Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Мои стихи

+1392 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Юрий Елизаров
Все рубрики (209)
По случаю объявления лонг-листа конкурса «С песней по жизни»
Где-то тихо, где-то звонко
Песни льются до зари:
На «Самсуде» список лонга
Обнародован жюри.

И по случаю такому
(Как бывало в старину)
Вышли в сумерки из дому
Песню спеть (да не одну!)

Девяносто песен к ряду,
И ещё в довесок шесть.
Мы поём, когда мы рады,
В лонг попал - знать, голос есть!

Пой Владимир, пой Светлана,
Пой Людмила, пой Роман...
Что за песня без баяна?
Так звучи в ночи баян!

А баяну в такт гитара
Семиструнная звени!
Пусть любуется Самара,
На полночные огни.

В час такой стихи и проза
Песней стали в миг один.
Подпевает Коле Роза,
А Оксане - Константин.

Там поют Вадим и Анна,
Здесь - Ирина и Марат,
А со мною рядом Яна -
«Спелись» много лет назад!

Песня строить помогает,
Помогает песня жить,
Ну, а жизнь нас вдохновляет
Песню главную сложить.

Пусть отправится по кругу,
Ведь друзья ту песню ждут,
Пусть звенит на всю округу
Песня с именем «Самсуд»!

Там затянут «старожилы»,
Здесь - с азартом «молодёжь».
Песню, что ведёт по жизни,
Не задушишь, не убьёшь!
Банный день
Это только официально армейская служба начинается с военной присяги. На самом деле начинается она с бани. Именно там призывник окончательно расстаётся с «гражданкой» и вливается в солдатский строй.
Почти тысяча новобранцев осеннего призыва со всех уголков страны заполнила пустовавшие несколько дней казармы учебки. Офицеры и прапорщики принялись комплектовать взвода и роты и передавать их в «добрые руки» сержантов, старших и младших сержантов, бывших на должностях заместителей командиров взводов и инструкторов, а те обучали новичков азам строевой службы. Вчерашние вольные парни знакомились с казармой, столовой, плацем и курилкой.
Но уже остриженные «под ноль», они ещё не чувствовали себя новобранцами, поскольку кроме бритых затылков и способности строиться по команде их с солдатами не идентифицировало ничто: они по-прежнему были в «гражданке». Смена «кожи» – гражданской одежды на военную форму – традиционно проходит в бане, а потому все ждали банный день.
Ещё разношёрстные, но организованные взвода шли по улицам незнакомого города, и каждый «солдат», как испуганный галчонок крутил головой по сторонам, точно хотел запомнить эту дорогу до главной для него местной достопримечательности – общественной бани.
В ноябрьском воздухе витал парок от выдохов. Баня тоже выдыхала парок.
– Справа в колонну по одному смывать грехи гражданской жизни марш! – скомандовал сержант, и взвод ручейком «перетёк» в дверь бани.
Гражданские «грехи» новобранцы стирали старательно: сколько дней в дороге, плюс ожидание бани в казарме – всё это уже имело запах пота.
Выходя из «парилки», каждый получал комплект формы от кальсон до гимнастёрки, который, снимая взглядом «мерку», выдавал ему каптёрщик. А вот то, во что парни были одеты прежде, им предстояло уложить в белый мешок, зашить и написать адрес для отправки домой. Это было прощание с «гражданкой» – и с жизнью, и с одеждой.
Чтобы как-то развеять эту невольную грусть, то один, то другой новобранец отпускал шутку или припоминал историю по поводу бани.
– У нас по субботам тоже банный день был, – рассказывал деревенский паренёк с ярко выраженным вологодским говором. – Так вот однажды к нам в баню соседская девчонка собралась. Мы с братом решили устроить ей шкоду: намазали полок перцем.
Смех прокатился как ком, привлекая внимание новых слушателей.
– Но тут на первый пар отец пойти надумал…
Смех усилился.
– А как вышел он из бани-то, то сразу за ремень, и давай обоих нас охаживать. Хлещет и приговаривает: «У меня жжёт, и у вас жечь будет!» Потом только, когда пару стопок после бани выпил, успокоился. Даже смеяться стал.
Смеялись и «сослуживцы». А один, уличив момент, обратился к ефрейтору:
– А после бани, между прочим, по сто грамм беленькой полагается. По традиции.
– Будет вам по двести, чёрного байхового, – отреагировал тот. – Да с сахарком вприкуску. По рациону.
Все дружно засмеялись. Только один «боец», сидевший в углу, выводил буквы домашнего адреса с нескрываемой грустью.
– Не плачь, салага, – похлопал его по плечу ефрейтор, – сто четыре бани – и ты дома. – Потом, хитро прищурив глаз, уточнил: – Нет, уже сто три!
Это уточнение вызвало всеобщую улыбку.
Все процедуры завершены, и вот «бойцы» уже вновь на улице, в едином воинском строю.
– Взвод, кру-гом! – скомандовал сержант, и сорок новоиспечённых солдат повернулись на 180 градусов как положено через левое плечо.
Вдоль строя не спеша шли две симпатичные девушки, показавшиеся парням, погружённым в сугубо мужской коллектив, королевами красоты. Смутившиеся от такого массового внимания к себе, подруги рассмеялись и прибавили шаг. Новобранцы как по команде смотрели им вслед, но из сладостного оцепенения их разом вывела та же команда: – Взвод, кру-гом!
Скрип снега под сапогами был, казалось, похож на стон. Взвод повернулся нехотя, а стоявший перед шеренгами сержант, усмехнувшись, сказал:
– Посмотрели? А теперь забудьте о них. На два года.
Два года! Страшно подумать! Успокаивает одно: банных дней до «гражданки» уже не сто четыре, а сто три!
– Взвод напра-во! Равняйсь, смирно! Прямо шагом…
– К дембелю! – сказал кто-то в строю, прежде чем прозвучало «марш!» и взвод сделал шаг вперёд.
Вышел сборник необычных рассказов

На сайте издательства «Союз писателей» прошёл конкурс самых коротких рассказов - 55-словников. Я впервые решил попробовать свои творческие силы в таком жанре. И хотя в число призёров я не попал, мои миниатюры получили неплохие отклики коллег, а два рассказа из трёх, предложенных на конкурс, были включены в сборник, вышедший недавно в том же издательстве. На днях я получил авторский экземпляр. Как он выглядит снаружи - видно на фото, а внутри - 84 рассказа, состоящих всего лишь из 55 слов каждый. Из своих рассказов хочу представить тот, который в книгу не вписался, но мне нравится не меньше двух других.

Проказница

В зимний день, столкнувшись случайно с одноклассницей, чмокнул её в щёчку.
- Разве так целуются? - усмехнулась она. - Нужно в губы. Языком. Французский поцелуй. Только зажмурься - я стесняюсь.
С волнением закрыл глаза, и... боже! Поцелуй был страстным, пока не раздался вдруг её смех.
Открыв глаза, увидел, что по-французски «поцеловал»... её белоснежного французского пуделя, жадно облизывающего мои губы!
На смерть Алексея Баталова
Ведущий выдохнул устало
На развлекательной волне:
«Скончался Алексей Баталов.
В больнице, поутру, во сне».

Ушёл актёр со сцены жизни
За тяжесть вековых кулис,
Роль от рождения до тризны
Сыграв, но не кричите «бис!»,

Не выйдет вновь. Второго дубля
Не даст Всевышний никому.
И не гримёрка - гроб из дуба -
Теперь пристанище ему.

Архангел в рай откроет двери
Душе, вспорхнувшей ввысь с земли.
И пусть Москва слезам не верит,
Летят над нею журавли.
Неужели?..
Неужели зиме было времени мало,
Коль дыханье её вновь под занавес мая
Ощущает земля обновлённого сада,
Где едва получила прописку рассада?

Я её, как младенца в десяток пелёнок,
Укрываю слоями закупленных плёнок,
Парниковые дуги над ней мавзолеем
Возвожу... Но дыханье мороза всё злее.

Мне плевать на продление западных санкций,
Мне с рассадой проросшею страшно расстаться.
Нас правительство гнёт всех в дугу год от года...
Неужели и ты заодно с ним, погода?
Анне Штомпель по случаю публикации романа «Девочка из Грозного» в журнале «Русское эхо»
Поздравляю искренне, Анна!
Вашей радости нет границ:
Видеть в глянце журнальных страниц
Строки собственного романа.

Из-под корки «Русского эха»
Ваша «Девочка» в жизнь вошла.
Будь дорога её светла!
Ей и Вам желаю успеха!
Жюри конкурса «Неисправимая ошибка» накануне оглашения его итогов
Вновь конкурс подошёл к концу.
Очередной. Но вновь как первый!
Дипломы каждому к лицу,
Но близость их щекочет нервы.

В ошибках каялись своих
Мы как на исповеди в храме.
И вот жюри читает их,
В строках слезой пролитых нами.

Уж позади и лонг, и шорт,
А впереди - заветный финиш.
Жюри, не убирая шор,
Кого в избранники продвинешь?

Для вас сегодня - звёздный час!
Но всё же не судите шибко,
Чтобы не стал итог для вас
Неисправимою ошибкой!
Ленин спит
Какая сука разбудила Ленина?
Наум Коржавин.

Россия снова великодержавная.
Не старится Москва с теченьем лет.
Приехал я, чтоб на вопрос Коржавина
На Красной площади найти ответ.

Как на картинке Кремль, что в книжках видел я,
Лишь башни строже, отблеск звёзд алей.
Но не видать те очереди длинные,
Что прежде шли печально в Мавзолей.

Вот, поборов волненья предстоящие,
Я тихо в усыпальницу вхожу.
Как схожи на одре на смертном спящие!
Он спит? Надеюсь, я не разбужу.

Десятки лет глумились над покойником:
Твердили, он - живее всех живых!
А он лежит себе в гробу спокойненько,
Не повернёт при встрече головы.

Он был со мной на октябрятской звёздочке,
Кудрявый мальчик на моей груди.
Твердили нам: Ещё чуть-чуть и создана
Коммуна будет. Счастье впереди!

И в школе он сидел со мной за партою,
Про эру светлых пели мы годов.
Потом меня упорно звали в партию.
Я отвечал: - Простите, не готов!

Сменялись не однажды поколения,
И за войною снова шла война.
Он жил, он жив, он будет жить! - про Ленина
Твердили нам, и верила страна.

Сменился строй, а был, казалось, вечен он.
Никто сегодня горем не убит,
Что Ленин смертью век почти отмеченный
Лежит в гробу тихонько, точно спит.

Я выхожу. Иллюзии развеяны.
Прощай, Ильич! Ты нам кумиром был!
Шепну охране: - Берегите Ленина,
Чтобы его никто не разбудил!

Но слышится, порой, из уст Зюганова,
С лицом чуть-чуть бледнее кумача:
- Мы создадим страну советов заново,
И вновь на щит поднимем Ильича!

- Предать земле, пусть с миром упокоится! -
Кричат в ответ. - И счастье будет всем!
С идеею захороненья носятся,
Как будто нет других в стране проблем.

Вы спорьте, сколько есть в повестке времени,
До хрипоты, до драк, до красных морд,
Но только не будите, суки, Ленина!
Пока он спит - безмолвствует народ!
С миру по строчке

Литературно-художественный альманах "Лира" открывает рубрику "С миру по строчке", в которой может принять участие любой поэт, представивший на суд редакции одно стихотворение объёмом до 20 строк. При положительном решении редакции и согласии автора приобрести один экземпляр по цене 200 рублей плюс стоимость пересылки, стихотворение будет опубликовано в ближайшем выпуске альманаха, о чём автору будет сообщено на его электронный адрес.
Произведения с указанием имени, фамилии и места проживания автора следует направлять по адресу: almanax_lira@mail.ru
Срок сдачи ближайшего выпуска в печать - 5 апреля. У вас есть шанс успеть стать одним из его авторов. Удачи!
Редактор альманаха "Лира" Юрий Елизаров.
Семёну Краснову по случаю выхода книги "Поэтический путеводитель по Тольятти"
Никогда не бывал я в Тольятти,
Наяву ли, за гранью ли снов.
А вот мой виртуальный приятель
Там родился, живёт там - Краснов.

Днём по улицам города ходит,
Или Волгой любуется вновь,
А в ночи пишет городу оды,
В каждом слове которых - любовь,

В каждом слове которых - надежда
Вместе с верою. Знать, неспроста:
Город Ставрополь звался он прежде,
Что по-гречески - «город креста».

Но сменилась эпоха. Кумиры
Обживали времён пьедестал:
Коммунист итальянский Пальмиро
Вдруг однажды волжанином стал.

И теперь он кому-то приятель,
А кому-то товарищ и брат...
Никогда не бывал я в Тольятти,
А хотелось бы там побывать.

- Побывать вы в Тольятти хотите? -
Вдруг Краснов мне сказал. - Встреча ждёт:
Поэтический путеводитель
Я, надеюсь, для вас подойдёт!
Марату Валееву по случаю награждения Почётной грамотой Министерства культуры Красноярского края
Пусть грамотам давно потерян счёт,
Но, мастерски пером своим играя,
За личный вклад в литературу края
По праву, друг, ты заслужил почёт!

Словесной тонны перебрав руды,
И написав томов, наверно, триста,
Заполучил в читатели министра -
Весомая награда за труды!

Нерукотворный памятник воздвиг,
Благодаря труду, Светлане и «Самсуду»,
И виден он, поверь мне, отовсюду.
Пиши, Марат, твоих мы жаждем книг!

Так пусть же длится творческий твой век,
Услышит пусть во всей Руси великой
И гордый внук славян, и прежде дикой
Тунгус (по современному - эвенк)!
Имя

Римме Казаковой

Казаковой при рождении было дано имя Рэмо,
означающее «Революция, Электрификация, Мировой Октябрь».
В 20 лет поэтесса взяла имя Римма.

Кто родился в семье, несомненно, зачат в любви.
Душу Бог нам даёт, а имя - отец и мать.
Как прекрасно гармонии той внимать,
Что зовётся жизнью! Мгновенья её лови!

Родилась девчушка. Открыла глаза едва,
Вместо имени ей - заглавные буквы, бр-р,
Революция, Электрификация, Мировой Октябрь -
Порождённые временем эпохи былой слова.

Сколько знаем таких «имён», что нести до тризн
Были дети с рождения обречены?
Только не было в этом «носителей» тех вины,
Если стройка повсюду, а строится - коммунизм.

Но однажды потоки речей из идейных слов
Разметало весенним ветром - поди поймай! -
И вдохнула Рэмо полной грудью цветущий май,
И познала однажды земную свою любовь.

Жизнь увидев земную в красе неземной, она
Поменяла набор тех букв на простое имя.
А не так ли однажды случилось, подумай, Римма,
Свежий ветер вдохнула и стала иной страна?
Есть первая пятилетка!
«А годы летят,
Наши годы, как птицы, летят,
И некогда нам оглянуться назад».


Эти слова песни М.Фрадкина - Е.Долматовского из замечательного советского фильма «Добровольцы» невольно вспоминаются всякий раз, когда на горизонте замаячит какая-нибудь круглая дата. Вот и мне сейчас припомнились они, поскольку именно сегодня, 22 декабря 2016 года, исполнилось пять лет моего пребывания на сайте «Самарские судьбы».
Годы, действительно, пролетели, как птицы, но «оглянуться назад» всё-таки выкроил время. Хотя бы для того, чтобы сказать, что пролетели они не зря. Сколько за эти годы написано стихов (и не только конкурсных) и рассказов, которые могли родиться только на «Самарских судьбах», сколько из них опубликованы в книгах, сколько отмечены дипломами конкурсов... Но это не главное, главное - сколько друзей нашёл я здесь!!!
С праздником, друзья! С первой пятилеткой нашей дружбы! С пятилетием творческого сотрудничества и ударного труда на литературной ниве! Я рад, что вы со мной!
Спасибо всем, кто создал этот сайт, кто также ударно трудится на нём сегодня! Спасибо Виталию Аркадьевичу - нашему капитану!
Всем здоровья, счастья, успехов! Помните, что ваши успехи вдохновляют меня на стихи!
Меня пригласили, я приглашаю вас!
Летом нынешнего года я участвовал в конкурсе короткого рассказа "Дама с собачкой", организованного спецпроектом "Российской газеты" - порталом ГодЛитературы.РФ. По осени получил "Благодарность" за участие (всего участников было более 1100), а вот теперь они пригласили меня принять участие в их новом проекте - литературно-кулинарном конкурсе "Гоголь-моголь". Разумеется, я приглашение принял, и участие в конкурсе приму, а для своих друзей-"самсудовцев" даю ссылку на конкурс: https://godliteratury.ru/projects/literaturnyy-konkurs-gogol-mogol Может, кто пожелает поучаствовать?
Когда будете знакомиться с условиями, обратите внимание, что там по поводу объёма сказано до 3000 знаков, но не сказано с пробелами или без. Я их спросил - пока не ответили, но, судя по тому, что на конкурс "Дама с собачкой" работы принимались с пробелами, возможно, и здесь будет так.
Удачи всем, кто пожелает принять участие! Всех - с наступающим Новым годом!
Достойная оправа

Алмазовой Оксане по случаю успеха на премии «Золотая Таволга»

Зимой в столице Казахстана
Цветенье таволги, как чудо.
Идёт Алмазова Оксана
К мечте посланницей «Самсуда».

Идёт уверенно, степенно,
Переступая все преграды:
На новый уровень ступени -
Успехи наши и награды.

Но ей подсказывает что-то:
Быть схватке за победу жаркой.
Лежит перед жюри работа
Её, написанная ярко.

Всё прочитав, за фразой фразу,
Жюри решило так: по праву
Добавить яркому алмазу
Немного золота в оправу.
Свет

По случаю выхода книги Сергея Тимшина «Тёплый свет памяти»

Показалось, забрезжил рассвет...
Только вечность ещё до рассвета.
Это памяти вдруг тёплый свет
Просочился сквозь строки поэта.

Схож со светом далёкой звезды
Этот свет, что мне виделся прежде,
И, спасая меня от беды,
Путь указывал верный к надежде.

Бесконечны забвенья срока,
Но случается (пусть и не часто),
Что из жизни прошедшей строка
Возвращает мгновения счастья.

Этот свет, как мечта наяву,
Что храню я с любовью в соседстве.
И пока светит он - я живу,
И тепло его греет мне сердце!
Чудесный лес

По случаю выхода книги Наталии Мосиной «Олины чудеса»

Знают все: российский лес -
Кладовая всех чудес!
Мимо них не ступишь шагу:
То - забилось под корягу,
Это - спряталось в дупло,
То - расправило крыло
И вспорхнуло с ветки в небо...
«Повстречаться с чудом мне бы!
Верю, где-то возле пня
Ждёт оно в траве меня», -
Так в лесу мечтала Оля.
Нагулявшись за день вволю,
Отыскала вдруг родник,
Что с землёю нас роднит.
Голосок истока ласков,
Он нашёптывает сказки.
Их послушав, поспеши
В дом скорей и запиши
Для девчонки и мальчишки
В переплёт чудесной книжки,
Что и я готов прочесть,
Потому что знаю, есть
Чудеса в лесу. Не скрою,
Сам встречал их там порою!
Средство есть!

По случаю выхода книги Владимира Конькова «Лекарство от грусти»

Порой случается: с утра
Не с той ноги я встану,
И целый день меня хандра
Зовёт присесть к стакану,

Налить до края и залить
Тоску, что гложет сердце.
Коль душу некому излить,
То нет от грусти средства.

Я был уверен: средства нет,
Но, осмотрев толково,
Мне доктор выписал рецепт -
Читать стихи Конькова.

Я был направлен в тот же миг,
Но не в аптеку, к слову,
А в магазин «Планета книг»
За книгою Конькова.

Теперь всегда стакан мой пуст,
Что полон был когда-то,
Ведь не вином - стихами грусть
Прогнать могу, ребята!
Конец фильма

К итогам конкурса «Магический экран»

Вот и закончилось кино,
И на экране титров строки.
Возможно, видел кто иной
Расклад актёрский, но итоги

Всегда подводит режиссёр.
В том роль его неоспорима!
А потому оставьте спор,
Слезами не смывайте грима.

Пусть кинопроб вы не прошли,
Но в том, увы, везёт не многим.
Вы короля сыграть могли,
Но даже шут - не вы в итоге.

Увы, увы, мой друг, увы!
Не ваши Оскары и Ники.
Хотя в сюжет проникли вы,
Но в кадр финальный не проникли.

Зажжённый братьями Люмьер,
Экран магический не гаснет,
И ждут нас тысячи премьер,
Как искры от копыт пегасьих.

Пускай закончилось кино
И в прошлом съёмки и интриги.
Пускай без вас, но всё равно
Сценарий фильма выйдет в книге!
Долгожданное пополнение прибыло!
Моя библиотека пополнилась тремя замечательными книгами - "Дорожное приключение", "Невероятная находка" и "Сон в руку".



Вчера я получил бандероль с ними из новокузнецкого издательства "Союз писателей", а сегодня с удовольствием перечитываю все стихи и рассказы соответствующих конкурсов, опубликованные в них.
Книги купил не только потому, что там есть и мои рассказы, а потому, что там произведения моих друзей, ведь в конкурсе "Невероятная находка" мой "Взгляд" не прошёл дальше лонг-листа. Но, повторюсь, для меня главное, что там мои друзья, и я этому очень рад!
Кстати, в книге "Сон в руку" есть стихотворение Геннадия Зенкова "Сон мальчишки" - издательство исправило случившуюся оплошность. Вероятно, поэтому и получилась задержка с отправкой бандероли. Но теперь всё нормально: все авторы на месте!
Спасибо Марату Валееву, редактору-составителю всех трёх книг, спасибо издательству и, конечно, спасибо авторам - моим друзьям! Пишите больше и лучше, участвуйте и побеждайте, и знайте, что один постоянный читатель у вас точно есть!
Анекдот да и только
В расцвет застоя, когда Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев был ещё в здравии, а сменивший его после смерти Юрий Андропов возглавлял Комитет государственной безопасности СССР, на телевидении шла передача «Политический обозреватель газеты «Правда» Юрий Жуков отвечает на вопросы телезрителей». Передача, скажу, интересная, потому что вопросы, озвученные в ней, касались многих проблем жизни.
Но советский народ, следуя курсом партии в светлое будущее, имел и на жизнь, и на эти проблемы, порой, иной взгляд, а потому в минуты отдыха от строительства коммунизма отдельные представители народа увлекались сочинительством анекдотов. Случалось и политических.
Следуя формуле Антона Чехова «Краткость - сестра таланта», неизвестные авторы создавали ёмкие жемчужины юмора, которые гуляли затем по стране от Калининграда до Курил, от одной кухни к другой, где обитатели общежитий, коммуналок или отдельных квартир, принимая гостей, за стаканом портвейна или водочки, передавали из уст в уста свежие анекдоты. Вместо приличной закуски.
Расскажет, кто-нибудь, например, такой анекдот...

Приходит к Брежневу министр продовольствия с докладом.
- Дорогой Леонид Ильич, запасов мяса в стране осталось на три года.
- Что вы делаете для улучшения ситуации?
- Мы ввели во всех столовых рыбный день, благодаря которому мяса хватит теперь на четыре года.
- Хорошо, - говорит Леонид Ильич. - А что народ?
- Молчит, как рыба.
- Очень хорошо, - говорит Брежнев и, подумав, добавляет: - А может вам для экономии ещё и овсяной день ввести? Глядишь, и на пятилетку запасы растянем.
- Боюсь, Леонид Ильич, народ овса поест - заржёт.
- Да нет, не заржёт. Мы же с тобой за обедом по курочке съели - не закукарекали.


... а другой уже следом подхватит тему и разовьёт...

Выступает Брежнев на Пленуме.
- Через год, - говорит, - в каждой советской семье будет холодильник, через три - телевизор, через пять - автомобиль, через десять - личный самолёт!
- Леонид Ильич, - говорят коллеги, - холодильник, телевизор, машина - это понятно, но зачем советскому человеку самолёт?
- Ну как же, - смакуя каждое слово, говорит генсек, - живёт человек, к примеру, в Магадане, а мясо выбросили в Москве...


В любой компании советских граждан, способных смотреть на жизнь критически, бытовали анекдоты, юмор которых продлевал (как утверждали учёные) срок жизни. Правда, мог и укоротить...

Сидит как-то компания за столом, и каждый, как эстафетную палочку, в перерывах между стопками, выдаёт на-гора свой анекдот, а один товарищ что-то торопливо записывает в блокнот.
- Слушай, - говорит сосед, - ты прямо стенографист какой-то. Как успеваешь анекдоты записывать?
- Я только фамилии, - говорит «стенографист», - только фамилии...


Было время, когда «национальной забавой» у нас было стукачество, а потому рассказывать анекдоты следовало в проверенной компании. Хотя и близкая дружба, порой, не давала гарантии...

Сидят в камере три зэка.
- Ты за что сел? На сколько? - спрашивают одного.
- Пять лет, за грабёж, - отвечает.
- А ты? - спрашивают другого.
- «Червонец», за убийство.
- А ты, - обращаются к третьему.
- Пятнадцать, - вздыхает он, - за лень.
- Не гони, - встрепенулись первые двое. - У нас и статьи-то такой нет. Колись, как дело было?
- Сидим мы как-то с товарищем на кухне у него, водочку попиваем, разговоры ведём, анекдоты травим. Всё больше политические. Напились, натрепались, пошёл я домой. Иду и думаю: сейчас на товарища «стукануть» куда следует, или до утра подождать? Решил подождать. Комитетчики тоже люди, сейчас отдыхают. Да и я поддатый, ещё чего доброго в вытрезвитель сдадут. Подожду до утра, решил, и лёг спать. Только и часа не прошло - стучат в дверь. Приехали. Товарищ не поленился!


И всё равно, несмотря на все возможные последствия, рождались новые шедевры народного юмора и стремительно разлетались по стране. А в урочный час и авторы анекдотов, и их рассказчики, как и я, смотрели передачу, где Юрий Жуков отвечал на вопросы. А кто-то придумал однажды анекдот и о ней.

Идёт передача. Юрий Жуков, перебирая письма, говорит:
- Наш телезритель Иванов из колхоза «Заветы Ильича» Саратовской области спрашивает, кто это у нас в стране сочиняет политические анекдоты? Отметим, что этот же вопрос интересует и нашего телезрителя Андропова из Москвы.


Признаюсь, и меня, порой, занимал подобный вопрос: кто же, так ловко и остроумно обыгрывая в нескольких строках больную для страны тему, пускал в свободное плавание весёлую миниатюру без заявки на авторство и претензии на гонорар? Занимал до той поры, пока и сам я однажды не приобщился к этой разновидности народного творчества, придумав как-то на заре перестройки такой анекдот.

Идёт голосование на первом съезде народных депутатов. Нынешних кнопок в зале ещё нет, потому голос - поднятая рука, а подсчёт ведут, как сейчас говорят, волонтёры.
- Кто «за»? - спрашивает Горбачёв. - Счётчики - считайте. Кто «против»? Счётчики записывайте!


Сменившая застой, перестройка приказала долго жить. На память о ней остались гласность и свобода слова. Многое меняется, но жизнь, как и прежде, подбрасывает народу сюжеты для анекдотов. Случается, перепадает и мне. Вот, например, из свежих. Можно сказать, крайний.

Приходит Медведев к Путину, и говорит:
- Владимир Владимирович, выручайте, не знаю, что делать. Куда ни приду на встречу, с народом общаться, куда ни приеду - везде деньги просят. Кто на пенсии, кто на зарплаты, кто на пособия разные. А денег-то у меня нет. Я им честно так и откровенно говорю, мол, денег нет, но вы держитесь. А они всё просят и просят. Что делать? Не знаю.
- У финансистов, у банкиров спрашивали?
- Спрашивал. Говорят как и я: «Денег нет, Дмитрий Анатольевич, но вы держитесь». А держаться, Владимир Владимирович, уже сил нету. Подскажите. На вас одного надежда.
- Ну тогда у Захарченко возьмите. Полковник такой, знаете? У него деньги есть. Думаю, не обеднеет.


Вот такая наша жизнь: анекдот да и только! Только успевай записывать. Надеясь при этом, что возврата к временам, когда за несколько строк можно было получить срок, больше не будет.. Поживём - увидим.
Обо мне написали, меня показали
После объявления итогов конкурса "Бесценная коллекция" местные СМИ обратили на меня внимание, выставив информацию на сайте газеты "Вся округа" (http://вся-округа.рф/archives/53193 ) и показав по кабельному телевидению Южноуральска (http://sktv.tv/videovypuski-546 ). Если кого заинтересует - читайте и смотрите. В "Городских новостях" КТВ беседа со мной после 11 минуты. Как мог прорекламировал родной сайт "Самарские судьбы".
К итогам конкурса «Бесценная коллекция»
О, лето - славная пора!
Но внёс «Самсуд» коррекцию:
Мол, выдай мне из-под пера
«Бесценную коллекцию».

И я покинул свой шезлонг
Под вишнею на даче, и,
Стих написав, попал в лист-лонг.
Довольствуясь удачею,

«А чем, гляди ж, не шутит чёрт?»
Подумал вдруг украдкою.
Чёрт не шутил - попал я в шорт,
Как в торт с начинкой сладкою.

Всего трудней, когда ты ждёшь,
К тому ж, когда дни кротки и
Лист пожелтел, закапал дождь...
И зароптали шортники:

«Нам в шортах зябко, видит Бог,
Уже пора осенняя.
Когда же огласит итог
Жюри - от мук спасение?»

И вот он, список, оглашён!
Себя в том списке ищите?
Кто победил - не обделён:
Получит к сроку тыщи те,

Что полагаются за труд.
(Промашки здесь нечастые).
Но усмехается «Самсуд»,
Твердя: «Не в деньгах счастие!»

Не в деньгах счастье, знаю я
(Хоть и они не лишние).
Важней, когда вокруг друзья:
В итогах, в новой книжке ли,

В той, что представит нам Марат
(Мне в это очень верится).
С другими книжка встанет в ряд -
«Бесценная коллекция»!
Баллада о неизвестном шахтёре
С детства он всегда любил небо,
С детства он мечтал быть пилотом...
Реактивным пронеслись годы,
Поднялись вокруг дома и заводы,
Он иную избрал работу:
Их снабжать «промышленным хлебом».

Что ж, мечты? Они всегда шатки.
Кто из нас не проходил это?
И не снилася кому удаль?
Только нужен был стране уголь.
И, взглянув на небо, полное света,
Он спустился в глубь земли - в шахту,

Где в кромешной тьме и в тесном забое,
Хошь не хошь, а нарубить нужно
Для заводов и домов уголь.
Став за смену чёрным, он, точно угорь,
Знал, что есть шахтёрская дружба,
Та, что стала без подсказки судьбою.

Вагонетками проносятся годы,
И куски угля слагаются в тонны...
Рубит парень для страны уголь,
А в общаге у него угол,
И подруга есть (зовут Тоня),
Но не хочет он лишаться свободы.

Знает он, что для неё - лучший,
Только знает он и то, как опасно
Под землёю с молотком лазать...
Как-то штрек наполнился газом...
Непродых, но друга всё-таки спас он.
Правда, умер сам потом от удушья.

...Вспоминали то, что был он весёлым,
Что себя не пощадил ради друга,
Говорили то, что был работящим,
По-простому - мужиком настоящим...
Хоронить его пришла вся округа
(Так прощаются в шахтёрских посёлках).

Проводили и с тоской, и с почётом.
Пополудни в землю зарыли,
Горсти вслед бросая на крышку...
Годы шли...
Тоня замуж вышла...
Да и шахту давно закрыли...
Лишь летят над ним самолёты.

В детстве он им вслед махал шапкой,
С детства он мечтал стать пилотом:
Воля, крылья - какая удаль!
Только нужен был стране уголь,
И, избрав иную работу,
Он однажды спустился в шахту.
Девочка с юга
В те времена, когда не было ещё ни суррогатных матерей, ни детей из пробирки, а вопрос продления рода решался лишь естественным способом, случилась в одном уральском городке невероятная история.

Николай и Нина жили вместе три года, но детей не имели. Их сверстники, сыгравшие свадьбы в один год с ними, уже растили кто одного, а кто и двоих детей, а они, увы, не познали ещё этой радости.
На вопросы друзей и родственников молодые отшучивались:
- Успеем ещё. Какие наши годы! Для себя пожить нужно.
Но отвечая так всем любопытствующим, себе на вопрос «Почему?» они ответить не могли. Ведь хотели детей, ведь старались...
О том, что что-то у них не так, первым заговорил Николай, сказав однажды жене:
- Может, ты бесплодная? Сходи, проверься.
Нина и сама уже подумывала об этом, но такой проверки боялась: вдруг правда, тогда Николай наверняка уйдёт от неё к другой женщине, которая подарит ему ребёнка, сделав счастливым отцом. Противиться просьбе мужа не было смысла, и Нина пошла. С волнением ждала она результата, но он оказался для молодой женщины благоприятным: она может иметь детей.
Тогда Нина в свою очередь предложила мужу провериться. Он долго упирался, опасаясь медицинского приговора, но после слов жены: «Я же проверялась - теперь ты изволь», сдался. Врачебный вердикт подтвердил его опасения: детей у них нет по его вине. Вечером он растерянно предложил жене, если хочет она, может найти другого, кто осчастливит её материнством.
- Только помни всегда, - сказал он, - что я сильно люблю тебя и жизни без тебя не мыслю.
- Я тоже тебя люблю, - сказала в ответ жена, - а потому никуда не уйду. Если хочешь, мы можем взять ребёнка из детдома.
- Нет, нет, - возразил муж, - я хочу, чтобы ребёнка родила ты.
- Но это невозможно!
То, что это возможно, Николай объяснил Нине через пару дней, когда сам уже всё основательно обдумал и твёрдо решил.
- Поезжай на юга, на курорт, - сказал он, - отдохни у моря, и...- сделав паузу, выдохнул решительно: - привези ребёнка.
- Ты предлагаешь мне?.. - удивилась Нина.
- Да. Пусть он будет от другого, но он будет твой... - и после паузы вновь решительно: - И мой. Я буду любить его как своего. Обещаю.
После долгих уговоров Нина всё-таки согласилась, выдвинув только одно условие: «Ты никогда меня не попрекнёшь».
- Никогда, - пообещал Николай.

Анекдоты о курортных делах, что травили беззаботные пенсионеры, игравшие в домино во дворе, Николай пропускал мимо ушей, а на вздохи жалостливых бабулек у подъезда вроде «Зря ты, Николай, жену-то одну на курорт отпустил, ох зря. Там ведь все мужики холостые. Али веришь ей так?» отвечал: «Потому и отпустил, что верю».
Две недели, пока жена была на курорте, Николай работал не только на заводе, но и дома, постоянно стараясь найти себе занятие, которое бы не только отвлекало его от мыслей, но и полностью поглощало время, чтобы оно быстрей прошло. И оно, действительно, прошло быстро.
Встретив жену на вокзале, он только глазами спросил «Ну как?». Нина, кивнув несколько раз, прижалась к нему и, уткнувшись лицом в плечо, заплакала.
- Ну что ты, - сказал он, - что ты. Всё будет хорошо. Всё хорошо!
Весь срок, пока Нина носила ребёнка, Николай буквально сдувал с неё пылинки, отстранив от любой домашней работы, а когда в мае родилась девочка, принялся оберегать обеих. Счастливый отец бегал на молочную кухню, стирал подгузники, купал дочку под контролем жены, а на прогулках гордо управлял коляской.
- Ты смотри, как старается Николай, - судачили за спиной бабки. - А ведь девку-то жена с юга привезла. Факт: по срокам всё сходится.
Догадку эту «знатоки жизни» смаковали время от времени ещё несколько лет. А между отцом и дочерью зародилась между тем крепкая дружба. Девочка росла, а бабки, теряя год от года былую зоркость, очень хотели найти в ней несхожесть с отцом, чтобы с чистой совестью отправиться на погост. Страшная тайна не давала им жить спокойно.
А молодые назло им жили нормально. Сверстницы при встрече с ними говорили нередко: «Счастливая ты, Нина». Она кивала в ответ: «Счастливая». Да разве не счастье это, что дочь растёт, а Николай за все годы ни разу не то, что не попрекнул, а не спросил даже, кем был тот курортник?
Да и был ли он вообще? И Николай, и Нина об этом давно забыли.
Ольге Борисовой по случаю выхода книги «Шагаю в день»
Что день готовит вам грядущий?
Всё то, что вам творить не лень.
Осилит путь вперёд идущий,
И вы шагнули в новый день.

Шагнули с новыми стихами,
Что в новой книге вышли в путь,
На встречу с новыми друзьями,
Что на земле болгарской ждут,

С друзьями старыми в Самаре,
Что новой встрече рады тут.
Идут по жизни с вами в паре
И «Параллели», и «Самсуд».

Шагайте в день с улыбкой светлой,
Ведь дорог в жизни каждый миг.
Не годы - мера для поэта,
А мера - строки новых книг!
Марату Валееву по случаю выхода книги «Воробышек»
Ты птицу выпустил в полёт!
Пусть тот воробышек - не птица,
Ведь вместо тела - переплёт,
А оперение - страницы,

Лети, «Воробышек», пока
Открыто небо Красноярска,
Вспорхнув с печатного станка
Из лужи типографской краски.

Пусть будет лёгким твой «полёт»,
О детстве радостная книжка!
Лети туда, где встречи ждёт
С тобой девчонка иль мальчишка.

Лети, «Воробышек», лети
Под облака в бездонной сини!
Дай Бог тебе друзей найти
В библиотеках всей России!
Экспромт к стихотворению Яны Соляковой «Сплошной обман»
(В соавторстве с Александром Пушкиным)

Я знаю, что кино - обман,
Что для актёров это - роли.
Но вновь магический экран
Манит, и вновь я, на контроле
Отдав билет, сел в первый ряд.
Начала жду ежеминутно.
«Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!»
Владимиру Маталасову по случаю юбилея
С Забайкалья в Закарпатье
Шёл по жизни ты.
Нёс с собой, избранник фарта,
Песни и мечты.

Там, где Волга вдоль Самары
К Каспию спешит,
Пел под тихий звон гитары,
И учился жить.

Не гадал, что дальше будет
В жизни у тебя,
Но среди самарских судеб
Есть твоя судьба.

Мне судьба понятна эта
(Сам бываю тут),
Пуповиной Интернета
Нас связал «Самсуд».

Этот город - жизни веха -
Теплится в груди.
Пусть прошло три доли века -
Доля впереди!

Зазвучит опять гитара
Нежно оттого,
Что живёт в душе Самара
Детства твоего!
Встреча с Высоцким
Гул затих. Я вышел на подмостки…
Б. Пастернак. «Гамлет»

На тихой улице Самары,
Как на подмостках, ты стоишь.
Не слышно голоса гитары.
Она молчит, и ты молчишь.

Посмертный приговор: «Безмолвье»
Не отменён никем пока,
И только небо в изголовье
Пересекают облака.

Ты в полный рост закован в бронзу,
С вопросом: «Быть или не быть?»
Мы всё же встретились. Но поздно:
Ни выпить, ни поговорить.

Ни прочитать, ни спеть те строки,
Что написали ты и я.
Как часто нас разводят сроки
По разным тропам бытия.

По линиям судьбы бороздке
Вернись сюда, хотя б на миг,
Когда ты вышел на подмостки
В огромный зал и гул затих.

Ещё был голос не заглушен,
Ещё не всей открыт стране,
Но спел: «Спасите наши души!»
Так, что мурашки по спине.

И шлейфом слухи, сплетни, мифы,
Флажки, предчувствие погонь…
Вдруг на ладонь твою на грифе
Свою я возложил ладонь.

Рукопожатья эстафета
На миг отодвигает смерть:
Допеть, что было не допето
Тобою, нужно мне успеть!