Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Записки самарочки

+761 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Ольга Михайлова
Чистый четверг. Бабушкины сказки




Возможно потому, что у меня никогда не было дедушки, оба погибли на войне… И бабушка была всего одна, вторая умерла, мне не было и года… Помню, очень хотелось кого-то свыше, наставника или духовного Отца. А может, потому что бабушка, та единственная из положенных каждому бабушек и дедушек, была самой лучшей на свете бабушкой… Понятия Бог, церковь и вера вошли в мою жизнь её стараниями.
Памяти Зои Громовой



В час предзакатный, на заре,
Когда такси включают фары,
Она гуляла в сентябре
По тихим улицам Самары.

Как будто жизнь вернулась вновь
К ней, как в природу бабье лето –
Пора, когда заветных слов
Полно повсюду для поэта.

С деревьев падала листва
В аллеях Струковского сада,
И откровенные слова
Кружили в танце листопада.

Она по набережной шла
Среди влюблённых, с лёгкой грустью,
А рядом Волга вдаль текла
Вослед по вековому руслу.

Ей Волги тёмная волна,
Как верный пёс, лизала руки.
Неспешно пригоршней она
Ловила слоги в ней и звуки.

Казалось, вечность до утра,
А вот уж проблески восхода…
Шум улиц ли несут ветра,
Гудок ли дальний теплохода.

Когда, уснувшие едва,
В округе звуки все стихали,
Приобретённые слова
Она дарила нам стихами.

…Я был в Самаре, и не раз
Гулял по этим маршрутам.
Но для прогулок выпал час
Не на закате мне, а утром.

К тому же, сдвиг в календаре
(И здесь вмешаться преминули!):
Она гуляла в сентябре,
А я в Самаре был в июле…

У жизни разные срока.
Зачем? Никто не даст ответа.
Срок истекает, но строка
Продлить способна жизнь поэта.


Юрий Елизаров




7 сентября 2013...

Три года уже...



А на страничке Зои Семёновны - "пусто" не бывает. Там, как и при ней, жизнь. Мы заходим - кто просто поздороваться, кто - поделиться сокровенным, рассказать, как дела, а порой - и попросить совета...

Помним, дорогая Зоя Семёновна...
«Счастье моё хорошее». К.Вуколов
День добрый, дорогие и уважаемые Друзья!

В Самаре – прекрасная погода. Побиты все возможные температурные рекорды. - Лето! Пусть и «бабье».

И настроение – подстать.

Хорошее настроение «усилилось» ещё одним событием. Пришла посылка от Константина Вуколова.
О блокноте и стихах (по материалу, прочитанному в Блоге Ольги Борисовой)
Прочла в Блоге Ольги Борисовой о блокноте (блокнот со стихами был найден 1958 году при расчистке территории бывшего концлагеря Заксенхаузен) ... о стихах... Прочла и отзывы...



И вот, что помог найти Интернет:


"Плененные строки"

Анатолий БУГАЕЦ


Анатолий Васильевич БУГАЕЦ родился в селе Опрышки Полтавской области в 1926 году. Участник Великой Отечественной войны с октября 1943 года. После семи лет срочной службы в звании старшины остался на сверхсрочную. В 1952 году стал офицером. В 1953 году окончил исторический факультет Московского государственного университета. Работал в газете "На стройке" Главвоенстроя в Москве, в солдатских многотиражках Группы советских войск в Германии, Прикарпатского военного округа. С 1966 года - преподаватель кафедры журналистики Львовского высшего военно-политического училища. Ныне - полковник в отставке. Живет в Санкт-Петербурге. Анатолий Васильевич первым из советских журналистов узнал о неизвестном поэте, узнике фашистского лагеря Заксенхаузен, начал его поиск, которому посвятил несколько газетных и журнальных публикаций. Собрав все воедино, вернувшись к старым журналистским блокнотам, использовав открывшиеся позднее факты, он и написал эту повесть.


Итак, читаем...
Моё сегодня настроение ...





Я просто хочу держать тебя за руку

Самарочка
Если вам интересно, что я думаю...
Другие картинки по запросу музы. Музы (др.-греч. μοῦσα, мн.ч. μοῦσαι «мыслящие»). Мыслящие! - Вот и я - решила поделиться мыслями, чувствами, соображениями и переживаниями.


Пишу в личном Блоге. Почему не под активно обсуждаемой конкурсной работой? - Есть и у меня - "комплексы" и "предубеждения". Одно из них - не шуметь на "чужой территории". Вас, Друзья, - я выслушала.


Интересно ли вам моё мнение - ? А - не сказать - считаю нечестным.
«Тихая обитель» или Код богатства



- Я буду у вас через несколько минут.

Но прошло не меньше получаса, а он всё ещё плутал между …

Отрадное было незнакомым для него местом. Затратив на дорогу времени больше, чем планировал, Илья Семёнович поторопился, не там свернул и запутался в «системе вьющихся дорог» посёлка. Какое-то время мужчина ехал кругами и оказался не на том холме, который ему был нужен. Поняв это, он развернулся и остановился, чтобы разобраться, куда ехать.

На звук тормозов из дома у обочины вышел, судя по его уверенному виду, хозяин.
не виноватая...
Зачем же так - громко! Ну, зачем же так … То-то же! Услышанный сквозь сон стук прекратился. Послушались! А то я «им» показала бы … Такой сон…

И, поймав за хвост концовку сна (птицу счастья поймать легче!), я «встала на цыпочки, сложила губы бантиком для первого в своей жизни романтического поцелуя», как стук - возобновился.
Кто в нарядной, красной шубе в Новый год приходит в гости
""



Верим ли мы в Деда Мороза? Сколько бы поколений не спорило, есть он, или это выдумки, но Он – есть, и мы все его ждём. Да-да, и ещё как ждём! Просто очень старательно скрываем это друг от друга, а порой боимся в этом признаться даже самим себе. Во как!

А кстати, кто его выдумал первым? Дети, взрослые, или он придумался сам по себе? А что? Жил себе на свете добрый, очень даже добрый, человек. И больше всего на свете любил он радоваться. Радовался-радовался, пока все радости жизни в этой самой его жизни не закончились. Загрустил добрый человек: что же делать, как жить дальше без радости? Задумался… За окном – зима! Снега навалило, красота! Радостно на душе! С улицы доносятся детские радостные голоса. Радостные…

- Тепло, тепло, - сказал себе Добрый человек (помните подсказку в детской игре, когда ищешь спрятанный предмет?).
Я хотела прожить жизнь так, чтобы в ней были "Здесь и сейчас"



В  то утро  с экрана телевизора звучала  замечательная музыкальная тема. В то утро… В то утро даже в самых смелых мечтах я и «мечтать» не смела -  торжественный зал, оркестр, свет ламп, аплодисменты и я на одной сцене с САМИМ. С самим Эльдаром Рязановым. Он одобряюще улыбается мне, жмёт мою холодную от волнения руку. И я понимаю, это не сон. Это – со мной и про меня.


«В пятницу, 9 ноября 2012 года, в Самаре в ДК им. А.С.Пушкина чествовали почетного гражданина областного центра, народного артиста СССР Эльдара Рязанова. Режиссеру, который родился в Самаре, 18 ноября исполняется 85 лет.
В зале собрались сотни поклонников его таланта. Среди почетных гостей - губернатор Николай Меркушкин, депутат Госдумы Александр Хинштейн, и.о. главы Самары Виктор Кудряшов, председатель городской думы Александр Фетисов, депутаты гордумы, Руководитель Медиапроекта «Самарские судьбы» Виталий Добрусин.

"Сегодня для многих из нас необычный день, я без ложной скромности скажу, что такой день может быть один раз в жизни. Мы чествуем человека, труды которого для каждого из нас, будь то житель Самарской области, России и даже всего мира, запомнились на всю жизнь и никого не оставили равнодушными", - подчеркнул в приветственном слове Николай Меркушкин.

Затем состоялась торжественная церемония вручения Эльдару Рязанову ленты и нагрудного знака "Почетный гражданин городского округа Самара". Награда растрогала кинорежиссера. "Мне кажется, что меня перехвалили. Но я просто честно делал свою работу более 50 лет", - поблагодарил самарцев Рязанов.

Вручение ленты и нагрудного знака проходило под овации зрителей, которые аплодировали режиссеру стоя. «Я хотел бы поблагодарить свою маму, которая приехала в Самару, чтобы меня родить», - пошутил мэтр.

Завершилась торжественная церемония награждением победителей Международного конкурса литературных работ «Мой Эльдар Рязанов»*.


Это не сон. Это – со мной и про меня. И моих друзей по сайту «Самарские судьбы» - Лауреатов и Победителей Конкурса.
А в «то» утро я сказала себе: Соберись! Хочешь участвовать, участвуй! И скажи, просто скажи Ему, что чувствуешь.

Я посмотрела на фотографию,  размещённую на главной странице конкурса,  неожиданно заметила,  сижу точно в такой же позе, как и человек на фотографии. Ладонь под щекой. Задумчивый взгляд.  

В   какой-то момент наши глаза встретились, и я почувствовала - Он услышал! Услышал «рождённое в моей душе». А музыка звучала-звучала! Как полёт… Полёт мысли, мечты… «Прости мне мой детский каприз».


- Вам, дорогой Эльдар Александрович, любой каприз! – продолжила я свой разговор с человеком на фотографии.

- Каприз – не про тебя, - услышала в ответ такой родной голос. Слушай музыку! Бывают моменты, когда приятно просто помолчать.

И мы слушали музыку, и молчали. Мы молчали, и говорили друг с другом – музыкой… И это было, «это было время признаний»**… Уникальная атмосфера раскованности и домашнего уюта.


- А когда это было?

- «Кинопанорама»? И я – ведущий? 1979…

- 1979… Мне - всего двадцать. А сейчас – впрочем, какая разница, сколько нам с вами сейчас! Ни тогда, ни сейчас  совсем не чувствую разницу в возрасте. Мы страдали, радовались, влюблялись, ненавидели, смеялись и плакали, мечтали и разочаровывались.Вы
в фильмах, я – у экрана. Всю жизнь –  мы вместе.


Человек на фотографии улыбнулся: «Знаешь, я был не прав. Капризничай! Может из этого у нас тобой что-то и получится! А если кто-то может лучше, пусть попробует»***.

И я «покапризничала". Сказала: «Была - не была!» и просто записала «рождённое в душе».  Доверилась  и поверила – вам Друзья, себе, музыке, Эльдару Рязанову.

Экскурсия в «Кинопанораму», небольшой «недетский» каприз  («женщина просто обязана быть капризной»****),  рассказ о Человеке, «который с нами постоянно, в будни и праздники».****


И получилось! У нас получилось! У нас не могло не получиться! Потому что в этот раз я была не одна. У нас! -  номинация, в которой победила моя конкурсная работа, особенная. «Народное признание».
        
Дорогие мои! Дорогие и любимые Друзья!  Спасибо вам огромное за поддержку и добрые слова. Чувствовала большую ответственность и смущение. Поздравить талантливого человека! Талантливого! и  в тоже время  ставшего для тебя, для нас,  давно любимым и родным.
С В О И М .

Поздравить искренне, от души, так, чтобы  поздравление не свелось к банальному варианту распространённого сейчас в Интернете – «поздравок». Поздравить не  формально и не штампами, а именно – «снять с души»  те  чувства, эмоции и переживания, которые Он вложил  в нас своими фильмами, всем своим творчеством.  Отблагодарить! – что-то похожее на обратную связь.
        

И если у меня получилось… Сегодня, хотя, честно, до сих пор не верится, что это уже не сон, можно уверенно сказать – получилось! Торжественный зал, оркестр, свет ламп, аплодисменты и я на одной сцене с САМИМ. С самим Эльдаром Рязановым. С огромным удовольствием передала ваши плюсы и плюсики в "юбилейную копилку" в личном поздравлении Эльдару Александровичу Рязанову. Спасибо ВАМ – ещё раз!


И СПАСИБО МУЗЫКЕ!

Ты мне прости этот детский каприз,
Ты мне прости и как прежде вернись,
Я так люблю тебя, жизнь без тебя мне не жизнь.
Ты уж прости мне мой детский каприз,
Меня прости и как прежде вернись,
Я так люблю тебя, жизнь без тебя мне не жизнь.

То было время признаний,
Счастливы были мы в мире мечтаний,
Время в любви уверений,
Но захотелось мне новых свершений.
Жить я хотела любовью иной,
«Вечно», «люблю» чтобы пел мне другой,
Но по ночам снился мне только ты,
Милый мой…


То было время желанья,
Жизни поспешного, может, познанья,
Вместе мы жизнь постигали,
Всю ее радость, безумства, печали.
Жизнь я хотела прожить так, чтоб в ней
«Здесь и сейчас» всего были важней,
И с каждым днем я любила тебя всё нежней.



ВСЁ ДЕЛО В МУЗЫКЕ!

Как здорово, что мы её слышим! Слышим вместе!


Торжественный зал, оркестр, свет ламп, аплодисменты и я на одной сцене с САМИМ. С самим Эльдаром Рязановым. И я – НЕ ОДНА. «Торжественная церемония завершилась награждением победителей Международного конкурса литературных работ «Мой Эльдар Рязанов». Рядом со мной на сцене – Лауреаты конкурса. Это – такое событие для нас! Лично для меня. Наконец-то, мы встретились, пообщались! Впечатлений! Радости! Фотографий! Обязательно расскажу и об этом. Обязательно!!!


*    Информация из печатных и электронных источников
**   Строчка из текста «Прости мне мой детский каприз»
**** Любимое выражение актрисы Людмилы Гурченко
**** из ваших комментариев


Никто не хотел уступать



На протяжении четверти века эта история бережно хранилась в «Архиве нашей семьи». И я всегда была уверена, она и дальше будет передаваться по наследству. Почему вдруг я посмотрела на события двадцати пятилетней давности совсем под другим углом зрения? Итак…

Не мой день! Это про меня, это со мной, и это – сегодня. Я стою одна на пустой дачной автобусной остановке и с грустью провожаю взглядом ещё один проехавший мимо автобус. Виной всему – упрямство, настырство или … Никто не хотел уступать.
Верин папа
В детстве всё воспринимается ощущениями. Детское мышление ещё не имеет чётких разграничений между одухотворёнными и не одухотворёнными вещами. Ребёнок не спешит делать всё по-научному, а просто полагается на свои ощущения. Поэтому с детьми часто происходят забавные случаи.

Помните, азы арифметики – «от перемены мест слагаемых сумма не меняется»? А «если где-то прибыло, то в другом месте обязательно убыло»? Моя история примерно про эту самую, только в жизни, арифметику.
Когда даме немного за...
Каждая мама, в первую очередь, женщина. И неважно, сколько ей лет. Женщина! Нам, великовозрастным деткам,  следовало бы относиться к Мамам с бОльшим уважением и даже почтением.

Эту историю рассказал наш друг. Взрослый сын женщины в возрасте. Маме нашего товарища немного за… Ей восемьдесят шесть (если бы не суть истории, ни за что не стала уточнять возраст).  

Тамара Георгиевна, так величают маму, вдова военного. Всё ещё красивая и элегантная, со скидкой на возраст, умная, образованная, деликатная и … просто очаровательная.

Недавно она приболела, и потребовалась срочная консультация врача.  

Тамара Георгиевна живёт одна (наш друг – военный, служит далеко от родного города) и привыкла  все трудности преодолевать  по-суворовски. Сейчас случай особенный, сын специально приехал на родину, узнав о предстоящем визите матери к врачу-флебологу. С ним приехала и супруга Татьяна.

Квартира, в которой много-много лет проживает героиня нашей истории, расположена на четвёртом этаже. В доме нет лифта, и  Тамара Георгиевна очень редко выходит из дому. Четыре этажа вниз,  столько же обратно, итого – восемь. Согласитесь, в восемьдесят шесть лет – почти что восхождение на Эверест. И вдруг такая новость!

Больница, болезнь мамы, спуск по лестнице и обратный подъём – переживания сына.
У Тамары Георгиевны совсем иной взгляд на событие.  Выход в свет, встреча с мужчиной (а вдруг доктор – мужчина, все известные хирурги обязательно мужчины - предполагает, или тайно надеется? женщина).

- Танечка, чистим пёрышки! – командует Тамара Георгиевна снохе. И дамы весь вечер «чистят пёрышки».

Что надеть и как я выгляжу?! Гардеробная настежь, всё её содержимое перекочевало на кровать. Блузки, кофточки, юбки и платья художественным беспорядком  по покрывалу. Флакончики с духами открыты, пудреницы в боевой готовности, в воздухе  витают соблазн и обольщение.
  
И в самый интересный момент: я уже никуда не гожусь! Тамара Георгиевна грустно смотрит на своё отражение в зеркале. А помнишь? А знаешь? Оно (зеркало) помнит всё.  Морщины и морщиночки…  У каждой своё  место.  Одни – от горя и переживаний,  другие – от улыбок и смеха. Неважно – от чего, они все – на лице, грустно…

Сноха, молча,  переключает верхний свет на ночник  и выходит из комнаты. А ведь раньше они не всегда ладили. Теперь же вот – понимают друг друга без слов…

Утром … Утром дети ахнули: «Мама?!»  А мама вышла из  спальни со словами – «Я готова».
И она, действительно, готова. К выходу в свет, к встрече с сильным полом и приговору врачей. Спокойное лицо, ни грамма косметики, тонкий запах дорогих духов, платье в пол и как венец наряда – шляпка.

- В городе женщину без головного убора нельзя считать прилично одетой, не бабушкин же  платочек, - произносит вслух Тамара Георгиевна, отвечая на немой вопрос онемевших от удивления детей.

- Мама! - прорвало вдруг сына.

- И не мамкай, пожалуйста, на людях. Так все сразу догадаются, сколько мне лет.
Чего же мы ждём? Пора!

Сын попытался озвучить: длинное платье будет мешать при … да оно везде будет мешать. И шляпка! Взгляд супруги пресёк все несостоявшиеся поползновения.

- Пора, так пора. Как скажешь, мамочка!

И понеслось!

Водитель вызванного по этому случаю такси, увидев появившуюся в дверях подъезда  Тамару Георгиевну, вдруг вышел из машины, поправил верхнюю пуговичку рубашки  и предложил даме руку, помогая  сесть в авто (надо сводить Машку в кино. Или в театр? и почему Машка? - Мария! - пронеслось в голове парня).

В дороге наша дама успокоилась и даже  повеселела. Она с интересом рассматривала мелькающие за окном машины  городские картинки. Ей очень хотелось охать и ахать - это вам не многолетний однообразный вид с балкона, но она решила оставить все расспросы на десерт. «Вечером расспрошу. Да и неприлично выражать бурно эмоции» - читалось на её лице. Прекрасном лице, прекрасной дамы.

Приехали! Как и ожидала (или в тайне надеялась)  Тамара Георгиевна, врач оказался мужчиной. Мужчиной в самом настоящем смысле этого слова.
Длина платья, шляпка -  удивление и замечания по поводу неудобного для осмотра наряда пациентки он мастерски заменил  восхищением и комплиментами. Несколько дельных советов и умелые руки хирурга-флеболога  «сделали своё дело».

- Возраст?  – Не молода.
- А точнее? – Уже бабушка.
- Какая же вы бабушка? Шляпка, платье по моде. Ножки смотреть будем?

Тамара Георгиевна вздыхает и вслух произносит (сдаётся): только до колен.

- До колен – уже хорошо, спасибо и на этом.

Тамара Георгиевна аккуратно и медленно поднимает по сантиметрику подол платья.

- Так, хорошо, очень даже хорошо, - врач приступает к осмотру.

- Всё! – останавливает радость хирурга женщина и что-то шепчет снохе на ухо (на мне не то бельё!).

Доктор догадывается и без предупреждения, но деликатно ощупывает ноги Тамары Георгиевны под платьем.

- Ой, – удивленно  (или кокетливо)  вскрикивает от неожиданности женщина. Именно так и заметил хирург: « Женщина!  Вы всё ещё женщина, Тамара Георгиевна!»

- Да вы, оказывается, проказник... - наша бабушка-женщина,  уже не стесняясь,  показывает хирургу ножки. А вот здесь... а здесь и совсем... а там – даже очень, особенно ночами.

Осмотр закончен. Сын с волнением вглядывается в лицо матери... он уже знает диагноз. Догадалась и Тамара Георгиевна, восемьдесят шесть - не только возраст, за большой цифрой - большой жизненный опыт.

- Где у вас зеркало? Я хочу поправить шляпку.

Слушая эту историю, я улыбалась и восхищалась: вот что значит настоящая женщина!
Вспомнились  написанные ранее работы «Женщина я, женщина» и «Мне с собой совсем не скучно»,  и я ещё раз дала себе слово: хочу красиво состариться.

А для этого надо улыбаться жизни и быть интересным, прежде всего, самому себе.
Смех со слезами... Или - смех, да и только
Всем известно, кошки любят  гулять сами по себе. А уж коты! Сходить налево  –  сама природа велела.  Встречаются и среди людей  ходоки на сторону.  И вот однажды  «их»  пути-дороги пересеклись.

История, которая так и просится быть рассказанной вслух, произошла во дворе нашего дома. Чудесный летний день подходил к закатному финалу. Приятно посидеть на балконе!  
Во дворе  на удивление   тихо –  «пересменок».  Кому ещё  пора  гулять,  уже и погуляли. И теперь  мирно досматривают  «Спокойной ночи, малыши» и любимые сериалы.  А кому гулять уже в самый раз, «ещё не вечер».
Только соседский  кот Васька не утихомиривался. Его вечерняя активность  беспокоила  хозяйку, и она время от времени контролировала Васькины поползновения негромкими, но хорошо слышными  замечаниями.

- И куда ты собрался, Вась?  

Васька делал вид, что слушается, но через минуту всё повторялось.  Повторялись и хозяйкины комментарии.

В это время во двор въехала  машина. С большим, увы, не праведным, трудом  из машины выбрался  сосед – Василий Иванович. Бывает же такое! Тёзка кота. Того самого кота, что любит гулять сам по себе.

Василий Иванович сегодня  «слегка пьян», как впрочем, и вчера, и завтра. Но он искренне «стесняется»  своей  «вредной привычки».
И именно в тот момент, когда  вышеупомянутый тёзка  возрадовался  -  «двор  пуст!», а значит, и «греха нет»,  сверху  раздался  голос:

-  И как тебе, Василий,  не стыдно? Опять  за своё?..  Стоять! (кот  наперекор всему и всем запрыгнул на балконные перила)

Василий Иванович,  выполнявший на пути к подъезду сложную акробатическую фигуру,  резко выпрямился и застыл в недоумении. А «глас сверху» продолжает увещевать:

-  Стыдно, Вася! Очень стыдно! (хозяйка кота, не подозревая  о происходящем внизу, подливает «маслица»).  И когда ты только  исправишься?!

Василий Иванович трезвеет на глазах. Голова его  вращается пока с трудом, но даже то, что  удаётся  обозреть (в поле зрения попали машина и раздумавший уезжать водитель, ещё бы! пропустить такое зрелище – ему-то  хорошо видно кота) мужчину больше запутало, чем прояснило: двор чист и пуст. Показалось? Или уже "они"?!.

Васька тем временем, как и положено коту, вне ситуации. Он решительно настроен,  осуществить давно задуманное - перейти по перилам  на соседский балкон.  

«Храбрость во хмелю» вдохновляет на подвиги и Василия Ивановича: «А не пойти ли к Лидочке в третий подъезд?» И мужчина направляется в сторону... Ну, зачем так уж сразу – «на сторону…»?!  Семья и Лидочка, Лидочка или  семья…

Думать долго нарушителю семейных устоев  не дали. Как гром с неба:

- А вот этого, Вась,  я тебе  уж точно  не советовала бы (кот  -  в шаге от чужого балкона).

«Неожиданно грянувшим громом» накрыло всех - и участников, и зрителей. Смелые кошачьи лапки  резко затормозили  на границе с соседским балконом.  Водитель в машине уже  умирает со смеху.  Я  на балконе того гляди упаду от хохота.
А  Василий Иванович  застыл столбом: «кто говорит и откуда?!»  А самое главное, откуда  «они» знают о его намерении  на грехопадение?  Наивный!  И про Лидочку мы знали, и «блудливый котяра» давно стало его  вторым именем.

К слову сказать, наш «ловелас» размеров  немаленьких -  большой живот,  вечно из-за этого спущенные брюки  и совершенно бесполезный ремень… Короче,  было у него  коронное движение, собственный, так сказать,  способ поправлять штаны.
Вернуть брюки на место означало  -  и «дайте время подумать»,  и  «вернуть всё на свои места».

Сейчас именно такой случай!  Брюки  – на  животе,  мысли – «в  полной трезвости». «Их» - не бывает, и быть не может по определению!
Василий Иванович повеселел и  уже начал наивно полагать, что всё на те самые свои  места возвращено: к Лидочке!

- Василий,  даже не смей!  Совсем стыд потерял, блудливый  котяра!..

Пауза…  Но какая! Я на балконе,  водитель  в машине -  вот-вот  лопнем от смеха. И всё это мелочи по сравнению с нашим «ходоком». Полное протрезвление!  Совесть уже грызёт так, что…  

Думаете, этим  и закончилось?!  Как же вы ошибаетесь!

- Я всё про тебя знаю, Вась… (оба  любителя погулять  – замерли).

-  Немедленно  домой!  - добивает ситуацию хозяйка  кота.

Кот,  до этого  сомневающийся, слушаться или нет, разворачивается и пулей  – в открытое окно. Василий Иванович, окончательно  протрезвевший,  бегом – в родной подъезд. Водитель с громким ржанием хлопает дверью машины и  «жмёт по газам».
Я уже не могу смеяться,  из глаз – слёзы градом.

Всё, во дворе снова тишина и спокойствие. Вся история заняла по времени какой-то миг.
И только хозяйка кота, главный дирижёр,  так и осталась в полном неведении произошедшего.
Смех, да и только…
*****
*Миг! Помните, «есть только миг, за него и держись». Увы, наш герой не удержался. Устав, от ежедневного решения «многоходовой» жизненной партии: «какой подъезд выбрать сегодня?», он окончательно перебрался к Лидочке. И, не поверите, бросил пить.
*Рассказанная история произошла в 1992 году. Машина – служебная, поэтому водитель,  зная имя пассажира, сразу «просёк» ситуацию.
*И смех наводит на грех.
*«они» - белочка, горячка и т.д.
*Кого не рассмешила, хотя бы сделайте – «ч-и-и-з»
Не было б беды
Не было б беды,  жили бы - не тужили. Но она пришла…  Когда её вовсе не ждали и не просили. Беда завсегда не ко времени, а горе – не ко двору.
Рученьки мои – опустились. Ноженьки отнялись, отбегались. Силы-мОчи нет…  Как   дальше жить?!

Ой, беда-беда, горе горькое. Как бы знала я… Кабы знать могла. Ты зачем, беда?  И откуда ты на мою голову?  
"Горе горькое по свету шлялось", а потом на голову мою упало… На головушку мою, буйну голову…  Мою голову, окаянную. Окаянную или покаянную...

Всё бы сделала. Всё бы я смогла. А теперь – беда. В дом пришла беда… Взяли и ушли. Утром…  На заре. Первой – матушка,  вознеслась она  ввысь  до самих небес. А за ней отец  рухнул  камнем   – вниз. Птицей раненной… Нам не жить поврозь. Нам не жить…
А мне? Больно, мама. Больно мне…

Режет-рвёт горе на две части. И одно-то страшно, а у меня  – два в одночасье. Сирота. Вроде не дитя. Сирота… Пусто на душе. Горе! Мне не жить… Жить придётся мне…

Руки мамины, столько доброты. И глаза любимые - неба синь. Синь отцовых глаз. Разделила неба синь нас. Закрылись глаза... Навсегда.
Вздох последний, как наказ-приказ. «Так бывает,  дочь»  -  всё, что сказать смог.  Твой последний вздох мне любви твоей досказать не мог. «Так бывает, дочь, поздно или рано…». Почему тАк рано?.. Па-па-А-А…


Я ли не молила смерть, не упрашивала. В ногах ползала, задабривала. Душу  перед ней выворачивала, слова подбирала правильные.  А она со мной не церемонилась: проиграешь, силы не равные!  Что Ей душа? – четыре буквы…  Ей, бессмертной, - терять нечего.

Не отдам!  - кричала я и требовала. Страха в лицо Ей смотреть не ведала. - Не отдам! в глаза смотри!.. Схватка со смертью, неравный бой…  Не на смерть, за жизнь… Рано вам, любимые, в мир иной!    

В глазах Её бездонных  тонула и опять всплывала. И до последнего – верила, верила и себя обманывала. Кто кого?..
Умоляла, назови -  цену, любую-другую. Обманула она меня… Обманула!
Отступила смерть на два шага, для последнего... –  прямо в сердце моё, смертельного! И смеялась она, и глумилась: Пробил час! Не нужна  цена другая  – м-о-ё! забираю!                          

Видела я, как уходила Жизнь... Как летела Душа родительская к звёздам ввысь... Проиграла я бой за жизнь… Победила  ту схватку  смерть. Готовься, Олёна, провожать родителей в  последний путь! То был первый день…


А на третий день помутился ум. Неужели боль навсегда со мной?.. Рука об руку, нога в ногу. И шагать мне с той болью горькую дорогу. А могла бы быть и широка тропа. Почему я с ними не умерла?!

Столько лет прошло, помню – как вчера… Утром солнышко взошло, да не радует. Неужели - всё, неужели навсегда?! Гряньте, небеса! Небо – взорвись… Ты пролейся, небо, слезой горести. Знак подай, принимаешь их? И услышало небо боль мою.  Окропило родные лица святой водой. А кто видел то, долго потом другим  рассказывал: видели мол, как солнышко плакало.

Больно мне…  А я всё в небо смотрю…  В синеве тону. Чтобы птицей взмыть…  Ночь жду.  Чтоб звезду зажечь...  Жизнь и смерть!       Плачет сердце, кричит душа – беда-А-А, беда-А-А…

Я схожу к реке, наберу воды. Смою с души смерти следы... Больно, мама! Больно  мне…   Мне не жить… Жить придётся мне…
Вот с тех пор поняла, какой в жизни толк –  жизнь и суета, путать их – нельзя! Суета  к горю не относится…
И живу с того дня жизни две – одна - «до», другая – «жить придётся мне…»

Убегаю в снах в жизнь "до", к звёздам летаю... - Там всё, как было до горя... там горя-горького не знаю. Солнышко - рукой достать, с облаками - наперегонки, голоса родные, ромашки и васильки... И птицы поют - Оленька, живи...

А жить – надо!



Светлой памяти моих родителей посвящается (Завтра - Родительская суббота, а 7 июня - одиннадцатая годовщина Памяти)


*****
  
"Горе горькое по свету шлялось" Н.А.Некрасов
Давай потанцуем

             Настроение тесно связано с нашими чувствами.
             Почему-то сегодня не строчками. Главное - с любовью.



За окном вечер солнечный*.
День прошёл.
Ещё один  закончился.
Посмотри в окно,
Что ты видишь?
Помнишь…
Наш рассвет
И тот закат.
Сколько было их.
Сколько будет.
            А сейчас...

Руку дай,
Глаза закрой -
Потанцуем.
Оставь всё на потом.
Сердце стучит,
Сердце моё поёт.
Музыка звучит,
Слышишь,
Наша музыка
Любви.
      Давай потанцуем…

До тебя не жизнь была, а время.
Ничего не говори,  
Поверь мне.
Ты сейчас со мной -
Это главное.
Глаза закрой,
Как тогда – за мной пойдём.
А куда…  
Просто поверь,
             Не главное.

Ничего не говори,
Зачем слова.
Рука в руке,
Глаза в глаза.
На двоих одна душа.
На двоих жизнь одна.
И стучат  наши сердца
Музыку любви,
Песню весны,
     Нашей первой весны.


Подари мне...
Ты мне подари.
Всё к ногам твоим.
Сердце в такт стучит.
Помнит все
Слова любви.
Потанцуй,
Потанцуй со мной...
Нашу жизнь,
          Нашу любовь.

Всё потом. А сейчас
Рука в руке.
Наша музыка.
Музыка  в тебе.
Ты держи меня,
Крепче держи.
Слышишь,  в  небе  летят,
          Снова летят журавли.

Ещё одна весна нашей  любви…





*****
«вечер солнечный» - красное солнце, заходящее за горизонт

"фото" - из интернета

это не стихотворение!!! это разговор двух сердец, в основном - от мужского лица.
Утро счастливой женщины


Утро как утро.  Ничего примечательного. Чувство странное, что-то не так. Нутром чувствую, понять не могу. Думай, думай! Проснулась. Потянулась. Кофе. Сахар. Сахар … Три? Две ложечки? Да ладно, сегодня можно и три… Вот! Говорю же, что-то не так. С чего  вдруг три? Давно уже без сахара  и вдруг – три! Что за праздник жизни?
Ладно, потом разберёмся. Отвлеклась. Кофе. Сахар. Печешка…  Печешечка!  Ужин отдай врагу. Дожить бы ещё до ужина. Ужин не ужин, а врагу отдать придётся. Открываю форточку –  ешь, «вражина»!   Печешка  мгновенно исчезает  в симпатичной  собачьей мордашке. Прости, дружище! Был бы милый рядом ...  Отдувайся за мужиков!
Отвлеклась. Отвлекло! Что-то меня отвлекло, когда подходила к форточке? Кофе. Сахар. Окно. Мужики... По улице шли мужики с ветками мимозы. С чего бы? Не праздник вроде.  Говорю, что-то не так.
А дел громадьё. Убраться,  затариться, на стол наметать.  Уже на улице замечаю, на мне парадно-выходная  шубка, под ногой кокетливо цокает небудничный каблучок,  в руках непростительно невместительная сумочка. Стоп! Что? Что не так? Быстро отмотала в голове -  проснулась, потянулась, кофе, печешечка. Где? В чём подвох?
- Женщина! В  автобус садиться будете? –  Вот оно! Женщина.  Я – женщина.  Я  женщина! Лёгкий поворот головы, небрежная улыбка – мы знакомы? В ответ удивление – странная вы.
А в голове -  «устала, как лошадь», «бьюсь, как рыба об лёд», «зайка, где чистая рубашка». Зоопарк какой-то.  Это откуда?  
- И не странная я вовсе.  Чувство у меня  – что-то  сегодня не так. Всё  не так! В двери пропустили. Место уступили. Руку поддержали.  
Лёгкий поворот головы, небрежная улыбка – а что? Меня не удивишь, мы к такому очень даже привычные.  Привычные?  "Мать, ужин скоро?", а "Привет, старушка?" – подсказывает память в правое ушко. А в левом  громко так – жен-щи-на, яблоки брать будете? Женщина. Я – женщина.  Я  женщина!
- Это вы мне? -  переспрашиваю больше для наслаждения, чем подтверждения услышанного. У продавца глаза, как две луны: странная вы!
Странная. Неужели это только со мной? Что? Что такое сегодня? Я – не та,  день -  особенный?  Не праздник же!
- Просыпайся, моя женщина! -  ласковый голос в правом ушке. Родной и реальный, а не тот, странный, из странного сна. Жен-щи-на – приятно вторит левое. Потянулась, улыбнулась – проснулась. Симпатичная мордашка мужа. Кофе? Сахар? Печешека? С добрым утром, дорогая и любимая моя женщина!
Что? Что не …
- Всё, всё так! Я – женщина. Я женщина! Очень счастливая женщина.

*****
Написала к 8 марта, а здесь на Блоге - решилась только сейчас, сначала без комментов.
Прочитала запись на Стене - вот и рискнула выставить комментарии. 1 апреля - праздник Улыбок и Смеха.
Просто улыбнитесь! И вот вы уже сделали первый шаг на пути к счастью.
Говорила мама мне... Ах, мама, как же я его люблю
Знаем ли мы, что такое первая любовь? – Назвала так  свой рассказ и задумалась. А и правда, знаем ли мы – любовь ли это, а не влюблённость, навсегда или мимолётное увлечение.

Тяжеловатое название для Истории первой любви. Как выяснилось, не я одна так думаю.

«Я вообще очень сильно сомневаюсь, что мы что-то знаем о чём-то. Учимся только защищаться и обходить углы острые, всего лишь...» - написали мне в комментариях.

И вы знаете, соглашусь!
"Говорила мама мне про любовь обманную ..."
Как хорошо, что почти никто из нас не слушался. На ошибках учатся.
И все мы - в первый раз, как только в свой первый раз, влюблялись и верили в любовь.
И будем влюбляться,   и верить,  пока жива в нас ЛЮБОВЬ.

"О любви не говори, о ней всё сказано..."
Давно, очень много лет тому назад, сказали-пропели нам Наум Лабковский и Клавдия Шульженко.
А мы всё равно говорим, горим от любви, сочиняем стихи, поём.
Потому что у каждого - свой первый раз, только впервые, своя История любви.

А молчать не в силах - пой! Люби, кричи, говори! О Ней, о Нём, о ВАШЕЙ ЛЮБВИ!

Всего лишь ...

Вот и я решила – не молчать. Это не рассказ, не лекция по теории любви. Всего лишь народная мудрость и жизненный опыт влюблённых всех времён.
Всё уже сказано, все чужие ошибки изучены, но мы влюбляемся, наступаем на одни и те же грабли. И больно, и сладко, а нам хочется и хочется ЛЮБИТЬ.

Любовь. Знаем ли мы, что такое любовь? Первая.  Единственная.  Правильная.  На всю жизнь.

Любовь к матери. Любовь к Родине. Любовь к детям и животным. Любовь к ближнему.  Любовь к самому себе. Любовь.  Смотря,  что ты любишь.

Что такое любовь?  Любовь!  Кока тока любовь?  – Вот тока. Кока уж есть.

Любить и быть любимым. Жертвовать всем и взамен тебе ничего не нужно от любимого. Принимать человека таким, как он есть. Всё понимать и прощать. Отдавать и не брать себе ничего.

Любовь - это когда один человек не может быть счастливым, если другой не счастлив.  Любовь – это восхищение и желание добра. Добра!  

Любить и быть любимым? Всегда ли так?  Или один любит,  другой позволяет себя любить. -  Я люблю твою любовь ко мне.  Бывает и такое, увы!

Любви все возрасты покорны.  Любовь Лолиты. Неравный брак. Седина -  в бороду, бес – в ребро. Ну, можно и так сказать.

Сгорать от любви. Всё ради любви. Всё – за любовь, одну только любовь. Для любви нет преград. Можно ли ещё раз влюбиться? Влюбиться как в первый раз.
Любовь-морковь. Любовь-морковь-2. Любовь-морковь-3. Любовь -  продолжение следует. Старая любовь не ржавеет?

Любовь всепрощающая. Любовь разрушающая.  Любовь как Дар Божий. Любовь в наказание. Любовь до гроба. Забыть? – Забвенья не дал Бог…

Любовь и страсть. Страсти по любви. Любовь по расчёту. Любовь запретная. Любовь во греху. Падшая любовь. Обманная любовь. Безответная любовь.
Говорила мама мне про любовь … А нам всё равно и  хочется, и колется, хоть  мама и  не велит. И  мы  не слушаем. Никого.  Или не слушаемся. Сердцу не прикажешь.

Ревность. Измена. Измены. Запретный плод сладок.  Чужого мужа полюбить, себя погубить.  Брошенки и разведёнки.  Поматросил и бросил.  Почему каждый раз забываем, что насильно мил не будешь? Что в любви, как на войне - любишь кататься, люби и саночки возить.

Развод! - С глаз долой – из сердца вон.  Прошла любовь? А была ли она, если вот так сразу - разошлись, как в море корабли.  А в старину говорили - старая любовь не только не ржавеет, она и долго помнится.

Любовь зла, полюбишь и …  Любовь не только зла, она ещё и слепа. И куда только мои глаза смотрели.  Всё надеемся, стерпится – слюбится.

Милые бранятся - только тешатся. Бьёт, значит любит.   Виновата ли я?
Вечный вопрос без ответа. А кто виноват?! Наверное, ой,  цвела калина.
Шутки шутками, а любовь подобна цветам. И это не случайно!  Любовь подобна цветам – если она зацвела в тебе, тебе нужно делиться ею, отдавать её. И чем больше ты её отдаёшь, тем больше она растёт в тебе.

И всё-таки, ой, цвела калина…  Или яблони в цвету? Может, сирень цвела – любовь пришла. Поцеловал – ты меня любишь? Обнял – ты на мне женишься? Почему?

Вопросы, вопросы! Зачем ты в наш колхоз приехал? А и правда, зачем? Как же мне рябине?
Рябине – рябиновое. Дубу – по дубу. От осинки не родятся… А между прочим,  выйти замуж – не напасть, как бы замужем не пропасть.  
Почему же снова и снова, и всем так хочется   – «Любит – не любит, плюнет – поцелует, к сердцу прижмет – к чёрту пошлет».
Вот вам и любовь!

Любовь глазами ребёнка. Это тоже любовь! Не было бы любви, не было бы и детей.

Любовь - это когда ты делишься своей жареной картошкой и не ждёшь, чтобы с тобой поделились тоже. Любовь - это то, от чего ты улыбаешься, даже когда устал.
Любовь - это когда ты говоришь мальчику, что тебе нравится его рубашка, и он начинает носить её каждый день. Любовь - это когда мама видит папу грязным и потным и всё  равно говорит, что он красивее, чем  артист.
Любовь - это когда твой щенок тебя облизывает даже после того, как ты его дёргал за хвост.
Я знаю, что моя старшая сестра меня любит, потому что она  отдаёт мне  все свои старые вещи.
Больше всех меня любит мама.  Почему? Потому что она всегда целует меня на ночь.
Любовь - это когда тебя кто-то любит. Любовь - это когда  у тебя ресницы распахиваются,  и из-под них вылетают звёздочки.

Любовь? -  Им, детям, виднее. Недаром говорят, устами младенца глаголет истина.
Звёздочка на небе. Бабочки в душе. Запах арбуза морозным утром. Первая снежинка. Ангелы над городом. Это - любовь.  Любовь!

Любовь – это бесценное богатство. Единственное богатство на земле, которое нужно не копить, а раздавать.
Не копите вашу любовь и не считайте ее. Не будьте скупыми, иначе всё потеряете. Наоборот, позвольте вашей любви цвести, делитесь ею, раздавайте её, пусть она растёт.
А как же с милым рай в шалаше? Не родись красивой, а родись счастливой.
Запасающий ум не понимает жизнь, подсчитывающий ум теряет её, но только творящий ум может понять её суть. В этом красота  любви.

И это всё  про любовь!

Мы поверим Конфуцию, сказавшему   «без любви нет жизни». Согласимся с Л.Толстым – «Любовь - это бесценный дар».  И воскликнем вместе с Альбером Камю – «В жизни должна быть любовь!»
В жизни должна быть любовь! И даже когда мы говорим – от любви до ненависти один шаг, у нас всегда есть время и возможность подумать, сделать ли этот шаг.

В жизни должна быть любовь - одна великая любовь за всю жизнь.  Это оправдывает беспричинные приступы отчаяния, которым все мы подвержены.  Под этими словами подписались бы многие мыслители и художники.

Знаем ли мы что такое любовь? Наверное, знали бы, уже и не искали.  В этом и есть главное счастье любви. Всё ещё впереди! Совет да любовь! На этом свет стоит.

Три слова, будто три огня,
Три слова: «Я  люблю тебя».
Какие старые слова,
А как кружится голова,
А как кружится голова…
  
СТАРЫЕ КАК МИР СЛОВА. ТАК ЧТО МЫ ЗНАЕМ ПРО ЛЮБОВЬ?

Если у вас хватило сил дочитать до конца, а прочитав, в голове сохранилось – «Любовь – это восхищение и желание добра. Добра!»,  значит ЖИВА ЛЮБОВЬ!

Любите и будьте любимы!
Всего лишь …

**********
Использованы народные  пословицы и отрывок из стихотворения Р.Рождественского
Сказка об украденном смехе
Недавно разбирая старые школьные тетрадки,  нашла свои детские сказки – экологическая сказка «Мой дом – Земля» и «Сказка об украденном смехе».  Прочитала, задумалась,  а может напечатать? Наверное, они сейчас уже и не оригинальны, им ведь почти сорок  лет. Но всё-таки решилась – лучше напечатать, чем потом сожалеть, что не сделала этого. И я напечатала их на Прозе.ру, и удивилась, что их читают.

А ещё - вчера ранним утром у нас в деревушке, по уже давно сложившейся традиции, по домам ходили детишки. Каждый год я и жду этих, именно этих первых гостей. И молюсь, чтобы когда-нибудь эта "традиция" осталась только в наших приятных воспоминаниях.

РАДА детям, как и все и всегда радуются детям. Дети - это наше счастье, это наше всё.
Радуюсь приходу детей в свой дом - как доброму знаку, как благодати в первое рождественское утро.
Они поют незатейливую песенку, тщательным образом стараясь соблюсти все приличия и правила, и моя взрослая огрубевшая душа тоже начинает петь. Радость к нам приходит! Радость в дом приносит!
Радуюсь, потому что если рядом есть дети, значит жива ещё наша жизнь. Рожают люди, приходит новое поколение. Будет с кем коротать нам свою старость.

Радость! Радость! Радость! Я раздаю им рождественские гостинцы - у каждого свой пакет. Никого нельзя обделить. Каждого - одарить щедро. Глазёнки блестят. При виде какой-нибудь особенно красивой конфетки общий возглас "о-о-о!" Я прячу от них свои слёзы - и вот тогда к радости праздника добавляется грусть. Когда все люди на земле будут жить счастливо и богато? Богато - душой, добротой, крепким домом и достатком в семье.

"А как же им помочь? - В жизни каждого из нас были счастливые дни. Надо просто поделиться своим счастьем с другими".

В этом и есть смысл праздника Рождества Христова. Доброе дело - великое счастье!

Убирая после праздника рождественскую атрибутику, не убирете вместе с ней на антресоли веру. - Эти слова рождественской проповеди стали для меня главными словами праздника. Добра и света - не только с 7 по 19 января. Милосердие и сострадание - не две недели в году. Вера в тебе самом и с верой в хорошее - каждый день.  

Итак,  «Сказка об украденном смехе».

В некотором царстве, в некотором государстве  жили люди, совсем не похожие на жителей других государств.
Всё у них вроде было нормально: дома красивые – просто дворцы; улицы – чистые; девушки – красавицы, парни – добры-молодцы. Но не было в этом царстве, чего бы вы думали?! – Смеха!!! Представляете, жители  страны  никогда не смеялись, даже не улыбались. Они и представить  себе не могли, что это такое.
И продолжалось это до тех пор, пока однажды к ним не приехал цирк!

Спешите! Спешите! Только для жителей вашего  царства-государства, всего одно представление!
Клоуны, жонглёры, акробаты, фокусники шествовали по улицам к городской площади.
Они веселились, хохотали, а жители смотрели на них своими спокойными, ничего не выражающими лицами.
Циркачи удивлялись, что же это такое? «Наверное, они никогда раньше не видели цирк», - решили артисты.
Но вечером на представлении всё повторилось. Как ни старались циркачи, никто даже не улыбнулся.

И тогда старый-старый клоун рассказал, что однажды в юности он слышал легенду о некотором царстве-государстве.
Это было самое счастливое царство, там жили трудолюбивые и добрые люди, и всё у них было: дома красивые – просто дворцы, девушки – красавицы, парни – добры-молодцы.
И любили жители этого царства радоваться и веселиться. Радоваться первому лучу солнца, красивому цветку, маминой улыбке, доброму слову и детскому смеху. Счастливый смех жителей этого царства-государства звучал повсюду.
Но случилась беда, злой колдун украл у них смех, запер в стеклянный сосуд и разбил его. Когда сосуд разбился, смех рассыпался на мелкие осколки. С тех пор  никто в этом царстве не смеётся.

Кто-то спросил: - Может, это и есть то самое царство? А как же им помочь?

- Я знаю, - сказал мальчик, сын акробата. – Давайте соберём их смех обратно и вернём жителям.
Мы много путешествовали, в жизни каждого из нас были счастливые дни.
Надо просто поделиться своим счастьем с другими.

Все оживились, начали искать подходящий сосуд.
Всю ночь циркачи от мала до велика вспоминали самое-самое из своей жизни.

На следующий день по всему царству-государству были расклеены афиши: «Цирк приглашает всех жителей на новое представление».
Жители не понимали, зачем их ещё раз собирают эти странные люди? Но любопытство пересилило, вечером главная площадь была полна зрителей. На большом помосте стоял огромный сосуд. Он светился и сверкал всеми цветами радуги. Люди шептались и недоумевали, они ждали…  Ждали чего-то необычного.

Вдруг на площади появился злой колдун. Он узнал о задумке циркачей и решил помешать им.
- Никогда в этом царстве не будет слышно смеха!!! – закричал колдун страшным голосом.

Всех охватил ужас. Но мальчик, сын акробата, не растерялся. Он схватил сосуд и побежал с ним по рядам.
Мальчик бежал, и цветные пузырьки вылетали из сосуда. Они кружились в воздухе и звенели как колокольчики. Звенели-звенели!!!
Злой колдун схватился за голову, - в звоне колокольчиков слышался смех, тот самый смех, который он так ненавидел.
А смех  всё громче и громче слышался над площадью. Казалось, что целое царство смеётся одновременно.
В самом деле, когда мальчик остановился, он  услышал, что смеются не только цветные шарики, смеются все жители.

Вы скажете, чудес на свете не бывает! А вот и бывает! Жители смеялись и смеялись, просто изнемогали от смеха, ведь они так соскучились по доброму, весёлому смеху.

А что же колдун? – Он лопнул. Да, да – от злости.

Приятного вам смеха,  ребята!!!

*************


Праздник великий настал уже снова;
Всюду веселье, пиры, торжество...
Вспомним, какое поведал нам слово
Тот, чье справляем сейчас Рождество:
"Каждый да будет всегда милосердным
К слабым, сиротам, убогим, больным!
Тем, что имеет, поделится с бедным
И назовет его братом своим!"
Так окажите же, други, участье:
Многие встретят в нужде Рождество,
Доброе дело - великое счастье!
Это - святое души торжество!
            (Православный сайт)


СЧАСТЛИВОГО НАМ ВСЕМ РОЖДЕСТВА! ДОБРА И СВЕТА! ВЕРЫ!
Борис Свойский и соавторы. Самара детства моего.
Каждый день мы открываем ставший нам  родным  сайт. С экранов компьютеров на нас смотрит портрет.
Борис  Свойский смотрит на нас с фотографии, увеличенной на экране. Умное, вдумчивое лицо, вопрошающий взгляд. Как будто говорящий: «Такова Волга в среднем её течении…»

Я не буду пересказывать биографию.  Свойский Борис Иосифович (годы жизни 1937 — 2001). Фамилия при рождении – Свойский, читаю в интернете.
Свойский – свой городу, свой -  нам и потомкам.
Известный самарский кинодокументалист, поэт  и драматург, заслуженный  деятель  искусств Российской Федерации. Большое количество его работ посвящено городу Самаре.
Свойский оставил нам кинофильмы и стихи, которые не отделимы друг от друга. Чтобы понять фильмы Свойского, надо читать его стихи. Потому что Борис Иосифович был не просто режиссером, сценаристом и диктором, он был поэтом и, быть может, одним из последних романтиков ушедшего века.
Свою последнюю книжку стихов он назвал «Теплый ветер былого». В ней собраны замечательные стихи, он сам их отбирал.  Одно из самых любимых – «Самара детства моего».

Почитайте его стихи, или послушайте, как!  их читает Василий Чернов, артист «СамАрта».  А  ещё можно послушать песни под гитару на стихи поэта в исполнении Евгения Измайлова. Прекрасно звучит и  знакомая многим композиция «В старой части города…» в исполнении композитора Марка Левянта, которого связывала с автором стихов многолетняя творческая дружба.
«Нас свел театр, и мы уже не расставались. Спасибо судьбе за это, - любит повторять  Марк Левянт. – Он научил меня видеть Самару другими глазами, показал, что такое самарский характер».

Характер … Самарский характер. Рассказывая о Борисе Свойском,  невозможно не остановиться на этой особенности поэта.
Ещё учась, часто посещал литературный кружок куйбышевского Дворца пионеров. При детской редакции Куйбышевского телевидения, написал три пьесы для детей, поставленных областной телестудией «Товарищ». Затем появились рассказы и повести для детей. Выпустил несколько сборников стихов. Писал тексты песен, ставших шлягерами благодаря музыке самарского композитора Марка Левянта. Большим делом своей жизни считал создание документальных фильмов о Самаре и киножурналов на студии кинохроники. О самарском периоде жизни Максима Горького написал пьесу, поставленную в местном театре.

Последние два года жизни вел на самарском радио собственную пятиминутку "Неожиданный поворот".  
За пять минут Борис Иосифович успевал в рассуждении на определенную тему сделать тот самый "поворот", отталкиваясь от расхожего утверждения.
И каждый выпуск -  небольшое стихотворение в качестве завершающего штриха. Передача выходила в дневное время каждое воскресенье, постоянные слушатели уже ожидали заранее коронную фразу Бориса Свойского "Но мы с вами сделаем... неожиданный поворот".

Кто, как не сам поэт и его лучшие друзья расскажут нам о нём самом. О Свойском.
За эти три месяца я нашла в интернете пусть небольшие  по объёму и количеству, но очень интересные по содержанию публикации о поэте. Двумя хочу поделиться с вами.

1. Борис Свойский « Струковский Сад. Воспоминания и размышления».
«Проходя мимо легкой решетки, я всегда говорю себе: «Нет, не зайду. Пройду мимо». Это моя давняя игра с самим собой, ибо я наперед знаю, что не удержусь. Я все-таки делаю несколько шагов прочь от входа в парк, но потом возвращаюсь и переступаю черту. «Что мне там делать?» - буду бормотать я, спускаясь по лестницам к гроту, к камням, среди которых извивается слабая струйка воды.
Эти стены - прошлое. Я тут бегал мальчишкой. Асфальта не было. Был желтоватый песок, который в жаркие дни поливали из шланга, после чего земля пахла упоительной летней свежестью. Цветов - море. Над Волгой нависали деревянные беседки. Маленькая уютная голубая эстрада была таинственно хороша. Из шашлычной струился острый теплый аромат. Тени в аллеях все время шевелились, и от этого казалось, что парк - это огромное неведомое существо.
В киосках продавали лимонад. Один стакан этого счастья стоил не так уж дорого.
В то время Струкачи были почти такими же, как до революции. Входные билеты по вечерам и воскресеньям. Цирк Шапито, откуда гремел оркестр, напоминая, что жизнь прекрасна.
Позднее возвели танцплощадку с высоченным забором. Но мы умудрялись перелазить через него (денег на билеты не было).
Слаще всего было бродить по парку жарким будничным днем, изнывая от безделья и мечтая о девушках, которые в ту пору нас, еще почти мальчишек, не замечали.
Старики играли в шахматы. Я часто смотрел на игру. Один из стариков вдруг бросил на меня взгляд. В глазах - горький сарказм, улыбка нахальная и дерзкая.
- Что вы уставились на меня, молодой человек? - ядовито спросил он. Я ничего не ответил и отошел, ошеломленный. В этом недобром взгляде мне вдруг открылась бездна бытия. На меня посмотрел бывший ловелас, один из королей Струковского сада. Молодость его - великолепный фейерверк, а старость - грустная партия в шахматы. Жизнь прошла. И я почему-то вдруг напомнил ему давнее молодое смелое житье, прежний Струковский сад, где все ему было покорно.
Зимой парк становился катком. Мы катались по редким аллеям под музыку, нас заносило в самые темные уголки, где жизнь теряла четкие очертания, где чуть искрился под фонарями холодный воздух и торопливые поцелуи влюбленных парочек кружили головы юнцам.
Позднее парк окончательно заасфальтировали. Сначала одну аллею, потом другую. И, в конце концов, он оказался весь под асфальтом. К этому времени вход в него стал бесплатным, и город словно ворвался в него, превратив его в сквер.
Поникли клумбы, поредели аллеи.
Кто заасфальтировал парк? Время. Это уж так устроено: только оно покрывает асфальтом прошлое, чтобы не утомлять нас бесконечностью жизни. Было и прошло. Хватит. Теперь другие годы. Другие дни. Сколько бы мы ни повторяли: «Не надо асфальта!» - он все равно ложится ровным слоем в аллеях былого.

***
Григорий Струков показывал Александру I свой сад в центре Самары. Это было в сентябре 1824 года. Царь ночевал у Струкова, своего давнего приятеля. Самарский бомонд недоумевал по этому поводу: «С какой стати?»
Но царей трудно понять.
Сад Струкова был тогда густым как лес. Самара дышала его свежестью. Он должен был распахнуть свои ворота жаркому пыльному городу, тоскующему по зелени. Так и вышло. Купцы, дворяне, мещане, горчишники сделали сад своим - началось его великое общественное служение.
Однако где находится Струковский сад? Разумеется, все там же и совсем не там. Оставаясь на прежнем месте, он все время перемещается. Судите сами: Лев Толстой приглашал друзей лечиться под Самару, в Постников овраг. Это овраг Подпольщиков. Он теперь почти в центре города. Улица Полевая потому и называлась Полевой, что за ней уж желтели нивы.
Еще в 50-х годах Самарская площадь считалась захолустьем. Там то в жидкой грязи, то в пыли топтался и галдел рынок. Пироговская больница все еще по старинке звалась в простонародье Земской и была за городом. А Клиническая - это уже бог знает где. По тем давним меркам Струковский сад являл собой самый центр «благородной» части города.
Кто там бывал в разное время? О, это даже представить трудно.
Краеведы собрали немало сведений о Струковском саде. В их руках факты, разложенные по ячейкам (как бабочки, приколотые булавками к картону). Краеведческому мышлению не хватает живого мышления, движения и тайны бытия.
Разумеется, по аллеям сада гуляли все знаменитые купцы и все губернаторы Самарской губернии. Но, кроме них, кого там только не было.
Ироничный Сухово-Кобылин, романтический сноб Алексей Пешков, совсем юный Алеша Бостром, еще не знающий, что он - сын графа Николая Толстого. И, конечно же, один из самых красивых мужчин той Самары Гарин-Михайловский. И Неверов. И Скиталец.
Была в саду аллея марксистов, где, несомненно, мелькал иногда Владимир Ульянов. Самарские марксисты обменивались там книгами, рефератами и мыслями. И, по сути, ничем не рисковали, ибо главный их бестселлер «Капитал» Маркса не был запрещенной книгой, а их мысли касались скучной экономики и в сравнении с мятежным сознанием народовольцев были детским лепетом в глазах охранки.
Молодой капельмейстер Шатров дирижировал в Струковском саду духовым оркестром. И он, и его музыканты вернулись с проигранной японской войны. Шатров привез свой упоительный, грустный и светлый вальс «На сопках Манчжурии». Сад каждый вечер слушал эту музыку, напоминающую, что жизнь бесконечна.
Но вот что любопытно: все эти люди в своих воспоминаниях даже не упомянут самарский Струковский сад. Почему? Причина есть. Но она - не конкретный факт, а свойство человеческой души. Мы забываем те места, где окончательно становились взрослыми, где принимали свои главные решения.
Пешков именно в Самаре шагнул в профессиональную литературу, Алеша Толстой здесь открыл, что он граф. Владимир Ульянов здесь нашел, как ему казалось, разгадку главной экономической тайны России и, отказавшись от идеи заняться сельским хозяйством в Алакаевке, ушел в революционеры. Память так устроена: она сдвигает нашу личную хронологию, вычеркивает трудные моменты принятия главных решений, моменты открытий, моменты поворотов в судьбе. Нам кажется, что все это случилось с нами позже, момент истины мы датируем более поздним числом.
Влюбленный Пешков бродил с Катей Волжиной по аллеям Струковского сада, но тогда он еще не был Горьким, а был каким-то странным и нелепым Паскарелло, Дон Кихотом, Иегудиилом Хламидой. Душа его металась, открывая мир. Это трудное, запутанное время, и лучше его забыть. Смятение забывается, выкидывается, как черновики. То же, но всякий по-своему, пережили остальные. Достойны ли Самара и Струковский сад такого забвения?
Наверное, да. Ибо эта земля, этот край, эта дьявольская и благословенная Средняя Волга куда проще и сложнее всех слов, которые могли бы написать о ней ее питомцы и ее мимолетные гости.
Изгиб Волги - Самарская Лука - образовался именно в том месте, где дуют особые ветры свободы. Не той романтической, книжной, придуманной свободы, которая манит нас, а свободы изначальной, свободы первого рывка, первых открытий, свободы без условностей и без правил! Прикоснуться к ней и забыть ее навсегда, ибо помнить все это - непосильная работа. О, Средняя Волга! - край прозрений, край главных набросков, смятых и порванных черновиков, написанных милыми человеческими душами.

***
Такие городские сады, как Струковский, не живут вечно, ибо помнят слишком много интимного, неописуемого, негодного для книг и стихов.
Да, по этим аллеям гуляли и Гашек, и Андерсен Леже, и Эренбург, и Козловский, и оба Симоновых (и поэт, и актер), и бог знает кто еще.
В жизни этих людей он мелькнул, как легкое видение, как призрак тихого волжского города, далекого от столичных правил и условностей.
А мы, те, кто выросли в нем, теперь боимся заглядывать туда. Ибо время рушит его: уж больно много знает, хватит! Где теперь Струковский сад? В нашей памяти. Мы не будем асфальтировать его аллеи.
Мы будем беречь его, пока живы.
Огромная Самара, наверное, должна забывать минувшее.
А мы - другое дело. Мы все еще блуждаем по аллеям, мечтая о счастье…»


"А мы - другое дело. Мы все еще блуждаем по аллеям, мечтая о счастье…»
Прочитанное произвело на меня глубокое впечатление.  Читаешь и видишь, слышишь и чувствуешь то время. Дышишь одним с ним воздухом.
Самару Б.И.Свойский  считал своим городом. Учась в Москве, так и не смог ее полюбить: коробил столичный снобизм. А Самару просто обожал, приукрашивая, преувеличивая достоинства, не замечая недостатков.
«Такова Волга в среднем ее течении», - эти слова Свойского стали эпиграфом ко всем его фильмам о самарском характере. Любимая фраза Бориса Иосифовича. Он ее повторял всегда, когда хотел сказать что-нибудь о Самаре, хотел подчеркнуть, что этот город особенный. Для него, во всяком случае. Он действительно и совершенно искренне так думал. Об этом его лента «Таинственный город Самара», киноальманах «Самарские хроники».

В интернете я нашла ещё одну замечательную заметку – воспоминания друга детства Б.А.Кожина о детских годах. Так же, как и в статье Б.Свойского о Струковском парке, -  там ответы на все наши вопросы. Почему Самара и откуда такая любовь к ней. Про лимонад и шпану, про самарские дворы и детство.
Прочитав,  вы всё поймёте сами.

2. «Самарские воробьи»
Интендант его превосходительства, аттракцион неслыханной любви к драматургии Островского и счастливое избавление собаки Будни от неминуемой гибели. Автор -  Светлана Внукова, 19.11.2011 год.
«К Борису Александровичу Кожину я одна не хожу. Обязательно с диктофоном. Сначала в студию кинохроники ходила  - он там главным редактором был. Когда студию c Молодогвардейской, 66 выставили, стала домой к нему ходить. И кожинского голоса неповторимого у меня уже километры. Про детство - в отдельном файле. И первое, что звучит, когда этот файл открываю, - стихотворение Бориса Иосифовича Свойского.

Самара детства моего.
Полно киосков с газировкой.
А к Волге... к ней верней всего
Сбегать крутой и узкой тропкой.

Они ровесники, Борис Кожин и Борис Свойский. И друзья. Самые друг другу близкие. Вместе в литкружок при Дворце пионеров бегали. Вместе учились в пединституте. Потом работали в той самой студии кинохроники.
10 лет назад Свойский из этой жизни ушел. Но Кожин каждую ночь ждет звонка. Свойский имел привычку звонить Кожину по ночам. «Вот, - говорил, - послушай. Только что написал».

Самара детства моего.
Пыль вместе с тополиным пухом.
Не знаю, право, отчего
Мы так не нравились старухам.
Они кричали нам:
«Шпана! Пороть ремнем! Пороть
веревкой!» Уже окончилась война.
Полно киосков с газировкой...

Отец Кожина домой с войны не вернулся. У Свойского отец был, и он был бухгалтер. А мама очень болела. Еще у Свойского была бабушка. И был дед. Иван Павлович Катуков. В молодости красивый, как молодой Олег Стриженов, по образованию учитель географии и участвовал в Первой мировой войне.
На Первой мировой дед Свойского был начальником интендантской службы полка его превосходительства наследника престола цесаревича Михаила. И для деда не существовало города Куйбышева. Дед и после 1935-го жил в Самаре. И в этом его городе не было больницы Пирогова. Была Земская. Советское шампанское он презрительно именовал сельтерской водой, продавцов называл приказчиками, но Первая мировая у него была только империалистической - в Гражданскую дед Свойского воевал на стороне красных. А в 41-м уже 23 июня был в военкомате. Не взяли. Сказали, фашистов побьют без него.
В 41-м Ивану Павловичу Катукову было шестьдесят лет, а его внуку, Борису Свойскому, четыре года.
3 ноября 1941-го Боре Свойскому исполнилось четыре, а через четыре дня состоялись два легендарных парада. Московский принимал Сталин. Куйбышевский - Ворошилов.
«Те, кто жил тогда в Куйбышеве, помнят, какой это был маленький городок, - напишет Свойский 43 года спустя. - Центральной частью была Куйбышевская. Но не вся, а один ее квартал, между Некрасовской и Ленинградской. Улица Полевая была одной из границ города. А Клиническая больница считалась чем-то потусторонним. Длинным выростом, эдаким щупальцем тянулась из центра к Карбюраторному заводу дорога. Существовал уже, правда, завод №42 и еще несколько. Например, котельный, который во время войны выпускал походные кухни. Но понятие «Барбашина поляна» было весьма размытым - четких границ у дач вроде бы не было. А Студеный овраг находился «на краю Ойкумены».
«Маленький городок». Но тут появляется Безымянка.
«Удивительное место, - читаю о ней у Свойского. - Своя архитектура, свои нравы, менталитет. Как ни глянь, но Безымянка - это не Самара. Она нечто иное, не имеющее названия. (...) Военные заводы Безымянки! Тайна тайн. Конструкторы, инженеры, рабочие. Маленькие мальчики, засыпающие у станков... Говорят, Ил-2 многое решал в той войне. Но видимо, его возникновение было продиктовано богом. Как, впрочем, и все победы нашей страны. Не знаю, каким богом, может, Марсом, а может, Христом. Не могло быть иначе».
Свойский вырос на улице Обороны. Потом она станет улицей Алексея Толстого. Дед Свойского звал эту улицу так, как звали ее при царе - Казанская. Но для тогдашнего Свойского, как и для любого самарского мальчишки, главным было, полагаю, то, что Волга рядом.
Набережная? Никакой набережной. Город в булыжных мостовых, телега попадается чаще автомобиля, никакой набережной, и берег мерцает, как будет вспоминать Свойский, осколками битого стекла.
Потом этот берег сделается свалкой, и мальчишки станут уверять друг друга, что если хорошенько покопаться, можно отыскать раскуроченный автомат и даже сбитый самолет. И будут копаться. И одному повезет - выудит запал противотанковой гранаты. И притащит в школу. И прямо на уроке начнет ковырять запал гвоздем. И бабахнет. И «везунчику» оторвет пальцы.
Свойский учился на Фрунзе. Угол Фрунзе и Красноармейской. Там тогда была шестая школа. А жил... Я сказала: на улице Обороны? Я оговорилась. Свойский жил в одном из дворов этой улицы. Дворы, и главным образом крыши дворов, были домом тогдашних самарских мальчишек. Были их государством. И Свойский потом всю жизнь пел эти самарские дворы и эти самарские крыши. В повестях, стихах, фильмах. Теперь вот Кожин про них рассказывает. Торопится - старые самарские дворы исчезают. А себя и Свойского в этих рассказах называет не иначе как самарскими воробьями.
Кожин жил на Самарской. На Самарской, 85. Первые ворота от Некрасовской. Вот этот двор. И квартальный милиционер там вполне себе мирно сосуществовал с главарями воровских шаек. А неграмотная битая мужем, но не теряющая оптимизма белошвейка соседствовала со старой большевичкой, что только что вернулась из лагерей, но не забыла ни английского, ни французского, ни немецкого. А до того как сесть, работала в редакции Большой советской энциклопедии вместе с Отто  Шмидтом и приятельствовала с Анной Ульяновой.
И, конечно, там была крыша, в этом дворе. Плоская и необъятная. И все дворовые воробьи, конечно, на этой крыше. В холода их можно было, правда, еще и в ТЮЗе обнаружить. Он же рядом - ТЮЗ. А в контролерах - соседи. И пропускают на спектакль без билета. И меж воробьями состязание: кто больше насмотрит.
«Двенадцать месяцев» Кожин продул. Он этот спектакль посмотрел 37 раз, а были такие, которые 40 раз посмотрели. Реванш взял на Островском. Пьесу Островского «Не было ни гроша, да вдруг алтын» Боря Кожин в Куйбышевском ТЮЗе глядел 50 раз!
Но Островский - в холода. А когда теплынь, гоняем мяч в тюзовском дворе. Купаемся до посинения под Красноармейским спуском. И обязательно - крыша. Нагреется на солнышке, и ты лежишь себе и слушаешь, как «переговариваются» поезда. И дворовая собака Будня тоже не дура и только на крыше и рожает щенков.
Будню двор обожал. Кормил ее и поил. И все было прекрасно. До тех самых пор, пока собаку как бродячую не увез «собачий ящик». Сначала все просто рыдали. Потом кто-то сообразил, что если собрать деньги на штраф, то Будню можно выкупить. Если еще жива. И воробьи стали лихорадочно собирать. И собрали. И помчались в проклятый «ящик». И Будня была спасена.
Тыква. Вы любите тыкву? Я ее обожаю. Кожин терпеть не может. С детства. Детство - это ж, кроме всего прочего, еще и четыре года войны. А война - это карточки. И крошечные нормы. И на столе в основном - картошка да тыква.
Малышей, правда, булочками подкармливали. Называлось УДП. Усиленное дополнительное питание. Или - умрешь днем позже, как расшифровывали аббревиатуру юмористы из взрослых. Уж больно мала была булочка. Нет, можно было и на Троицкий завернуть. И взять там хлеба за деньги. Но - 200 рублей буханка! Спасали огороды. И чуть свободная минута, бабенки
- на поезд и в Липяги. Или на Кряж. Или в Безенчук. А там еще километров десять пехом. Малышня у подола. Инвентарь - на горбу, а обратно вдобавок то, что родилось в огороде.

- Ну и как-то у нас, - рассказывал Кожин, - уродилось аж 264 тыквы. И тыква - на завтрак, на обед, на ужин. А так - картошка, конечно, кожуру от которой мы с братом на Троицком продавали. Люди брали для коз. Восемь рублей ведро. Или двенадцать. Как раз на кусок хлеба».
14 декабря 1947 года вышло Постановление СМ СССР и ЦК ВКП(б) «Об отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Два кило хлеба в одни руки. Полкило сахара. Очереди страшенные. Но уже без карточек. А в 48-м у города появился еще и новенький стадион. «Динамо». А до того воробьи болели за «Крылышек» на «Локомотиве».
Деревянный забор, конная милиция, толпы идут по Москательной (Льва Толстого сейчас), и билеты совсем не у всех. Ну, положим, взрослый мог и у барыг за тридцатку взять, коли не досталось за восемь. А у воробьенка нет и рубля. Но просачивались. Толпа же. И задние напирают. И ежели сговориться с каким-нибудь дядькой и тот будет контролера билетом своим отвлекать, то можно и проскочить. Прорыв обороны контролер обнаружит, конечно. Но в погоню не пустится. Иначе же безбилетник хлынет лавиной.
Я не знаю, сколько мест было на тогдашнем «Локомотиве», но на «Динамо» помещались 15 тысяч болельщиков. А строили «Динамо» пленные немцы. И самарские воробьи бегали на них поглазеть.

«На стройку, - рассказывал Кожин, - немцев водили автоматчики. Но вечерами немец ходил по дворам без охраны. «Гитлер капут, - говорил с растерянною улыбкой и жестами предлагал чего-нибудь починить. Губную гармошку давал мальчишкам. Те на гармошке играли. А немец чинил. Ну, скажем, сарай. И какая-нибудь старушка выносила немцу в тарелке суп».
Самарская старушка кормит супом пленного немца, а в «Триумфе» на Куйбышевской идут трофейные фильмы. «Сестра его дворецкого», «Сети шпионажа», «Мост Ватерлоо»... И первые зрители - самарские воробьи.
Самара детства моего.
C экранов старый фильм не сходит.
Не происходит ничего.
Но что-то тайно происходит.

Три месяца мы читали Свойского, говорили о Свойском, учились  у него любить нашу Самару по-свойски.
Мы рассказали друг другу своё-наше детство. Вспоминали, вспоминали …

Случаи, эпизоды, события, воспоминания.  Свои. Свойского.  Поэта Бориса Свойского. "Если б не было тебя..."  Если б не было его - то такого человека, гражданина, поэта, документалиста, друга нам всем надо бы было просто выдумать!
Но он есть и нам очень повезло, что Борис Свойский жил и творил почти в одно с нами время.

И спасибо его стихам, побудившим нас вспомнить. Случаи, эпизоды, события. Потому что в его стихах про нас, о нас и нашей жизни.
О нас, живущих в Самаре и любящих Самару, как любил её Борис Свойский.

Навеянное строчками самого  поэта;  строчки, посвящённые поэту  –  конкурсные  творческие начинания вылились,  действительно,  в творчество.  Главное, в каждой творческой работе – душа. Наша и самого поэта.

Я читаю сегодня Свойского, вспоминаю своё из прошлого. Очень много у нас общего – время, улицы, город, события.
Я читаю сегодня Свойского и смотрю на себя настоящую. Очень много у нас похожего – юность, набережная, воспоминания.

Совсем скоро 31 декабря. С НОВЫМ ГОДОМ ВСЕХ НАС И С НОВОЙ, УЖЕ ВТОРОЙ, КНИГОЙ!
И новый год, и новая книга – обязательно будут, должны быть!
Колыбельная
"И пусть приснится тебе сон, нежная моя!
                          Как будто вновь, как в детских снах ..."
                                      (А.Вахтин)

Посвящение Мамочке, моей любимой мамочке. И всем мамам.

«Ой, лю-ли, лю-ли, лю-ли, прилетели к нам гули.
На окошко сели, песенку запели».
Каждый из нас помнит эти незатейливые слова, или хотя бы раз в жизни сам пел их дочке или сыну, внукам, племянникам.
«На окошко сели, песенку запели.
Стали гули ворковать, мою деточку качать».
Спи моё солнышко, спи мой ангелочек – все мамы мира на разных языках говорят одни и те же слова. Слова мамы – слова счастья, волшебства, надёжности и радости.
Но не спит солнышко, не хочет засыпать и ангелочек. И  пропев все им известные,  мамы начинают петь каждая своё, порой,  сочиняя прямо на ходу.  Но это всегда – Поэзия. Потому что в незатейливых строчках женщин вся суть того, что мы называем Жизнью и смыслом жизни. Так рождаются на свет колыбельные.
В древности колыбельные песни считались защитным оберегом, который может передать только мать.
Я постаралась вспомнить свои, посвящённые дочке-солнышку и сыну-ангелочку.

День прошёл,  устали  очень
Сын и дочь.
Ходит солнышко по кругу –
День – ночь.

Ой, устали наши глазки,
Спать пора, малыш!
Ножки топать перестали,
Ты уж  не гулишь.

Я возьму тебя на ручки,
Баюшки-баю.
Сотни лет поют все мамы
Песенку свою.

Эту песню слышал в детстве
Ты, я, мы.
Спи, малыш! Я охраняю
Сны твои.

За окошком ночь настала,
Баюшки-баю.
Кто-то свыше покрывало
Нежно  опустил.

Шерстяное и цветное
Баюшки-баю.
Всё расшито мамой доброй,
Ласковой рукой.

Звёзды серебром играют,
Месяц путь нам освещает,
Согревает покрывало
Маминым теплом.

Ходит солнышко по кругу
День-ночь.
Ангел в дудочку играет,
Чтобы мне помочь.

Поцелует мама детку
Баюшки-баю.
Спите ангелы земные,
Пока я пою.
Когда я уйду
Ах, как нам хочется, как всем нам хочется
Не умереть...
                   (В.Высоцкий)

Когда я умру, запомните меня разной –
Красивой, смешной, а порой несуразной.

Когда я уйду, помните  меня всякой –
Капризной порой, но только не бякой.

Вы вспомните, как я любила осень,
И счастье загадывать по упавшим  звёздам.

Когда я уйду, на земле вы меня не ищите,
Я в небо уйду по  серебряной ивовой нити.

А если захочется вам вдруг меня вспомнить,
С калины моей снимите алые гроздья.

Вдохнув  аромат хризантемовой  грусти,
Налейте вина на помин  моей грешной  сути.

С гитары аккорд  по  нежнее сорвите
И песню любви мне нечаянно вдруг  подарите.

Когда я уйду, вы, пожалуйста,  только не плачьте.
Куда ж я уйду?  Ах, как жизнь я люблю! -  знайте.

Когда я умру …
----------
Не надо над  могилой слёзы лить –
Меня там нет, я буду вечно жить …
(предполож. Мэри Элизабет Фрай(англ))
Басня "Две подружки"
На утренней заре заспорили «подружки»,
Кто лучше всех?
- Конечно, Я! – хвастливо молвила одна.
Вторая согласилась скромно:
- Ах, Душечка! Прекрасна ты, мила!
А я зато – ловка и шаловлива.
Ты ж временами очень уж хвастлива.
А ведь прекрасно понимаешь,
Что не украсит всё это тебя.
--------------   +  ---------------------  
- Так знай, коль дружеский совет мой не учтёшь,
Однажды в суп ты попадёшь!

Эта басня была написана мною в школьные годы, как задание на уроке литературы. Разбирая в очередной раз своё – детское, нашла и с улыбкой прочитала.  Интересно, с кого тогда я писала этих «подружек»? Извлекла ли что-нибудь для себя из -  «мораль сей басни такова…»?
Помню, что,  несмотря на замечания,  мне поставили всё-таки пятёрку. Наша строгая  дорогая Ольга Ивановна всегда поощряла  любые попытки «писательства».
- Проба пера – говорила она.
Возможно,  кто-то из вас потом и распишется  пусть не до писателя или поэта,  но уж точно  - грамотную самодостаточную личность.
Напечатанный вариант басни – первоначальный, без учительских правок.
Самый короткий развод
Мусор в ведре, чашка – в раковине, не поцеловал утром.
- Всё! Я так больше не могу! Развод! – кричит Она ему.
- Собака остаётся со мной – спокойно бросает на ходу Он.
И Она остаётся с Ним.
Ну, куда же она без собаки.
- Как ты могла?  Столько лет!  Вот я. - Убил бы! Но развестись! - укоряет Он.
Убил бы ... – повторяет Она. И уже засыпая, вспоминает бабушкино в детстве: «В речке утонешь,  домой не приходи».  
Наверное,  это и есть Любовь?
А за окном Пёс. Он ещё долго ворчит и вздрагивает  во сне.
- Вот удумали!
С Ним, конечно, хорошо. В лес по выходным, футбол по вечерам, опять же мужской разговор о суках.
Она – тоже ничего. Симпатичная. Покормит,  погладит.  
Покормит … Что там у НИХ на завтрак? – гадает пёс. Берегите собаку! - не забыть сказать Им утром. Весь дом на мне.
Берегите любовь! Желают вам Он и Она.
Мне с собой совсем не скучно
Вот ещё один год  убавился, отшумел, отстрадал, улетел. Как листок с октября он сорвался, и смотрю  я в себя на себя.

Чтоб понять, что забрал он нечаянно, улетая в былого края. Или всё-таки дал мне авансом, впереди ещё жизнь моя?!

Потускнели глаза зелёные. Цвета моря – волны? глубины? И косы нет пшенично-волнительной, что смущала мужские умы. Но -

Мне с собой уже новой  не скучно. Я  другая,  такая как  есть. Мне лицо моё дали родители, мне лицо это надо сберечь.

Чтобы глядя оттуда откуда-то, с неба синего свет мне даря, Им в ответ я дарила то нужное, что могу и хочу! Что должна!

Память,
     Имя,
       Традиции,
             Честь.

Это не стихотворение. Просто захотела и просто  рассказала. Простите, что вслух.
Услышала от красивой и уважаемой мною женщины - "я хочу красиво состариться" и вот записала то, что почувствовала при этом.
Давайте вместе попросим
"СКАЗКА О ЛУННОМ ЛУЧИКЕ - написана мальчиком Мишей, 12 лет. Он болеет и ему нужна наша поддержка. Спасибо, что прочитали и поняли". - Увидела я на днях на Прозе.ру, зайдя на страничку человека, оставившего отзыв на "Не болей Самара!".
Я поняла. И прочитала. Прошу и Вас найти минутку и прочитать незатейливую, но светлую и трогательную сказку маленького Человека. Сказку мальчика-лучика.
Я читала и думала, думала.
О нас взрослых, расстраивающихся из-за всего, что "и к горю-то не относится".
О тех, кто в эту минуту болеет, страдает и не сдаётся. Но не сдаётся!
Вспомнила "Николкин колокол", который перечитываю каждый раз, когда не получается сходить в церковь. Мальчик-лучик, мальчик-колосочек - ваш образ настолько светел, что "вся голова наша тоже наполняется ласковым светом". Как благостный звон церковных колоколов. "Звон" - вспомнилось из "Николкиного колокола". "Звон... Он смешивался с небом и облаками, с Волгой и лесами, со всем, куда проникал взгляд, и становился пронзительнее и теплее".
И, действительно, прочитав сказку и вспомнив мальчика Николку, на душе стало "тепло и появилась уверенность, что всё будет хорошо!"
Взрослые, оторвитесь, пожалуйста, от дел и прочитайте. А прочитав - подумайте. И задумайтесь.

СКАЗКА О ЛУННОМ ЛУЧИКЕ

«Жил-был маленький золотистый лунный лучик. Он был совсем тонкий, с трудом
пробивался сквозь густые тучи. В сумрачном лесу он часто терялся среди веток, и не мог попасть в комнату через окно, если шторы были задернуты. Он мечтал стать таким, как старшие братья – сильные и яркие солнечные  лучи, что бы приносить всем тепло, жизнь и радость.

Лучик печалился: «Неужели я всегда буду таким слабым? Что я смогу сделать хорошего?»

Но однажды красивая серебряная звездочка сказала ему: «Мы с тобой – особенные. Мы умеем светить ночью и дарить миру волшебство. Просто гори от всего сердца и ничего не бойся!»

И лунный лучик побежал по темной воде реки и нарисовал сверкающую дорожку. Все птицы, рыбы и даже деревья на берегах залюбовались ею. Потом лучик пробрался в открытую форточку одного дома и ласково погладил по щеке малыша, который увидел
сказочный сон. Лучик заиграл на лесной листве и помог заблудившемуся оленёнку найти свою маму.

А к утру он, усталый и счастливый, возвратился домой – в лунный диск. И спрятался там до заката, до следующих подвигов!»

***
Если вы поместите эту сказку у себя на странице – мы будем очень признательны, прочитала я под сказкой.

СПАСИБО ОГРОМНОЕ ВСЕМ, КТО ПРОЧИТАЛ СКАЗКУ, КТО РАЗМЕСТИЛ У СЕБЯ – ВСЕМ, КТО ПОМОГАЕТ ДЕЛАТЬ ЧУДЕСА СВОИМИ РУКАМИ! И ДАВАЙТЕ ВСЕ ВМЕСТЕ ПОПРОСИМ ВЫСШИЕ СИЛЫ ПОМОЧЬ МАЛЕНЬКОМУ СКАЗОЧНИКУ НАПИСАТЬ ЕЩЕ ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ МНОГО СКАЗОК! Давайте побудем тем светлым лучиком... :)http://proza.ru/avtor/yandex2 (Леонид Дьяченко)

Цепочка, по которой я пришла к этой сказке очень длинная. Но я благодарю случай, который познакомил меня с мальчиком Мишей (заочно), его трогательной сказкой и людьми с большим и неравнодушным сердцем. Длинная цепочка означает, что нас много. И чем больше нас будет, тем больше шансов у Миши на выздоровление.
Спасибо всем прочитавшим и пожелавшим Мише всех благ. С уважением, Самарочка

----------
В тексте использованы цитаты из непросто любимого, очень мною любимого, рассказа нашего конкурсанта Михаила Умнова "Николкин колокол". Приношу автору свои извинения, что делаю это без его на то разрешения.
Червячок
Яблочко. Чистое, здоровое яблочко! Экологическое!
А вот же! Червячок! - Разве это чистое?
Червяк, червячок, червишка. Кольчатое безногое животное.
Поэтому и чистое! Червячок в нечистое не полезет!!! Доказано всеми агрономами мира!
А рука всё равно тянется к чистому, без червячков.

Жил-был человек рядом с вами. И знаешь давно. И человек, как человек.
И вдруг! Червячок!  Ползает и пресмыкается. Был человек, а стал – червеобразное!
А как же правило, червячок в нечистое не полезет?!
Значит, не знал ты  человека.   Или бывают исключения из правил?!
Жизненный опыт! Пока годами не проверишь, не поймёшь!

С яблочком всё просто – посмотрел, надкусил!
А с человеком?  
Яблоко чище (умнее) человека? -  Экология!
Или червяк всегда знает точно,  что считать чистым? – Зоология!
Не болей, Самара!
12 августа 2011
Эту историю мне рассказала знакомая девушка. Она обратилась с просьбой, написать об этом. Я убеждала её написать самой, но девушка – ни в какую! Вот что у меня получилось. Но излагать я буду для собственного удобства от первого лица.Верьте-нет, но всё в этой истории - правда, и случилось на днях в Самаре. От себя добавила только свою любовь к нашим бабушкам и дедушкам.

Вторник. Обычный для Самары будний день. Но не для меня. Сегодня я сдала первый в своей жизни аттестационный экзамен, причём хорошо. Поэтому и настроение замечательное. Плюс ко всему пораньше отпустили с работы. Ура! Бегом на остановку! Палит августовская жара, а автобуса нет и нет. На минутку задумалась, и вдруг как  мираж – троллейбус. Шестнадцатый. Сначала не хотела садиться.  Уж очень медленно он едет, объезжая по всем самарским улочкам главные дороги!  За что мы с друзьями и прозвали его "туристическим". Кто, хоть раз проехал на нём от Речного вокзала до конечной, меня поймут. Посудите сами, сходит человек с парохода, вот вам первые  достопримечательности – и Речной вокзал, и самарская набережная. В троллейбус! А уж из его окна «вся Самара нам видна!» Хлебная площадь,клуб имени Дзержинского, Площадь Революции, улица Куйбышева, Филармония,сквер Высоцкого, ТЮЗ и стадион «Динамо», Железно-дорожный вокзал, ЦУМ "Самара", парк имени Щорса, мемориал Памяти и Славы, самарские церкви и храмы  и так дальше через Автовокзал до конечной.
Но стоять на жаре не хотелось, и я села. Экскурсия, так экскурсия! Сегодня я могу позволить себе всё!!! В троллейбусе – никого, в смысле, водитель, кондукторша и я. Сначала даже растерялась, куда бы усесться? Не каждый раз такое счастье выпадает, сидя и без толпы. Кондукторша  просканировала меня усталым взглядом и даже не поднялась обилетить.  Вот поднакопится народ, уж тогда. Жара!!! Недавних дождей, как и не бывало. Всё опять растаяло, заснуло, замерло. Я тоже не стала нарушать это царствие умиротворения и домашности. Устроилась  удобнее у окна, наушники в ухо. Поехали! На следующей остановке – ещё пассажир. Дедушка, да не один, а с собачкой. Я тоже улыбнулась, ну прямо "Дедушка с собачкой". Дед был очарователен, как бывают очаровательными люди его возраста. Немножко подслеповатый, глуховатый на одно ухо, опрятно одетый, он трогательно держал на руках маленькую собачку. А вот собачка, симпатяшка, но с очень грустными глазами. Болеет, почему-то подумалось мне. Дед, как и я, осмотрел салон и прямиком направился к кондукторше. Общаться! Мои  догадки тут же подтвердились. Дед деловито, но  в то же время  деликатно пододвинул кондукторшу, удобно расположился сам, очень заботливо уложил на коленях собачку. И заговорил:
- Вот ездили к ветеринару.- Тишина.
-  Потерпи, Самара, скоро приедем. Прививку пора было делать, а я, старый пропустил сроки. Надо бы в дожди, когда посвежело чуток. А теперь жара. Мается она бедная, и от жары, и от укола. Тишина. Только собачка медленно подняла на деда большие ( и почему у маленьких пород всегда большие? ) глаза, как будто поняла, о ней речь.
- Один я остался – продолжил дед, всячески стараясь привлечь к себе внимание кондукторши. И у него получилось. Кондукторша, наконец-то, посмотрела и на деда, и на его питомицу. - Старуха-то моя померла, а деток нам Бог не дал. Вот, если бы не Самара! -  Да – протянула кондукторша, люди у нас в Самаре отзывчивые, добрые, помогают, значит?!
-  Да я о своей Самаре говорю! Самара, вот она, собачка моя. Вернее это уже её дочка. Первую жена завела. И Самарой назвала. В честь Дня города, мы её на празднике подобрали. Отстала, наверное. И объявления развешивали, и у людей расспрашивали, всё бестолку. Так и осталась. Решили мы с женой, это знак нам свыше. Потом у Самары нашей детки появились. Всех раздали, а вот эту уже я оставил. Как чувствовал! Не стало ни бабки, ни Самары нашей первой. Не верите?! У неё и в паспорте ветеринарном записано: Самара.
-  Верю, верю! Закивала уже заинтересованная кондукторша. Но дедушка для полной убедительности достал аккуратно завёрнутый в пакетик документ, развернул, ткнул пальцем в страницу и гордо произнёс: С А М А Р А! Вот так!
Кондукторша, как и не спала. С материнской заботой она стала гладить собаку, ласково приговаривая:  Самарушка, хорошая, жарко тебе. Потом спохватилась, водички бы ей!
- А, вот есть, правда чуть-чуть – как бы извинялась и оправдывалась она перед хозяином собаки. Но дед был так благодарен ей – Дочка, милая, да всего тебе, что сама пожелаешь! Налил в широкую ладонь немного воды, собачка радостно принялась лакать;  остатки плеснул в мордочку. Та обрадовалась, встрепенулась и тявкнула пару раз «спасибо!» И не было счастливее глаз в эту минуту, чем глаза деда. Живи, Самара, и не болей! В твоих маленьких лапках судьба большого, хоть и старого, человека!
На следующей остановке наши замечательные попутчики вышли. А мы поехали дальше. Я смотрела им вслед и думала, думала. В каждом возрасте своя красота. Наши самарские старики – особенные. Бабушки в белых платочках и носочках, даже в жару. Дедушки в потёртых костюмах, но обязательно костюмах. Вот они медленно идут перед тобой. Ты торопишься, раздражаешься – мешают. Заходишь во двор, а на лавочке бабульки местные, до всего любопытные. Зашушукаются, поворчат вслед – не поздоровался. А нас опять раздражает. С годами я изменила своё мнение. Когда узнала, вот это баба Маша, ей было четырнадцать, когда началась война, и её забрали в город из семьи на ткацкую фабрику, а потом в пошивочный цех, шить шинели и обмундирование. У неё и медали есть – «Дети-фронту», каждый праздник ей приходят огромные поздравительные правительственные конверты. А вот это баба Зина, у неё муж инвалид войны, в танке горел. Я узнала об этом 9 мая, когда с удивлением увидела подъехавшую с государственными номерами машину. Из неё вышли большие военные чины, и, как юные мальчики, с огромным букетом цветов пошли в их квартиру. И я начала здороваться с ними, нашими бабушками. Уже не для приличия ради. А с уважением!  Милые вы наши старики! Таких уже нигде нет. Вы зайдите в любую новостройку, там даже лавочек нет. А они, старики, нам ОЧЕНЬ нужны! Каждый вечер, заходя во двор, с волнением смотрю на нашу лавочку – сидят, значит живы-здоровы. Значит и у нас есть ещё время, пожить, всё успеть! Вы живите, родные! Когда вы рядом, мы становимся добрее, внимательнее. Вы живите, чтобы мы не превратились в «Иванов, не помнящих родства!» Потому что вы - наши корни, корни Самары! Вы и есть самарские судьбы, история губернии нашей Самарской. Спасибо Вам!