Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Скорая мотоциклетная

10 декабря 2015
Просмотров: 2109
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Поделиться:
10 декабря 2015
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Просмотров: 2109
Поделиться:

-Убийца! – сказала мама папе, капая в рюмку корвалол. — Она свернет себе шею.

Это был папин подарок – желанный и долгожданный — на мои девятнадцать: чуть подержанная, но совершенно исправная «Ява» обожаемого с детства темно-рубинового цвета! Со сверкающим баком! И широким коричневым седлом, подпоясанным таким же ремнем!

На любимом мотоцикле я гонялась в ночное время. Хотя почему «я гонялась»? Мы с «Явой» были словно один организм: ее сердце – мой мотор, ее кровь – мой бензин, ее азарт – моя скорость. Она не заводилась, потому что мне не хватало огня. Она разражалась грозой, едва почувствовав мой кураж. Домой мы возвращались глубоко за полночь. И на пороге неизменно немым укором появлялась мама с корвалолом в руках.

Папе я дала слово не появляться на мотоцикле в центре города и в часы «пик» И данное слово я держала. Но в тот поздний-поздний вечер нас с «Явой» занесло в центр. Страшно хотелось пить — и мы объезжали шеренги автоматов с газировкой в надежде найти хоть один с задержавшимся на своем месте стаканом. Мы завернули на одну из улиц, а потом еще на одну. Тут я скомандовала «Стоп!», а «Ява» недовольно заворчала и зафыркала. На тротуаре в нескольких метрах от нас стояли люди. Точнее, люди одного пола – женского. То небольшими группками по два-три человека, то поодиночке. Чувствовалось какое-то брожение, смятение, волнение. Через эти группы пробирался мужчина, слегка то кивая одной группе, то прикладывая руку к сердцу в знак признательности – в другой, а то вдруг выворачиваясь штопором из третьей. Мы находились около служебного входа одного из ленинградских театров, а мужчина был явно актером, осаждаемым поклонницами после спектакля. Поклонницы что-то ему протягивали — актер от чего-то отказывался. Поклонницы старались удержать его то за один рукав, то за другой, что-то горячо ему говоря. Актер тоже что-то им говорил и старался освободиться.

Ничего себе картина! Такого мне видеть не приходилось. «Ява» продолжала бурчать: стоять на месте ей было невмоготу. Наконец актеру удалось отцепиться от последней группы поклонниц, однако через шаг к нему справа подлетела женщина. Он кивнул два раза и с рукой у сердца дал понять, что хоть и тронут вниманием, но пойдет, куда шел. Но тут с другой стороны от стены отделилась еще одна поклонница. Уцепившись за руку, она буквально повисла на актере, с жаром объясняясь. Он попытался аккуратно оторваться от нее другой рукой. Отставшая группа поняла, что кумир в силках и ринулась к нему. Актеру удалось высвободиться от повисшей на руке девушки, он ускорил шаг. Ну не бегством же ему спасаться?!

«Садись! Мы от них удерем!» — дружно проревели мы с «Явой, в ту же секунду оказавшись рядом с ним. Оказались мы, как говорится, «с ноги» и «во спасение», потому что актер по нашей команде моментально перекинул ногу через сиденье. «Ява» рявкнула на глупых поклонниц, оставив им не аромат кулис, а запах бензина.

— Куда? — полетело вопросом назад.

— На Пестеля, — вернулся ответ.

Мы с «Явой» неслись по ночным улицам с чувством озорника, которому удалось озорство. Лишь бы не нарваться на ГАИ. С нами теперь был третий. До этого мы никого с собой не брали, кто бы ни просил: третий железно лишний. Но этот третий к нам и не просился, мы его сами у-у-у-у-у-умчали. Наш третий запрыгнул быстро, разместиться со всеми удобствами на жестком сиденье времени не было. Он приковал меня правой рукой к себе, тесно прижавшись, а угол его сумки больно впечатался мне в бок. Нет-нет-нет, больше никаких приключений с третьими.

— Сюда, во двор, — прилетело мне через плечо.

Мы нырнули во двор спящего дома. Но кураж не прошел, и мы с «Явой» сделали еще один круг, прежде чем затормозили у нужной парадной.

-Ну, спасибо тебе, братишка, — слезая, произнес он, отлепив свою остроугольную сумку от моего бока.

-Не за что, — ответила я. Несмотря на тусклый свет над парадной дверью, я его узнала. Несколько дней назад видела в телевизоре. Тогда это лицо было для меня новым.

-Только я не братишка, а сестренка, — я подняла защитные очки. – И очень хочется пить.

Комментарии (12)
Яна Солякова #    10 декабря 2015 в 22:28
Ух, здорово!!!! Прямо вы и писали с Явой вместе!!! Так единство ощущается!))) Супер! У меня велосипед был такой ручной для приключений в детстве, тоже живой. Но мотоцикл - это что-то!..
Аглая Юрьева #    11 декабря 2015 в 10:57
Да, мотоцикл - мое второе "я".))))
Спасибо на добром слове.
Лидия Павлова #    11 декабря 2015 в 09:09
Отличный рассказ! При чтении такой драйв ощущала, как будто сама мчалась по этим улицам.
Удачи вам в конкурсе!
Аглая Юрьева #    11 декабря 2015 в 10:56
Спасибо за теплые слова и пожелания.
Генадий Синицын #    13 декабря 2015 в 07:10
Искромётный рассказ!
"Убийцу" надо бы поменять на самоубийцу ...
Аглая Юрьева #    13 декабря 2015 в 11:05
Спасибо. Почему на "самоубийцу"? Это же мама папу так называет.
Анна Чернецова #    17 декабря 2015 в 06:18
Понравилось! Хочу продолжения! smile
Аглая Юрьева #    17 декабря 2015 в 20:43
Спасибо. В принципе продолжение есть. Не столь романтичное.)))
Аймира Урустемова #    17 декабря 2015 в 21:13
Круто! Передали темп, стремительность, реакцию...
Аглая Юрьева #    17 декабря 2015 в 21:26
Ну дык...))) Спасибо за отклик.
Николай Лыков #    26 декабря 2015 в 18:34
Понравилось. Особенно: -Хочу пить!
Аглая Юрьева #    26 декабря 2015 в 19:19
Э-э-эБ там безличное: очень хочется пить. Существенная разница. Неужели не чувствуете?)))