главы в сборниках воспоминаний о Сергее Эйзенштейне, Григории Козинцеве, Андрее Москвине и Леониде Быкове. Ростоцкий был председателем жюри пяти Московских международных кинофестивалей в 1975, 1977, 1979, 1981 и 1983 годах. По опросам журнала «Советский экран» фильмы Станислава Ростоцкого трижды признавались лучшими фильмами года в СССР.

В начале 1990-х годов Ростоцкий перестал снимать кино, жил с женой на немногочисленные накопления, пенсию инвалида войны и президентскую пенсию, составлявшую тысячу рублей.



В это время Станислав занимался делами ветеранов кино, и еще одним из его увлечений была рыбалка, он был даже награжден почетным знаком «За развитие рыбного хозяйства России». Оператор Василий Шумский рассказывал: «Мы дружили со студенческих лет. Мы оба фронтовики, оба любили природу, рыбачили. Он так любил воду, что поселился на берегу залива».

Начало 2001-го года Ростоцкий проводил время преимущественно в доме под Выборгом, на берегу Финского залива. Именно поэтому в Выборге регулярно проводился кинофестиваль «Окно в Европу», который задумал Ростоцкий.

В августе 2001 года Станислав Ростоцкий в очередной раз ехал в Выборг на кинофестиваль «Окно в Европу». В эту поездку он отправился на «Волге», полученной в дар от Союза кинематографистов за выдающийся вклад в отечественное кино. Во время этой поездки 10 августа 2001 года у режиссера случился сердечный приступ. Ростоцкий ехал по дороге из Высоцка в Выборг, и когда до места назначения оставались считанные километры, Ростоцкий внезапно почувствовал резкую боль в груди. Он остановил машину, сидевшая рядом с ним Нина Меньшикова вызвала «скорую помощь», но прибывшая бригада врачей констатировала смерть режиссера. Актриса Людмила Шагалова рассказывала: «Мы со Стасиком знакомы с тридцать пятого года, когда вместе ходили в дом пионеров. Знаете, он никогда и ни на что не жаловался. В нем все-таки играла польская кровь - лопни, но держи фасон. Мало кто знает, что на фронте он потерял ногу, потому что он даже палочку в руки не брал. Многие режиссеры снимают только своих жен, а он Нину занял только в «Доживем до понедельника». Он позвонил мне в середине июня и сказал, что везет показывать в Америке «А зори здесь тихие». Я ахнула, потому что последние полгода у него была стенокардия, пятнадцати метров не мог пройти. Стасик засмеялся: «Не важно, где я умру, все равно привезут хоронить в Москву». Вернувшись из Америки, он снова позвонил: «Я живой!» Это были последние его слова, которые я слышала».



За телом отца в Выборг приехал его сын Андрей Ростоцкий. На фестивале «Окно в Европу», куда так и не доехал Станислав Ростоцкий, прошли траурные мероприятия. Марианна Ростоцкая, кинокритик и жена Андрея Ростоцкого рассказывала: «Мы познакомились, когда я была еще совсем маленькая. Он пришел в мою жизнь как учитель, как человек, который принес очень много света, добра и истины, можно сказать, сформировал такой стержень, который меня до сих пор держит. Он, прежде всего, дал ощущение жизни. Он был человеком, который, как я представляю, нес истину в самом себе. В его фильмах есть очень много света и какого-то жизнеутверждающего начала. У него была очень четкая позиция и в жизни, и в кино. Он говорил, что в наше время доказать человеку, что жизнь не стоит ничего, очень легко, элементарно. Для этого есть масса поводов. Самое сложное - доказать человеку, что жить надо. Он сам в жизни бывал в ситуациях очень сложных, начиная с войны. Он юным мальчишкой пошел на фронт. Он был человеком благополучным, из очень интеллигентной и замечательной семьи. И вот он сталкивается лицом к лицу со страшной реальностью войны. Это была ситуация, в которой надо было выжить. Думаю, что с этого началось его формирование. Потом было тяжелейшее ранение, когда он понял, что жить его оставили не случайно, что в этой жизни он должен что-то очень важное рассказать людям. Про режиссуру он говорил, что режиссером можно становиться только в том случае, если у тебя есть что сказать людям, если ты в себе несешь какое-то послание, миссию. Для него искусство кино было не столько искусством, сколько каким-то духовным действом, духовным актом, и заключался он в том, что он хотел передать людям свое мироощущение. Он был невероятно светлым человеком, оптимистом. Его знали как человека всегда радостного. Я думаю то, что жизнь прекрасна, он доказывал себе каждый момент. В своих интервью и в жизни Станислав Иосифович часто говорил: «Я - счастливый человек». Но это счастье он создал себе сам. Он физически все время должен был преодолевать, потому что после войны остался фактически инвалидом - потерял ногу. В 20 лет потерять ногу - большая трагедия. При этом он жил, будто он абсолютно здоровый человек. Он скакал на лошади, очень любил ловить рыбу, все виды. Он даже говорил, что «рыбак - моя профессия». Он был в жизни очень азартен, никакого ощущения, что его жизнь чего-то лишила. Этого никогда не было».

Всего через год после смерти отца Андрей Ростоцкий погиб на съемках своего фильма в Красной Поляне, сорвавшись с горы. Нине Меньшиковой выпала участь на шесть лет пережить своего мужа и на пять лет сына. Светлана Дружинина рассказывала: «Говорят, каждому отмеряно количество шагов, слов, вздохов. Вероятно, вся его семья прожила какой-то такой бурный поток жизни, что совершенно невероятным образом вся семья очень быстро или ушла в мир иной, или ушла из кинодеятельности. Я Андрюшу Ростоцкого знала очень давно, я знала его еще у мамы в утробе. Потому что «Дело было в Пенькове» снималось в тот момент, когда Нина Меньшикова носила под сердцем дитя. Она так хорошо сыграла у него в «Доживем до понедельника» и очень осторожно относилась к своему участию в его кино. Она сказала: «Стасик влюбляется во всех своих артисток. Я не хочу ему мешать. Пусть он будет влюблен, он как Пигмалион. Поэтому всякий раз, когда он снимает, я или ухожу из павильона, или, в лучшем случае, стараюсь не смотреть ему в глаза, чтобы не мешать ему. Потому что он частицу своей души, этой влюбленности передает магическим способом на целлулоид. Пленка магически запечатлевает все оттенки человеческих чувств и взаимоотношений». Эта удивительная в дружбе и любви созданная семья ушла невероятно неожиданно».

Станислав Ростоцкий, Нина Меньшикова и Андрей Ростоцкий были похоронены на Ваганьковском кладбище.


http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=1152
Комментарии (4)
Cергей Газукин #    21 апреля 2017 в 10:31
В 12 лет я посмотрел фильм А зори здесь тихие..Вот это настоящее кино.Фильм-шедевр Актеры не играли а проживали жизнь своих героев..Вот за такие фильмы нужно Оскар давать .А ремейки на этот фильм не стоят даже разговора о них.
Маргарита Смородинская #    22 апреля 2017 в 12:26
Спасибо за комментарий, Сергей!!!
Лидия Павлова #    22 апреля 2017 в 11:26
Спасибо за этот очерк, Маргарита! Прочла и как будто пробежала в памяти всю свою жизнь. В детстве посмотрела "Дело было в Пенькове" и долго ходила потрясённая. Потом - "На семи ветрах". Как мне понравился и запомнился этот фильм! Потом - "Доживём до понедельника", бурные обсуждения фильма с друзьями. Ну а после просмотра фильма "А зори здесь тихие" и слов не было. Плакала...
Светлая память выдающемуся режиссёру и замечательному человеку.
Маргарита Смородинская #    22 апреля 2017 в 12:25
Спасибо за комментарий, Лидия!!!