Самарские судьбы
Самара - Стара Загора

Карагай

+2823 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Яна Солякова
Ночной двор
Стволы деревьев в свете фонарей
Как старые обглоданные кости…
И в потемневшем омуте - дворе
Асфальта ненадёжен хрупкий мостик
Запуталась беспечная Луна,
Попалась в поджидающие ветки,
И бьётся рыбкой, неба лишена,
В густой и безнадёжной тёмной сетке.
И гроздья фонарей упали в сеть
Нагих деревьев неподвижно-страшных.
Земля под фонарями – словно медь.
И странно близ домов многоэтажных
Войти в безумный потемневший мир,
Где снег сошёл, и свет уже не может
Развеять мрак. И огоньки квартир
Совсем как мотыльки бессильны тоже…
Без снега мрак чернилами потёк
Со всех деревьев, скапливаясь в лужах.
Сама земля – зловещей тьмы поток…
И от Луны сегодня – только хуже.
Но чёрная собака у меня!
На поводке – кусок ночного мрака.
Бежит, тихонько звёздами звеня,
Как будто бы вся ночь – моя собака.
Я ночь свою к рассвету уведу.
Чтоб не боялась, не рвалась от страха.
Проводим запоздалую звезду
И спать пойдём: я и моя собака.
Встреча
Три жемчужины, три облака, три тайны...
Да, увидеть их почти невероятно!
Краем глаза я заметила случайно
За деревьями сияющие пятна.

То ли кони, то ли птицы, то ли боги,
серебро и тонких радуг переливы.
Повстречались мне в лесу единороги.
То ли ветер под ладонью, то ли - гривы.

И ступали их молочные копыта
По истлевшим прошлогодним шкурам листьев.
Как в туман они в свечение укрыты.
Каждый был немного зверь, немного - мистик.

Неподвластные физическим законам,
Защищённые самим существованьем,..
Рядом с ними - пробуждаются драконы,
И судьба легко меняет очертанья.

Тишина. Ошеломительная встреча.
В бурых листьях проявляется дорога.
Я меняюсь безвозвратно: в этот вечер
Я погладила в лесу единорога.
Я - ворона

Я расправила крыло,
И качнуло сразу ветром,
Ветром вбок поволокло…
А до края – меньше метра!
Дааа… ворона из меня
Так себе, а не ворона.
Ах, какой же тут сквозняк!
Я сползаю неуклонно
По железу – ближе, ближе!
К пропасти за краем крыши.
А второе – я боюсь!
Лишь второе я расправлю:
Тотчас в небо оборвусь
Словно парусный кораблик.
Из чердачного окна
Серый кот глаза таращит.
Я, наверное, смешна…
Ветер треплет тонкий плащик,
И, цепляясь за ребро
Равнодушного железа,
Я боюсь своё крыло
Тонким месяцем порезать…
А ещё боюсь – летать…
И признаться в этом стыдно,
Что пугает высота…
Это дьявольски обидно!
Я – ворона, или кто?!
Вот сейчас кураж поймаю!..
Но в глазах любых котов
Я давно уже смешная…
Шаг. Ещё один – за край.
Ну – почти. По самой кромке.
По ушам – как злобный лай
Каждый шаг гремяще-громкий.
Но – расправила крыло.
Но – расправила второе!
Что мне! Каждое перо –
Безупречного покроя.
Кажется, правда - весна!
Как-то вдруг полегчало,
Стало вдруг хорошо.
Не поняла сначала –
Дождик кругом пошёл!
И по снегам огромным,
По спящим и тёмным веткам,
Тихий пока, без грома,
Закапал несмело и редко.
Но летним теплом пахнуло,
Живым, золотым, манящим…
Земля, наконец-то, вздохнула…
А дождик – всё чаще и чаще!
Ну – всё! Значит, правда будет
Весна… Ну а дождь колдует,
Меня, словно семечко, будит
И в щёки и в нос целует.
И тают сугробы! Тают.
И, может быть, даже правда –
Под снегом уже прорастают
Цветы. И я, кажется, рада…
И, кажется, проступают
В душе непонятные песни…
И тают сугробы, тают.
И дождик идёт. И – чудесно!
Обреченный...

Обречённый, мягко падает снег.
Белый-белый на тропинки летит.
Он, наверное, не знал о весне.
Улыбается светло и молчит.

Он – как белые цветы на кустах,
Как подснежники на серой земле,
Не угасла ещё в нём высота,
Не растаяла в грядущем тепле.

Он танцует по дорогам, кружась,
Ослепительный и чистый – до слёз!
Он укрыл собой весеннюю грязь,
Но надежды никакой не принёс.

Бесполезный и бессмысленный свет…
И прекрасна его странная жизнь.
Ну а к вечеру – его уже нет…
Да и нас не будет, как ни кружись.
Старый лошадник (сказка)
Он груб и несдержан, хотя благороден,
И род его древний со славой повенчан,
Не молод уже и слегка сумасброден,
И ставит охоту превыше, чем женщин.
ИЗ ДЕТСТВА


В мае, когда ещё снег не растаял
В тёмных овражках под старыми елями,
Нас, как щенят, погулять выпускали
В лес у костра, с беготнёй и с качелями.

Папа сиденья готовил из лапника,
Мама шуршала кульком с бутербродами.
Я из коры запускала кораблики
В луже лесной над тенями подводными.

Пахло «железкой» и шпалами сонными,
Дымом, корой, прошлогодними листьями.
Сверху, сквозь кроны, смотрело бездонное
Синее небо окошками чистыми.

И на проталинках, нежно-пушистая,
Ярко цвела Сон-Трава фиолетовым,
Шерстка светилась её серебристая,
Знаю, что было тепло ей поэтому.

Мы осторожно цветочных детёнышей
Гладили, трогали лапки их мягкие.
Спящие, были они – как зверёныши,
Те, что постарше – как звёздочки яркие…

В город с собой увозили бесценные
Запахи, солнце, отсутствие времени…
Чтоб вспоминать за бетонными стенами
Взгляд Сон-Травы и костёр под деревьями.



Рождение времени
Исчезло свободное время. Остались кусочки, обрывки.
И нет энергичной идеи, чтоб склеить из времени вечность…
Роскошной, бессовестной лени разлились бесценные сливки…
И только усталость осталась. Усталость осталась, конечно.

А лень – драгоценнейший кокон для нежных несбывшихся крыльев,
Прохлада живительной ночи для вновь расцветающей тайны …
Пушистая нежность пространства в тончайшей нетронутой пыли...
А лень постепенно пропала: усталость уснула печально.

Могла бы, могла бы Идея, в сверкании протуберанцев
Взорвать все привычные рамки, раздвинуть немые границы!
Но как же Идея окрепнет без времени и без пространства?
При полном отсутствии места, как сможет она воплотиться?..

Ну, разве что, только рожденье Сверхновой космическим взрывом
Сметёт, наконец, все преграды для яркой и лёгкой свободы.
И – новое время родится, и будет шальным и игривым,
И время поскачет по звёздам, как дикие вешние воды.
Сон Дракона
Уснул Дракон. Огромный вздох
Поднялся облаком, растаял…
И опустилась чаек стая
На плечи. И зелёный мох

Укрыл от глаз сверканье меди…
Дракон уснул, поблек во сне.
Потом его засыпал снег,
Забыли старые соседи.

Лишь через тысячу веков
Он шевельнулся, потянулся…
Зевнул, но так и не проснулся,
Не выплыл из потока снов.

Но город у его хребта
Смело, как карточные башни --
Стал город миражом вчерашним,
И мраморная красота

Его мостов, скульптур и арок
Дракону снится по сей день…
Под веками мелькает тень,
А сон его глубок и ярок:

Во сне летит он над водой,
Над Белым городом прекрасным…
И полыхает медно-красным,
И всходит месяц молодой.

Века царапают слегка
Его расслабленную спину…
Он словно – горы и долины,
Но мысли, легче мотылька

Выносит ветер временами
Из снов Дракона и тогда,
Они, пространствовав года,
Ложатся в души семенами.

И прорастут они тоской,
Желаньем странного чего-то,
Воскреснут памятью полёта,
Сведут с ума, убьют покой.

И прорастут, и расцветут
Неисполнимые желанья…
Томление без пониманья…
Сведут с ума, с ума сведут…
Раньше времени
Да, все хотели, чтоб заранее
Весна явилась в феврале,
Пришла с цветами на свидание
И станцевала на земле…
А что Февраль? Ещё метели он
по чемоданам не собрал...
Ещё постель его расстелена
и книжку он не дочитал...
А вы его обидой гоните…
А он вам песню не допел.
«Достать чернил…» Как дальше – помните?
А он проститься не успел…
И вьюги, никому не нужные,
Он созывает со дворов,
И слёзы катятся жемчужные,
И тает ледяной покров.
Вот так. Темнеет снег и плавится.
Февраль уходит, одинок.
Весна, наверное, красавица…
А он простужен и промок…
И, не дождавшись тридцать первого,
Уходит молодой февраль…
И снег летит из неба серого…
И жаль его. И зиму жаль.
Снегириный смех
Словно яблок румяных большущий мешок
Весь просыпался в снег под рябинами –
Снегири, снегири! Вон – ещё и ещё!
Грозди ягод сверкают рубинами.

Алый свет, белый снег, ослепительный день!
Снегири на рябинах качаются.
И сиреневый след, и скользящая тень
С облаками и с небом встречаются.

Тихий-тихий, смеющийся, радостный писк
Как малиновый звон над сугробами.
Словно праздник с небес опускается вниз,
Разбегается лёгкими тропами.

А всего-то и чуда – сияет снегирь!
От чего же так весело дышится?
Снег по вкусу, наверное, точно зефир…
И вокруг – смех неслышимый слышится.
На уровне сердца
На уровне сердца – сквозная дыра.
И льётся туда дождевая вода,
Бывает, в дыру залетают ветра,
И с неба ночного сорвётся звезда…

Когда разгорится огромный закат –
На уровне сердца – оранжевый шар.
Насквозь запоздалые птицы летят,
Галдят и торопятся, как на пожар.

И мне не уснуть из-за этой дыры!
То светом, как лезвием, режет Луна,
То звёзды горят и трещат, как костры,
То туча рыдает, слезами полна…

И ветки болезненно ветер скребут,
И кто-то скулит в подступающей тьме…
Как будто я угли руками гребу –
Весь Мир без покровов приходит ко мне.

Но как же блаженно сияет сирень!
А ветер черёмух – сплошное вино:
Глоток – как живой лепесток в декабре,
Глотнёшь – и до слёз хорошо и смешно.

Ах, эта, на уровне сердца, дыра!
Ну как мне не плакать и песни не петь?..
Собака в дыру забежит со двора:
На морде – улыбка, и лапы в песке…
Подержи меня, Зима, на руках
Подержи меня, Зима, на руках.
Дай мне, милая, ещё отдохнуть.
Покачай меня в своих облаках…
Ну а дальше – как-нибудь, как-нибудь…

Зазвенят, засуетятся ручьи,
Заторопится, запрыгает Мир…
Не спеши, Зима, постой, помолчи,
Подыши на окна тёплых квартир.

Дай и мне, Зима, с тобой помолчать.
Поле белое укрой пустотой.
Пусть захочется картину начать…
Не спеши… Ещё немного… Постой…

Я укутаюсь в твою тишину.
Невесомо опускается снег…
Буду думать ни о чём, отдохну,
Буду снежность наблюдать из-под век.

Подержи меня, Зима, на руках.
Дай мне, милая, ещё отдохнуть.
Покачай меня в своих облаках…
Ну а дальше – как-нибудь, как-нибудь…
Богатство

Берёзы – в пуховиках и сосны – в пуховиках.
Весь город – в пуховиках, в сугробах и в облаках.
В снегу утопает закат, и даже ночами – светло.
Сугробы на кронах лежат, укрыло стволы, замело.

Вдоль улицы – Эверест! Под снегом, на дне, сирень.
А лес, он почти исчез, и белый искрится день.
Собака в снегу плывёт, ныряет в пушистый ров.
А снег всё метёт и метёт, всё стелет покров на покров.

Такое богатство кругом! Хоть норы, как в детстве, рой!
Светло, хорошо и легко, и даже счастливо порой.
Печали погребены под белыми днями лежат…
Светло. И до самой весны снежинки кружат и кружат...


Всё просто

. ..И сказала я лошадке:
- Хочешь манной каши сладкой?
И с печенинками чая,
чтоб исчезли все печали?
Ну пойдём, пойдём со мной,
заходи ко мне домой!
Вот - кушетка, вот - кровать:
можно нам везде скакать!
Можно прыгать с табуретки,
а во рту держать конфетки...
Можно бегать в коридоре -
удовольствий дома - море!
Ну? Пойдём, пойдём, не бойся!
Не волнуйся, успокойся -
мама с папой будут рады,
им ведь тоже счастье надо...
Сослагательного - нет
Ещё не знаю нужных слов, а просто плачется.
Когда прошла я поворот?.. Что не заметила?
И словно бы не узнаёт Зима-обманщица,
И заметает снег следы свежо и ветрено.

И белый холст, и белый лист, и смех нетронутый…
И все ошибки, и все встречи не случайные –
Я вас теряю. И в душе чернеют омуты…
И я тоскую по неспетому отчаянно.

Из горсти зёрен – лишь одно в тебе проклюнулось.
Из океана – лишь волна тебя подбросила…
По звёздным меркам, ты уйдёшь – такой же юною,
Не успевая накопить веселья к осени.

Да, сослагательного – нет… Но боль сердечная,
Откуда боль по непришедшему, по тайному?..
Откуда это – прорасти – желанье вечное?
Откуда это – улететь – желанье стайное?..

Ну чем не зверь?! И понимания не выросло…
Зима метёт… И поворот, и ветер северный…
И не могу про новый день собраться с мыслями.
И новый мир опять вокруг. И всё потеряно.
Кошачья магия
Кошка на кухне шаманит:
Мясо зовёт из кастрюли.
Крышка её не обманет!
Запахи не обманули!
И разговоры хозяйки –
Просто неумные байки.
Что значит: «кушаешь часто»?
Как: «не обедают ночью»?!
Что значит: «кончилось мясо»,
Если голодная очень?!
Кошка шаманит на кухне
Вопли в эфир испускает,
Что, мол, от голода пухнет,
Злая судьба не ласкает…
В кухне – кастрюля и запах.
Вопли и чёрная кошка.
Кошка пружинит на лапах,
Кошка колдует немножко.
Пусть оно свалится на пол,
Мясо из подлой кастрюли!
Вот и бульон уж закапал…
В комнате люди уснули…
Кошка не просто шаманит –
Ловкие лапы у кошки!
Лапой злодейка поманит,
Когтем поможет немножко…
Кошка охрипла, устала,
Кошка весь вечер не ела!
Воплей с кружением – мало...
Магия – трудное дело.
Магия – это наука!
Когти, прыжки и урчанье…
Магия – тонкая штука!
Исчезновенье… Молчанье…
Стражник с травинкой


https://www.youtube.com/watch?v=nfKaiDiUZEY
Игорь Ященко озвучил стихи, а кто подобрал картины и сделал слайд-фильм - не знаю!!! Оно само!)))
Свет
От холода свет густеет до белых пушистых хлопьев.
От холода свет не может лететь в темноте, за мирами.
И он выпадает снегом на улицу и на тополь,
И он оседает в сугробы, и он до весны замирает.

От холода стынут губы, слова произносятся реже.
И неба бездонная прорубь качает далёкие звёзды.
А свет, заблудившийся ночью, летит, опускается между
Землёй и космической бездной. И льдом покрывается воздух.

О, столько свечения скрыто, сверкания и сиянья
В сугробах застывших и синих, в морозном безмолвии ночи!
Свет преодолел во мраке чудовищные расстоянья…
И выпал на Землю снегом, уставший от космоса очень.

Весной засверкают лужи оттаявшими лучами,
И тысячи солнц рванутся, забьются в груди восторгом,
И свет оживёт словами и птицами, и ручьями
Споёт о любви как Синатра, заплачет, как Гарсия Лорка…
Безлунные ночи
Я волновалась. Несколько ночей к исходу лета
На небе не было Луны… Всё не всходила.
И мрак стоял. А свет исчез, растаял где-то.
И мрак густел, и страх копил, объём и силы.

Чернели травы и леса, молчали птицы…
Ведь ничего же не могло с Луной случиться?!
И страх на крышу наползал, стекал по стенам…
С небес никто не освещал немую сцену.

Как долго не было Луны! Мы не купались…
Мы ждали света, волшебства… Но всё напрасно!
Мы вечность целую во мраке дожидались…
Но вот – взошла она! О, Боже, как прекрасна!

Ещё не ночью, на закате, над лесами
Мигнула нам и улыбнулась из-за тучи:
Мол, не страдайте и не бойтесь! Буду с вами!
И показалась темнота гораздо лучше.

Всё хорошо. Безлунье кончилось, и травы
Засеребрятся скоро сказочным сияньем…
Вздыхала ночь, как после тягостной отравы,
И обретала и цвета, и очертанья.
Дорогие самсудовцы, я вас так вижу:
МАРАТ ВАЛЕЕВ
Марат всегда улыбается, даже когда спит. Рука у него стальная, а в ней – золотое перо. Пишет он тоже всё время, даже когда спит. Иначе, как бы он успел столько понаписать? Когда не спит, он фотографирует. Жена у Марата – Золотая Рыбка. Живёт в аквариуме. Он её сам в море поймал. Или – она его. А теперь они друг другу желания исполняют.

ВАДИМ ИОНОВ
Ну, во лбу у него антенна, это понятно. Лыжи он не снимает, потому что ноги корнями туда проросли. А в горах у Вадима телескоп. Один глаз он так в окуляре и оставляет, чтобы наблюдения за звёздами не прерывать. Если ты Вадима встретишь живьём, то разговаривать с тобой он точно не будет! Пробурчит чего-нибудь и уедет подальше в горы. Это если он коньячку не выпьет… Нет-нет-нет – не чаю с бергамотом. С чая он тоже в горы уходит.

АЛЕКСАНДР ПЕТЕРБУРГСКИЙ
Точно говорю: он ходит в шортах, к которым пришит заячий хвостик. Это у него ещё с Ёлочки. Но Александр хвостик не отрывает, потому что его жаль. Ведь! Хвостик! Беленький! И! Дед Мороз тогда! Подарок! Да что там… Не отшивает, в общем.

ВАЛЕРИЙ ГРИНЦОВ
Везде ездит на огроооооомной машине. Колёса – с дом! В кабине у него – аквариум. Поэтому Марат с женой может смело приезжать в гости. Вместо солнца в машине и везде – апельсиновый Патрик. В подчинении у Валерия - пляшущие человечки. Они всем дарят добро и цветы.

ИРИНА ЧИЖ.
Ну, это ведьма! Красивая до ужаса. Как Маргарита. Летает не только на метле, но и просто когда захочет. И всё угадывает наперёд, и видит звёзды и планеты. Может вызывать дождь и снег по желанию, , но чаще вызывает Солнышко, потому что она очень добРАя Ведьма и любит весь Мир.

ГЕННАДИЙ ЗЕНКОВ
Спортивную форму надевает прямо на рыцарские доспехи. Состоит в тайном Ордене по борьбе с неправильностью. В кармане – шахматная доска, но она ему не нужна, так как Геннадий помнит все партии наизусть.

ОЛЕГ ПУЛЯЕВ
Прожил много жизней. Был и белым офицером, и красным командиром. Чести не терял. Возможно, состоит в том же тайном Ордене по борьбе с неправильностью, что и Геннадий Зенков, но сведения об этом засекречены. Возможно, курирует данный Орден.

ГЕННАДИЙ ГИМАЛАЙ
Близко не подходит: наблюдает издалека. Сообщения пишет на бумажных самолётиках и запускает в адресата. Пегас его любит, а Геннадий целует его в морду, а потом оглядывается: не увидел ли кто.

ГЕНАДИЙ СИНИЦЫН
Всегда и везде ходит со своей Музой, в которую влюблён. А она защищает его от плохих мыслей. Поэтому, даже если в Мире кругом – дурдом, на душе у Генадия будут мир и покой.

НАДЕЖДА ШТАНЬКО
Всегда одета в длинный цветной сарафан, и вокруг неё всегда лето. Даже когда осень или зима. И, когда она гуляет по Перми, из-за плеча у неё всегда видно Белую Гору.

ЯКОВ СМАГАРИНСКИЙ
Бреется, конечно, огромным ножом. А на шляпу у него нашиты патроны ленточкой. Дома живут кенгуру, вараны, павлины и жираф. Два жирафа. Ещё, конечно, ворон. И всё в цветах. Но Яков дома не сидит – он гуляет постоянно, чтобы ещё больше всего увидеть.

НАТАЛЬЯ КОЛМОГОРОВА
В полнолуние превращается в волчицу. А иногда – в корову с огромными глазами и месяцем на рогах. Умеет путешествовать во времени. Ей это – пара пустяков. Иногда она путешествует не по своей воле, а неожиданно… Собаки и дети её обожают.

ИРИНА КОРОТЕЕВА
Бессовестно красивая! И талантливая. Сама может работать Музой и даже Пегасом! Но не ленится закатывать банки на зиму и быть обычной женщиной. (Притворяется! Так-то она – тоже Ведьма, как Ариша Чиж)

КОНСТАНТИН ВУКОЛОВ
Всегда рядом с ним стол, заваленный стопками стихов. Своих и чужих. Слова, завидя Константина, подтягивают животы и вообще стараются выглядеть лучше.

ЮРИЙ ЕЛИЗАРОВ
Дома пишет не ручкой, а пером на длинных свитках. На кухне, в шкафчике с чаем и посудой, у него живёт Муза. Если Юрий отправляется путешествовать, то садит Музу в карман и очень волнуется, как бы кто её не придавил. Хотя Муза десятки раз ему объясняла, что путешествовать она любит, и ничего ей не сделается!

ВЛАДИМИР БОРОДКИН
Весь в шрамах от старых драк и уличных боёв. Уши у него треугольные, как у кота, но одно ухо он отморозил на Северном Полюсе, а второе порвал, когда падал с забора. Корову, машину, квартиру, оружие и наркотики он продал и, на эти деньги. возит свою любимую женщину по всему миру. Иногда раздваивается, чтобы побольше успеть.

МАРГАРИТА СМОРОДИНСКАЯ
Решает: кто сколько будет жить, и кто когда умрёт. Перешла в разряд бессмертных Богов, поэтому удивляться тому, что она так много успевает – глупо.

ОЛЬГА МИХАЙЛОВА
Женщина – Яблоня. Красивая и щедрая, как все яблони, но ещё иногда умеет говорить. Но молчать и шелестеть листьями для неё привычней… Поэтому Ольга больше любит писать.

ОЛЬГА БОРИСОВА
Женщина – Осень. С дождями, туманами, каплями на веточках и узорными листьями. Спорит с ветром. Ветер слушается.

ВЛАДИМИР КОНЬКОВ
На сцене, в Одессе, в белом костюме. Так и живёт. Дамы его обожают и прощают ему пошлые шутки, потому что им смешно. И потому что бесполезно – не прощать. Рядом с Владимиром им самим в голову такие же шутки начинают приходить.

МАРИЯ ШТАНОВА
Настоящая учительница русского языка, как из советского фильма. Тоже умеет путешествовать во времени. Любит перемещаться на свою старую печку, от которой тепло не только ей, но и окружающим.

НАДЕЖДА КУДРЯШОВА
Не боится играть в шахматы с Геннадием Зенковым! Гуляет среди зелёных-зелёных летних берёз и слушает их рассказы. Рядом с ней Мир затихает, успокаивается и начинает проявлять логику.

АЛЕКСАНДР СОСЕНСКИЙ
Тоже оборотень. Может превращаться не только в полнолуние, и не только в волка. С людьми общаться получается так, что они почти ничего и не подозревают. А Александр набрасывается на них из-за угла и вставляет в свои рассказы. Но так общаться с человеком, просто чтобы поговорить, а не как с добычей, ему труднее. Так, он даже немного побаивается. Хотя и не сознается ни за что.

КСЕНИЯ КАЛУБИ
Живёт там, где лето, речка с камышами, коровы ходят и петухи поют. И всех встречает пирогами! Умеет с погодой договариваться: чтобы всегда солнышко.

МАЙЯ СИМОНОВА
Обожает дарить подарки! Дарит всем! Дома у неё давно бы ничего не осталось, если бы и ей подарков не дарили. На погоду не обращает внимания. То есть – обращает, но радуется всякой погоде.

НИКОЛАЙ БОРСКИЙ
Был профессором сразу в трёх университетах. А если не был – то зря. Студенты очень его любят. Собака овчарка приходит по лунной дорожке к нему по ночам… И Мир вокруг него прекрасен, хотя бывает, что ранит.

ЛИДИЯ ПАВЛОВА
Загадочная таинственная женщина. В городе своём носит длинные бальные платья и вуаль. И даже если она с вами разговаривает, то тайна никуда не пропадает. Говорят, что Крамскому для «Незнакомки» должна была позировать Лидия, но её как раз не было дома, и художник написал не пойми кого!

ТАТЬЯНА ЛАРЧЕНКО
Живёт, предположительно, в Дунае, потому что – русалка. Плавает везде, где хочет. То, что русалка – скрывает. Считает не совсем честным соревноваться на литературных конкурсах с простыми смертными… С другой стороны, понимает, что нормальных людей на сайте мало… Да что там – мало! – нету. То есть – нет. Но русалочье происхождение скрывает всё равно.

ЛЮДМИЛА КОСАРЕВА
В своём городе подрабатывает Волшебницей. Но не за деньги, а так. Протирает звёзды, поправляет листья и всё такое. Колдовать стесняется, поэтому часто не сознаётся, что чудеса происходят по её милости.

ОЛЬГА КАШЕНКОВА
Кошка. Иногда, в крайних случаях, превращается в человека. За это другие кошки её слегка осуждают, но уважают за явный литературный талант. Говорят даже, что стихи её – как мурчание. А для кошек – это самый большой комплимент.

РОЗА ПОКУТНЯЯ
Живёт у белой-белой высокой берёзы. Туда и птицы прилетают, и люди приходят. А роза всех угощает, всем сказки рассказывает.

ВАЛЕРИЙ ПАНФИЛОВ
Сидит на облаке с гитарой и тарелкой сметаны. Он эту сметану ест и от этого – в отличном настроении. Смотрит с облака на людей и, время от времени, бросает им песенки, песни, стихи или просто косточки от вишенок. Да, у него там, на облаке, ещё кулёчек с вишнями.

ВИТАЛИЙ АРКАДЬЕВИЧ
Может быть, он даже и не один. Может быть, его человек тридцать. Тут не понятно. Как может кто-то один знать Рязанова, Губермана, например, а потом, теми же руками, с тобой разговаривать?! И не только с тобой. Ещё с сотнями человек. Да ещё и оставаться искренним и доброжелательным. И проектов столько, дел…
Не знаю. По-моему, он – миф. Нет, я, конечно, видела, и даже обнималась, но «быват ещё обман здрения!»
Берёзовые птицы
Силуэты птиц летящих снег запорошили.
По всему большому снегу, по большому лесу…
Стаи птиц в одной серёжке у берёзы жили,
Полетели, закружились легкою завесой.

Снег лежит, как будто небо – без конца и края.
И летят по небу птицы – семена берёзы.
Лёгкий ветер, как снежинки, их несёт, играя.
Улетает птичья стая в самые морозы.

Жизнь кружится семенами белою зимою
Над огромными снегами пополам с метелью.
На ветвях лежат сугробы с брёвна толщиною,
До весны ещё морозов долгие недели…

Семена Зима сажает… Кто бы мог подумать!
Да ещё играет с ними – будто это птицы…
Но снежинки тайну прячут ласково, без шума,
Всё летят, летят, мешая, на мои ресницы.
Он живой, да и только

Говорят, что изгиб лепестков мог бы быть совершенней.
Стебель слишком уж тонок, и странное место – у леса…
Но ни смысла цветок не искал, ни проблем, ни решений:
Просто взял да и вырос. И смотрит на мир с интересом.

Он живой, да и только. Он дышит, сверкает росою,
Неприметный средь прочих, как в небе далёкие звёзды…
Словно песня наивная с рифмой знакомой, простою.
Он живой. Это самое главное, если серьёзно.

Так струится любовь по стволам, по ветвям и по травам,
Так струится любовь по сердцам, по телам и по душам.
Это жизнь, да и только. Ошибок полна и поправок.
Родилась и цветёт, идеальные схемы нарушив.
Про идеи
Идея приходит всегда вместе с энергией. Вот, бывает, придёт в голову мысль испечь пирог с творогом и чесноком - и ты прямо бросаешься на кухню, хотя уже ночь, и яиц нет, и всё такое... Ничто тебя не остановит, потому что тебе уже интересно: что получится?..

А если идея старая, проржавела уже и сквасилась, то толку от неё нет, хотя формально она несёт в себе нужную информацию... Сюжет для рассказа или картины, или рецепт, или выкройку... не суть! - главное, что энергия выдохлась, пока тебе было некогда. И всё. Можешь даже не пытаться! Да тебе и не хочется. Энергии нет.

Или вот ещё бывает: уборка. Я уборку не особо люблю... Сижу, например, на диване и смотрю на книжный шкаф. А шкаф - пыльный, между книг бумаг понапихано, кружка из-под кофе тут же на полочке, а в ней уже, почему-то, бусинки и саморезы... Вот. Сижу и думаю, что надо БЫ прибраться... Но сил на уборку как-то нет, и как-то кисло. Но вдруг приходит мысль "А не передвинуть ли мне шкаф к противоположной стене, вместо дивана, а диван не поставить ли поперёк? Вот здорово будет!" И - понеслось! Книги все из шкафа достать, протереть - да не вопрос! И - пол быстренько, чтобы по-чистому двигать. Лишнее - в мусорку! Диван - перетрясти, перевернуть (чтобы пролез мимо шкафа), потом - полки достать! Потом передвинуть! Затереть всё опять, обратно книги составить - легко!

Вот она - энергия мысли!!!
Нужно только успевать ловить свою мысль пока она свежая и хвостом бьёт от избытка чувств!
Новогодний бал в гимназии № 4 им. братьев Каменских
Анны, Софии и Анастасии!
Господи, девочки, как вы красивы!
Черепаха
Черепахи не старятся. Их генетический код
Кто я?..
Я – не понято кто.
Может быть, даже – кот.
Всё исполняется
Болею
Хорошо бы так болеть,
Чтобы вовсе не болеть!
Встреча со стихами Чарльза Буковски
К Поэзии прилагается
Пегас