Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Что значит жить? Никто не знает

25 октября 2012
Просмотров: 2624
Рейтинг: +11
Голосов: 11

Поделиться:
25 октября 2012
Рейтинг: +11
Голосов: 11

Просмотров: 2624
Поделиться:

Четырнадцатого января утром едем в Углекаменск. Старый Новый год! Чудное и в то же самое время странное сочетание понятий. Впрочем, на Руси всегда вдоволь странностей и странников. Мелькает за окнами январская картинка нашей приличной студёной зимы. В долине лежит снег. По окоёму в болотцах треплет ветер метёлки высокого рыжего ковыля, вдали любо глазу серебрятся под солнцем белые зигзаги вершин. О чём-то говорим попусту. Кручу привычно баранку, а под сердцем боль, и в голове звень-звень мысль тяжкая, ещё до конца не осознанная: «Старина Лебков скончался…, прощаться едем!».

«Вон, над сопкой редколесной,
Засиял в цвету багул,
Словно это Царь Небесный
Дивной кисточкой мазнул.
Подходи. Смотри. Любуйся.
Цветоветочку сорви.
Прошепчи: «Прости, Иисусе…»,
И от счастья зареви…»

В его биографии так много того, что зовётся одним коротким – Русь. Смоленск, Брянск, орловщина, Рославль, Нечаево, Калуга, Рогнедино. Это его корни, его начало, пронесённое затем сквозь всю жизнь с достоинством, с гордостью должной, красивой, и вложенное в столь же гордое и восторженное его Слово, что как «и Солнце – из Божьего теста».

Такое случается часто – человека почти не знаешь, если не считать давней встречи на поэтическом вечере, двух-трёх реплик, крепкого рукопожатия, но после знакомства с его творчеством приходит чувство какого-то внутреннего родства, и пронизывает трепетно суть твою, и ничего не поделаешь с этим ощущением, и всё лелеешь надежду на оказию, на случай новой более удачной встречи. Но безжалостное время вмиг обрывает всё: и надежду, и возможности, воздействуя лишь с ещё большей силой, оставленным его чистым «самосудным» Словом.

«Чужая долюшка – без краю,
Своя – лишь только от и до.
К чужой хвалёнке прилепляю,
Свою – неставлю ни во что.
Чужое дерево– с листвою,
Своё – живёт и не живёт.
Чужой родник– с живой водою,
Свой –затхлой глиной отдаёт»

Никогда не бывал там… в центре, как говорят, в России. И уж наверно не побываю. И сужу о ней часто, может быть, по наиву и, наверно, лишь по образам вот такого лебковского толка:

«Повсюду – суета «вождей»,
Торги души и тела.
И я кричу душе своей:
«Ты этого ль хотела?»

И тут же признание собственной причастности к тому, словно виновности своей: «Пока душа моя спала, случилось рядом столько зла».

В своих чудо-рассказах он поднимается Словом от каких-то незамысловатых повествований с шуточками, с прибаутками к каким-то мистическим заговорам, почти к молитвам. И поэтическое восприятие жизни, лирический настрой и чутьё он сохраняет до самого конца. Одни лишь названия последних его книг говорят о многом: «А что мне делать в России», «Несуета», «Откровения отшельника». В них он, как всегда серьёзно и объёмно, не отрывая себя от действительности, ставит задачу жить:

«И всё же, братцы, исполать,
Тому, что Господом ниспослано.
Давайте будем ткать и ткать,
А не дремать над кроснами»

Не из этой ли славянской оптимистичности черпает он подзабытые давно слова – орясина, рядёнце, и плодит свои «словотворения»: редкоход, цветоветочка, разноцвет-трава, лесоход, буйноцветение. А сколько новых «политических терминов»: телесмута, коммуносатаньё, волкомания, задироноситься, приогородиться, законоазбука, мракостылость, смиреновозрождение, жратвопьянка и т.п.

У него, наверно, можно было бы многому поучиться, но из всего мне бы хотелось постичь корни его простоты. Не той, что «хуже воровства», а той чистой наивной простоты и открытости, что по какому-то страшно непостижимому стечению обстоятельств разбавляется с возрастом необъяснимым, но неизбежным юродством, в лучшем понимании этого явления, дающим возможность сказать слово своё всем в глаза, не лицемеря и не стесняясь. И это его признание «Я полюбил одиночество» вырывается грустью, сожалением из простых незамысловатых строк предвидения скорого ухода:

«От суеты бесплодно-зряшной
Уходим скоро в никуда.
Сгорел закатом день вчерашний
И не вернётся никогда»

…На панихиду в ДК Углекаменска поспели только-только, неловко наскоро сложив к ногам покойного скромный цвет хризантем. Простились так же скупо, помолчав под тихую незамысловатую речь тех, кто был ближе поэту в его последнее время. И после того, как тело увезли отпевать, так же скоро заторопились домой. Я ругал себя за то, что не смог подмениться на работе и отпросился лишь на пару часов. Вот так всю жизнь: работа, спешка, долг, обязанность и опять работа.

«Почему не дано лишь добро излучать,
Жить, и жизнью дышать словно воздухом?»
«Что значит – жить?
Никто не знает»

Обратной дорогой больше молчали. За дервней Казанкой на большом красивом мосту через реку я сбросил газ и чуть помедлил. Вверх, и вниз по реке во всю ширину, охватив розовыми разводами берега островов, на снежном фоне в лучах яркого солнца полыхали заросли чозении, блистала холодным серебром на незамёрзших перекатах вода, и тихая благодать разливалась вокруг по долине, порождая в душе веру в «закон всемирного родства». Но тут же, «расплёскивая вёдра смысла», подкатывала с болью под ложечкой потаённая тревога:

«Всё от природы, а точней от Бога!
И что там гул и гомон городов?
И всё-таки какая-то тревога
В листве осин…»

Жизнь у человека состоит из событий, случаев, происшествий, драм и фарса, из поступков и устремлений, словом - из всего этого многообразия, как из отдельных узоров и чёрточек состоит ковёр или картина, как из историй и рассказов складывается книга. И так же, как картина или книга жизнь может быть цельной, объёмной, насыщенной красками, умело собранной из рисунков и набросков в единое полотно или повествование. Отличие состоит лишь в том, что жизнь всегда недописанная книга, незавершённое полотно…

Комментарии (26)
Ирина Коротеева #    25 октября 2012 в 10:42
Николай, спасибо Вам за этот очерк! Так немного строк (к сожалению) поэта Лебкова Вы привели, но и их хватило, чтобы почувствовать его стиль, глубинную народную мудрость в каждом слове. Чтобы так чувствовать и писать, наверное, нужно было жить именно там, где он жил. Перебродив в душе творческого человека, истинного народного самородка, весь его жизненный опыт проростает вот такими гениально простыми строками, в которых каждое слово - на своём месте.
Поймала себя на том, что с интересом читала о Вашем герое, не отвлекаясь на то, как написан очерк, А значит, наверное, что написано хорошо. Осталось хорошее послевкусие, как после разговора с хорошо знакомым и приятным мне человеком.
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 02:47
Ирина, спасибо на добром слове и о Лебкове, и о моих строках о нём. Действительно Приморье последние годы объединяло нас. Приятно познакомиться и мне с Вами.
Ольга Михайлова #    25 октября 2012 в 11:34
Соглашусь с Ириной. Прочитав, захотелось "познакомиться" (светлая ему память) с этим человеком. А он действительно - светлый человек.
Лебков Евгений Дмитриевич. «Жизнь, до последних до секунд моя, принадлежит России» (Е. Лебков).
И я с большим интересом прочла много интересного из жизни этого поэта, писателя и просто хорошего человека. А с какой любовью и с восхищением о нём отзываются на Сайте п.Углекамска и с.Казанка Приморского края!
Николай, спасибо вам за этот очерк!
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 02:51
Доброго здоровья, Ольга! Спасибо за отклик. Его действительно в Приморье, особенно в Партизанске хорошо знали и ныне не забывают.
Алексей Жарёнов #    25 октября 2012 в 12:20
Николай! Мне ваше произведение (жанр без автора не определяю) очень понравилось. Стиль написания - неторопливый, вдумчивый, по-житейски спокойный. Автор и его герой, чувствуется, во многом (по жизненной философии) схожи. И ещё раз доказывается, как богата глубинка страны талантами! Не вся ещё жизнь в Москве и Питере! И ещё подкупило меня что-то истинно русское в вашем изложении! Успехов вам!
Николай Тертышный #    25 октября 2012 в 13:15
Всем откликнувшимся на мои строки в память Евгения Лебкова спасибо. Рад, что чувство поэтическое не оставляет наших людей и, что нет-нет и вспоминаем добрым словом стихотворцев.
К слову о Евгении Дмитриевиче приведу рассказик, ставший уж верно байкой.
Он много сил и труда отдал лесному хозяйству. Долго и плодотворно работал на Сахалине, где немало рукотворных сосновых лесов по праву названы лебковскими. В бытность лесничим ему не раз приходилось участвовать в различных встречах и совещаниях по обмену опытом, по обсуждению перспектив лесоводства, по проблемам, связанным с хищениями и бесхозяйственностью в лесной промышленности. Вот об одном из таких совещаний, где присутствовало много чиновного люда из прокуратуры, из следственных органов, он сам рассказывал на встречах с читателями.
На совещания Лебков являлся, как и положено при полном параде. В ладном форменном костюме лесничего, крепко сбитый, с благородной сединой в густой стриженой бороде, Евгений Дмитриевич выглядел строго и внушительно. Соседом в зале заседаний в тот раз ему случился откуда-то из Сибири прокурор. В перерыве разговорились о делах уголовных и наказуемых. Лебкову, как человеку заводному, поэтическому, всё интересно, потому и разговор завязался.
- А что, дорогой мой товарищ, много работы у вас по ведомству? - спрашивает Евгений Дмитриевич.
- И не говорите! Кажется, и пересадили немало, ан нет, работы ещё больше…
И прокурор долго делится с писателем своими заботами. Но, наконец, выговорился и спрашивает:
- Что это я всё о своём да о своём, а как у вас дела?
- У нас,  мил человек, то ж самое. Сажу вот тоже потихоньку всю жизнь, а конца и краю не видать.
- Вот, вот и я говорю, если посчитать! - вновь увлекается прокурор, но тут же, осёкшись, спрашивает: - И много посажено? Вы как, в уме считаете или пометочку где оставляете, так сказать, для совести…?
- А что мне их помечать, они у меня вот где, - Лебков легонько хлопает себя по шее. – Все восемнадцать тыщ.
- Сколько!? – недоуменно восклицает прокурор.
- Восемнадцать тысяч стволов, один к одному.
- Каких стволов? Что вы меня путаете, товарищ?
- Сосновых, мил человек, каких же ещё…
- Так вы…, того, лесничий? – обрадовано догадывается прокурор. – А я-то принял вас за своего. Ну, лесник, уморил!
И оба долго от души смеялись.
На том и кланяюсь с почтением. Всем здоровья и успеха в творчестве.
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 02:56
Здравствуйте, Алексей! Весьма приятна Ваша оценка моих строк. Согласен с Вами о "глубинке". С поклоном успехов и Вам.
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 02:56
Комментарий удалён автором 2012-10-26 в 02:56:49
Александр Степанов #    25 октября 2012 в 17:27
Ещё одно подтверждение мудрости, выловленной в народе Евгением Евтушенко: "Людей неинтересных в мире нет!". Поэтому ещё раз - слава организаторам этого конкурса, всколыхнувшего в памяти нашей людей подчас неприметных, невыявленных или незаслуженно забытых...
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 03:06
Здравствуйте, Александр! Спасибо, что откликнулись. В "непрметных, невыявленых или незаслуженно забытых" виноваты мы сами. Больше собой частенько заняты. Стыдно, конечно, но факт. С пожеланием здоровья кланяюсь.
Ирина Исмиляева #    25 октября 2012 в 18:58
не знала такого имени,но вот прочла ваше повествование о Евгении Лебкове и стало так по близко его творчество---пускай из небольших отрывков!СПАСИБО!УДАЧИ ВАМ
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 03:08
Ирина, спасибо! Успехов и Вам!
Тамара Каляева #    25 октября 2012 в 20:01
Спасибо за то, что познакомили нас с поэтом, который внёс частицу своей души в мир хаоса. +++++++++
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 03:12
Приятно было принимать участие в знакомстве. Серьёзно же, спасибо на добром слове, спасибо, что прочли и откликнулись.
Светлана Тен #    25 октября 2012 в 21:06
Очерк проникновенный получился. Верю каждому слову, верю, что через его творчество, Вы, Николай, открыли для себя не только хорошего поэта, но и думающего, мудрого , близкого по духу Вам человека. Хорошая работа. От души желаю  успеха в конкурсе.
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 03:15
За оценку очерка спсибо. Вы просто умеете читать! Здоровья и успеха Вам.
Тарас Овчинников #    26 октября 2012 в 01:02
Душевно о Поэте! Обязательно его почитаю.+
Николай Тертышный #    26 октября 2012 в 03:21
Тарас, здравствуйте! Спасибо. Успеха и состоятелности во всём Вам.
Елена Старожилова #    26 октября 2012 в 16:10
Мне понравилось,как Вы написали. Согласна со многим сказанным здесь.+
Николай Тертышный #    29 октября 2012 в 06:48
Елена, доброго здоровья! За оценку и согласие кланяюсь. Спасибо, что заинтересовались.
Анатолий Бел #    28 октября 2012 в 21:45
Спасибо за строчки настоящей поэзии.
Николай Тертышный #    29 октября 2012 в 06:53
Спасибо, Анатолий! Рад был встретить здесь Ваше понимание.
Надежда Лукашевич #    2 ноября 2012 в 20:04
Очень понравилось,  как вы рассказали о таком замечательном человеке .
Николай Тертышный #    3 ноября 2012 в 14:41
К сожалению я был мало знаком с Евгением Дмитриевичем. Писалось сие в размышлениях над его поэзией. Вам за отклик и добрые слова спасибо.
Генадий Синицын #    12 ноября 2012 в 07:06
Вот, ознакомился и с Вашим конкурсным произведением, Николай.
Почему-то припомнились высказывания некоторых критиков о безвкусице и дилетантизме авторов, совмещающем в одном произведении прозу и поэзию. Не лишний раз убедился в их неправоте благодаря чудным строкам Вашего рассказа-посвящения с вкраплениями, отнюдь, не лишних поэтических строф!
Прочёл на одном дыхании и получил приятное удовлетворение, спасибо и +, разумеется.
Николай Тертышный #    13 ноября 2012 в 14:11
Честно признаюсь, про конкурс не сообразил сразу, посвящение по знакам превосходит норму. Мне просто захотелось, чтобы о поэте чуть вспомнили. Приходит, знаете ли, этакое иногда на грустной волне. Возраст, должно быть, подпирает, итожишь всё…
За внимание кланяюсь. Льстите явно, но приятно.
Спасибо на добром слове, Генадий.