Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

ПУШКИНСКАЯ РОЩА

31 октября 2019
Просмотров: 2312
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Поделиться:
31 октября 2019
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Просмотров: 2312
Поделиться:

ПУШКИНСКАЯ РОЩА

Ямщику Акиму седок не понравился. Маленький, темное личико обрамлено густыми бакенбардами. Одет в подобие короткой рясы, туго стянутой в талии, а при себе лишь небольшой саквояж. Несколько верст ехали молча. Сыпал унылый дождик, отчего всё вокруг казалось затянутым серой кисеей. Аким ёжился на козлах.

— А ты, барин, сам-то чьих будешь? Чай, асессор или секретарь?
— Нет. Я, мужичок, поэт. Литератор.
— Поэт? Алтиратор? Чудно больно, барин!
— Книжки знаешь? Грамотен?
— Неколи мне, — важно ответил Аким. – Но про книжки знаю. Евангелие, Псалтирь, сказания священные. Дык книжки-то монахи пишут да старцы, а ты разве монах? Вроде не похож!
— Нет, брат, не старец я. Но ведь и другие книги есть. Про обычных людей, вот как мы с тобой.
— А что про нас с тобой писать-то? Мы же не подвижники?
— Как сказать.

К станции подъезжали в сумерках. Аким искоса поглядывая на барина. Так ли щедр он на награду, как на слова?
Сомнения ямщика передались и попутчику.
— Вот беда, я хоть и барин, а одарить тебя нечем. Беден я нынче.
— Это бывает… Где убудет, а где и прибудет.
— Хотя, постой, мужичок! Есть для тебя подарок, — он что-то протянул Акиму.
— Книга! Твоя чай? Благодарствую, барин, да только на кой она мне?
— Авось и выучишься грамоте, прочтешь.
— А то верно, чай не велика наука.
— Вот и славно, мужичок! И вот, возьми. На память. Придет время — пригодятся. Подставляй руки! – и всыпал в ладони Акима пригоршню желудей.
— Эх, и чудной ты, барин. Ну, бывай!
На том и расстались.

После Крещенья сильно захворал Аким. Двое суток метался в горячке, будто боролся с кем-то, а затем стих, только постанывал.
— Что, батюшка, помирать нынче? – спросил Аким священника после соборования.
— Отчего ж? Господь сам все решит.
Сидеть с болящим вызвалась попова дочка Василиса.
— По… по… пы… – стонал Аким в полузабытьи.
— Что тебе, дяденька? Водицы святой испить? – и поднесла к губам жестяную кружку.
— Почитай, мне, Васенька.
— А что тебе почитать, дяденька??
Аким указал на печь, где лежала завернутая в тряпицу книга, подарок веселого барина. И вливались в душу Акима волшебные строки: У лукоморья дуб зелёный, златая цепь на дубе том.
— А что такое Лукоморье, а? Что-то с морем связано, али с луком?
— С морем, дяденька. Вроде как коса песчаная, а на косе дуб растет.
— Эвон как, повидать бы. А звать-то его как, сказителя этого? Так и не спросил.
— Пушкин, дяденька, Пушкин.
Не знал Аким, что в это самое время метался в смертельной горячке давний попутчик его, жестоко раненый на дуэли.

Минула зима, выкарабкался Аким. Но телом был слаб. Сидел во дворе, грелся, подставляя апрельскому солнцу исхудавшее лицо.
— Здрав будь, мужичок! — услыхал он ласковый голос. — Пошли с нами.
Поднял взгляд. Стоят перед ним три старца. В руках посохи, за спиной котомки. Много вёрст пешком прошли.
— Куда мне? Как старик я стал, только и сижу тут, солнышку радуюсь.
— Все люди немощны, только Господь силы дает. Держим мы путь в град Иерусалим. Где пешком, где добрые люди подвезут.
— Боюсь, не дойду я.
— А ты не бойся, сколько пройдешь. Есть тут неподалеку озеро, кто с чистой душой к нему придет, того оно и исцеляет.


В низине лежало озеро такой пронзительной синевы, что Аким зажмурился. С трех сторон обрамлено сосновым бором, а с четвертой подступали к нему пески.
— Ни дать ни взять, Лукоморье! Брег песчаный и пустой!
Жадно напился Аким из родника, ощущая, как вливаются в него силы. Трижды поклонился. Захотелось ему отблагодарить целебное озеро. Стал он подниматься с колен, да наступил на подол тулупа, овчина треснула, высыпались к ногам ямщика желуди. Те самые, что дал ему веселый барин по имени Пушкин. Что с ним? Жив ли?
— Посажу я их на берегу. Вырастут, и будет как в песне «У Лукоморья дуб зеленый».

Так и сделал.
— Добрый ты человек. Век-другой пройдет, зашумит дубовая роща, а люди будут тебя благодарить, – закивали старцы.
— Не меня надо благодарить, а Пушкина. Знаете такого? Великий сказитель, хоть и чудной! Без него ничего бы и не случилось.

Так и стало. Треснули скорлупки желудей, дали ростки, поднялись. Зашумела дубовая роща. Любят там люди гулять, любоваться озером, пение птиц слушать. Озеро с тех пор Святым именуют. А рядом с озером селение образовалось, Пушкино называется.

Комментарии (2)
Анастасия Батарова #    31 октября 2019 в 23:20
Дубовая роща у озера, которое описано в рассказе
Мария Штанова #    1 ноября 2019 в 14:57
Потрясающая история!И каков язык рассказчика!Чудо!Очень- очень трогательно!Анастасия, успеха Вам в конкурсе!