Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

сосенский

+992 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Александр Сосенский
Все рубрики (179)
Уж сколько твердили... А он и ныне там!
Забавно наблюдать, как деятели культуры ругаются по поводу ругательств, бранятся из-за брани, даже матерятся…Нет, это конечно же преувеличение - не матерятся. Но и самые-самые поборники кристальной чистоты великого и могучего, почитатели классиков школьной программы, словесные веганы, и прочие, бывает да и загнут в пылу полемики, шарахнут косноязычными фольклорными недомолвками, бульварным жаргонизмом со вставками тюремного сленга. Ну, а их противники демонстрируют бетонное спокойствие, ничуть не раздражаясь, а в качестве доказательства своей правоты ссылаются на два факта. Первый - многовековое использование мата широчайшими народными массами. Второй - употребление его высшими чинами государства.
-Да что говорить? Если сам! Лично! И то позволяет…

В парке имени 300-летия культурной столицы, слева от входа на типовой детской площадке шумно, как на птичьем дворе во время обеда. Команда малышей пяти-семи лет с веселыми воплями штурмует фанерный замок, другая с воплями, спасаясь от них бегством, скатывается по жестяной горке, чтобы сразу присоединиться к штурмующим… Детки помладше копаются в песочнице, добывая из недр пригодно-влажный материал для лепки куличиков. Вокруг гоняют мальчишки на двух, трех, четырех колесных велосипедиках. Раскачиваясь на качелях все выше и выше- «до самого неба!», визжат и болтают ногами краснощекие девчонки. Мамочки и миловидные бабушки зорко следят за своими чадами, что, впрочем, не мешает им самозабвенно делиться с соседками семейными тайнами и биографическими подробностями родственников. Двое мужчин, очевидно дедушки, скучая поодиночке, то и дело поглядывают на часы…
И тут появляется четверка молодых мужчин. По виду выпускники университета… Остановившись на краю площадки, смачно матерятся.
Не то чтобы это сильно шокировало взрослых, слава Богу все слова знакомы с детства…, но уж больно громыхающим, неиссякаемым потоком лилась брань из четырех звенящих молодой медью, лужённых глоток, умело повязанных стильными галстуками. Женщины с негодованием повернулись в сторону матерщинников, а особенно смелые выдавили несколько возмущенных возгласов. Одиноко стоящие дедушки равнодушно отвернулись, всем своим видом показывая, что они выше подобных житейских мелочей. А молодые люди, как ни в чем не бывало продолжали «светский разговор», жонглируя руками и трехэтажными эпитетами. Детская площадка стала стремительно пустеть. Мамочки хватали орущих, к счастью пока не матом, малышей и спешили прочь, вглубь парка, боясь, что их драгоценный ребеночек подцепит бациллу сквернословия.
А между тем стоит ли так сильно пугаться? Ведь в нашей стране еще никому не удалось избежать знакомства с матом. Да и что лицемерить- мы с вами сами…Конечно, конечно в определённых обстоятельствах…

Психолог Ричард Стивенсон (Великобритания) доказал, (чего только не доказывают эти британские ученые?!) что брань облегчает боль. За своё открытие в 2010 году он был удостоен Шнобелевской премии. Скажете- тоже себе открытие? Да любой мужик долбанувший себя молотком по пальцу знает об этом феномене. Но подождите…

Американские ученые пошли дальше и обнаружили интересный факт: «Во время второй мировой войны при внезапном столкновении с противником американцы побеждали намного чаще, чем японцы. Проанализировав закономерность, ученые выяснили, что в английском языке- 5,2 фонетических символа, а в японском 10,8 символа, что на 50% больше! То есть на отдачу приказов американцы тратили меньше времени, и это приводило к более быстрому реагированию на ситуацию и обеспечивало преимущество.»

Наши ученые продолжили исследование зарубежных коллег, подсчитав, что в русском языке -7,2 фонетических символа. Вроде бы все! Если считать по символам и средней длине слов, то русские слова проигрывают английским. Получается нечего и задираться? Поражение неизбежно?!
Ан нет!!! Оказалось, что в критические моменты русские военные переходят (кто бы мог подумать?) на мат и средняя длина слова сокращается до -3,2 символа!
Пример: Во время воздушного боя, летчику поступает команда: «Шестнадцатый! Приказываю немедленно уничтожить истребитель противника, атакующий наши самолёты сверху!»
А теперь команда звучащая в пылу боя: «Шестнадцатый …. этого …. с верху!» - Чувствуете разницу?

Примечание: Недавно обнаружил в личке призыв администрации сайта не использовать матерных слов, даже если они обозначены одной буквой с многоточием. Чтобы не навредить, я сократил эти слова, которые и так всем понятны и которых увы, иногда, как говорится из песни не выкинешь, до простого многоточия. Надеюсь, я никого не подвел? Хотя мне представляется чрезмерным подобные …. указания.
Итак, мат-язык боя! Он увеличивает восприятие, до минимума сокращает реакцию, несет мощный эмоциональный заряд, пресекает панику (В советском фильме «Председатель» главный герой говорит: «Я матом из людей страх вышибал, в атаку, на пулеметы гнал!)

Когда на детской площадке почти не осталась детей, сухонькая, маленькая старушка с безрассудной отвагой курицы защищающей цыплёнка от своры голодных псов, бросилась к лоснившимся от собственной брутальности парням, крикнув, точнее пискнув снизу, из-под их ног: «Немедленно перестаньте ругаться! Вы не у себя дома!»
Смысл фразы: «Вы не у себя дома!» постепенно, не сразу, но дошёл до мужчин и о! чудо - они устыдились (очевидно сказалось университетское образование). Опустив головы, (хотелось написать – поджав хвосты) гуськом покинули площадку. Через пять минут на ней вновь зазвучали веселые, звонкие, иногда капризные и требовательные, но главное пока еще невинные детские голоса.

P.S. Если моё мнение не совпадает с вашим, хочу заранее оправдаться, признавшись, что мнения-то у меня никакого и нет, просто поделился увиденным…
Опасная работа герра Мюллера
Тщательно проверив, а он всегда проверял тщательно, до скрупулёзности, крепления защитных щитков, наколенников, налокотников, подтянув потуже защитную стальную раковину, герр Мюллер облачился в брезентовые брюки и толстую, из грубой кожи, куртку. Пристегнул к поясному ремню чехол с электрошокером и перцовым баллончиком. Повесил на шею свисток, попрыгал, проверяя, не звенит ли что. В его деле надо быть предельно собранным, малейшая оплошность может привести к нежелательным последствиям. Рядом высилась прямая спина фрау Мюллер, которая заканчивала комплектацию дежурного чемоданчика. Помимо бинта, перекиси водорода, бактерицидного пластыря, шприца с набором игл и коробки с ампулами она ещё положила пакет с бутербродами и термос с крепчайшим кофе. Закончив работу, фрау Мюллер отошла, давая мужу возможность ещё раз всё проверить. Пока герр Мюллер придирчиво разглядывал содержимое чемоданчика, фрау Мюллер вывела и построила в шеренгу детей: Айн – Генрих четырнадцати лет, цвай – Марта – девяти, драй – пятилетний Ганс. Фрау Мюллер возглавила шеренгу, застыв в ожидании.

Герр Мюллер, захлопнув чемоданчик, оглянулся к строю. Фрау Мюллер, глядя в стальные глаза мужа, отчеканила: «Знаем, ты выполнишь свой долг, что бы это ни стоило! Ступай куда следует и делай что должно! Мы будем ждать тебя целым и невредимым!» На последних словах голос её слегка дрогнул, но она не позволила прорваться слабости. Герр Мюллер потёрся щекой о щёку фрау Мюллер, но, заметив её нарастающее возбуждение, шагнул вправо, потрепал по соломенной голове Генриха. Ещё шаг вправо, и он погладил соломенные волосы Марты. Ещё шаг и герр Мюллер остановился перед Гансом, снизу вверх глядевшего на отца.
- Веди себя достойно, Ганс! Надеюсь, мне не придётся стыдиться за тебя.
Мальчонка утвердительно кивнул, щелкнув по-военному тапочками. Но не удержался и спросил:
-Папа, куда ты сегодня поедешь?
- Сегодня я работаю в многоквартирном доме на окраине Дюссельдорфа.
- Это опасно?
- Как когда, - уклончиво ответил герр Мюллер.
Он не хотел пугать малыша. Легонько ущипнул сынишку за подбородок, взял чемоданчик и вышел.
Фрау Мюллер с детьми выстроились у окна, наблюдая, как отец семейства садится в их старенький фольксваген.
В последний раз бросив взгляд на шеренгу желтых волос, герр Мюллер тронулся в неизвестность.

Предстояла тяжёлая работа. 15-ти этажный дом состоял из 12-ти подъездов, в каждом по 90 квартир. И за каждой дверью могла таиться опасность. Решительно шагнув, герр Мюллер вошёл в лифт, поднялся на последний этаж первой парадной. Подошел к двери. Приложил ухо. За дверью – тишина. Но он знал: она может быть обманчива. Отложив чемоданчик, он натянул на руки перчатки и легонько постучал в дверь. Тишина. Тогда, склонившись к замочной скважине, герр Мюллер скривил рот, издав противное Мя-уу, мя-ууу! Опять тишина. Герр Мюллер перешёл на рычание и лай Р-Р-Р-Р-Р, Гав, Гав. Тишина. Герр Мюллер выпрямился, достал из нагрудного кармана блокнот и напротив квартиры № 90 поставил прочерк.

Поздним вечером герр Мюллер вернулся домой. Фрау Мюллер сразу заметила разорванную штанину и несколько царапин на запястье. Она облегченно вздохнула. На этот раз обошлось без серьёзных травм.
В конце ужина, наевшись квашеной капусты и выпив шнапса, герр Мюллер рассказывал о своём трудовом подвиге, как сегодня ему удалось выявить семь не зарегистрированных собак и двенадцать кошек. И это несмотря на усилия злобных хозяев, зажимающих рты своим питомцам. Сам герр Шмутке – главный босс похвалил его, пообещав в ближайшем будущем перевести на работу в офис. Это значит ему не придётся больше рисковать, и они, наконец, смогут позволить себе новый автомобиль. Все дружно обрадовались, а малыш Ганс даже залаял от восторга, чем ещё больше обрадовал близких. Одна Фрау Мюллер с истинно нордической выдержкой лишь слегка улыбнулась, зная, что впереди у мужа ещё много опасных дней на благо государства.
На тему конкурса (3)
Никита Лямин - добрый парень, а выпьет - ещё больше добреет. Все люди тогда кажется ему замечательно интересными, и он готов слушать их часами, а при необходимости и помочь, просто так по-человечески… В такие часы любит Никита философствовать с Михалычем, пятый год ютившимся в гараже. Разговор обычно сворачивает на супружницу Михалыча, выгнавшую его из дома. Хотя он настаивает на том, что сам ушёл…
Никита пятый год пытается примирить супругов, регулярно заходя в гараж.
-Отличный ты мужик, Михалыч…И жена твоя - достойная женщина! Прекрасная пара! Только ты её удивлять перестал. В этом всё дело! Возьмём к примеру мою Зойку. Тоже бережливая…Пьяных на дух не переносит… А я, бывало, возьму и куплю ей красивую безделушку. Она сначала покочевряжится для вида: мол зря на ерунду потратился, но видно что довольна, даже делает вид что запах не учуяла. А все потому, что для них, для женщин, подарки как признание в любви! Меня этому батя научил, царство ему небесное, умнейший был человек. В нашей семье поэтому всегда мир да благодать. Денег не копим, стараемся друг дружку радовать…
-Если такой щедрый, взял бы ещё бутылку?!

У ларька Никита заметил парнишку лет шестнадцати, тщательно пересчитывающего мелочь в ладони.
-Много не хватает?
Мальчишка испуганно зыркнул на незнакомца, подумав, нерешительно сообщил.
-Семи рублей не достаёт.
-Ха! Семи рублей! - Никите стало смешно. - Показывай чего купить.
Стояли, пили пиво. Парнишка делал вид, что рассматривает осенние звезды.
-Чего так поздно шатаешься?- продолжил разговор Никита.
-Да к брату приехал, а его нет. Наверное в ночную смену работает…
-Ну и как же ты теперь?
-До утра подожду.
-Сам-то откуда?
-Из Волховстроя.
-Знаю! Красивый городок! Зовут-то как?
-Коля.
-А я Никита. Вот что, Коля, пойдём в гараж к моему товарищу, а то неровен час простудишься.
-Дядя Никита, вы мне свой номер мобильного дайте, я вам деньги за пиво на счёт кину…

Михалыч встретил парнишку хмуро, лишний рот. На просьбу Никиты приютить парня до утра, ответил отказом.
-Здесь не гостиница, у меня одна кровать.
Мальчишка покраснел, встал чтобы уйти.
-Погоди, - остановил Никита. -У меня мамка к сестре уехала. Квартира свободна.
Никита сбегал домой за ключами. Предупредил Зойку, что ночевать будет у матери.
-Только до смерти не упейся, - бросила жена, брезгливо отвернувшись, будто ей и дела нет до Никиты.

Пришли. Никита напоил Кольку чаем с вареньем. Уложил его на кровать, сам лёг на раскладушке. Поговорили немножко про красоты Волховстроя и уснули.
Проснулся Никита от хлопка двери. Посмотрел на кровать. Коли не было. Стал одеваться. Карманы вывернуты, денег и телефона нет. Отказываясь верить в подобную подлость, выскочил на улицу.
-Коля! Коля!
Спящий безразличный город хранил угрюмое молчанье. Холодный ветер выстуживал душу…
-Су-ка-а!!!- Закричал Никита.- Неблагодарная сука. Я же к тебе по-человечески…Да разве так можно?!

Когда вернулась мать, Никита, пряча от стыда глаза, выдавил из сжатого горла.
-Мам, проверь, все ли вещи на месте…Ничего не пропало?
Старушка бросилась в комнату.
Вернулась в слезах, причитая.
-Кольца обручальные-е, цепочка-золотая с крестико-ом, деньги на похороны-ы…
-Сколько, сколько? - не поверил Никита.
Мать повторила сумму. Никита взвыл, злость полыхнула в сердце. А ведь всё прибеднялась, сестре мол помогаю, самой-то на хлебушек не всегда хватает. Он ей с каждой получки…Еду из дома приносил, на себе, на детях экономил…Ну на кой черт было копить на похороны, что, думала в гроб их взять.
Увидав, что с сыном неладное, мать испугалась, стала его успокаивать.
-Не убивайся так, Никитушка, слава Богу, в живых остался… Ты у меня такой доверчивый?
Никита выскочил во двор, ударом ноги перевернул стол доминошников, сорвал бельё с верёвок. Подскочив к березе, стал с остервенением бить её кулаками и коленями. Соседи в сторонке со страхом наблюдали за взбесившимся Ляминым. А он… как же он ненавидел всех этих мерзких людишек: сопляка-воришку, халявщика Михалыча, холодную жену, скрягу-мать, всех, всех… Лживые, подлые, жадные…
-Люди, какие же вы твари!
На тему конкурса
Помогите, пожалуйста, разобраться в ситуации. Сам я уже ничего не понимаю, не знаю: как дальше жить.
Я встретил Милу (имя не настоящее, я его выдумал, чтобы не было стыдно перед знакомыми) в девятнадцать лет, а ей только что исполнилось восемнадцать. Восторженная, заглядывала в глаза, пухлые губки трубочкой тянутся к моим- чмок и залилась смехом. Но стоило мне нахмуриться -пугалась и замолкала.
Со всех сторон мне говорили: «Хорошая девчонка, искренняя, не испорченная. Ты из неё вылепишь, что захочешь.»
Мы поженились и первый год прошёл, как медовый месяц. Затем родился Егорка, забот прибавилось, мне пришлось больше работать, тем более, что она вернулась в институт. Егорка - тихий мальчик; светлые кудряшки, пухлые губки, очень похож на Милу. Но первое слово сказал -Папа!
А она изменилась, стала дерзить, иногда специально делала назло. Мы конечно ссорились, но она всегда первая просила прощения, говорила: «Любимый, единственный, сладенький…», в общем ластилась по-разному.
Однажды вечером я вышел её встречать. Смотрю, а они целуются в подъезде. Парень сразу убежал, а с ней был серьезный разговор до слез. Она поклялась, что это было случайно. Я поверил, но как выяснилось, напрасно. В другой раз она явилась пьяная, блузка застегнута не на ту пуговицу. Егорка потянулся к ней, а она, не замечая, прошла мимо. Малыш заплакал, горько так…
Я ей говорю.
-Успокой ребенка, ты же мать!
А она.
-Я то мать. А ты ему кто такой?
И гадко так захихикала.
Утром снова просила прощения, клялась, что больше никогда, никогда…
Не скажу, что её фраза больно задела меня, но я всё же обеспокоился, и стал всматриваться в сына, то с одной стороны, то с другой, а он думал, что папа с ним играет.
Наконец, я не выдержал и рассказал о сомнениях своей матери, а к кому я еще мог обратиться? Мила потом говорила, что это мать меня надоумила, но это не так, точнее не совсем…
Мама меня успокоила, сказала, что Мила еще не повзрослела, ей хочется страстей, как в сериалах. Вот она и провоцирует. Потом посоветовала сделать экспертизу, чтобы я не изводил себя подозрениями.
За ответом я ходил вместе с Егоркой, он любит кататься на плечах. Подымает руки и кричит: «Я до неба!»
Подал ей заключение, там черным по белому: 99% Егорка не мой сын. Написано конечно не так, а по-научному, но смысл тот же –99% несовпадения.
Она свои пухлые губки поджала.
-Это ошибка! – говорит. - Чудовищная ошибка!
Я собрал вещи и ушёл. Погладил по кудряшкам полюбившегося чужого ребенка и ушёл.
Сейчас живу у матери. Не знаю, что дальше. Как жить. Иногда думаю, может и в самом деле ошибка, ведь есть один шанс… Уважаемая редакция, помогите, пожалуйста, разобраться.
Николай К.
На тему конкурса
Моей доченьке три годика, она непоседа и болтушка - последнее от матери…
Нет, вы скажите: могу я в воскресенье отдохнуть?
Что, тяжело за ребенком присмотреть?
Отвернулся на секундочку, глядь, а дочь из лейки ноутбук поливает. Спрашиваю: зачем ты это сделала?
- Мама казала яблочки мыть надо!
Допустим, я тоже придурок, вместо того чтобы высушить-включил. Вспышка, искры, сизый дымок - дочка радуется: папа фокус показал.
Жене я конечно высказал… И она не смолчала…
Ну кто поверит, что эти пухленькие губки могут такие обидные колючки выплёвывать.
Где, спрашивается, были мои глаза, когда я её замуж брал?
Нет, жен следует выбирать тщательно, как автомобиль! Вы же не возьмете первую понравившуюся машину? Сначала рассмотрите все предложения… Выберете марку… Узнаете год выпуска, технические характеристики… Наконец существует тест драйв!
Мне следовало узнать, как она ведет себя на крутых поворотах, а не заглядываться на фары и бампер. Получается: дал маху. Теперь вздрагиваю от пронзительного клаксона и регулярно трачусь на тюнинг.
Конечно, можно разъехаться, поменять на другую, даже на подержанную с маленьким пробегом…
А как же дети?
Вот представьте: вы-нинзя и вам заказали главаря враждебного клана. Вы такой ловкий, натренированный, в одной руке катана, в другой нунчаки. Проскользнули в форточку зАмка мафиози, а там шестеро детей, от двух до пяти. Уставились восторженно-раскосыми глазенками, рученки тянут: «Дай, дай!» Ты меч над головой, чтобы ребятишки ненароком не порезались и бочком в соседнюю комнату, где клиент на циновке саке пьёт. Увидал и сразу всё понял. Церемонно поклонился и на чисто японском говорит.
-Братан, не губи! Не оставляй детей сиротами!
А у тебя заказ, да и с якудзой не шутят! Замахнулся, но тут в дверь детишки заглядывают, все шестеро…
Ну как в таких условиях работать?
Вернемся в воскресенье. Обиделся я на жену и ушёл в гараж к холостым друзьям - совершил ещё одну ошибку! Судите сами. Во-первых, этим жеребчикам о семейных дрязгах не расскажешь- засмеют! Во-вторых, утром голова болела, из-за этого на работу опоздал.
Начальник - настоящий работорговец, тупоголовое хамло, разорался свиньей недорезанной. Любит гад принародно унизить. Зачем я только в эту фирму устроился? Ведь видел на собеседовании, что скотоферма... На зарплату позарился, эрудицию перед ним метал…
Сослуживцы за компьютерами спрятались, трясутся. Эх думаю, сейчас бы сюда легендарного защитника рабов, неуловимого Зорро…
Представил: распахивается пластиковая дверь туалета и оттуда на вороном коне, в маске и плаще Зорро! Вжик шпагой - срезал пуговицы на рубахе. Вжик - упали на пол штаны… Стоит начальственная образина в трусах, блеет: «Ка-боль-ер-ро, пощадите…» Угнетённый персонал расплылся в презрительной улыбке…
Однако, если в этот момент торжества справедливости из кабинета вдруг выскочит сынуля босса. Бросится обнимать волосато-кривые ноги папаши… Народ сразу и простит деспота. А Зорру, если он и дальше будет в присутствии ребенка…, закидают компьютерными мышами. Вот что значит- дети!
Домой я вернулся поздно, пришлось отрабатывать опоздание. Пришел, а ужина нет! НУ ВСЁ! Сейчас покажу домострой!
Иду на голос. Жена бледная, губки трясутся, слова почти не разобрать.
-Машенька заболела, температура высокая, вся горит…
Я смотрю, а у самого сердце в комочек сжалось. Лежит моя кроха красная, жаром от неё так и пышет, волосики мокрые ко лбу прилипли, ручонки ко мне тянет: «Папочка»
Моментально всё позабыл: и не приготовленный ужин, и сожжённый компьютер, будь он неладен!
Ору на жену:
-Что расселась, вызывай неотложку!
Врачи температуру сбили, что-то укололи, что-то дали выпить. Выписали кучу лекарств. Хотели в больницу увезти, но жена не дала.
Утром зашел в детскую. Дочка спит, жена на стуле рядом красная – видать заразилась!
-Иди в постель, - говорю.
-Посижу ещё …
Понял, что люблю её, как и прежде. Её и дочку.
Поехал на работу отпрашиваться. Решил, если не отпустит- уволюсь!
Подошел к начальнику, объяснил ситуацию…
А этот эксплуататор, хамло и прочее руками замахал.
-Езжайте домой! Ни о чем не беспокойтесь, я вам отпуск за свой счёт оформлю…
Вот тебе и работорговец, свинья крикливая! Ведь оказался отзывчивым человеком. Значит, я опять ошибся, но это-то поправимо…
НЕ ДАВАЛА!!!
-Давала!
-Не давала!
-Давала!
-Не давала!
Бабушка и мой двухлетний сын Андрюшка играли в неизвестную мне игру. В этом возрасте дети начинают активно разговаривать, без устали повторяя незнакомые слова.
Спрашиваю бабушку:
-Вы что, ещё одно слово выучили?
-Давала! - кричит Андрюшка.
-Не давала! – отзывается бабушка и, повернувшись ко мне, сообщает:
-С нами сегодня целая история приключилась! Ты присядь на минутку – расскажу.

Я усаживаюсь на диван, Андрюшка тут же забирается ко мне на колени, ёрзает, устраиваясь поудобнее и замирает; он очень любит бабушкины рассказы.
- Пошли мы с Андрюшей гулять. Идём потихоньку мимо крытого рынка. Дай, думаю, зайду - рыбки куплю, приготовлю с картошечкой. Ты же знаешь, он с картошкой любит… Зашли, прямо напротив входа прилавок с рыбой. Продавец-восточный мужчина, кучерявый брюнет, длинноносый, небритый… А главное - окунь морской дешёвый… Прошу взвесить килограммчик. Продавец такой предупредительный, ласковый, предлагает ещё палтуса и треску. Андрюшка к прилавку словно прилип - рыб разглядывает. Я продавцу тысячу протягиваю.
-Спасибо, мне только килограмм окуня.
Он денежку взял и давай мне сома навязывать, нахваливать. Мол посмотри, хозяйка, какой красавец жирненький. Суп сваришь, мальчуган пальчики оближет. Я ему:
-Взвесьте окуня, да сдачу не забудьте. Нам с внуком домой пора.
И тут он заявляет.
-Какая сдача? Ты денег не давала!
-Как не давала? Я тебе тысячу дала!
-Не давала!
-Давала!
-Не давала!
-Ишь, жулик какой! Увидал старуху с ребёнком маленьким и решил обмануть?! Да только не на ту, голубчик, напал! Отдавай, супостат, тысячу! У меня в кошельке одна эта тысяча и была!
А он свое: «Не давала!» и всё…
-Я без денег не уйду, и не надейся!
Он задёргался. Мол, давайте, мамаша, пройдем к охране, видео-запись посмотрим…

Нашёл дурочку! Камера у меня за спиной, над входом, что она показать может? Наши с Андрюшкой спины? Это он специально придумал, чтобы меня с рынка увести.
-Отдавай, говорю, по-хорошему, а то я сейчас полицию вызову, пускай выяснят что ты за личность!
В общем стоим, препираемся.
-Давала!
-Не давала!
Народ вокруг стал собираться. Интересно, поди, что такое бабка давала, а он не сознаётся…
Подошла женщина в фартуке, видать начальница. Послушала, поняла, что я не отступлюсь и велела деньги вернуть: «Себе дороже!» - говорит. Он взбеленился; кричит, руками размахивает.
-Не давала она мене!
-Давала!- кричу.
Женщина достала тысячу и отдала. Пошли мы домой. Меня от злости аж трясёт всю, вот, думаю, какие нечестные люди на свете есть… Пришли домой, стала я щи варить, Андрюшка тут же вертится. Вдруг дёрг меня за кофту.
-Не давала!
Я сначала не поняла. А он опять: «Не давала!» и тысячную купюру протягивает.
Батюшки! Я так и обомлела. Теперь у меня две тысячи! Получается: продавец-то не обманывал! А я его жуликом назвала и всякое нехорошее про него думала…

Оделись мы с Андрюшкой по-быстренькому, и побежали на рынок деньги возвращать.
Продавца того уже не было, вместо него за прилавком женщина в фартуке. Увидала нас - заулыбалась.
-Извините, дама, вы правы оказались. Мы всё проверили и выяснили.
Я стою и не знаю, что делать? Тут к ней очередь выстроилась, и мы пошли… А я думаю: «Вдруг его из-за меня уволят?»
Вернулись домой, я Андрюшку супом покормила, спать уложила, а сама мучаюсь, что зазря человека обидела.

Вот Андрюшка проснулся и ко мне бежит.
-Не давала! - и еще одну тысячу протягивает!
Я так и села. Спрашиваю:
-Андрюшенька! Милый сын! Откуда у тебя денежки?
Он меня за руку взял и повёл к серванту. На стульчик забрался, ящик выдвинул… У меня ведь там пенсия хранится… Вот какой сообразительный!

Бабушка погладила правнука по голове. Тот встрепенулся и заорал:
- Баба дяде не давала!
-Ух ты! Предложениями заговорил! – умилилась бабушка. – Иди поцелую, умница ты моя!
Ох уж эта родословная
Как себя помню, то есть с самого нежного возраста, меня постоянно тыкали в родословную…
Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь не вспомнил о троюродном шурине, внучатой кузине или побочном свояке прадедушки.
К примеру, в трехлетнем возрасте я свалился с велосипедика и бабушка, всплеснув руками, тут же запричитала:
‒ Горе луковое! Ну в точности как второй муж Прасковьи Филипповны – золовки Клавдии Митрофановны. Тот на параде физкультурников ухитрился в лужу упасть, оккурат напротив трибуны руководителей…
Стоило мне нечаянно капнуть вареньем на скатерть, случайно наступить коту на хвост, громко чихнуть, как тут же вспоминалось случившееся с одним из многочисленных дядюшек прошлого и даже поза-поза-прошлого века. Если судить по этим побасенкам, то все мужчины рода были на редкость непутевыми и неуклюжими… Но бабушка уверяла, что они и в подмётки мне не годятся... Другими словами, я стал воплощением родового проклятия – умения попадать в нелепые ситуации, вызывая смех окружающих.
О, сколько было потрачено сил и нервов, чтобы выучить меня мало-мальски приличным манерам. Сколько слёз пролили неугомонные петербуржские тётушки, пытаясь привить мне вкус к прекрасному…
‒ Представляете, он опять уснул в филармонии! Прямо точь-в-точь Марк Наумович! – сокрушалась тётя Лиза.
‒ Не удивлюсь, если он ещё и храпел! – брюзжала тётя Циля.
‒У мальчика баритон, совсем как у свёкра Симочки – дочери деверя Сигизмунда Владиславовича. Тот Баха храпом заглушал! ‒ объясняла тётя Виолетта.
Увы, ветви генеалогического древа никак не хотели сплетаться в лавровый венок вокруг моей головы. Наоборот, кривыми корнями семейных недостатков, торчащих из тёмных глубин веков, наводили ужас, вызывая комплекс неполноценности и желание сменить фамилию…
То, что я наконец-то вырос, домашние заметили лишь когда я женился.
Вновь приобретённая родня в виде тёщи, уловив общий настрой, вступила в ряды моих порицателей. Голосом, полным театрального трагизма, со вздохами безысходного отчаянья она просвещала дочь.
‒Все люди являются потомками Адама и Евы, однако британские учёные обнаружили, что есть и такие, кто произошёл от Адама и неизвестной науке обезьяны…И иногда (тут она косилась на меня), обезьяна прорывается наружу...
Тёща была столь убедительна, что я пятился назад, боясь повернуться, словно скрывая предательски торчащий хвост.
После рождения детей родственники неожиданно сменили пластинку, затянув хвалебные песнопения, адресованные не мне.
Теперь по любому поводу я вынужденно выслушивал притчи, оды, эпосы об успешных родичах, прославивших клан, достигших в жизни головокружительных высот, одарённых разнообразными добродетелями…
Моё несоответствие семейному идеалу обсуждалось всё реже, хотя ни у кого и не вызывало сомнения… Раньше меня отождествляли с неумехами, теперь же унижали как несостоявшегося в сравнении с предками.
К тридцати годам я окончательно убедился, что чтобы я ни делал, за чтобы ни брался, всё уже было сделано до меня, лучше и талантливее одним из великих наших родственников.

…Семейный патриарх, королева мать-прабабушка Виктория как священную книгу внесла в детскую затертый временем фиолетово-бархатный старинный фотоальбом. Указывая деткам на фотографию времен Александра-освободителя, запечатлевшую троюродную племянницу двоюродного деда по женской линии и четвероюродного племянника по мужской, в одинаковых кружевных платьицах стоявших на фоне кадушки с пальмой, и пучеглазо таращившихся из прошлого, поведала притихшим ребятишкам, что дядя Гришенька и тётя Алиночка в их возрасте уже писали маслом картины, сочиняли поэмы пяти строчным ямбом, извлекали квадратные корни из шестизначных цифр, делая всё это одновременно на шести иностранных языках…
Дети почтительно слушали. О чём они думали, мы не знали, так как они ещё не умели говорить…
Однако прабабушка объявила народу, что предвидит их будущее по ясным глазкам.
‒Несомненно сии милые создания еще более прославят наш род, вписав золотыми буквами свои имена в скрижали знаменитой родословной. Свершится предначертанное судьбой…, даже несмотря на влияние их непутёвого папаши…
31
Вот и подошёл, и наступил Этот день.
Как назвать тридцать первый день рождения? Шаг в новое десятилетие? Четвертый десяток?

Раньше мысли о возрасте мелькали толстошинными болидами; взвизгнут на вираже и умчатся. Теперь эта одна большая головная боль крутится внутри черепной коробки, словно зеркальный шар над танцполом. Поворот- вспышка- воспоминание... Вспомнил, что прошёл год, два, три, ещё и ещё… Стой! Не слепи глаза, не крутись так быстро!

Ну, не то чтобы страшно… Просто до этого дня никогда серьезно не думал о скоротечности времени, о прошлом. Думал о настоящем, о будущем, а прошлого как и не было. Точнее оно казалось чем-то несущественным, неважным, забытым за ненадобностью, как забывают любимые, а потом сломавшиеся игрушки, школьные тетрадки с первыми наивными стихами, старые курсовые работы. В общем всё, что пожалел выбросить, сложил на всякий случай в коробку, убрал в чулан, а вдруг пригодится?

Один день я помню особенно отчётливо, до мельчайших подробностей…

Июль, каникулы, мне двенадцать лет.
Проснулся рано от звука хлопнувшей двери. Встал и прошел на кухню на ни с чем не сравнимый запах только что испечённых блинов. Из глубокой фаянсовой тарелки, как и водится с голубой каемкой, вырастала гора румяных, теплых, масляных блинов, рядом открытая банка сгущенки, в маленьком чайнике - свежезаваренный чёрный чай. Под чашкой записка: «Мы придём поздно, обедай в столовой, а нам купи пачку пельменей, два килограмма картошки, сметаны, батон белого и половинку ржаного. Деньги в «Трёх мушкетёрах». Не скучай и вовремя ложись спать. Целуем. Мама. Папа».

Наевшись до отвала, так что последний блин не полез даже со сгущенкой, я еле добрался до кровати, по пути прихватив с полки «Трёх мушкетёров». Падаю на пружинистый матрас и мгновенно засыпаю. Просыпаюсь через час, открываю книгу. Засушенными листьями выпадают деньги, прячу их в карман. Машинально заглядываю в открытую страницу, читаю: «Любовь моя, граф де Варт, бывший у вас в четверг и сегодняшний д,Артаньян – одно и то же лицо… Она сделала попытку вырваться из его рук… Батист разорвался, обнажив её плечо… С невыразимым ужасом увидал цветок лилии – неизгладимое клеймо, налагаемое позорящей рукой палача»…Читаю и не могу оторваться. Ну как она его не узнала!? Значит ночью можно залезть в постель к какой-нибудь девчонке, и она тебя не узнает? А что если прокрасться в квартиру к Юльке Ершовой…
От подобной фантазии бросает в жар. Вскакиваю. Пора прогуляться! Давно собирался сходить в зоопарк.

На метро до Горьковской, дальше по парку пешком… Покупаю билет, вхожу и сразу попадаю в сумасшедший дом- вокруг носится и орет мелюзга- первый и второй класс. Откуда их так много? Наверно привезли на экскурсию. Учителя и родители тоже орут, молчат одни звери.

Белые медведи с пожелтевшими шкурами плещутся в воде. Лев развалился на помосте, лениво щурится на малоросликов, а под помостом валяется наполовину сгрызенный кролик. Лев зевает, демонстрируя страшные клыки. Волк, опустив морду, мечется из угла в угол, как будто за кем-то гонится. Грифы, втянув плешивые головы, нахохлились, сидят на вершине бетонной скалы.
Перехожу от клетки к клетке, вот обезьянник. Неугомонные мартышки орут не слабее первоклашек и с тем же азартом гоняются друг за дружкой. Жираф смотрит свысока, не переставая жевать…

Странно, но я тоже проголодался. Покупаю огромную воздушную сахарную вату на палочке и под завистливые взгляды малышни медленно обкусываю с боков…
Верблюд, туканы и попугаи, лиса, горные козлы, бегемот…Кажется я всех посмотрел?! Бухает пушка, полдень. Выйдя из зоопарка, иду к Петропавловке вдоль Артиллерийского музея… Не могу удержаться, покупаю билет и брожу по прохладным залам крепости, разглядывая старинное оружие: шпаги, арбалеты, тесаки, алебарды…Во дворе музея залезаю на зенитную установку, кручу колесики наводки, но орудие не двигается- нет, так не интересно.

Выхожу из музея и топаю через Троицкий мост, мимо памятника Суворову, замахнувшегося мечом… Через Марсовое поле с вечным огнем в гранитном квадрате…Вдоль Михайловского замка, через Садовую на Манежную и дальше на Караванную. Жара. Покупаю эскимо, лижу и разглядываю афишу американского вестерна. Суровый ковбой наставил на меня свой кольт. Класс! Иду в кинотеатр. До сеанса ещё полчаса, пью кока-колу и ем попкорн.
Когда одинокий ковбой перебил всех бандитов и подло раненый в спину вступил в бой с вожаком шайки, сердце чуть не выпрыгнуло на помощь смельчаку. Всё закончилось хепиендом.
А на улице вовсю припекает, парит асфальт…

Здравствуйте, дорогие мои! Прошу вас заходите! Спасибо, спасибо! Милая штучка, одна из тех вещиц, что греет душу. Как ты догадалась, дорогая?
Ну уважил, братан! Полезная вещь! Давно о такой мечтал! Прошу к столу! Да ладно вам, хорош нахваливать, а то сглазите. Спасибо, спасибо! Давайте уж выпьем. Ну хорошо- за меня! Почему я грустный? Нет я не грустный - я повзрослевший…

Октябрь, через месяц мне исполнится тридцать один год.
Телефонный звонок.
-Это хто? Сашка? Сашка, передай матери, что Аркадий вчерась помер…
Я сразу узнал бабку Нюру- соседку деда. Она сказала Аркадий помер. Дед Аркаша умер? Не может быть, зачем повесила трубку? Ох уж это неумение деревенских общаться по телефону. Как сказать маме?

Дед Аркаша, Аркадий Васильевич казался таким незыблемым, постоянным, уместным и родным в своем деревенском доме между рекой Ветлугой и сосновым бором, внутри своего неспешного мира. Где все подчинено вечному распорядку, где время движется медленно, как и дед, -мелкими шажками.
На похороны из разных городов приехали родственники. К избе прибили искосину, вдоль дороги к кладбищу разбросали можжевеловые ветки.
Время деда кончилось. Я бы хотел вернуть его…Зайти в кладовку, достать из припрятанной коробки воспоминания, вещи, моменты, связанные с ним, всё что могло бы если не оживить, то хотя бы вернуть ненадолго, хотя бы на час…Чтобы спросить его… Только его уже нет и никогда больше не будет... Остались боль, горе, тревога.
Я вдруг по-настоящему осознал неминуемую конечность бытия, и всю непродуманность, безалаберность собственной жизни. Появилось метафизическое беспокойство, желание что-то сделать, оставить после себя нечто убедившее других, да и себя, что жизнь стоила жизни, что она имеет не только биологический смысл...
Мне тридцать один, деду Аркадию было восемьдесят шесть, разница в пятьдесят пять лет. Это много, очень много. Это больше, чем я прожил…


На улице припекает, парит асфальт. Перехожу через Фонтанку, иду по Литейному, снова на мост, вот и Выборгская сторона. Ужасно хочется пить. Захожу в кафе, заказываю порцию бананового и ванильного мороженого с двойным сиропом и стакан яблочного сока. Пока ем, думаю куда бы еще пойти? А что если завалиться к Вовану?! Точняк!

Около Сампсониевского собора останавливаюсь и читаю обращение Петра к солдатам перед Полтавской битвой. Преисполнившись воинственным задором, шагаю через парк Лесотехнической академии, через Новороссийскую к Серебряному пруду. Близко Вовкин дом, надо бы его угостить… Покупаю в ларьке два сникерса и литровую бутылку кока-колы. Вован рад моему приходу, мы сразу садимся к приставке. Рубимся во что только можно, он проигрывает три раза подряд. Конечно злится, говорит это от того, что он голоден, мол сникерсом сыт не будешь и тащит из холодильника куру-гриль. Мы дружно набрасываемся на неё, обгладывая самые мясистые места. Потом снова вступаем в бой. На сей раз три раза подряд проигрываю я. Но вот удача снова на моей стороне, я наступаю и тут приходит Вовкин отец, начинает орать, что мы сожрали его курицу.

Бреду домой. Вдруг вспоминаю, мама просила купить…Увы, той мелочи, что осталась в кармане, хватило лишь на половинку батона…
Вернувшись домой, доедаю последний блин, ложусь на родительскую постель, смотрю телевизор. Щелкает замок, веселые родители появляются в дверях. Мама удивляется, почему это я ещё не сплю? Приходится чистить зубы и укладываться в кровать. За стеной бубнит отец и хихикает мама. Мне тоже не спится. Я мысленно возвращаюсь к прошедшему дню, вспоминаю разнообразные мелочи: как пинал плоский камешек, пока он не провалился в решётку люка. Вспоминаю дворового кота Ваську, лениво зевающего на скамейке. У Васьки такие же белые клыки, как у льва в зоопарке и, если бы он был чуть побольше, еще не известно, кто бы стал царем зверей. Потом мысли перескакивают на мороженное, жаль я не попробовал клубничного. А что с Вованом?, досталось ему от отца?

День давно закончился, но не исчез, он незаметно перетек в белую ночь, продлив себя до следующего дня, обещающего быть таким же длинным-предлинным. А скоро меня отвезут в деревню к деду. Он добрый, рассудительный и никогда меня не ругает. А если сердится, то говорит: «Ой, ёй, ёй, не ладно делаешь, Сашка! Ой,ёй,ёй не ладно!» В последнее время он ходит с палочкой, мелкими шажками и всё равно всюду успевает.

Я постепенно засыпаю, длинноногие мальчишеские мечты, готовые без устали шагать к цели, неугомонные, как стая обезьян, мысли, нетронутая страхом душа, всё погружается в сон, тонет в бездонной пуховой подушке…
Сегодня мне грустно, так уж случилось, что день рождения совпал с сороковым.
Пройдёт время и всё наладится… Но я наверно уже не смогу, как раньше беззаботно радоваться прошедшему длинному дню, зная, что он приблизил меня к концу всего.
Стиралка
«Курочка по зёрнышку клюет»,- любил повторять Альберт, и не только повторять, но и следовать этому принципу в жизни. Он пользовался каждым случаем, использовал любую возможность «навариться», «нагреть руки», «зашибить деньгу». Копеечка к копеечке, с миру по нитке, вся его кипучая энергия была направлена на зарабатывание и преумножение. Преумножал он следующим образом: занимался частным извозом, развозил пьяных из ресторанов, давал в долг под проценты, вкладывал в неофициальные операции, чтоб налоги не платить, - так ничего серьезного, купил-продал.

Альберт не любил рисковать и государство не любил, считал, что оно ему по жизни задолжало, вот и тащил всё, что плохо лежало. Банкам, финансовым фондам и прочим не доверял. Поэтому основной капитал хранил в пластмассовом ведре, закопанном на даче.

Свою жену Любу пристроил после основной работы шить платья для кукол. Куклы за валюту покупали иностранцы. Альберт очень радовался, когда курс доллара рос.
Но вот спроси его: «Для чего ты крутишься, копишь да наживаешь?» Он бы не ответил. Была когда-то цель, даже несколько целей…Только давно это было. Теперь ему и представить тяжело, что придётся открыть кубышку, выпустить на волю денежку. Очень Альберту вычитание не нравилось.

Измученная, зашуганная Любаша безропотно повиновалась мужу; отдавала зарплату, на себя не тратила, по театрам, кино не ходила, о ребенке и думать боялась. Верила, что супруг знает, что делает. Верила, что придёт время и они смогут себе позволить… А что позволить? И не знала.

Мама её - Серафима Сергеевна дочку жалела, чем могла помогала, а скоро и вовсе к ним переехала. Свою квартиру сдавала внаем, а на вырученные деньги кормила и одевала зятя с дочерью.
Альберт тёщу не любил (а кто их любит?), но и из дома не гнал. Это ж такая экономия!

Лишь одно его сильно раздражало, до зубного скрежета, до скачков давления. Тёща их стиральной машиной пользовалась. Раз в неделю привозила постельное бельё жильцов, полотенца, скатерти и прочее, и все это в их немецкую машину загружала. А стиральная машинка у Альберта была замечательная, дорогая, он её с огромной скидкой приобрел, с такой, что ни одному промохантеру и не снилось.
Прошло пят лет, гарантия кончилась, а тёща каждую неделю стирает и стирает. Барабан крутится, словно Альберту по сердцу царапает. И решил он отвадить Серафиму от стиралки, пускай в прачечную своё барахло сдаёт.

Приехав днём, когда в квартире никого не было, разулся, достал пассатижи и отвёртку, прошёл в ванную комнату. Отодвинул машину от стены и вздрогнул: на линолеуме блестела лужа.
-Эх, не успел! Кажись сама испортилась…Хотя нет. В порядке! Вот что значит немецкое качество! Вода из-под мойки натекла…Ну, да это ещё и лучше, натуральнее получается!
Альберт заулыбался, представив себе, как будет выговаривать тёще, что из-за её постоянных стирок сломалась дорогая импортная вещь. Придётся ей оплатить ремонт, а он не дешёвый. Ну и конечно, чтобы уж больше их стиралкой не пользовалась.
Продолжая улыбаться, Альберт принялся откручивать клемму…

…Врач объяснил потрясённым горем женщинам, что мужчину моментально убило током: он забыл обесточить стиральную машину, левой ногой стоял в луже…
-А он ведь на все руки мастер был, - сокрушалась Серафима Сергеевна. -Всё сам делал, для семьи старался!

После похорон мама с дочкой обшарили всю квартиру, но деньги так и не нашли, словно они сквозь землю провалились…
-Ничего, ничего, - утешала Серафима Любашу. -Проживём как-нибудь. Хотя без мужика сложно…
"ЖУК НАВОЗНЫЙ - ВРАГ КОЛХОЗНЫЙ"
Жуки, жужелицы и прочие членистоногие- обитатели могучего раскидистого дуба, что рос на солнечной поляне рядом с березовой рощей невдалеке от тихо журчащей речки лениво пережёвывали жвалами информацию о прошедших выборах.

Специально обученные работать в темноте светлячки, ночью подсчитали листочки. Жуки-длинноносики, трубя в хоботки, объявили результаты. Победили Единодубы!

Народ удовлетворенно выдохнул и принялся за повседневные дела. Кто личинки откладывает, материнский капитал осваивает, кто проходы в коре проделывает, новые станции строит, кто свод правил по полётам вокруг дуба разрабатывает… А на Самар-ветке самые творческие насекомые собрались…

Лишь один жук (Geotrpidae) никак не угомонится.
-Ж-жульё Жировать будет, а простым Жукам Жевать уЖе нечего! Живоглоты страну доЖирают! Жандармы реЖима буЖенину Жуют, борЖоми запивают. А у нас Желудки скукоЖились от Жмыха, вода, как Жижа, ЖКХа растет, на улицах - Жуть Жуткая!
Журналюги- прихлебатели пыЖатся, про достиЖения вооруЖения, возроЖдении Житницы визЖат, да Жабами заморскими пуЖают. А про тяЖелое Житье-бытьё Жителей, Жалобы Животноводов, заЖатые пенсии, да спизЖ…е залеЖи помалкивают!
А народ-Жалкое стадо, огрызки и лапшееды эту Жвачку Жуют, переЖовывают. НиЖе травы забились, Жбаны свои прорЖавелые рогоЖкой приЖали, Жмуриками прикинулись -благонадеЖный сброд. ДроЖат. Жалкое зрелище!
Нет у вас убеЖдений, надеЖды на свободу, Желания Жить полной Жизнью, ЖаЖды Жакерии по примеру Желто-блакитного блиЖнего зарубеЖья.
Живот свой береЖёте, Ждете, что главный Жулик-Жиган-Жонглёр сЖалится, поЖурит, а в роЖу не даст? Животные! Желчи на вас Жалко. Жало вам всем в Жопу!
ЗаряЖайте руЖья, доставайте ноЖи из ноЖен, подЖигайте Жилища, чтобы ни один Желудь не достался Жлобам!
Что Ж вы Жметесь, Жучки, не Желаете всё побеЖдающего поЖара? МоЖет Ждёте пока Жареный клюнет. УЖ доЖдетесь…

Послушали жука обитатели-обыватели, может и правильно местами жужжит… А потом поглядели на дома свои, леса, поля…Зачем такую красоту сжигать да губить? Для кого, во имя чего? Пожали плечами. Кто-то старую поговорку вспомнил: «Жук навозный - враг колхозный».

…Посмеялись и разошлись по своим делам. Любить, трудиться, творить…Да мало-ли дел в отчизне от верхушки и до самых до корней…
Рассказ 3. Каша.
Маршрутка двигалась рывками, проедет немного и встанет; в часы пик всегда такое движение… Едем молча, лишь женщина в конце салона громко разговаривает по телефону. Остальные пассажиры вынужденно слушают.
-Я ему говорю: кушай кашку. А он отвернулся и не ест. Я ему и изюм, и курагу покрошила и сахарком посыпала. Говорю: кушай, пожалуйста, кашу. А он надулся и не ест. Я орешками сверху посыпала, он их любит… Не каша, а загляденье. А он всё равно морду воротит…Такое меня зло взяло, ты не представляешь…Хотела в эту кашу его ткнуть, еле удержалась. Дала подзатыльник, слабенький, слегка чиркнула по волосам, а он только этого и ждал. Сразу заревел и к бабушке… А та вместо того, чтобы поддержать, стала на меня орать, чтоб оставила ребенка в покое, мол не ест значит не голодный. Ей хорошо рассуждать; ей по врачам с ним не бегать, деньги на лекарства не занимать…Она как будто не видит, что он тощий стал, словно дистрофик... Бабушка конечно хорошая, бабушка всё разрешает… А мать значит плохая! Кашу есть заставляет…
Я оглянулся, пытаясь разглядеть «чадолюбивую» мамашу, подзатыльниками принуждающую ребенка есть. По лицам попутчиков понял, что и они не одобряют подобные методы. Женщина, не замечая осуждающих взглядов, продолжала.
-Он теперь чуть что - сразу к бабушке или залазит под стол и жужжит своими дурацкими машинками…Папаша, когда в последний раз приходил, принёс на мою голову... Машинки принес, а алименты нет! Попросил подождать с полгода…А я, как дура, согласилась… Ну ты же меня знаешь… А тут зашла на его страничку в одноклассниках. Он там фотки из Таиланда выставил. Красуется со своей новой на фоне моря, на слоне, в ресторане… нет, ты понимаешь? На ребенка у него денег нет, а на отдых с этой стервой нашлись!
«Вот оно как, - подумал я. Женщину бросил муж, ушёл к другой. Понятно, почему она кричит и мучает ребёнка». Волна сочувствия накрыла маршрутку, но вместе с жалостью сделалось и досадно, и неловко, будто нас против воли заставили прослушать подробности семейной драмы, а теперь могут потребовать вынести приговор…
Очевидно женщине необходимо было выговориться, и она продолжала выливать в телефон, а заодно и на нас всех свою боль и раздражение.
-Нет, ты понимаешь? Я кручусь, как белка в колесе, из последних сил выбиваюсь, и при этом я же ещё и плохая?! Кашу он мою не ест…А я и изюм и кураги и орешков туда…Ну что ему надо? Упрямый, ну весь в отца!
И тут мне захотелось вскочить, подойти, и сказать ей прямо в ухо: «Остановись! Успокойся! Брось приставать со своей кашей! Ребенку нужна не она и не деньги… Ему нужна твоя любовь! А сейчас особенно... Пойми, ему ведь тоже тяжело без папы. Он напуган и не понимает, что происходит. Но главное: он ни в чём не виноват!»
Конечно же я промолчал. Впереди сидевшая девушка умоляющим голосом попросила водителя остановиться. Я вышел вместе с ней, не доехав до дома две остановки…Маршрутка рванула, увозя чужих, случайных людей, проблемы чужой, незнакомой женщины, от поведения которой, как я понимал, зависит дальнейшая судьба чужого мне мальчика. Станет ли мать относиться к ребёнку, как к сыну человека, которого когда-то любила или как к предателю? Вырастет ли он добрым и отзывчивым, или упрямым, злым, жадным?
Рассказ 2. Финоген.
Поначалу к новичку отнеслись с недоверием, больно радостно он улыбается. А чему улыбается - непонятно…Нормальные люди просто так улыбаться не станут! И имечко у него странное- Финоген, что за имя? Феномен какой-то.

В курилке Севречук привычно сетовал на жизнь, а конкретно на своего железного конягу, который минимум лет двадцать, как зря коптил небо.
-Блин! Достало корыто ржавое. Опять на перекрёстке заглох, сволочь! Сдать бы его на металл…Да, блин, на чём на работу добираться?!
-А вы купите новый,- улыбаясь, предложил Финоген.
-Кхе,- презрительно выдавил Севречук, посмотрев на советчика, как на придурка.
-Ты знаешь сколько новый стоит? Вот, вот. Нет, если банк даст кредит, без процентов и с рассрочкой на пять лет…Тогда я не откажусь. Хе-хе.
-Могу дать, без процентов с рассрочкой.
-Чего? Полтора лимона дашь? Не свисти! Может и расписка не нужна?
-Зачем расписка? Я вам верю!- Финоген засиял белоснежными зубами.

На следующий день Севречук получил деньги.
Сразу же появились желающие взять у Финогена взаймы, на тех же условиях. А он никому не отказывал, только улыбался…
Постепенно все в отделе оказались в должниках. Даже Гаврилов, которому свои уже давно и рубля не давали, по причине наглой его забывчивости, и тот ухитрился позаимствовать…
Но странное дело: деньги не приносили ни радости ни счастья. Коллектив впал в тоскливую задумчивость, помрачнел лицами...
Вялые сетования, многозначительные вздохи и обмен жалобами моментально прекращались при появлении улыбчивого Финогена. Боялись, что он услышит и сразу предложит недостающую сумму…

-Это не просто так, - шептал Севречук. - Он нас завербовать хочет!
-На кой чёрт нас вербовать? Мы же не в оборонке работаем, - возражали ему.
-А госдепу не важно где работаем, они пятую колонну создают. Хотя и вариант с чёртом нельзя полностью отметать…
-Нет!- сказал зам начальника.- Он не шпион! Он нас в долговую яму толкает, хочет наши квартиры себе прибрать!
-Без расписок и доказательств? Маловероятно… Но всё равно что-то тут явно не так. Тёмное дело…
-А может он просто по доброте, ну чтобы не чувствовать себя одиноким в коллективе? - предположила Светочка.
- Тот, кто даёт в долг всем без разбора и расписок, обречён на одиночество, - уверенно изрёк Севречук.
-И тот, кто не отдаёт…,-добавил Гаврилов.
Его замечание привычно проигнорировали…
-Не могу больше! - сказал зам начальника. - Вы как хотите, а я завтра же, всё до копеечки ему верну.
-И я!-присоединился Севречук. -А то мало-ли что? Не верю я ему!
-И я с получки верну, - вздохнула Светочка.

Пошёл обратный процесс; сотрудники один за другим возвращали долги. Гаврилов устроился на вторую работу, недоедал, ночами разгружал вагоны... Спешил рассчитаться с Финогеном.
Наконец коллектив полностью избавился от долгового бремени. Вздохнул полной грудью. В курилке зазвучали бравурные, жизнеутверждающие разговоры, оптимистические планы…
Финоген загрустил в своем углу…А потом и вовсе исчез… Вы его случайно не встречали?
3 миниатюры на тему конкурса "Не в деньгах счастье". Рассказ 1. В детском саду.
/В старшей группе детсада за полчаса до прихода родителей/

-А мне мама чупа-чупс принесёт!
-А я попрошу, и мне тоже купят!
-А у нас дома целая коробка конфет лежит!
-А у нас половинка арбуза!
-А мне папа сто рублей дал!
-Подумаешь!
-А ты гусеницу за сто рублей съешь?
-Фу, нет! А ты?
-Тоже нет. А за тысячу?
-Нет.
-А за миллион?
-Э,э… Нет.
-А за миллион-миллионов?
-Гусеница большая?
-Маленькая.
-Ну маленькую…
-А я бы ни за что не стал!
-И я не стал бы.
-Сам сказал, что маленькую съешь за миллион-миллионов!
-Ничего я не говорил. Я просто спросил, а есть бы не стал.
-А какашку съел бы? За доллары? За миллион-миллионов долларов?
-Какашку точно бы не стал! Ни за какие деньги!
-И я не стал бы!
-Когда твоя мама чупа-чупс принесёт, дашь лизнуть разок?
Религия, магия, суеверия автомобиля.
Кто не знает, что после покупки автомобиля его следует обмыть! В противном случае - жди неприятностей. И поэтому даже те, кто вообще не пьёт, всё равно следуют примете-традиции, опрыскивая новый автомобиль водкой. А некоторые водители, чтобы обезопасить себя от аварий и неожиданной смерти без покаяния, просят батюшку освятить машину.
Обычно это происходит так. Священник, читая молитвы, трижды обходит машину с обязательно открытыми дверями, капотом и багажником, окропляя её святой водой. Тем самым священник, как бы испрашивает у Бога ангела, который и будет хранить путешествующих в этом автомобиле.
Обращаться за помощью к богам - давняя традиция человечества. У разных народов, в разные времена, разные боги и богини покровительствовали путешественникам. Например, в древней Греции путешественников оберегали Гермес и Аполлон, а Геката почиталась как богиня перекрёстков. Это в наше время: включил навигатор и поехал, а в древние времена легко было заблудиться и погибнуть всего лишь не туда свернув…
Свои покровители были в Японии: Дзидо и шимати-ноками, в синто боги бесконечных дорог.
В древнем Египте: Хонсу, чьё имя переводится, как путешественник.
В древнем Риме путешествующих оберегали Меркурий и Янус, помогающий планировать поездку.
Лам Лха - Тибетская богиня. Хасамелис в Месопотамии защищал путешествующих невидимым плащом. Касам-Эк у индейцев майя. Кшитигарбаха у буддистов…… И так далее.
Но вернёмся к освящению автомобиля. Освятить можно и самостоятельно; для этого нужно прочесть следующую молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий. Свято верую в силу твою и прошу освятить машину мою. От аварий ужасных и тревог ежечасных. Чтоб в дороге не ломалась, и надёжно управлялась. Освящаю руль и окна, чтоб колеса все крутились, мы в пути не заблудились. Освящаю свои руки, чтобы руль они крутили, и машину исправно водили. Да будет воля твоя. Аминь.»
Затем на панели или ещё где, словно в красном углу, вешаются, прикрепляются иконки и крестик. Какие именно иконы появятся в салоне - решать вам. Обычно это иконы Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы Смоленская (Одигитрия). А также иконы православных святых, покровителей путешествующих - Николая Чудотворца, Христофора, Иосифа Обручника. Ещё в разных регионах водители вешают иконы местных покровителей. Например, в Питере это Ксения Блаженная, а на Урале - Симеон Верхотурский.
Православная церковь даже разработала заповеди для водителей. Приведу лишь одну:
Досадившему вам водителю никогда не желайте зла, а помолитесь о нём словами: «Спаси его Господи и меня помилуй». Также можно прочесть Псалом 90. (Его читают при освящении автомобиля).
Освятившим автомобиль нужно помнить, что отныне они не должны курить, пить алкоголь и сквернословить в машине.
Некоторым пассажирам не нравятся водительские иконостасы. Жаль, они не путешествовали в индийском автобусе! Вот уж где каждый сантиметр кабины увешан многочисленными индуистскими божествами…
Мусульмане и евреи не вешают никаких изображений; максимум, что они могут, это прикрепить чётки или соответственно могендовид к зеркалу. Мусульмане не освящают машины. Просто, садясь за руль, они читают молитву аят «Аль-Курси» из суры. Молитва защищает от всех бед.
Католики - настоящие чемпионы по святым заступникам путешественников. Вот лишь некоторые.
Антоний Падуанский, Валентин Римский, Гертруда из Нивелля, Евлампия Барселонская, Иосиф Обручник, архангел Рафаил, Юлиан Гостеприимный …
Отдельно для таксистов – святой Фиакр, Франциска Римская, отдельно для мотоциклистов - Мадонна Кастальяцо, Христофор Линейский, отдельно для мотоциклистов байкеров - Коломбо из Рието.
Свою долю веры вносят и разнообразные секты. Например, сайентологи преподают своим адептам курс, как избежать неприятной встречи с сотрудниками ГИБДД. Что уж говорить о магах (чёрных, белых, потомственных…), колдуньях, ведьмах, и прочих экстрасенсах.
Их самой распространённой услугой является снятие порчи с автомобиля. Но сначала разберёмся откуда вообще берётся порча? Оказывается, её можно навести как специально с помощью магических заклинаний, так и неосознанно. Порча может возникнуть без злого умысла, просто вам кто-то позавидовал или разозлился на вас за то, что вы его обрызгали, обогнали, не уступили дорогу и т.д.. В этом случае негатива будет меньше, но он всё равно сделает своё чёрное дело. А для снятия сглаза и порчи скорее всего придётся обращаться к специалисту.
Итак - признаки порчи:
• Когда вы садитесь в машину, то чувствуете себя плохо, находясь в салоне автомобиля, вы нервничаете или же бываете подавленным.
• Машина заводится по своему желанию, «капризничает», часто ломается. В сервисе не могут понять, в чём причина, т.к. все детали в порядке, а автомобиль всё равно не едет.
• Если машина сбила человека или животное – на ней есть негатив. То же самое, если птица ударилась о лобовое стекло и погибла.
• Машина притягивает неприятности.
Если вам не по карману услуги магов, то порчу можно снять и самостоятельно; для этого читают заговор на воду и обрызгивают этой водой машину.

«Благослови, Господи, мою дорогу, мои колёса,
мою подводу.
В чистом поле бегут три реки:
первая - Варвара, вторая - Настасья,
третья - Прасковья.
Обмывают эти реки пенья, подводные коренья,
белые каменья,
крутые берега, потайные жемчуга.
Так бы они обмывали, всякую порчу смывали:
с телеги, с арбы, с колёс, с дороги.
Отскакнуло бы, отпрыгнуло бы:
с пути, с меня, с везущего меня коня,
с езду, со всех четырёх колёс.
Чтоб не застрял и не понёс, не сбил, не смял,
не разбил, не погубил.
Худому не быть, а хорошему жить.
Ни первый враг, ни другой,
ни третий враг, никакой.
Матушка, подсоби, Батюшка, помоги.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

Некоторые ещё зажигают траву могильника и окуривают машину. А также вешают талисманы и обереги.

Наряду с религией и магией существует суеверие, в основном в виде примет. Большинство водителей их знают, но я некоторые всё же напомню:
-Нельзя фотографировать новую машину, чтобы не сглазить.
-Прежде чем отправиться в дальнюю дорогу, трижды обойди машину по часовой стрелке.
-Уронить ключи - к плохой дороге.
-Чисто вымытый автомобиль притягивает дождь.
-Храни в салоне гвоздь, чтобы не проколоть шины.
-Нельзя разговаривать о продаже автомобиля сидя в нём; машина услышит, обидится и будет вредничать.
-Нельзя считать деньги в салоне, подстерегают непредвиденные траты, финансовые потери.
-Долго искали ключи - спустит колесо.
-В понедельник не следует отправляться в дальнюю дорогу.
-Сбил собаку (особенно чёрную) - продавай машину, иначе попадёшь в аварию.
-Сбил кошку, скрести пальцы и скажи: «Вот моя удача побежала».
-Не мочись на колесо - к аварии.
-Пинать колесо - к проколу.
-Не клади ключи на обеденный стол - заводиться не будет.
-Не сиди на ремне безопасности - к неудаче.
-Не мой машину около дома - иначе угонят.
-Проезжая мимо сотрудников ГИБДД трижды скажи: «Собака, собака, собака», тогда не остановят.

Кстати, у ГИБДДешников свои приметы, у таксистов свои, у дальнобойщиков свои.

Некоторые водители настолько сживаются с железным другом, что их здоровье и самочувствие отражается на машине и наоборот. Если к примеру, в машине часто запотевают окна - обратитесь к врачу, возможно у вас проблемы со зрением. Если барахлит мотор- проблемы с сердцем. Не в порядке тормоза - проверьте нервы.

И последний совет, лично от меня: Никогда не ругайтесь на автомобиль. Обращайтесь с ним как с равным, и тогда всё будет ХОРОШО!
Счастливого вам пути!
Дядя Миша-мустанг.
Пацаны звали его дядя Миша, а взрослые уважительно-Михалыч. Он считался лучшим мастером в гараже, да что там в гараже, он был лучшим на районе! Про него так и говорили: спец, мастер, Кулибин! Автомобили дядя Миша знал от и до. Любую машину мог разобрать и опять собрать. По звуку определял в чём проблема…
Было Михалычу шестьдесят шесть лет, росточку небольшого, ладони широкие, пальцы кривые, цепкие и вечно в смазке…
Те, у кого машины новые, заграничные, они конечно в автосервис ехали. А пенсионеры на «Жигулях», «Москвичах» и молодёжь на «девятках» и побегавших вволю «Опелях», те к Михалычу в очередь выстраивались. Во-первых, он цены не загибал, во-вторых, делал на совесть.
Мастерская Михалыча рядом с его боксом, крайним в гаражном кооперативе, выходила на пустырь. Дядя Миша пристроил к гаражу сараишку, соорудил навес, огородил забором стоянку. На этой-то стоянке и скапливались нуждающиеся в ремонте машины, бывало до девяти штук.
Я частенько заходил к дяде Мише, сначала просто по-соседски, у отца гараж на этой же линии, ну, а после уже из интереса. Дядя Миша любил пацанов, своих детей у него не было. Вроде, был сын, только он умер или убили? Я так и не понял. Ещё шептались, что дядя Миша в тюрьме сидел, но мне всё равно. Какое это имеет значение?! Главное - он в машинах разбирается!
Вместе со мной приходили два одноклассника, да дурачок Колька.
Кольке двадцать пять, здоровый, высоченный - бугай. Только тупой… Непонятливый и разговаривает плохо, словно мычит. Мы его раньше дразнили, обзывались, кидались... Но однажды он разозлился, схватил коленвал и погнался за нами. Один мальчик спрятался за бетонным столбом. (В конце линии был врыт, чтобы с пустыря не заезжали.) Колька по столбу так стукнул, что тот треснул и наверняка упал бы, если б не арматура. С того случая мы Кольку перестали дразнить. Ещё убьёт, силы у него на троих мужиков хватит, а ума нет. Ему и за убийство ничего не будет.
Бывало придёшь к дяде Мише, встанешь в воротах и смотришь, как они с Колькой в моторе копаются. Дядя Миша делает вид, что не замечает тебя. Крутит чего-то. Пройдет минут десять. Наконец он убеждается, что ты не просто так стоишь, а дожидаешься… Повернётся и скажет: «Ну, бездельник! Топай сюда - помогать будешь.» Подходишь, Колька фартук даст, чтобы не испачкался. А дядя Миша начнёт объяснять, где и что и чем эта модель от других отличается. Объясняет где поломка и как её определить и исправить. Ну, ты слушаешь, ключи ему подаёшь, другие инструменты. Конечно вопросы разные задаёшь. Дядя Миша никогда не злился на дурацкие вопросы. Он и на Колькино мычание не злился… Всё подробно объяснит, по полочкам разложит. А в мастерской у него тоже всё аккуратно, по полочкам, каждая вещь на своём месте.
Говорят, он матерился и водку пил… Что-ж, врать не буду, ругался…, но не со зла, а так… для связки слов. Помню однажды заявилась в гараж наша классная - Нина Геннадиевна. За нами пришла, мы с уроков сбежали, а ей кто-то стукнул, что к дяде Мише. Вот она и припёрлась. Стала дядю Мишу стыдить, мол он нас от учёбы отвлекает и всё такое. И вообще использовать детский труд - это аморально. Дядя Миша оправдываться стал, ну и как обычно несколько словечек вставил... Нина Геннадиевна покраснела, что твой огнетушитель. Заверещала.
-Не смейте при детях матом ругаться!
Дядя Миша растерялся, руки растопырил:
- А кто ругается-то?
Классная на родительском собрании, потом выдала:
-Старик в гараже – матерщинник, пьяница, бывший уголовник. Он погубит мальчиков, направит по скользкой дорожке…
Мама строго настрого запретила к Михалычу ходить, даже близко приближаться не велела. Сказала.
- Если уж ты так хочешь в моторах копаться, то пускай тебя папа научит.
Папу я конечно люблю, но, честно скажу, ему до дяди Миши, как до Китая пешком...
А что касается водки, так её старпёры приносят. Соберутся в гараже и пока он их «лохматки» латает, выпивают. Нет, конечно дядя Миша тоже может выпить, но он норму знает. Выпьет стопочку и дальше работать. А этим делать нечего, вот они сидят, пьют и языками треплют. А дядя Миша попусту болтать не любил. У него помимо заказав, ещё одно дело было, можно сказать увлечение всей жизни.
Я когда впервые увидел, рот от удивления открыл, прямо как Колька-дурачок. Да и было отчего. Форд Мустанг! Кабриолет! 1966 года выпуска! Точно такой, как в старом американском кино. Уставился из темноты бокса, вылупил фары, красный зверюга… Длинный и низкий, оскалился хромированной решёткой радиатора, словно вот-вот заржёт во все свои лошадиные силы. И значок с бегущим мустангом!…. Красота!!!
Где и как дядя Миша откопал свою «лошадку», никто не знал. Много лет он возился с американцем, перебирал, подгонял, регулировал. Сделал лучше нового и снаружи, и в салоне, а бегать стал, только держись! Не раз и не два предлагали дяде Мише продать машину. Деньги большие давали и пугали... Хотя пугали-то наши, местные бандюги, их дядя Миша еще дошколятами помнил. И они не забыли, как к нему бегали велосипеды чинить, да самокаты из подшипников мастерить. Поэтому, можно сказать, что и не пугали, а просто сделали предложение. Дядя Миша отказался, они и отстали. А как же иначе, ведь дядя Миша самый уважаемый в гараже человек, если что с машиной, то всё равно к нему…
Однако время не стоит на месте, мчится то в гору, а то и с горы. А впереди крутой поворот… Крепче за баранку держись шофёр...
…Приглянулся наш пустырь одному магнату. Решил он на нём торговый комплекс выстроить. Дело хорошее… Только больно огромный комплекс спланировали, на пустыре он не помещается…
Вот вызвали председателя гаражного кооператива в районную администрацию и за плотно закрытой дверью озвучили неприятность. Оказалось, что согласно недавно обнаруженных документов, строительство кооператива (двадцать пять лет назад) было незаконно. И если по закону, то его следует снести. Но теперешний хозяин земельного участка, он же застройщик, не хочет обижать автовладельцев, и предлагает кооперативу немного потесниться. Всего лишь на пять боксов. Но если кооператив или владельцы не согласятся, то он оставляет за собой право добиться через суд сноса всего незаконно построенного…
Председатель сначала заартачился. Но ему показали документы с печатями и ветвистыми подписями, и прямым текстом намекнули, что у господина Н.П. (инициалы магната) всё схвачено и смазано. И он ни перед чем не остановится, так как строительство торговых комплексов и покупка дорогих автомобилей, то немногое, что еще радует его в жизни.
На собрании кооператива, повозмущавшись от души, большинство решило пожертвовать малым, дабы сохранить целое, а пострадавшим от произвола выплатить денежную компенсацию, в разумных, конечно, размерах… Владельцы четырёх боксов, облегчив душу руганью, согласились с требованием товарищей и ушли готовится к эвакуации. Один дядя Миша сказал «нет».
Четыре часа стыдили его и упрашивали… Нет и всё. Это, говорит, нечестно… Беспредел- говорит… А деньги свои засуньте магнату в…
Обозлились мужики на Михалыча.
-Из-за тебя-паразита, всех снесут. Ты что, решил с самим Н. П. бодаться? Да он тебя переедет и не заметит!
А дядя Миша – «Нет!» И всё, никак его с этого «нет» не сдвинуть.
Решили тогда бойкот ему объявить. Перестали к нему ходить и нам- пацанам запретили. А некоторые даже здороваться перестали. Остался рядом один Колька.
Но дядя Миша всё равно добровольно съезжать из бокса не собирался, вещи, инструменты, и прочие, в ящики не паковал.
Через неделю спалили его мастерскую… А он всё равно не уезжает. Хоть и испугался за своего Мустанга. Днём они с Коляном по очереди дежурили, а ночью Дядя Миша внутри гаража запирался.
Ещё через неделю вызвали дядю Мишу в администрацию, а пока его не было, приехали приставы с бумагами- чтоб всё по закону, рабочие с болгарками - замки спиливать и экскаватор - стены ломать. И самое главное - приехал на дорогущей матово-чёрной Бугатти лично Н.П.
Наверное, решил полюбоваться сносом, а может проконтролировать выполнение предписания, или как это там у них называется? Весь гаражный народ вышел посмотреть на живого магната.
Когда Бугатти поворачивала на нашу линию, водила чуть-чуть не рассчитал и чиркнул крылом о ковш экскаватора. Ой! Что тут началось… Магнат выскочил… Как в сказке: «Выскочил, выпрыгнул, пошли клочки по закоулочкам…» Злой такой, слюна во все стороны. Матерится страшно. Водилу за шкирятник таскает, пендели ему и экскаваторщику навешивает… Я такого цирка даже в школе не видел…
Ну вот успокоились вроде. Подошли к боксу. Суют Кольке бумажку с печатями. Только Колька на все их бумаги, фуражки, болгарки и охрану магнатскую плевать хотел. Он же дурачок и не понимает почему у дяди Миши хотят гараж отобрать… Мычит, что никого не пустит, а сунутся - он их карданом…
Приставы мнутся, не хотят с дураком связываться. Работяги и гаражники помогать им не собираются. Стоят, ухмыляются.
Здесь опять господин Н.П. заверещал.
-Уберите его, я не намерен из-за каждого дурака строительство останавливать! И мат, перемат. Вот думаю, жалко наша классная тебя не слышит, тогда бы поняла разницу…
Бросились на Коляна охранники. Он их по сторонам расшвырял. Они опять лезут, только хоть они и здоровые, но против Коляна, как первоклассники против восьмиклассника… Нипочём им его не победить, если бы не водила. Подкрался сзади и долбанул дурачка по башке трубой стальной. Колян свалился. Кровь из башки сифонит. Никто к нему не подходит, боятся… Вдруг дядя Миша из толпы выскакивает, видать он только-только подъехал. Подбежал к Коляну, пощупал пульс.
- Живой! В больницу срочно! Давайте его ко мне в машину. Подхватили мужики бедолагу, понесли к машине. Я дверь открыл…
Тут Н.П. увидал Мустанга, глаза округлил. Кричит
-Идиоты! Куда вы его суете? Он же весь салон изгадит! Мужик, продай машину, любые деньги плачу!
Но дядя Миша на магната ноль внимания, говорит мне:
-Поехали, будешь Кольке голову придерживать.
Мамка потом ругалась, что я поехал, всю одёжку испачкал.
Помчались. Слов нет, дядя Миша – супер гонщик. Мустанг - машина длинная, маневрировать ею сложно. А дядя Миша выжимает по полной, перестраивается, подрезает, на красный проскочил… Полиция следом, сирены воют, громкоговоритель орёт: «Немедленно остановитесь….»
Из больницы нас выгнали, мы пациентов своим видом пугали, велели ждать на улице. Наконец врач вышел и сказал, что операция прошла успешно, но возможно возникнут проблемы с головой, в умственном плане…
-Это ладно- говорит дядя Миша- Дурнее не станет, хуже было бы если бы он поумнел,-- да скурвился…

Водителя, который Коляна по голове стукнул, так и не наказали. Нашлись свидетели, видевшие, как Колян на ровном месте споткнулся и сам головой о бетонный столб долбанулся. А дядю Мишу прав лишили, за превышение скорости, езду по встречной полосе, неподчинение сотрудникам гибэдеде…
Через месяц состоялась торжественная церемония закладки нового торгового центра. На пустыре, господин Н.П., в окружении городских и районных чиновников, под вспышки фотоаппаратов, закладывал капсулу с посланием потомкам…
И когда магнат размазывал серебряным мастерком цемент, раздался отчаянный клаксон Мустанга. Все оглянулись. По пустырю на бешеной скорости, оставляя за собой крылатые клубы пыли, мчался, нёсся, летел дядя Миша на красном автомобиле, 1966 года выпуска.
Я-то сразу сообразил, куда он метит… Толпа рассыпалась по сторонам. Магнат застыл в страхе. Водила из Бугатти еле выскочить успел.
БУХ!
Это надо было видеть! Круче не бывает! Честное слово.. Голливудские спецэффекты - дешевая подделка по сравнению с той картинкой.
Мустанг красным, сверкающим копьём вонзился под брюхо чёрного Бугатти, поддел его, как носорог, опрокинул, заставил несколько раз кувыркнуться, а затем, наскочив сверху, победно застыл, и вдруг вспыхнул ярким пламенем. Всё это великолепие засняли журналисты.
Дядю Мишу, успели вытащить… Автомобили погибли… Да, именно погибли! Но смерть их была не напрасна!
Хотя многие и сводили поступок дяди Миши, к зависти сумасшедшего пенсионера. Типа, из-за классовой неприязни своим «дырявым корытом», уничтожил машину, ценой в несколько миллионов долларов. Но мы, кто из гаража, знали, что Мустанг, для дяди Миши, был больше чем автомобиль, дороже чем все миллионы мира… Он его по винтику много лет собирал, каждый узел, каждый кусок обшивки до совершенства доводил, он к нему как к живому, как к родственнику, как к сыну относился…А на магната ему плевать… Он только простить не мог вынужденного предательства мужиков, тех самых которые столько лет к нему за помощью обращались, тех, которые за его здоровье в гараже пили, тех кто его уважительно Михалычем называл и по плечу хлопал…
Ходили слухи, что дядя Миша сам Мустанг поджог, чтобы уж наверняка… Зажигалку в салоне нашли, а всем известно, что он не курил…
Кто знает? Может и так…
Журналисты обрадовались резонансному делу. Стали «копать». Всё пытались понять причины поступка. Ну и накопали… Да такое!…
В школе, на классном собрании, Нина Геннадиевна зачитала статью: «Таран на беззаконье», в которой магнат обвинялся в нарушении законов, подкупе чиновников, уходе от налогов… А дядя Миша прославлялся как борец за справедливость, честный и мужественный, ну просто герой нового времени. Закончив читать, училка добавила:
- Мне однажды довелось встретиться с этим замечательным человеком… Мы обсуждали вопросы воспитания юношества…
Вот что делает печатное слово!
После статьи, члены гаражного кооператива открыли фонд в поддержку Михалыча. Наняли ушлого адвоката. (Прокуратура на дядю Мишу терроризм и покушение на убийство вешала.) Но работы у адвоката оказалось не так уж и много. К тому времени Н. П. слинял за границу, со всеми своими миллионами. Чиновники быстро покаялись и их перевели в другой район. Пять боксов кооперативного гаража восстановили, а на пустыре построили жилой дом с детским садиком.
Вот только дядя Миша стал другим, будто топливо в нём кончилось. В гараж не вернулся. Машины-то нет. Целыми днями сидит на лавочке, около дома, водку пьет.
Недавно заходил к нему. Посидели, помолчали. Он мне выпить предлагал… Рядом притормозила «Лада», водитель не стал выключать мотор.
-Слышишь? Стучит…, - прислушавшись, сказал дядя Миша.
-Нее- отозвался я.
-Эх! Молодёжь! Ничего-то вы не слышите, ничего не видите, ничего не понимаете!
ДОМ ИЗ СНЕГА
Замечали, что если хотите выспаться не потому что устали или долго не спали, а на будущее, в дорогу или перед экзаменом, то вряд ли вам это удастся, хотя вроде сделали всё, что нужно: отключили телефоны, занавесили окна, выпили чай с мятой, в общем настроились спать как минимум до двенадцати, а то и дольше… Но несмотря на все старания, вы сначала долго ворочаетесь, пытаясь найти наиболее удобную позу, считаете овец или слонов, представляете себя лежащим на берегу тёплого моря, расслабленного, разнежившегося, убаюканного плеском морских волн …, и вроде наконец-то засыпаете, как вдруг какое-то беспокойство, неожиданно выскочив из темноты подсознания, толкает, заставляя проснуться ни свет ни заря, в немыслимую рань…

И самое отвратительное: теперь вы уже точно не уснёте, как бы ни старались. Вам придётся встать и занять себя хоть каким-нибудь делом.

Вот так, устав лежать в тишине раннего февральского утра, я вынужден был подняться. Мир вокруг спокойно спал и только я один, непонятно зачем, бодрствовал.
Сварил кофе, взял книжку, специально выбрав поскучнее, уселся в кресло около окна…

На улице, кружась, бесшумно падал снег. Воскресное безмолвие…
Но тут вдруг услышал голоса. Обрадовавшись, что уже не один, я выглянул в окно. Оно выходило на освещённый фонарями парк, точнее на площадку перед парком, окружённую заснеженными кустами барбариса. Молодая женщина с девочкой лет семи, пройдя по нетронутому снегу, остановились.

Я пытался угадать причину столь ранней прогулки. Возможно, девочка привыкла рано вставать, вот и не дала маме выспаться. Представляю, как та злится …
Женщина действительно выглядела недовольной. Резкие нервные движения, грубый голос…

Постояв и оглядевшись, они принялись катать снежные комья. Мне показалось: хотят слепить снеговика, но потом я понял, что работа намного масштабнее.

Комки получались большие. Женщина ставила их по кругу. Я придвинул кресло ближе к окну и стал наблюдать. Вслед за первым рядом последовал второй. Девочка заделывала щели между комьями, лишнее стачивала лопаткой, придавая сооружению аккуратный вид.

Неужели крепость строят? Нет, больше похоже на башню, на донжон - последнее укрытие владельцев замка.

Прошло часа три, работа не прекращалась. Девочка устала. Всё чаще она останавливалась и молча смотрела на мать. А та с непонятной одержимостью продолжала работать. Прошло ещё около часа. Рассвело. Румянец девчушки погас, сменившись бледностью. Она тонким голоском что-то просила у матери, но та её как будто не слышала. Уже вырос третий ряд с бойницами. Вход в башню украсили колонны, поддерживающие арку…

Девчушка совсем замёрзла и начала плакала. Женщина, схватив её за руку, заставила бегать, а потом увела внутрь башни.
Хорошо, что мать заставляет девочку двигаться, не даёт замерзнуть, но почему она не уводит её домой? Неужели снежный дом важнее настоящего?

Женщина продолжала строительство с непонятным упрямством. Она, словно запрограммированный робот, подкатывала, устанавливала, скрепляла снежные комья, не отдыхая и не останавливаясь, не обращая внимания на ребёнка.

Странное поведение для матери. А что, если она сумасшедшая? Сумасшедшая, впавшая в детство? И собирается на самом деле поселиться в снежном доме?

Она продолжала работать. Я успел пообедать, приготовил конспекты для лекций. Когда я снова выглянул в окно, женщина, закатив комья внутрь дома, стояла на них, возводя пятый ряд. Редкие прохожие с удивлением рассматривали снежный небоскрёб.

Но вот что-то случилось. Не знаю, что. Она вдруг опомнилась. Вывела дочку из снежной тюрьмы, лихорадочно и страстно расцеловала, прижав к себе. Потом они ушли, немного не достроив последний ряд…

Я терялся в догадках, пытаясь понять странное поведение этой женщины и, наверное, так бы ничего и не понял, если бы не случайная встреча.

Где-то неделю спустя я зашел в небольшой, шаговой доступности, магазинчик. Продавщица, облокотившись о прилавок, болтала со знакомой пенсионеркой. Пока я выбирал продукты, в магазин стремительно вошла та самая женщина. Она была без девочки, но я сразу её узнал. Кивнув старушке, она купила бутылку молока и вышла.
-Эта что ли из Донецка? - спросила продавщица.
-Она самая, - подтвердила старушка. - Бедная баба! Мать и мужа убили, в дом снаряд попал… А дом красивый такой, двухэтажный, из белого кирпича. Она мне фотографию показывала… Ну, что делать? Бежала в Россию, боялась, что украинские солдаты и их убьют - они же с дочкой русские. Приехала… Комнату сняла, на работу устроилась. Вроде бы жизнь наладилась … А тут недавно меня встретила и говорит: «Решила вернуться.»
-Я ей. Да ты что? Там же война. Убьют ведь… О себе не думаешь, подумай о дочке!
А она в ответ: «Все под Богом ходим. А там дом. Могилки родные… Доча вырастет, сама решит, где ей лучше.»
-Представляешь, каково это: жить под обстрелами?! С ума баба сошла! Только она упрямая, говорит: «Твёрдо решила. Как только потеплеет, так сразу и поедем.»
Я вышел из магазина. День не заладился…

Попив чаю, полистал книгу… Включил телевизор. Показывали юмористическое шоу. Плоские, скабрезные шутки, смех за кадром. Выключил…

Мысли царапали душу, всё время возвращая к виденной неделю назад картине – женщина, строящая дом из снега и плачущий рядом ребенок.

…Неожиданно наступила оттепель, к сожалению, ненадолго, через несколько дней зима вновь вернулась. На прошлогодней, пожухлой траве, в окружении голых кустов барбариса застыли белые развалины снежного дома. Ледяными, промёрзшими глыбами, покрытыми блестящей бронёй, тянутся они к небу…
Автограф БГ
Дядя Миша всю трудовую жизнь посвятил университету. Стоял в воротах. Стоял, притоптывая, слушая музыку, поступающую прямо в левое ухо по незаметному на чёрной форме, чёрному проводу, соединяющему наушник с плеером, спрятанным в нагрудном кармане.

От этого стояния и притопывания в асфальте образовалась ямка, которую дядя Миша, согласно инструкции, покидал каждые два часа, чтобы, уединившись в будке, уже не таясь, продолжить наслаждаться любимой музыкой.

О том, что в актовом зале состоится концерт Б. Гребенщикова стало известно за сутки. Дядя Миша- меломан и фанат певца, между прочим своего одногодки, ужасно расстроился, так как грандиозное событие совпадало с его сменой, и он физически не мог присутствовать в зале.

С другой стороны, кумир гарантированно проедет через ворота, что стопроцентно позволяло обзавестись драгоценным автографом.

Но случилось непредвиденное. В последний момент робость, совсем не свойственная старому охраннику, не позволила дяде Мише тормознуть машину музыканта. Хотя накануне он специально для автографа приобрёл ауди диск с избранными песнями Б.Г.

Скорбь сморщила лоб, сдвинула домиком брови, опустила вниз уголки губ, уронила безжизненный взгляд в асфальтную яму и получившееся выражение зафиксировала на обветренном Мишином лице.
Взглянув на него, напарник проникся сочувствием и предложил.
-Ну хочешь я к этому… схожу? Возьму, как его? Афтограф ? Что ли?
-А сможешь? - усомнился дядя Миша.
-А чего не смочь? - удивился напарник.
Ведь для него Гребенщиков не был Богом, от которого исходит сияние…
-Ладно,-согласился Миша, протянув диск, приготовился терпеливо ждать.

Напарник вернулся подозрительно быстро.
-Держи свой афтограф! Можешь теперь в магазин топать.
На диске, поперёк названия, красным фломастером было крупно выведено: «Миша, не болей!» и внизу непонятная закорючка.

Дядя Миша засомневался.
-Чего это он про болезнь?
-Я почём знаю! Я ему диск сунул, говорю- подпиши Мише, он твой болельщик! А про болезнь я ничего не говорил. Ты же и не болеешь.
-Почему красным фломастером? - допытывался Миша, выразительно заглядывая в карман напарника, из которого торчал красный колпачок.
-Так у него ручки не было, я свой фломастер дал.
-А почему так быстро? - не успокаивался Миша.
-Да тут делов-то...
-Слушай, а может это ты сам написал? Чтобы маленькую на халяву получить?
-Ты, Миша, чего? - возмутился напарник. - Если мне не веришь, то у Коляна спроси. Он около зала дежурит и видел…

Поколебавшись, дядя Миша все же позвонил Коляну. Не то, чтобы он маленькую пожалел, просто не хотелось лохом выглядеть.

Колян слово в слово подтвердил рассказ напарника, чем ещё сильнее вызвал недоверие дяди Миши. Не иначе, как договорились, решил он.
Поняв его сомнения, Колян попросил:
- Не вешай трубку, я сейчас.

До начала концерта оставались считанные минуты. Через некоторое время в трубке раздался характерный, хорошо знакомый, слегка усталый голос.
-Алё… Миша, пожалуйста не сомневайтесь, это действительно я подписал…

Поняв, что с ним говорит сам Борис Борисович, дядя Миша почувствовал себя, ну просто, как «на небе голубом», и от счастья ничего не ответил кумиру, а сразу побежал за литрухой, которую и выпили на троих…
Нехватка сурика
Светлый, прозрачный день в начале марта. С холма открывается чудесный вид на деревянные домишки с нахлобученными до резных наверший снежными шапками, с сотней сосулек, ледяными косичками свисающими из-под козырьков, с красными кирпичными трубами, выдыхающими в безоблачное небо густой дым…

Основная масса домов собралась в центре села, но несколько одиночек теснятся к замершей речке, где стайки румяных ребятишек царапают голубой лед сверкающими полозьями коньков. А на противоположной, пологой стороне, с немым укором взирает на их беготню старая, покосившаяся часовенка, за которой темной стеной, словно дремучее прошлое, кривится перекрученными сучьями дубовая роща… Живописная картина зимнего пейзажа, достойная кисти Питера Брейгеля …
-Младшего?
-Да какая тетерь разница?
Тоска, унылая, протяжная, как волчий вой, вновь проснулась в груди… Часовой Лёха с досадой сплюнул сквозь дыру, оставшуюся от недавно выбитого зуба, рывком поддернул автомат и зашагал вдоль стены прямоугольного барака, в одном конце которого располагался штаб, в другом медпункт.

В воскресенье штаб пустовал, если не считать затаившегося писаря Вована. Зато в медпункте вовсю шла работа… Недавно приехавший из Дагестана новый врач делал аборт Маньке Шелукиной- известной местной шалаве. Манька затянула с беременностью, упустив все сроки и в районной больнице ей отказали, а дагестанец взялся - ему для практики нужно…
Леха остановился у окна, со страхом и возбуждением вслушиваясь в доносившиеся из операционной крики женщины, и ругань доктора, рвущего на части плод греховной любви.
Из-за угла высунулась голова Вована.
-Земеля, поди сюда!
Леха боязливо огляделся по сторонам, не видит ли кто? Рысцой пробежал до двери штаба, юркнул внутрь.

Командировочное удостоверение на семь суток, написанное круглыми буквами, напоминающими коленки прапорщицы Сидоренко, раскачивалось перед глазами…
-Видал документик?! Полковник, нажравшись, сейф не закрыл… Я заполнил, печать поставил, подпись… Можешь хоть завтра домой ехать… Прикинь, везуха… Ха-ха.
-Куда ехать? Сразу в дизбат! Это же дезертирство!
-Не дрейфь… Ты же вернёшься? А наш «батя» после запоя ничего не помнит. Обычно… Все лучше, чем деды замордуют… Они умных не любят. Я-то в штабе отсижусь, а ты Леха пропадёшь…
-И какова же цель командировки?
-За суриком поедешь!
- Сурик ? Для чего?
-Им железо покрывают, чтобы не ржавело!
-Да чему тут ещё ржаветь? Всё и так давно проржавело! Авантюра какая-то…
-Решай сам. Вот бумажка… Числа проставишь…

На ужине деды опять отняли сахар, а ночью, слегка попинав сапогами в каптерке, вместо сна, заставили зубной щеткой драить сортир, пообещав, что к 8 марту научат службу понимать…
Что понимать? Её бы вытерпеть…

…Леха бочком, приставными шашками, подобрался к ротному. Тот разговаривал с начальником связи.
-Как она?
-Короче, джигит конкретно порезал, того и гляди ласты склеит…
-Блин! Это ж надо, так не вовремя…
Тут ротный заметил Леху.
-Тебе чего?
Робея, солдат протянул документ. Старший лейтенант взял, прочел, присвистнул.
-Смотри чего делает?! Мне в караул ставить некого, скоро дедов припахивать придется, а этот в командировку намылился… Ну, кто тебя, родной, отпустит такого и главное - зачем, а?
-Комбат, за суриком…
-Ну точно, допился «батя» до чертей! У нас этого сурика цельный склад, еще с Союза остался, хоть жопой ешь, весь личный состав в пять слоев покрыть можно… Значится так боец! Слушай сюда… Привезешь мне блок «Мальборо» и пару пачек спайса. Эта курительная смесь такая…У вас в городе есть…Усек?
-Усек!
-Не усек, а так точно, чмо нестроевое!
-Так точно, усек!
-Вали отседа, глиста зеленая, защитник блин! Понаберут уродов…

…Девушка Света весьма миловидна, округла в нужных местах, в меру интеллигентна и, как и он, любит сладенькое…
-Алёшенька, сходим в музей, там новая выставка открылась: «Нидерландские, Фламандские художники ХVI- ХVI I веков».
- Нет, Светочка, не пойду. Не люблю я «малых голландцев», какие-то они домашние, изнеженные... Лубочные персонажи на открыточных пейзажах… В их картинах мужественности не хватает, суровой правды жизни нет. Сурика людям недостаёт…Не понимаешь? Ну ничего, девочкам не обязательно... Мы вас защитим! Пойдём-ка лучше ко мне…, в койку…
-Алешка, ты конечно умный и сильный, но чересчур прямолинейный…
-А как же иначе Светочка? Я же солдат!

P. S. В часть Леха не вернулся, родители отмазали.
Китайская шкатулка
-Присаживайся, Саша, - бабушка указала на стул. Сама удобно устроилась на софе, сразу попав в окружение любимых кошек. На коленях бабушка держала шкатулку, покрытую черным лаком, украшенную затейливой перламутровой инкрустацией.
- Какой красивый рисунок! - восхитился я.
-Да, мне тоже нравится… Её привез из Китая отец Вадима, он служил военным советником при штабе Мао… А Вадима я знала с самого детства, жили по соседству… И с самого детства он меня любил… Зашёл как-то после школы и поставил передо мной вот эту самую шкатулку. Пока я орнамент разглядывала, он нагнулся и поцеловал в губы. Помню, я ужасно разозлилась, пыталась его ударить. Но он ловкий, успел выскочить. Я со злости запустила шкатулкой в дверь… Смотри: уголок отбитый… Да, бедный Вадим, долго он по мне сох… Уже ведущим конструктором работал, подводные корабли проектировал, и на черной волге разъезжал, даже когда женился… Но сердцу не прикажешь…

Бабушка вздохнула и осторожно, словно старинный фолиант, открыла крышку. Внутри вперемешку лежало множество разнообразных предметов: бумаг, ключей, украшений, флаконов, пуговиц… Мне невольно вспомнился дачный комод, куда мы складывали привозимую из города ненужную всячину.
- Это тебе зачем? - я показал на ничем не примечательный пустой стеклянный пузырек.
-А, этот… В таких пузырьках Мария Филипповна- моя бабушка и твоя прапрабабушка хранила гомеопатию. Когда нас из Ленинграда эвакуировали, бабушка с собой взяла только выходной костюм дяди Лёни, галстук с булавкой и свою гомеопатию. Она свято верила в целебные свойства гомеопатического драже и в то, что война быстро закончится, дядя Лёня за нами приедет и вновь наденет свой костюм… Надо только немного подождать… А пока нас увезли в Пермский край, в деревню Антипята. Выделили угол в избе солдатки. Маму забрали лес сплавлять, бабушку в колхоз. Хозяйский сынок Пашка сразу невзлюбил нас, меня - дергал за косы, обзывался объедалами. Хотя кроме картофельной кожуры нам ничего бесплатно не давали… Мама кожуру мыла и жарила. Мне до сих пор кажется, что ничего вкуснее я в жизни не ела… Чтобы Пашка не попрекал, я ему бабушкину гомеопатию давала, она же сладкая…Он сразу добрел, даже один раз дал лизнуть брикет молока… Деревенские молоко в тарелках замораживали, а потом брикетами продавали.
Дядя Лёня так и не приехал... Его друг написал, что после взятия Кенигсберга устроили салют из всех орудий… Пьяный офицер случайно опрокинул миномёт, заряд попал в солдат… Костюм продали. А булавку для галстука отдали мне, я её как заколку носила.

А вот эту маленькую книжицу с арабскими стихами подарил Теодор Адамович Шумовский- известный арабист. Они с Гумилёвым по одному делу проходили, вместе в лагере сидели… Однажды мы втроём, после лекции в доме ученых, пешком пошли на Васильевский остров. Мужчины устроили забавную пикировку, литературное состязание, словно рыцари сражались за мое внимание…
-И кто победил?
-Не победил, а переговорил. Лев Николаевич! Он наизусть знал огромное количество стихов, был остроумным и ужасно умным… Показал дом на «Тучке», где он родился и откуда отец ушел на первую мировую, куда после войны не захотел вернуться… Кстати, посмотри на мою фотографию, какая я была, а?
-Бабушка, да ты просто роковая красавица!
-М-да в молодости я была очень, очень недурна…
Сейчас прочту посвящение Шумовского…, - бабушка раскрыла книжку, из неё выпал засушенный цветок клевера. Она подобрала его, повертела в пальцах, вновь вздохнула.

-В 63 году с Игорем- вторым мужем мы отправились путешествовать по Прибалтике и западной Украине. Игорь работал инструктором по вождению и подрабатывал каскадёром на Ленфильме, у него был мотоцикл «Ява» с коляской. А ещё у него было что-то с нервами, он абсолютно не чувствовал боли… Что в результате и привело к гибели…
-Расскажешь…
-Нет…, не сегодня. Так вот, в Прибалтике так замечательно, чистенько, ухоженно, люди вежливые, пускали в дома переночевать, хозяйки даже украшения не прятали… А на Западной Украине бедно, люди смотрят настороженно, в хаты не пускают…Зато природа… Заночевали мы на горном пастбище в стогу сена. Звезды огромные, близкие, подмигивают…Запах клевера - голова кругом…Тишина… Словно мы одни во вселенной, как Адам и Ева… Незабываемая ночь! И представь себе, утром выяснилась, что нас всю ночь караулили пограничники, им местные донесли про шпионов…

-А это что за ложка?
-Посмотри на вензель. Видишь Е.Е. -Екатерина Елисеева. Из рода купцов Елисеевых, жена барона Спенглера. Так случилась, что после школы меня не приняли в университет, хотя экзамены я сдала хорошо. Но в то время, как раз раскручивалось дело врачей. А у меня отчество Давыдовна. Доказывать, что отец – украинец глупо и я решила годик поработать в Гидрологическом институте. Куда меня с удовольствием принял человек по фамилии Клещ. Отнесся, как к родной, познакомил с коллективом, предупредил, что у окна сидит бывший барон, и чтобы я была осторожней… Ну, как только за Клещём закрылась дверь, я наивно поинтересовалась: «Вы правда настоящий барон?» Бедный Олег Александрович подавился брынзой…Знаешь, ведь его отец служил врачом в Зимнем дворце, лечил охрану и фрейлин…Однажды в его присутствии Распутин по телефону остановил приступ гемофилии у цесаревича… После революции вся семья бежала во Францию, здесь остался один Олег Александрович. Между прочим, его жена Катя дружила с сестрами Цветаевыми… Он и меня познакомил с Анастасией, но это уже много позже...

А здесь у меня записная книжка Володи - моего третьего мужа, он в Канаде остался. Невозвращенец…Если б ты знал, сколько меня таскали в КГБ… Одни и те же вопросы по сто раз задавали…
-Бабушка, а кого из мужей ты любила сильнее всего?
-Конечно Юру. Я тогда поступила в институт Покровского, его потом ликвидировали, преподавателей, как недобитых Вавиловцев уволили, студентов перевели в институт Герцена… За мной ухаживал Гена, между прочим, будущий заместитель посла в Нигерии и ещё чего-то…Блестящий молодой человек! И вот он, на свою голову, повел меня знакомить с родственниками. Заходим. Вижу худенького юношу, почти подростка, с каштановой шевелюрой, с забинтованной рукой на перевязи, в закатанных до колен брюках, в галошах на босы ноги, метущего веником пол… Как только я его увидела в этих галошках… Сердечко так и ёкнуло… Юра в тот день приехал из Сибири с комсомольской стройки, где сломал руку и его естественно сразу же сняли с довольствия… Вернулся домой, а назад в квартиру не прописывают… Такие порядки… Помогли родители, старые партийцы, ходили хлопотали в Горком… Юру все же прописали, но на хорошую работу не брали. Пришлось ему ящики для стеклотары сколачивать. И конечно же из двух братьев я выбрала его. Поженились. Он к нам на Невский переехал, мы тогда во флигеле Юсуповского дворца жили- сейчас там Дом Актера... Родился Андрюша… Любовь. Семья. Счастье… А потом Юра заболел гепатитом. В поликлинике не могли поставить точный диагноз, всё стыдили его: «Мол молодой, а работать не хочешь.» А ему всё хуже и хуже. Тогда я к профессору Реселу пробилась, был такой Питерский светила… Профессор, как увидел, ужаснулся: «Да у него белки глаз желтые. Немедленно в больницу». Увы, слишком поздно. Юра впал в кому, четверо суток я не отходила от его кровати, за руку держала, не спала, а на пятую ночь не выдержала, заснула. Проснулась, а его уже нет, умер…
Бабушка всхлипывает.
-Ну, Ба, не расстраивайся…
-А я и не расстраиваюсь, просто вспомнила… Смотри здесь лежат его письма. Когда я умру, положите их рядом. Только не вздумайте читать! Я и отцу твоему сказала- не читайте, это очень личное. Обещай, что выполнишь.
-Обещаю, обещаю… А что тут за стеклышко?

-Линза от микроскопа. Я ведь одно время работала в экспериментальной группе по созданию оксигенатора, по простому- искусственного легкого. И тогда же познакомилась с Ёсей Бродским… Впрочем, он не произвел на меня должного впечатления…Тогда…
-Расскажи, бабушка, расскажи…
-На сегодня хватит, что-то я утомилась. Давай чайку попьем с шарлоткой. В этот раз получилась замечательная шарлотка.
Закрыв крышку шкатулки, бабушка осторожно, чтобы не побеспокоить кошек, встаёт, и мы идём на кухню пить чай.
А нам всё равно...
С утра шкворчили новости
На плазменной панели.
Дефолтом тётка в возрасте,
Пугала населенье.
А мы, как будто склеившись,
К друг-другу прижимаясь.
Обменивались вздохами,
Губами притирались.
А грудь её высокая,
И возбуждают стоны...
Рука моя настырная
Коснулась тайной зоны…
Мы, как жуки в подсолнухе,
На солнышке балдели,
Сучили шустро ножками
И крыльями звенели.
В ночи чадили новости-
Ну что за наважденье!
Игил, Oбама, санкции,
Сплошное омерзенье!
ЗАВИСТЬ
Зависть - нехорошее чувство, а я завидую. Может, я плохой человек?

Другие вот не завидуют, во всяком случае, не сознаются в этом… А я, мало того, что завидую всем модным, ярким, знаменитым, всем кого показывают по телевизору, о ком пишет пресса, кем восхищаются и ненавидят, так я ещё не могу молчать и каждому норовлю рассказать о своей чёрной зависти. Людям стыдно за меня, большинство молчат, но некоторые презирают. Особенно презирают женщины… Вместо того чтобы пожалеть, они брезгливо морщатся, испепеляют ледяным взглядом, язвительно втыкая в сердце шипы, типа: «Ты - не мужик!» или «Ну, сделай хоть что-нибудь!» и моментально теряют всякий интерес, что и понятно: кому нужен завистник и неудачник; затем удаляются, не оглянувшись. Мужчины намного добрее, как правило, они утешают: «Не бери в голову, нашёл кому завидовать… Они же все пустышки, двух слов связать не могут, непонятно, как вообще попали в телевизор, не иначе, как через постель… Ты - другое дело… У тебя обязательно что-ни будь да будет… Главное: делать дело… и пожалуйста, заткнись уже!

Я живу очень однообразно, утром: кофе, автобус, офис. В обед: комплексный бизнес-ланч, опять офис. Вечером: автобус, магазин, телевизор. Благодаря такому однообразию я встречаюсь с теми, с кем совпадаю расписанием и образом жизни; случайные люди встречаются редко. Для меня подобные встречи - подарок судьбы. Я изливаю им душу, мучаясь угрызениями совести, сознаюсь в патологической своей зависти, пока не получаю…

Но однажды в магазине мужичок с помятым жизнью лицом, за которым я пристроился в очереди в кассу, нудя ему в ухо… Растрогался безнадежной моей борьбой с пороком, предложил выпить и обмозговать…

Пили водку, как положено из горла на детской площадке, обернув бутылку газеткой. Последнее обстоятельство натолкнуло меня на мысль, что несмотря на дикое сопротивление, американская эталонная культура потихоньку проникает в дебри нашего дикого общества, облагораживает его правильно-необходимыми традициями.

В тысячный раз я каялся перед незнакомцем во всепоглощающей зависти к успешным и богатым, и, видно, в волнении отхлебывал значительно больше, чем полагалась. Но новый знакомый, ни как большинство сограждан… взирал благодушно, даже с некоторой заинтересованностью…
-Знаешь, парень, кажется я смогу тебе помочь!
-Как? - я чуть не поперхнулся водкой, запузырившейся в горле.
-Помогу притупить твою зависть.
-Как? - переспросил я, чувствуя, что выпитое превращается в ацетон, разъедающий нутро и готовый выплеснуться наружу вместе с бизнес-ланчем, и стенаниями…
Он скривился, значение гримасы на мятом лице осталось неразгаданной тайной.
-Как, как, как…?- заклинило меня.
Он добродушно огрел по спине, записал мой адрес и скрылся, оставив бутылку и странную фразу: «Информация - это капризный Бог, способный возвеличить или низвергнуть по своему усмотрению!»

После его ухода мне стало особенно завидно… Я допил и двинулся к дому. Углы домов больно толкались, ступеньки подставляли ножки, в парадной зиял мрак. Зараза-управдом поменял обыкновенные лампочки на энерго-сберегающие, а их постоянно выкручивали, и чтобы не было темно, жители отключили кодовый замок, распахнув настежь двери, чем воспользовались дворовые коты, устроив в парадной общественный свинарник, и уже вслед за ними потянулись и люди…

Вхожу, две с половиной желто-зеленой пары глаз с шипением и мяуканьем катятся по полу, прыгают по перилам, ползут по стене на потолок... Дверь, раздосадованная запахом алкоголя и грубым, без предварительных ласк, проникновением, долго не соглашается пустить. Обидевшись на ругань и удары, сдалась, но, замкнувшись, оставляет жилище нараспашку… Надо же ! И эта особа женского рода, каждый мой приход встречала радостным визгом… Ну и черт с тобой, изменщица!

Утром меня разбудили голоса в прихожей. Явились журналисты, неся на стекляшках объективов, набалдашниках микрофонов - славу и известность…
Короче! Мой вчерашний помятый оказался редактором с телевидения. Он предложил снять сюжет о завистнике не боящемся говорить о своей зависимости. Руководству идея понравилась, ко мне направили съёмочную группу с миловидной ведущей для записи интервью. Еще не пришедший в себя, я с особым ожесточением нудил, жаловался, причитал и завидовал, брызгая перегаром.

Интервью имело ошеломляющий успех. Актуальность темы надуло рейтинги канала. Другие каналы захотели того же и… покатилось… Меня наперебой приглашали в различные передачи, на разные шоу. Ведущие издания писали обо мне, цитировали наизусть. Телефон не умолкал, почтальоны ругались, таская мешки с письмами. Радиостанции умоляли позавидовать в прямом эфире, на их волне… Я снялся в нескольких клипах, где завидовал путешествию в дружескую страну на отечественном автомобиле, новой колбасе «Конь в пальто», одеколону «Запах олигарха» и мороженному на ниточке «Слюна детства». Мне предложили стать официальным лицом футбольной сборной… Люди, раньше не желавшие слушать, теперь с упоением и щенячьим восторгом внимали разлитию желчной неудовлетворённости, скрежету зубов и всем прочим симптомам черной зависти.
Скоро моя известность достигла подражательства, копирования и откровенного плагиата. Появились многочисленные последователи… и я понял: пора уходить!

У молодежи завидовать получается намного лучше, они искреннее и напористей в своей зависти… А я уже слабоват… Моя зависть оказалась скромницей и удовлетворилась малым…

Сняв с петель любимую дверь, я переехал в особнячок на Рублевском шоссе, где в тиши бесконечных вечеринок диктую секретарю-референту, победительнице «мисс секретарь Московской области», будущий бестселлер и хит продаж: «Зависть, как двигатель твоего успеха», а вообще-то я уже не завидую.
СНОВИДЕЦ
Галка «порхала» по офису, «треща», как сорока.
- Экстрасенс! Ясновидец! Предсказатель! – это всё про Зюзикова…
Стас Зюзиков принадлежал к многочисленной касте офисного планктона. И из общей массы выделялся только румяным лицом и пучеглазием.

Никто не воспринимал его всерьёз, только Галка, восхищенная его способностью видеть провидческие сны…
Сначала Зюзикову приснился начальник отдела - Пётр Семёнович, на плече у которого развалился спортивного вида хомячок. Хомяк, укусив кормящую его руку, юркнул в нагрудный карман и выгрыз Петру Семеновичу сердце…

Через три месяца коллектив узнал о семейной драме начальника: жена сбежала с его племянником Хомяковым, а Петр Семенович, потрясённый предательством и коварством, напился до потери координации, упал и сломал руку.

Затем Стасу приснилась бухгалтерша Адалина Борисовна. Во сне она беспечно наслаждалась клубничкой, не заметив, как из-за куста жимолости выполз пятнистый змей. Он обвил её кольцами, сжал, лишив возможности дышать…
И надо же, через месяц, пятидесятитрехлетняя Адалина вышла за соседа по даче - военного пенсионера и, как оказалось, жуткого ревнивца, доводящего её своими подозрениями до спазм в горле, постоянно подсматривающего за ней из-за кустов, облачившись в маскировочный халат.

Но это ещё что! А вот когда Зюзикову приснилась повариха Люся, кормящая стаю обезьян…
И Люся, неожиданно для всех, в том числе и для себя, вышла замуж за индуса, без памяти влюбившегося в её стряпню, что само по себе уже чудо, эмигрировала в Индию, и поселилась в обезьяньем питомнике…
Поначалу никто не поверил, но повариха прислала фотографии, на обороте которых собственноручно пометила: «Это вожак стаи, это муж, а это я кормлю их.»
Фото убедили женский коллектив в том, что Зюзиков - сновидец по любовной части!

Новость ментоловым табачком задымилась в курилке, сладким полуденным чаем разливалась по чашкам, тонким слоем французской помады легла на губы и наконец подленьким шепотком достигла высокочтимых ушей директора. Разгневанный глупейшими слухами и несанкционированным брожением в умах он тут же повелел: «Привесть!» к себе Зюзикова.
Секретарша Марго - принцесса офиса, богиня секретарш, первая красавица фирмы…, втолкнула испуганного Зюзикова в кабинет шефа, забыв плотно прикрыть дверь…
-А…, - обманчиво дружелюбно начал директор. –Слышали мы, ты вещие сны без разрешения смотришь? Ха-ха! Может, и я тебе снился? Ха-ха!
-Снились , - сознался Зюзиков.
-И…?
-Приснилось мне, господин директор: мохнатая женская рука в перстнях и браслетах… Длинным ноготком выковыряла она вас из казенного мерседеса, схватила за шиворот, да как подбросила к облакам… Но вы не разбились, а, замахав руками, полетели… Красиво так летели… Приземлились в густых камышах, а отовсюду выползли жабы и заквакали: «С возвращением, Вова, в родное болото!»
-Ах ты…, - заорал директор, брызгая на Стасика слюной с матом, до того ядовитым, что Марго в страхе прикрыла дверь.

Показательный расчёт Зюзикова назначили на понедельник, но в последний момент экзекуцию отменили, так как жена директора, между прочим единственная дочь президента фирмы, застукала муженька с любовницей… И полетел бедолага налегке, без выходного пособия, но весь в зеленке поверх глубоких царапин, в родной город-Камышин.

Не успели сотрудники обсудить случившееся, а по громкоговорителю уже требовали Зюзикова в дирекцию. Он шел сквозь строй молчаливых сослуживцев, подобно второгоднику, вызванному к доске. Сотрудники не понимали, как теперь к нему следует относиться. Определенно неопределенность нервировала коллектив. Лишь одна Галка робко махнула рукой.

Марго, усадив Зюзикова в огромное ВИП кресло, налила эксклюзивный кофе в антикварную чашку и, потупив глаза, попросила.
-Стасик, голубчик, помоги! Ситуация критическая - сразу двое сватаются… Один банкир, другой депутат. За кого выходить, чтобы уж точно счастливой стать? Посмотри там в своих снах… Пожалуйста…

Зюзиков честно пытался… Но не получалось… Естество оказалось сильнее. Как только, закрыв глаза, он начинал думать о замужестве Марго, она сразу же возникала пред ним в абсолютно голом виде. Он смущался и вскакивал. Походив из угла в угол, успокаивался, ложился, закрывал глаза… Вновь появлялась ослепительно нагая секретарша и он убегал. В четвертом часу вконец измученный Зюзиков выпил снотворное и погрузился в темноту. В эту ночь ему ничего ни снилось.
Утром он сам явился к Марго, решив её судьбу.
- Стасик, видел?
-Да…
- Банкир или депутат?
-Счастливая будешь, мальчика родишь… и девочку, мальчик светлый, дочка темненькая…, жить станете у родителей…, - бубнил Зюзиков.
-А муж, муж-то кто? - перебила его Марго.
Юноша, вытаращившись на красавицу, твердо сказал.
- Маргарита, твоим мужем буду я!
От удивления она часто заморгала и, впервые посмотрев на, а не сквозь него, пунцово покраснела, совсем как простая девчонка, услышавшая признание в любви от заморского принца.
ОПТИМИСТ
Тьфу ты, ну ты! Надоели мне пессимисты с их постоянным нытьём . Всё жалуются да прибедняются… Вот к примеру сосед Палыч. Мужику 70 лет, здоров, как баранобык, баран на голову, телом и замашками - бык. Всё ещё на работу ходит и, между прочим, получает больше меня - паразит. Плюс пенсия, плюс льготы- полный комплект у старого пердуна. А послушаешь его, так с тоски помрёшь, ноет что денег мало.

-Ну куда тебе столько? Ты что по ресторанам девиц водишь? В казино играешь? Может решил жигуль на фирменную тачку поменять? Или за границу смотаться?
Нет, ему ничего не надо! Живет куркулем одиноким, по утрам и вечерам в парке бегает, за здоровьем, гад, следит! Денежки по разным вкладам рассовал, в долг перестал давать. Говорит инфляция высокая! Скряга!

А соседка Манька! Кажется, молодая баба. А ведь тоже пищит: «Ой, как плохо жить стали. Я раньше зимой в Испанию, летом в Альпы летала, а теперь только в Таиланд и Сочи..» Стоит такая вся упакованная- зараза, блестит, словно ювелирная витрина, ноги из головы- шалава!

Начальники мои тоже сволочи и зануды. Только и слышишь от них: «Сокращение. Оптимизация расходов. Урезание зарплаты». А сами вечерком по «Мерсам» рассядутся и по пригородным усадьбам разъедутся - пиявки, эксплуататоры проклятые.

Да, что там начальство, стыдно сказать- депутаты избранники наши и те плачутся! Как телевизор не включишь, а оттуда жалобы льются и брызжут. Торчит, еле помещаясь в экране, чиновничья рожа и голосом нищенки с паперти причитает: «Нефть дешевеет, экономика падает, доллар растет…»

Да мне-то что? У меня во дворе скважины нет, в огороде доллары не растут? Я эти доллары в последний раз у шурина на свадьбе видел, да и то фальшивые…

А ты коли тебя народ выбрал, делай свое дело- рули страной, а не наводи тоску- вошь казённая. И главное больше всех переживают те, у кого этих долларов куры не клюют- прохиндеи.

Телевиденье вообще- рупор паникёров. Посмотришь наши сериалы-боевики, да криминальные новости вместо рекламы, из дома выходить боишься, стулом входную дверь подпираешь. А передачи про продукты? Что за скотство народ аппетита лишать. Мол этого есть нельзя, это тем более, а это и вовсе отравлено… Вы что же делаете щелкопёры? Я же теперь жрать не могу! Ну нашли чего-то не то в продукте, так тихонько стукните куда следует, зачем же говно на булку намазывать? Последнее удовольствие портить?- телепузики хреновые.
А возьмите политиков-аналитиков, международников недобитых… Нет, я не спорю, за политику слушать интересно, но не всем же. Рассказывай о ней военным и по закрытым каналам. Они от этого быстрее окопы отроют. А мне бункер не строить, подземный ход в Австралию не копать…

Но особенно расстраивают детишки. Мал мала меньше, а уже прожжённые пессимисты. Но этих я быстро вылечиваю. Дам подзатыльник, глядишь, сразу забыл на что жаловался.
Да, скурвился народ. Распустил, понимаешь ли, сопли. Эх, был бы я президент… Я бы их… Они бы у меня … Научились бы жизни радоваться…

Вот я - совсем другое дело. Я - ОПТИМИСТ! Мне всё нравится, я всем доволен… Вот только пессимистов ненавижу, ну, и ещё кое-кого…
БОМБА
(Я заменил конкурсный рассказ, а этот ставлю в блог, чтоб не потерялся)

Каждое лето нашего прекрасного детства мы проводили в деревне. До чего же это было здорово! И каждым летом непременно случалось что-нибудь необыкновенное… Вот и в тот год, когда мне исполнилось 10, а Сашке 12 лет, произошла история…

Спозаранку мы с дедушкой отправились в лес. Накануне прошёл дождь, грибы подросли, перестали прятаться в траве, выставив как напоказ свои новенькие разноцветные шляпки. Прохладное утро давно уже уступило место жаркому дню, когда в наших плетёных корзинках не осталось свободного места. Усталые мы возвратились домой. Сашка сразу же отправился на сеновал спать. Я предложила бабушке помочь перебирать грибы, но она великодушно отказалась.
-Ступай, Анютка, и ты поспи. Небось, намаялась в лесу-то?

Обрадовавшись, я побрела к сеновалу, по пути прихватив простыню. Но не дошла... Муся – соседская кошка бросилась в ноги, заметалась, жалобно мяукая. Я остановилась. Муся отбежала, не сводя с меня жёлтых глаз. Но только я шагнула дальше, как кошка вновь прыгнула под ноги. Она вела себя странно: отбегала и возвращалась назад, мяукала, словно звала за собой. Что это с ней? Заинтригованная таким поведением я последовала за ней. Убедившись, что я её поняла и иду, Муся побежала быстрей, время от времени тревожно оглядываясь. Вот она юркнула под забор. Тут я засомневалась: идти ли дальше? За забором начинался огород злой старухи Мотихи; деревенские её боялись и старались с ней не связываться. Кошка, увидав мою нерешительность, отчаянно замяукала и я не выдержала, отломила гнилую штакетину, пролезла на соседний участок. Муська бежала через огород вдоль картофельного поля к кустам раскидистой смородины. Подойдя, я застала её около небольшого холмика, сверху замаскированного куском срезанного дерна. Муся своими белыми чистыми лапками с остервенением принялась разгребать его. Опустившись на колени, я откинула дерн, земля под ним ещё не успела высохнуть и была влажной. Я стала осторожно выгребать её. Муся вовсю мне помогала. Показался кусок мешковины. Вытянув и развернув его, я увидала маленькие тела двух котят. Они были похожи на Мусю: лапки и мордочки беленькие, а головы, спинки и хвостики черные. Котята лежали в моих ладонях безмолвными пушистыми комочками, не подавая признаков жизни. От жалости перехватило горло, потекли слезы. Завернув страшную находку в простыню, я помчалась к брату, неизвестно на что надеясь… Несчастная кошка бежала следом.

Сашка удивился, но не растерялся, перевернув малышей, пальцами надавливал на животики, делал искусственное дыхание… И они вдруг ожили и запищали. После их воскрешения брат решил оставить Мусю с котятами жить у нас. Мы устроили в сене нору. Постелив простыню, уложили котят. Муся тут же забралась внутрь. И котята сразу принялись её сосать, а она их облизывать. Вскоре они захрунили и уснули. А мы всё сидели и смотрели…

Из-за меня Мотиха кричала на бабушку. Обзывала меня: «еретичкой» и другими непонятными словами. Врала, будто бы я повалила забор, вытоптала картошку, обобрала кусты смородины и утащила кошку… Бабушка послала к Мотихе деда. И тот целый день работал у неё: поправлял забор, окучивал картошку… Бабушка принесла и отдала ведро нашей смородины… Мотиха всё равно осталась недовольна и твердила, что меня надо выпороть. Тогда Сашка ещё сильнее рассердился и, пробравшись к ней в дровяник, засунул под кору полена петарду…

Уезжая в город, мы забрали с собой одного котёночка.

В сентябре получили письмо из деревни. Бабушка писала, что недавно у Мотихи в доме что-то бухнуло… Та босая, в одной ночной рубахе выскочила на улицу с криком: «Помогите, люди добрые, злодеи бомбу в трубу кинули!» Сбежался народ. Дед с мужиками ходили печку смотреть, но ничего подозрительного не нашли… Мотиха боялась в избе ночевать и просидела до утра у бабушки на кухне, жалуясь, что её никто не любит… Правда с тех пор она стала намного лучше, не так сильно ругается… Подобрела что ли?

Родители Сашку «вычислили» и ему, конечно, досталось… Только, как бабушка говорит: «С него, как с гуся вода!»

Да, чуть не забыла. Котёнок наш вырос и теперь это большой озорной кот. Мы с братом его Бомбой зовём...
НЕВЕРОЯТНАЯ НАХОДКА
-Жалкие бездари, завистники… Да что они понимают? Подождите,
я ещё покажу, кто тут настоящий краевед!
Я был зол; моя работа о масонах не вошла в Лонг-лист районного краеведческого конкурса.

И тогда, вооружившись фотоаппаратом и фонарем, я отправился на кладбище. Моей целью был склеп графа N и символы братства вольных каменщиков, высеченные на его гробнице.

Склеп казался неприступным: маленькие, зарешёченные оконца, массивная железная дверь надежно заперта. Но рядом в кустах имелся подземный лаз, вырытый черными копателями. Зажав фонарь во рту, я вполз в нору и через несколько минут протиснулся внутрь склепа.

Найдя на саркофаге масонский знак: глаз в треугольнике, достал фотоаппарат, облокотился на стену…
-А- а…,- рухнул вниз.

Очнувшись, огляделся. Метра три в длину, три в ширину, шесть над головой. Итак, я провалился в люк, попав в каменный мешок.
От безысходности осмотрелся более тщательно, сантиметр за сантиметром и обнаружил в углу вмонтированное в плиту металлическое кольцо. Потянув за кольцо, сдвинул плиту, за ней начинались ступени, ведущие в узкий коридор. Отбросив осторожность, двинулся в неизвестность. Минут через десять вышел в залу, в центре которой возвышался каменный алтарь, усыпанный пыльными кругляшками. Я взял одну…: золотой византийский солид сверкнул на ладони.

Помимо византийских золотых, здесь были ещё арабские динары, испанские дублоны… Лихорадочно, словно боясь не успеть, собрал все до последней монетки, рассовал по карманам. Куртка сразу потяжелела, потянула к земле… Явно эта зала древнее подвала. Интересно, почему масоны не тронули золото? Может опасались чужих богов?

Неожиданно за стеной раздался гудок электрички. Я испугался, нервы-то на пределе, но, опомнившись, стал долбить стену камнем, выковыривая осколки… С трудом очистил щель между железобетонными секциями. Направив свет, заглянул в туннель, опутанный кабелями и тянувшийся куда-то под кладбище, в чрево земли. Понял, что коллектор проложен к сверхсекретному бункеру или к потайному хранилищу… Но добраться до него, пробившись между тюбингами, не было ни малейшей возможности.

Пришлось возвращаться. Как назло погас фонарь. Вынув батарейки, я несколько раз сильно сжал их зубами. Свет ненадолго появился. Этого хватило, чтоб вернуться в камеру под склепом. Теперь оставалось только ждать, надеясь на чудо…

Время тянулось медленно, холодно и беззвучно… Тошнило, кружилась голова… Вдруг наверху послышалась возня, замелькали лучи фонарей.
-Помогите!
-Ты кто? Чего здесь шаришь?- спросил грубый голос.
-Я провалился, помогите, пожалуйста, выбраться.
-Там в погребе есть ценности?
-Нет, он пустой…
Сняв куртку, я уложил её на ступеньку и тихонько задвинул плитой…
-А деньги у тебя есть? - продолжался допрос.
-Заплачу!
-Ладно! Лови верёвку. Обвяжись и не дёргайся.

И вот они вытащили меня наверх, но я не успел разглядеть своих спасателей, так как сразу получил удар по голове и потерял сознание.

Очнувшись, понял, что примотан скотчем к стулу. В лицо светила настольная лампа.
-Где деньги, сволочь?
-Какие?
-Общаг. Мы его в склепе хранили…
-Не понимаю…
-Сейчас поймёшь!
Удар, и я снова без сознания.

Они тащили меня мимо пошивочного цеха, мимо нарколаборатории, и динамитной мастерской… Около подземного озера, где сталактиты неровными конусами упирались в пол, грозно хмурился каменный истукан. Меня бросили на жертвенник перед идолом. Страшное лицо медленно приблизилось, в обсидиановых глазах отразились отблески неземной цивилизации… Резкий запах нашатыря…

–Как это вас угораздило сразу три шишки набить? - спросила врачиха, ощупывая мне голову.
-Он со стремянки свалился, все ступеньки пересчитал, - объяснила мама.
-Бывает, -посочувствовала врачиха. - У вашего сыночка сотрясение мозга, возможны последствия: потеря памяти, галлюцинации, бред. Если что - звоните…
Подхватив саквояж, она белоснежным привидением растворилась в воздухе.
-А ведь ты действительно бредил, – вспомнила мама. –Всё кричал: «Эврика, эврика…»
-Мама, никакой это не бред, и я действительно нашёл!
-Ну что можно найти, стукнувшись о стремянку?
-Как что? Сюжет для нового конкурса!
Новогодний подарок
«Кукина уволили!» Весть стремительным наводнением, словно после прорыва дамбы, заполнила здание; селевым потоком, нёсшимся с верхних этажей и захватывающим всё новые и новые подробности, хлынула на размягчённые головы офисного планктона. «Кукина уволили!!!» Сначала шепотом, а потом, откинув всякую осторожность, в полный голос, скопившись в холле главного входа, обсуждали возбужденные сотрудники.
- И всё же не понятно: за что его уволили? – спрашивала Катенька из планового отдела.
- За что? Как раз понятно. Да только его никто не увольнял. Это вообще невозможно: уволить замдиректора! – горячился Костик из отдела рекламы.
- А вот и возможно! – осадила его всезнающая Валечка по связям с общественностью. – Говорят, уволили в один день, сразу и без выходного пособия. Видать, Москва вмешалась!
- При чём тут Москва? Какое Москве дело?
- Москве везде есть дело!
- Так что, мне теперь его не пущать? – поинтересовался вахтёр Семёныч.
- Попробуй такого не пусти! Забыл какой он крутой!? – хихикнул Костик.
- Это раньше он был крут. А теперь тьфу и растереть! Пускай только появится: без пропуска не пущу!
- Вы такой смелый! – похвалила вахтёра Катенька.
…И тут в дверях появился Кукин собственной персоной. Уверенно шагнул к турникету, но, словно что-то вспомнив, остановился, обвел ясными, как будто только что открывшимися глазами, собравшихся, и неловко смягчая начальственный голос, произнес:
- С наступающим новым годом, господа! Желаю вам счастья, здоровья и успехов в труде!
- И вам того же, уважаемый! - поддакнул Семёныч, распахнув дверь.
Со всех сторон понеслись новогодние поздравления и пожелания. И только программист Гена, бывший однокурсник Кукина, демонстративно промолчал, ехидно улыбаясь.
Кукин смутился и прошмыгнул в лифт.
- В отдел кадров за трудовой, - выдала всезнайка Катя. - Не повезло мужику, испортил себе карьеру.
Но большинство сотрудников с ней не согласились.
- Так ему и надо!
- Собаке – собачья должность!
- Давно надо было гнать!
- Хамло! Жлоб! Ворюга! – раздавалось из гущи народа.
Через минуту появилась кадровичка Эльвира и стала пробивать себе дорогу к выходу.
- Эльвирочка Геннадьевна! – заискивающе позвала Катя. – Ну что там с Лёней Кукиным? Очень расстроился?
- Расстроился? С чего это? Не каждого в тридцать пять директором назначают!
- Как? Как директором?...
- А вот так. Старого сняли, а Леонида Петровича назначили. А вы, товарищи, не скапливайтесь! Расходитесь по рабочим местам. А особенно вы, Геннадий! Леонид Петрович вами очень недоволен!
И она вышла.
- Вот тебе, Гена, и Новый год! – сказала Катя и побежала к себе в отдел.
За ней потянулись и другие, стараясь не смотреть на остолбеневшего Гену.
- Эх, паря… А сколько тебе до пенсии?... – спросил вахтёр и, не дождавшись ответа, нырнул в свою будку.
А в конце рабочего дня коллектив узнал, что Кукина всё же уволили…
- Так ему и надо! – галдели на всех этажах.
Жабий дух
Иных любить ужасно трудно,
Но любишь, чёрт его дери,
С тоскою чёрной, как болото
С змеёй, пригревшейся в груди

А цапель бедный - пух да перья,
Птенец со сломанным крылом.
Сидела жаба в юном сердце
И отравляла всё кругом...

Кому-то может быть и муза?
Смешна беда в чужом гнезде!
Легко терпеть чужую муку,
Свиньёй разлёгшись на столе.

А бедный цапель в небо рвётся,
Мечтает прошлое забыть,
Но жабий дух припрётся ночью
И станет квакать, станет выть...
ЖАБА
Мне говорили: "Она жаба"
А я не мог оторвать взгляда от её прекрасных, огромных, влажных глаз!
Мне твердили: "Она зелёная, бородавчатая, холодная и противно квакает"
А я видел царевну в короне из изумрудов,
я слышал её чудесно-печальную песню и холодел от любви и жалости!
Меня уверяли, что у нас нет и не может быть ничего общего.
А я мечтал о детях: умных, большеголовых, озорных!
Друзья звали в полёт!
А я всё глубже погружался в болото.
Она третировала меня, насмехалась над слишком длинным носом.
Требуя всё новых и новых подарков, душила меня, раздуваясь от гнева до невиданных размеров.
А я трусливо танцевал перед ней, в испуге поджимая ногу.
Но когда она попыталась ужалить, я понял: она не царевна, она даже не жаба, она - змея, настоящая гадюка!
И тогда я проглотил хвостатую, а потом, взмахнув крыльями, улетел.
Ведь я - простой цапель!
ПРАВДА ЖИЗНИ и рассказ "В стае контрабандистов"
Правда жизни.

Сюжеты моих рассказов - сплошная выдумка. В них нет правды. Точнее есть, но очень мало, да и та не моя. Услышав где-то, что-то, я так перекручиваю, переформатирую, перевираю истории, что их не узнают даже те, кто когда-то мне их и рассказал. Большинство читателей считают мои рассказы правдивыми и чуть ли не автобиографичными, но это не так!

Может именно поэтому я и хочу поведать подлинную, самую что ни на есть правдивую историю, произошедшую со мной, когда мне только-только исполнилось 18. Но для начала небольшое вступление.

Впервые я пересек границу Евросоюза вместе с мамой. На поезде «Илья Репин» мы прибыли в столицу Финляндии - Хельсинки. Не стану утомлять вас своими восторженными впечатлениями, скажу только, что за два дня нам удалось, как мне тогда казалось, осмотреть весь город. Мы посетили несколько музеев, прокатились на автобусе, прослушав обзорную экскурсию, побродили пешком с путеводителем, сходили на рынок, по магазинам, посидели в ресторане… В общем, типичный туристический уикенд.

В последующие годы я много разъезжал и видел Европу не только с фасада, но и с чёрного хода. Мне доводилось ночевать на скамейке в славном городе Венеция, рядом с компанией наркоманов, а утром голодные чайки утащили мой завтрак. В Германии, около Дюссельдорфа, забравшись в спальник, я пытался уснуть в парке рядом с реабилитационным центром для подростков. Один из них ухитрился сбежать. Охранники и санитары, бегая за ним, перепрыгивали через меня, а остальные пациенты трясли решётку и исступлённо орали… Под Штутгартом нас с приятелем поколотили три поляка из-за места в сарае, не хотели делиться с русскими сеном. В Амстердаме я купил по дешёвке у афро-голландца ворованный велосипед. В Афинах украл арбуз. В Париже, угощая дешевым вином продавца книг с набережной, оставил изумлённым официантам кафешки 500 евро на чай. Когда француз почтительно поинтересовался моей профессией, я гордо соврал, что работаю первым подручным сталевара...

Меня обворовывали в Барселоне и Будапеште. Трижды надули в Милане. Я потерялся в Мадриде, отстав от группы. Сидел в отделении полиции в Праге. Помогая перегонять машину, попал в аварию под городом Савонлинна в Финляндии. Да, было, было…, но моя вторая зарубежная поездка запомнилась больше всего. Потому что совсем не походила на первую, она на многое открыла мне глаза. Вот об этом необычном путешествии я и хочу рассказать, правдиво и без преувеличений.

В СТАЕ КОНТРАБАНДИСТОВ
«Помни: есть помнящие о тебе!» А.Сосенский

-В Швецию, на пароме, за 5 евро, поедешь?
-Шутишь?
-Подходи к Московскому вокзалу, туда, где автобусы на Хельсинки.
- Что брать с собой?
-Деньги на автобус, бомж пакеты на два дня. Пара носков, зубная щетка… Много не бери. Рома говорит: все в пути добудете.
-Рома это кто?
-Увидишь!
Рома по кличке «Белорус» - длинный лысый парень, 30-35 лет, в черном пальто со множеством карманов. Вместе с ним ехали двое бородатых угрюмых мужиков, лет под пятьдесят, что не мешало ему ими командовать. Рома был главный, именно он продавал места на пароме, за 5 евро. А за это мы обязались перевезти через границу водку и сигареты.

Критически прищурившись на меня, Рома сказал.
-Малый, держись рядом! И будет тебе о-кей!
Видать, я ему понравился. В автобусе, как он и сказал, я сел рядом. И сразу же пожалел… Рома заговорил... Видно он решил во что бы то ни стало просветить меня в вопросе ценообразования на товары народного потребления. Представьте, что вам в ухо монотонным голосом в течении шести часов зачитывают цены из каталога супермаркета. Причем, цены в евро тут же переводятся в рубли, рубли в доллары, доллары снова в евро. Рома знал всё, где и почем взять любой товар. Знал куда и за сколько его продать. От обилия цифр у меня раскалывалась голова. Я всячески пытался перевести разговор. Но он в любой теме находил финансовую составляющую. Мне оставалось только обречённо кивать. Ему нравилась моя послушность и он разоткровенничался, сообщив, что везет в Финляндию в специально оборудованных потайных карманах монеты… Дело в том, что финны продолжали обменивать вышедшие из обращения монеты стран, перешедших на общую валюту. У нас же эти монетки ничего не стоили и Роман скупал их на барахолке килограммами. По его словам, и в этот раз он вёз на себе ровно 20 килограммов. Вновь началась вычислительная пытка. Роман сравнивал немецкие марки с финскими, франки с лирами и гульденами…и так далее, и так далее. Все переводил в евро, вычитал затраты в рублях, полученную выгоду рассчитывал по текущему курсу в долларах. Потом начинал высчитывать сколько на вырученные деньги можно купить моющего средства для знакомой из клининговой компании и за сколько продать, а если перевести в евро… Я закрыл глаза, притворился мёртвым. Бесполезно, он всё равно продолжал ковырять вычислениями мой бедный мозг.

Наконец автобус прибыл в Хельсинки, я с криком: «Посторонись, укачало!», первым выскочил на улицу. И тут же был окружён финскими бутлегерами. Возникший за спиной Рома, шепнул.
-Водку этим не продаём, у них ценник низкий.
Роман повёл нас на железнодорожный вокзал. В вокзальном кафе выпросил кипяточка, и мы в алюминиевых кружках заварили китайскую лапшу. Роман отправился сдавать монеты, а мы остались в зале ожидания хлебать супчик. На запах лапши явились местные бомжи - мужчина и женщина. Дама - старая проститутка хорошо говорила по-русски, сразу попросила выпить. Бородачи отказали, а у меня своей водки не было, и я угостил её лапшой. Мужчина от лапши отказался, он постоянно что-то бубнил, но мы его не понимали. Проститутка перевела.
-Он просит два евро, на стакан чая.
-Два евро тебе?- неожиданно появился Роман. –Два евро?!- возмущался он. - Да я за два евро оселок на точиле зубами остановлю!

Я тут же представил эту жуткую картину: жужжа, работает точило, со страшной скоростью крутится диск оселка. Роман наклоняется, хватает его зубами … Скрежет, дым, в стороны летят осколки зубов, брызги крови. Он сильнее сжимает челюсти. Точило замедляет свой бег, останавливается и счастливый Роман, широко улыбаясь сточенными до основания зубами, получает награду в два евро. Ужас!!!
Вышли на площадь. Роман подвёл нас к туалетным кабинкам. Подёргал двери, вздохнул. Взяв у меня монету, открыл кабинку, приказав бородачу придерживать дверь, сделал свои дела. Следующим вошел бородач, а дверь придерживал его товарищ. Делалась это, чтобы не платить за каждого в отдельности и никого не смущало, что мы справляли нужду при открытой двери, на привокзальной площади в столице чужого государства. Настала моя очередь, я был последним и собирался запереться в кабинке, но дверь придержал прилично одетый финн… Как всё-таки быстро они у нас учатся!

Вожак привел стаю на площадь, где в центре красовался, обожаемый финнами, памятник царю Александру II. Бородачи разбрелись по сувенирным лавкам сдавать керамических болванчиков. После того как их рюкзаки опустели, мы двинулись в глубь города, в самое его чрево, в потаённые, скрытые от туристов места… Больше никогда, хотя я ещё не раз посещал Хельсинки и исходил его вдоль и поперек, мне так и не удавалось отыскать их.
Роман шёл быстро, мы еле за ним поспевали, боясь отстать. Через час он остановился около булочной, куда выстроилась очередь за бесплатным хлебом.
-Только не говорите по-русски! - предупредил он.

Затарившись чёрствым хлебом, мы двинулись дальше и минут через тридцать стояли на заднем дворе небольшого ресторанчика в ожидании залежалых куриных ножек и бурого кофе в пластиковых стаканчиках. Что ни говори, а вожак заботился о своей стае, он так рассчитал маршрут, чтобы через определённые промежутки времени мы оказывались в местах бесплатной раздачи еды. С непонятно откуда взявшимся аппетитом, мы поглощали паштеты, рыбу, сыры, йогурты и прочие просроченные продукты. Наедались впрок, словно бездомные псы на продовольственной свалке. Бывало Роман, оставляя нас на улице, заходил в лавки старьёвщиков, копался каком-то хламе, о чём-то договаривался с хозяевами. В помещении организации для бездомных он позволил нам выбрать по несколько вещей. Мне достались перчатки, вполне ещё приличные и вязаная собачка – чехол на бутылку.
-В Хельсинки можно! – подмигнул Рома. - А в Стокгольме лучше! Оставь место для шведских шмоток!

Наконец обожравшиеся и усталые мы притопали к пристани. Забрав паспорта, Роман ушёл оформлять билеты. А мы растянулись на скамейках, подложив под головы мешки с хлебом и секонд-хендом.
Паром поражал своей огромностью. А каюта теснотой, без иллюминатора, на самом-самом дне. Но ведь всего 5 евро! Впрочем, Роману она вообще ничего не стоила. Каюту предоставила пароходная компания в качестве бонуса за частые поездки на их паромах. Как выяснилось, Рома очень внимательно отслеживал систему скидок и бонусов и умело ими пользовался.

На пароме Рома заявил, что я путешествую под чужой фамилией.
-Сынок, у тебя билет на имя моей подруги. Я по её паспорту взял. Она тоже бонусы копит… Ты не ссы, всё ровно проверять не станут!
Так нелегально, под женской фамилией, я попал в Швецию.
Пока отплывали, один из бородачей спалил Ромин кипятильник. Сработала пожарная сигнализация. Роман моментально сориентировался, выгнал всех на палубу, а сам притаился за углом. Выскочил на стюарда, проверявшего каюту. И стал скандалить, обвиняя того в несанкционированном проникновении. Скандалил в надежде что-то получить, но не вышло…

Поломка кипятильника лишила нас возможности заваривать лапшу. Предводитель не растерялся, он знал, что делать… Собрав с каждого, кроме себя, по 3 евро, а с провинившегося бородача 8, Роман отправился на третью палубу, где размещался так называемый шведский стол. Вход стоил 9 евро, зато есть можно сколько влезет! Мы ждали его два с половиной часа, голодными шавками таращились на дверь в ожидании хозяина. И вот он явился, отдуваясь, перешагнул порог, раскачиваясь, мелкими шагами, чтоб не растрястись, прошаркал к столу. Расстегнув пальто, стал вываливать из специально для этой цели обшитых целлофаном, карманов, на расстеленную газетку: салаты, котлеты, жареную рыбу под соусом, блинчики, булочки, кексы…
Мы ели из одной большой кучи. Насытившись, точнее нажравшись, поднялись в винный маркет, где как раз проходила презентация коктейлей… Уф! И напробовался же я…
-Закусывай, Малой, закусывай! – поучал Рома.
И я бежал в соседний зал дегустировать колбаску…

Потом нас попросили покинуть презентацию, перестали давать дегустировать… Мы вышли на верхнюю палубу, подставили разгорячённые рожи холодному балтийскому бризу. Спели, как могли, «Катюшу» и «Подмосковные вечера». Тут же подтянулись русские. Среди них оказались и Ромины коллеги по бизнесу. Защёлкали калькуляторы, пошли вычисления…

У меня закончились сигареты, и я попросил одну. Просьбу никто не услышал. Я попросил громче. Деловые люди с укором посмотрели на меня и Рому, а тот недовольно объяснил, что в их кругу не принято стрелять сигаретки у своих. Я был уязвлён и расстроен, они только что перемножали тысячи на сотни тысяч, кичились растущими доходами, хвастались состояниями, и пожалели одной паршивой сигареты, да ещё и отчитали, как маленького. Нет, мне не нравятся подобные люди!

Тогда я спустился в магазин, и со злости купил блок сигарет. Бородачи взяли бутылку виски… Оказывается они впервые очутились за границей и немного нервничали. Мы сходили на танцы. Поиграли в автоматы. Я купил еще одну бутылку… Присоединился Рома… Я купил еще… Всё, больше не помню…
Утром Роман ругал меня за непрактичность. Благодаря мягкому белорусскому выговору ругательства казались ласковым отцовским брюзжанием. Всё же я ему нравился…

В Стокгольме повторился финский сценарий. Мы бегали за Ромой, высунув языки. От блошиного рынка к будке с бесплатной раздачей супа. От «богатых» помоек, где можно накопать почти что новые вещи, к ящику мороженщика, в который тот сваливал ломанные вафельные стаканчики… В милитаристическом магазине Роман продал две медали за оборону Ленинграда, три ордена Красной Звезды, советский кортик, немецкий бинокль, несколько тельняшек. Спустившись к набережной, позаимствовал большой зонт, стоявший среди собратьев в специальной корзине на случай неожиданного дождя.

После того, как я угостил Рому шведской жвачкой, он окончательно проникся ко мне отцовскими чувствами.
-А что, Малой, не махнуть ли нам в Данию?! Переночуем у кришнаитов, я специально наголо побрился, чтобы за ихнего сойти… Правда жратва у них фиговая - сплошные овощи со специями, зато халявная и за койку платить не надо, повторяй только - Кришна рама, Кришна рама. Устал? Домой хочешь? Эх, Малой, жизни ты не видел!

Покидая Стокгольм, прислонившись к ограждению верхней палубы, я с интересом и удивлением разглядывал замечательно красивый морской фасад шведской столицы. Города, который я так и не увидел, шныряя из подворотни в подворотню. Неутомимый Роман в это время отоваривался элитным алкоголем, используя какие-то купоны, дающие существенные скидки.
В Хельсинки, перед посадкой в автобус, Роман распределил между нами приобретённые им вещи. Мне следовало перевезти набор серебряных ложек, начала ХХ века, альбом с открытками шведских замков, курительную трубку, ориентировочно ХIХ века...

Сон спасительным одеялом укрыл меня на обратном пути, предоставил возможность отдохнуть душе и телу.
К сожалению, я не успел поблагодарить Романа. Мы даже не попрощались. Ему было не до меня. На конечной остановке его окружило плотное кольцо клиентов. Он раздавал свёртки, пакеты, бутылки… Принимал деньги, шевеля губами отсчитывал сдачу, наверное, сразу отделяя маржу, переводя в доллары и евро по курсу Центробанка…

Уже много позже, от приятеля, того самого, что свёл нас, я узнал, что Роман по профессии искусствовед и уехал из Белоруссии потому, что не мог там себя реализовать. На родине осталась мать старуха, которой он помогает, посылая каждый месяц денежные переводы. Я узнал, что он женат на женщине-инвалиде и у них трое чудесных малышей-близнецов. Живут они в съемной комнате петроградской коммуналки. Что он каждую неделю по два раза таскается через границу в надежде заработать на собственный дом…

Ну, а бородачи, те и вовсе оказались приятными, милыми людьми, художниками ДПИ. Я и сейчас иногда захожу к ним в мастерскую полюбоваться керамическими болванчиками…
"Убийство в Восточном экспрессе"
В начале мая и середине ноября у меня наступает творческое обострение… На этот раз оно ещё совпало с новым конкурсом… Простите, если сможете)))))
Писать комментарии не обязательно, просто поставьте плюсик, если конечно понравится. )))))))

«Убийство в Восточном экспрессе»


«Зимним утром, в пять часов, у перрона…» С первых же слов Таню накрыло мистическое обаяние Агаты Кристи. Погрузило в мир тайн и хитросплетений детективного романа. Уткнувшись в книгу, она читала и не могла оторваться. Читала даже во время обеда… Хорошо еще, что попутчица - глухая бабуля, не донимала разговорами, а молча орудовала спицами, вязав нескончаемо длинный носок…
Вечером, подъезжая к безымянному полустанку, Таня перевернула последнюю страницу, захлопнула книгу. Как обычно, после прочтения детектива у девушки появился страх. Необъяснимый, необоснованный, иррациональный. Умом она понимала, что никто не желает ей смерти, не точит нож, обдумывая как бы половчее зарезать, не отслеживает её перемещения, выжидая удобного случая для кровавой расправы, но всё равно она чего-то боялась.

Обозвав себя трусихой, отправилась в туалет. Наскоро умылась, почистила зубы. Осторожно выглянув, убедилась, что никого нет, пробежала по пустому коридору. Юркнула в купе, захлопнула дверь.
В вагоне погас свет. Соседка снизу уже спала, повернувшись к стене. Немногочисленные пассажиры тоже угомонились. Девушка забралась на верхнюю полку, попыталась уснуть. Но как только она закрывала глаза, воображение тут же рисовало ужасную картину убийства в Восточном экспрессе; снежная ночь, точно такая, как и сейчас, лежащий на спине, в полосатой пижаме американец, двенадцать убийц- мужчин и женщин, наносящих по очереди удары кинжалом… Таня пугалась, таращилась по сторонам. Вокруг равномерный стук колес, редкие вспышки света за окном, скрип вагона, зловещая, непроглядная чернота и тревога… «Надо было хоть спицу под подушку сунуть…», - подумала она.

В самый «мёртвый» отрезок ночи, дверь купе тихонько раздвинулась. Две фигуры бесшумно прошмыгнули внутрь. У Тани, очнувшейся от дремоты, сдавило сердце в недобром предчувствии. Она лежала не шелохнувшись, почти не дыша и с замиранием прислушивалась. Вошедшие тоже молчали, чего-то выжидая. Наконец еле слышно раздался сдавленный мужской голос.
-Вроде спят. Ну, которая моя?
-Верхняя,- зашептала в ответ женщина.
От её змеиного шёпота Таню передернуло, но следующие слова, произнесенные мужчиной и вовсе повергли в ужас.
-Давай сделаем это быстро. Где нож?
-Погоди ты. Хоть куртки снимем, а то перепачкаемся…
-Не могу я больше ждать. Ножки мерещатся…
Девушка медленно подтянула ноги к животу, спрятав их под одеялом. Незнакомцы замолчали. Услышали или заподозрили? Помолчав, женщина вновь зашипела.
-А может утром? Виднее будет.
-Нет, - настаивал мужчина. – Говорю же тебе - больше не выдержу.
-Ладно, маньяк, будь по-твоему. Я её за ноги возьму, а ты режь…
Таню словно парализовало: вот она смерть! Эти двое сумасшедшие безжалостные маньяки- садисты, убивающие ради извращённого удовольствия. Таких, как они, и Пуаро не поймать. У них же нет мотива… А значит преступление окажется не раскрытым. Ах, как не хочется умирать! Она ещё так молода… Мама, мамочка…

Послышалась приглушенная возня, фигуры придвинулась ближе. Таня слышала, ощущала их неровное, возбуждённо-зловонное дыхание. В этот миг сквозь плотные занавески пробился короткий луч дорожного фонаря, сверкнуло лезвие ножа. Забившись в угол, Таня завизжала. Она и сама не предполагала, что может визжать так громко, бесконечно долго, на зашкаливающей высокой ноте. Проснувшись, вскочили соседи, высунули в коридор испуганные лица. Вспыхнул свет, послышалась тяжелая поступь проводницы. Дверь купе резко отъехала, скорее отпрыгнула в сторону… В свете ламп и перекрестных взглядов зевак, застыла ночная парочка. Женщина, вытянув руки, держала курицу за ноги, а мужчина, с куском хлеба во рту, уже успел воткнуть в вареный птичий живот перочинный ножик.
-В чем дело? – строго спросила растрёпанная, злая проводница.
-Они…, они, они - убийцы…, - выдавила Таня, указывая пальцем на курицу.
-Приехали что ли? - проснулась глухая старушка.
-Ещё как при-еха-ли!- выдала проводница и так шандарахнула дверью, что содрогнулся весь состав.