Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Я иду тебя искать (продолжение 12)

+1
Голосов: 1
Опубликовано: 10 дней назад (11 апреля 2019)
***
— В общем, Ленка, мне кажется, что он очень романтичный, — закатив глаза, сказала Клава. Она сидела на кухне у Ленки и пила чай с клубничным вареньем. После прогулки с Андреем Клава была так взбудоражена, у неё было столько эмоций, что ей необходимо было с кем-нибудь ими поделиться, чтобы не взорваться, и она отправилась к Ленке.
Ленка была для Клавы самой настоящей отдушиной, а также жилеткой, в которую она могла в любое время поплакаться и пожаловаться на свою несчастную судьбу, на невезучего мужа и оболтуса-сына. Сама Ленка, казалось, никогда не унывала. Даже в самые тяжелые времена своей жизни она всегда была бодра и весела. Она каким-то непостижимым для Клавы образом стойко переносила все удары судьбы и при этом не обозлилась на весь мир и никогда никого не винила в своих бедах. Ленка была неисправимым оптимистом. Клава ей завидовала. Ей очень хотелось бы относиться к жизни так, как относится к ней Ленка, но у неё так не получалось. Малейшая неудача, даже просто оброненное кем-то злое слово в её адрес надолго выбивали её из колеи. Клава подолгу анализировала, занималась самокопанием, иногда доводя себя до нервного срыва, а свою злость она обычно срывала на Борьке. Ну а на ком ещё? Борька всегда под рукой. Он всё стерпит, на то он и муж.
— Клав, я вот не совсем поняла, с чего ты взяла, что он романтичный? — возразила Лена. — Судя по твоему рассказу, это обычный сорокапятилетний мужик, которому баба нужная только для того, чтобы потрахаться. Романтикой там вообще не пахнет.
— Нет, Лен, ты ничего не понимаешь, — задумчиво произнесла Клава. — Ты не видела его взгляд. Он такой глубокий, что в нём можно утонуть. Я уверена, что внутри он совсем другой, не такой, каким хочет казаться снаружи. Он очень чувствительный и ранимый. Его внешняя оболочка… Он просто защищается. Он как моллюск, который прячет в раковине свою ранимую душу.
— Моллюск, — хохотнула Лена. — Если он и моллюск, то только в другом смысле. Моллюск, ой, я не могу. Моллюск, который уже потянул свои щупальца к тебе под юбку. Неужели он настолько чувствительный и ранимый, что, не успев познакомиться, спрашивает, любишь ли ты секс? — усмехнулась Лена. — Клав, я тебя умоляю.
— Нет, Лен, не пытайся меня переубедить. Ты просто мне завидуешь, — сказала Клава.
Лена засмеялась:
— Чему мне завидовать? Тому, что ты нашла себе обыкновенного похотливого самца и вот-вот изменишь своему мужу?
— Эх, Ленка, он такой… — мечтательно закатила глаза Клава.
Рассказывая о своем свидании с этим плейбоем, Клава забыла упомянуть, что когда они расставались около выхода из парка, Андрей подошел к ней вплотную, прижался к ней всем телом и, запустив руку ей под кофточку, сжал её грудь. Клава отметила про себя, что руки у него были холодными, и его прикосновение показалось ей неприятным, но она его руку не убрала и от него не отодвинулась. Андрей как-то вяло, почти неохотно, помял её грудь, оставив в душе Клавдии неприятный осадок, попрощался и ушёл. Конечно, не такой она представляла реакцию на свое тело. Ей хотелось, чтобы мужчина, только дотронувшись до ее тела, терял самообладание и буквально рвал её на части.
— Клав, ты попала, — резюмировала Лена. — Кстати, а с Борькой-то у тебя что?
— Да ничего, Лен, — вздохнула Клава. — Я даже не помню, когда мы с ним последний раз любовью занимались.
— Что, неужели всё так плохо? — с сочувствием посмотрела Лена на подругу. — Может, соблазнить его как-то? Тебе же лучше знать, на что он реагирует.
— Да пробовала я уже всё, Ленка. Ничего не помогает.
— Может, он завёл себе кого-то? — спросила Лена.
— Нет, — махнула Клава рукой. — Никого у него нет. Просто… его ничего уже не интересует. Он как робот. У него никаких чувств нет. Да и я вместе с ним начинаю вянуть, засыхать, — Клава тяжело вздохнула и задумалась.
— Слушай, Клава, — вывела её из задумчивости подруга. — А ты не слышала новость?
— Какую? — спросила Клава. Ничего, кроме Андрея, её на данный момент не интересовало, но Клава видела, как Ленке хочется поделиться новостью.
— Мне соседка сегодня рассказала, что на нашем кладбище кто-то могилу раскопал.
— Господи, — Клава прикрыла рот рукой. — Это что ж за изверги-то такие это сделали?
— И знаешь, чью? — Ленка победоносно смотрела на Клаву в предвкушении эффекта, который сейчас произведут её слова.
— Чью?
— Генки Шевалдина, — Ленка сияла, смотря на Клаву.
— Ох ты ж, его ведь только неделю назад похоронили. Горе-то какое для родственников. Они от похорон отойти не успели, а тут…
— Ужас, — сказала Лена. — В нашем поселке первый раз такой случай.
— Лен, а неизвестно, кто это сделал? — спросила Клавдия.
— Нет. Как теперь этих вандалов найдешь? Скрылись — и дело с концом.
— Я бы пожизненно таких сажала, — сказала Клавдия. — У людей горе, а они измываются.
— Интересно, зачем кому-то понадобилось могилу раскапывать? — спросила Лена.
— Может, для какого-нибудь обряда? — встрепенулась Клава, начитавшаяся газет. Это была её тема, ей так и хотелось блеснуть своими познаниями. — Сейчас столько всяких колдунов развелось и экстрасенсов.
— Кто их разберёт, колдунов этих? — Лена махнула рукой и отхлебнула чай из кружки.
— Лен, знаешь, — перевела разговор Клава. – Мне почему-то кажется, что с Андреем у меня будет феерическая ночь. Если будет, конечно, — поспешно добавила она.
— А с чего ты это взяла? — спросила Лена.
— Не знаю. Просто предчувствие такое. Знаешь, Ленка, до того, как я первый раз с парнем попробовала, мне казалось, что секс — это что-то космическое, что от этого улетаешь в другие миры и испытываешь такой восторг, который ни с чем не сравнить. А когда у меня первый раз случился, у меня было такое разочарование, ты и представить себе не можешь. Это было… просто обычно. Ну да, приятно, но не более того. И потом я постоянно ждала, что найдется такой человек, с которым я испытаю этот космос. Но он так и не нашёлся, — вздохнула Клава. — А вот Андрей... Он какой-то... Я прям чувствую, что с ним будет не так, как с другими.
— Ну да, — усмехнулась Ленка. — Он же обожает секс.
— Причём тут это? — обиделась Клава. — Дело совсем не в том, обожает он его или нет. Дело в совместимости людей. Ты же должна понимать.
— Да уж куда понятнее? — Ленка была настроена скептически. — Переспит с тобой — и ищи ветра в поле. Мужики — они же как охотники. Поймал добычу, и она ему уже неинтересна. Он снова идет на охоту искать себе новую жертву.
— Ну ты, Ленка, даёшь. Сравнила тоже.
— Вот посмотришь потом, вспомнишь ещё мои слова, — наставительно сказала Лена. — Уж я этих мужиков как облупленных знаю.
— Лен, то, что ты их меняешь, как перчатки, ещё не говорит о том, что ты их знаешь. И вообще, если ты скачешь от одного к другому, значит, не нашла ещё свою вторую половинку, потому что если бы нашла, тебя бы не тянуло на других, а ты бы на него, единственного, надышаться не могла.
— Клавка, да иди ты к чёрту со своей романтикой. Мы с тобой скоро уже пятый десяток разменяем. Не до романтики. Надо пользоваться пока своей красотой, а то потом поздно будет. Может, тяпнем с тобой, Клавка? Чего мы тут с тобой чаи распиваем?
Клава оживилась:
— А давай, Ленка, один раз живём.
Лена достала из холодильника бутылку дешёвого вина и разлила его по чашкам:
— Ну что, Клавка, за нас, за красавиц?

(продолжение следует...)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!