Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Сергей Авдеев. Космос как призвание

5 апреля 2019
Просмотров: 2763
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Сергей Авдеев. Космос как призвание
5 апреля 2019
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 2763
Поделиться:

Щедрая самарская земля подарила миру семь космонавтов! Одним из них является Герой Российской Федерации Сергей Авдеев.

Сергей Васильевич – уникальный человек! Ему выпало трижды слетать в космос, десять раз выйти в открытый космос, установить и долгое время владеть мировым рекордом по суммарному времени пребывания в космосе. Нам выпала большая удача не только гордиться таким земляком, но и вместе работать в Самарском землячестве. Хочу отметить, что, несмотря на такую звездную профессию и все свои регалии, он остается очень простым, добрым и светлым парнем. Он большой трудяга по жизни.

Одним из важнейших направлений деятельности Самарского землячества является содействие в использовании уникального вклада Самарской области в развитие отечественной и мировой космонавтики. Сергей Васильевич Авдеев очень активно участвует в подготовке различных мероприятий, которые Самарское землячество проводит совместно с Правительством Москвы, Центром подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина, Мемориальным музеем космонавтики, Федерацией космонавтики.

Сергей Васильевич Авдеев вносит большой личный вклад в создание и реализацию программ по развитию аэрокосмического кластера Самарской области.

Анатолий Георгиевич Назейкин, президент РОО «Самарское землячество», председатель Профсоюза работников связи России


Александр ИГНАШОВ:

– Сергей Васильевич, что для вас такое понятие, как судьба?

Сергей АВДЕЕВ, космонавт, Герой Российской Федерации:

– Кто-то в судьбу верит, кто-то – нет. Другое дело, что каждый из нас – сам хозяин своей судьбы. Я не фаталист. В детстве и не думал, что стану космонавтом. Все получилось само собой. Я мечтал быть физиком-ядерщиком, в восьмом классе твердо решил поступать в МИФИ на факультет теоретической и экспериментальной ядерной физики. В старших классах параллельно учился в заочной школе абитуриентов при МФТИ, получая задания через журнал «Квант». Я активно занимался легкой атлетикой, отдавал предпочтение прыжкам в высоту. В составе юношеской команды часто выезжал на сборы и соревнования, разве что во время выпускных экзаменов в школе было не до тренировок. На одном из соревнований фактически без тренировок сдал норматив на первый разряд по прыжкам в высоту. Более того, добился цели, которую поставил для себя как бы в шутку: к концу десятого класса побить мировой рекорд, хотя бы женский. Тогда он был где-то на уровне 192-193 сантиметров. Я прыгнул на 196. Можно сказать, взял первую серьезную высоту.

У меня были интересные студенческие годы: президентство в неформальном молодежном клубе МИФИ имени Рокуэлла Кента, туристические походы, общественная жизнь, дружные компании. Я продолжал увлеченно заниматься волейболом, баскетболом, стал кандидатом в мастера спорта по легкой атлетике, мой личный рекорд в прыжках в высоту – два метра пять сантиметров. Все это не мешало упорной учебе.

Логичным продолжением студенческих разработок в области астрофизики стала работа в НПО «Энергия» (сейчас – Ракетно-космическая корпорация имени Королева). Я поступил в аспирантуру при МИФИ. Корпорация «Энергия» находится в Королеве. Так случилось, что, не найдя в городе спортивной секции, я пришел во Дворец культуры, в ансамбль эстрадно-спортивного танца, клюнув на слово «спортивный». Неожиданно для себя стал солистом ансамбля. Это увлечение подарило мне встречу с будущей женой Марией Побединской, мы вместе уже больше тридцати лет. Мне с супругой повезло. Она для меня – абсолютно все…

И вот тогда, когда я был поглощен научной работой и танцевальным искусством, узнал, что в НПО «Энергия» есть отряд космонавтов, точнее, его часть – отряд гражданских космонавтов. Я был одним из разработчиков аппаратуры для спутника. Аппаратура новая, уникальная, высоки риски проколов, которые могли бы срезать всю работу. Спутник предполагалось эксплуатировать в полуавтоматическом режиме. Нужно было обучить экипаж некоторым действиям на орбите. В какой-то момент я подумал: а почему бы не сделать это самому? В 1985 году я подал заявление в отряд космонавтов, не очень веря в успех, но все же надеясь на благополучный исход. Сдал технический экзамен, прошел медкомиссию – и вместе с пятью военными летчиками стал космонавтом восьмого набора.

– Как вы готовились к первому полету?

– Меня часто спрашивают об этом, как и о том, какой из полетов был самым трудным. Каждый полет по-своему труден и интересен. Необходимо было тщательно подготовиться физически, технически, морально. Обычно перед полетом проходят подготовку в составе дублирующего экипажа. Перед первым полетом я прошел еще и этап дополнительного, резервного экипажа. До этого общекосмическая подготовка с широким спектром специальных тренировок, испытаний, лекций, практических занятий: тридцать пять прыжков с парашютом, тридцать часов налета на учебном самолете Л-39, водолазная подготовка и многое другое. В начале 1987 года я был допущен к специальным тренировкам, а уже в марте был утвержден кандидатом в отряд космонавтов. После прохождения двухлетней общекосмической подготовки, в июле 1989 года, получил квалификацию «космонавт-испытатель». Затем в течение трех лет проходил специальную подготовку, в 1992 году был утвержден бортовым инженером основного экипажа космического аппарата «Союз ТМ-15».

Первый полет я совершил в качестве основного бортинженера с командиром Анатолием Соловьевым и французским астронавтом Мишелем Тонини. Стартовали двадцать седьмого июля 1992 года. Длительность полета – почти 189 суток. Четыре раза я выходил в открытый космос. Мы с Соловьевым смонтировали выносную двигательную установку на внешней поверхности станции «Мир», которая действовала долгие годы. Кстати, мой первый выход в открытый космос совпал с днем рождения младшей дочери Клементины. Ей исполнился год. После моего возвращения она долго не могла признать меня. Услышав вопрос: «Где папа?» – подбегала к моей фото-графии или указывала на небо.

Второй раз я летал с Юрием Гидзенко и немцем Томасом Райтером из отряда Европейского космического агентства. Старт состоялся третьего сентября 1995 года, полет длился 179 суток. Во время этого полета было несколько выходов в открытый космос. Необычность одного из них заключалась в более чем пятичасовом выходе внутрь разгерметизированного модуля. Директор пилотируемых полетов Европейской космической ассоциации Йерг Фойстель-Бюхль писал в благодарственном письме на имя президента РКК «Энергия» Юрия Семенова: «Я чрезвычайно рад передать вам самые теплые поздравления с успешным запуском корабля «Союз ТМ-22» и стыковкой со станцией «Мир». Мне следует отметить, что все мы, члены ЕКА, которые могли наблюдать в Байконуре запуск «Союза» и в Центре управления полетами работу по сближению и стыковке корабля со станцией «Мир», все были под впечатлением высокой точности и надежности русских пилотируемых полетов. Я очень рад, что начало экспедиции «Евромир – 95» является столь успешным, и очень надеюсь, что программа пройдет так гладко до конца. Это будет самый эффективный путь продолжить сотрудничество в космосе между Россией и Европой и укрепить его в рамках Международной космической станции…»

Может быть, наиболее трудным для меня оказался третий полет, который продлился вместо изначально запланированных шести месяцев год и две недели. Пожалуй, самой сложной была необходимость перестроиться в полете. Космонавт рассчитывает свои силы, как бегун. Представьте, вы подбегаете к финишной прямой, метров за десять до финиша собираете все свои силы и тут узнаете, что вам бежать еще метров двести. Ваши впечатления? В целом, каждый из трех полетов по-своему был сложен и каждый успех особенно памятен.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!