Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Белошвейка

6 августа 2017
Просмотров: 497
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Поделиться:
6 августа 2017
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Просмотров: 497
Поделиться:

В казачьей станице Троицкой, расположенной на берегах реки Сунжи километрах в шестидесяти от города Грозного, со времени ее основания жили наши предки-казаки, защитники южных границ государства Российского.

В 1903-ом году у троицкой казачки Дарьи Правоторовой одиннадцатыми родах появилась на свет дочь Вера. Девочка выжила в числе других шести детей в этой семье, сумевших перенести младенческие болезни.

В этом же году в станицу прибыли коммивояжеры, «агенты», как их называли казаки, компании «Зингер», которые предлагали выгодно купить у них швейные машинки – давали отсрочку оплаты на целый год. Швейную машинку оставляли покупателю в обмен на расписку, почти под честное слово, но это было слово казака. И оно имело силу.

А денег такая машинка стоила немалых. Как раз год и надо собирать копейку к копейке. Но выгода от такого приобретения с лихвой окупала затраты, если в семье была хоть одна умелица, способная вдеть нитку в иголку и проложить строчку. К таким мастерицам относились с особым уважением.

Готовые вещи стоили недешево. Часто экономили на детской одежде, особенно зимней. Считалось, что ребятишки в холода и дома на печи посидят. В то время как взрослым в любое время года надо работать. Бывало, чтобы погулять семи-десятилетний мальчонка, надевал отцовский старый зипун (вид зимней одежды), обувь, к примеру, старшего брата, пока тот обедал, и бежал сорванец на горку кататься. И получал после нахлобучку, когда замерзший, но счастливый возвращался домой, услышав возмущенные крики старших.

Детей по обыкновению одевали в одежду, вручную перешитую из взрослых вещей. Да и на шитье у казачек оставалось не так много времени после других более важных хозяйственных дел. А швейная машинка давала возможность быстро, в отличие от ручной работы, и прочно сшить и рубаху, и распашонку, и юбку. Постельное белье, занавески, скатерти и прочие предметы быта, создающие уют, были доступны не всем казачьим семьям. Повезло тем, у кого женщины занимались рукоделием, опять же имея время для этого занятия. А со швейной машинкой подрубить край простыни или занавески – дело нескольких минут. Да еще с такой техникой можно и заработать, если брать заказы у соседей.

Семья Провоторовых решилась на покупку швейной машинки и нисколько не пожалела. Дарья быстро освоила принцип ее работы. Называла свою любимицу только «белошвейка», потому что никаких грубых тканей на ней не сострачивала, берегла для тонкой материи. Вскоре три сына и три дочки красовались в обновках, да и себе она ловко сшила платье. Видно был у нее природный дар портнихи. Передался он по наследству только одной дочери – Вере.

Девочка с раннего возраста проявляла интерес к шитью. Как и мать, она нигде не училась портняжному ремеслу, но на глазок могла из старой материной юбки скроить и сшить себе сарафан. Тогда стала Дарья и Веру допускать к дорогой швейной машине. И уже дочь обшивала семью, освободив материны руки для другой работы.

В восемнадцать лет Вера вышла замуж, получив в приданное «белошвейку». В семье Овсянниковых невестку приняли с любовью, заботой и вниманием. И здесь швейная машинка стала верной помощницей. Особенно выручала она в послевоенные годы, когда Вера в 38 лет осталась без мужа с четырьмя детьми. Шила-перешивала и летнюю, и зимнюю одежду детям, даже школьные сумки могла мастерить.

Младшая дочь Веры Захаровны Овсянниковой Таисия и ее сестра Мария научились хорошо шить. Старшей Марии мать купила в приданное новую подольскую швейную машину. А Таисии досталась модель легендарного «Зингера», когда она выходила замуж за Николая Борисенко.

В семье Борисенко родилось две дочери – Светлана и Ирина, которые вместе постигали азы швейного дела под руководством бабушки Веры. Ирина в этом деле больше преуспела. Научившись шить еще в детские годы на легендарной бабушкиной «белошвейке», она отточила свое мастерство уже на машине с ножным приводом той же фирмы «Зингер».

Сегодня в этом роду растет единственная девочка – пятнадцатилетняя Елена – дочь Ирины. И она тоже учится шить. Правда, на современных швейных машинах с электроприводом. А легендарный «Зингер» навсегда останется семейной реликвией.

Комментарии (4)
Майя Симонова #    6 августа 2017 в 23:13
Михаил Бганцев #    7 августа 2017 в 09:44
Спасибо!
Ракия Валеева #    8 августа 2017 в 05:52
С большим интересом прочитала рассказ. Какая хорошая почва для дорогих воспоминаний! Наша тетя хорошо шила. Односельчане просили её что-то сшить. Был случай, когда тетя призналась: "Сшила бы, но нет времени..." Заказчик упросил:" Я буду окучивать ваш огород, сшейте, пожалуйста." В семье родственников было три сына. Однажды весной они играли на улице и вернулись домой в пальто, подолы которых были в страшной грязи. Наверно, тете хотелось заплакать, накричать на детей, отругать их. Тетя взяла ножницы и отрезала грязные подолы. Дети говорили на улице сверстникам :"А мама нам из пальто сделала бишметы!" (бишмет - так раньше называли удлиненные телогрейки, куртки).
"Зингер" - это такая машинка, что можно придумать афоризм: "Надежность - как у "Зингера".
Понравилось, что так нежно называли машинку, незаменимую помощницу. (А у нас "Подольск" - ножная машинка с тумбой. Мы тоже бережем эту всеобщую любимицу).
То, что машинки оставляли без предоплаты, - это очень трогательно. Здесь хочется в первую очередь думать не об изобретательности для своей выгоды, а о взаимной выручке, честном сотрудничестве.
Михаил Бганцев #    8 августа 2017 в 09:09
Ракия, спасибо за Ваш комментарий и за Вашу историю! Очень мудрая женщина Ваша тетя. А по поводу честного сотрудничества Вы верно заметили - терские казаки, мои предки, слово держали, были людьми богобоязненными и дорожили своим честным именем. И "агенты", безусловно, об этом знали, позволить себе слишком большие риски они тоже не могли..