Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Футбол и слёзы, и любовь

17 июня 2018
Рейтинг: +6
Голосов: 6

Просмотров: 878
Поделиться:


— Джонни, ты помнишь, что нельзя касаться мяча рукой?

— Да.

— Что тебя удалят, если ты подерёшься во время матча?

— Да.

— И что нельзя оскорблять судью ни словом, ни жестом?

— Да.

— Молодец! Теперь иди и скажи об этом твоей маме на трибуне болельщиков.

Из австралийского футбольного фольклора.


Мой папа иммигрировал в Австралию из Бразилии, а мама — из Германии. От встречи представителей двух футбольных держав ожидался достойный результат. Появившись на свет, я стал великой футбольной надеждой. Со мной носились, как с золотым мячом. В детские ясли меня записывали только в те, что были со спортивным уклоном. На фасаде моего детского сада сиял громадный пятнистый мяч. В семь лет мама отвела меня в футбольную школу. Через два года папа забрал меня оттуда: ему не нравилась методика подготовки будущих звёзд. Он определил меня в известный футбольный клуб. Через два года запротестовала мама: «Я не согласна с твоей бразильской ориентацией на яркие личности, — заявила она папе. — И эти постоянные травмы! В конце концов, футбол должен приносить радость в дом!» К громкому папиному недовольству она перевела меня в другой, «европейский» клуб. В тринадцать мне расхотелось становиться великим футболистом; я, никого не спрашивая, прошёл все тесты и стал рефери на встречах молодёжных команд. Родители меня поняли, южно-американская и европейская школы, наконец, примирились, в доме восстановились спокойствие и согласие.

А в моей жизни начался новый период, оказавшийся более травматическим, чем если бы я стал самым продуктивным нападающим в мире. И всё из-за этих сумасшедших мам и пап. Находятся же особи, которые не могут себя контролировать, когда их детки на поле. Они кричат на судей, оскорбляют, грозят расправиться и нередко пускают в ход руки и ноги. За годы судейства я много наслушался в свой адрес… Сейчас уже не обращаю никакого внимания на всплески эмоций родителей. Даже как-то заволновался, не стала ли моя кожа толще, чем у слона.

Недавно на открытом стадионе я судил финальный матч в группе незнакомых двенадцатилетних ребят, которых различал только по номерам и цвету маек — красных и зелёных. Игра шла жёсткая, на равных. Мне пришлось «раздать» несколько жёлтых карточек обеим командам. Оставалось пять минут до конца, счёт 1:1. Создалась ситуация, когда нападающий красных получил шанс забить гол зелёным, вратарь которых слишком далеко выбежал из ворот. Красный, не размахиваясь, послал мяч в центр ворот, но подоспевший защитник зелёных перехватил его рукой, гол не состоялся. Я показал защитнику красную карточку. Он понимающе кивнул и медленно пошёл за своей сумкой. Какая-то женщина из болельщиков истошно завопила: «Неправильно! Нечестно!» Я дождался, пока штрафник покинул поле, поставил мяч на отметку и поднёс свисток к губам. Игрок, готовившийся пробить пенальти, вдруг показал пальцем на что-то за моей спиной. Я обернулся и в тот же момент получил сильный удар мячом в лицо. Крупная женщина, размахивая руками, стояла в трёх шагах от меня и гневно вопрошала: «За что ты наказал моего мальчика?» Её мяч, отразившись от моей головы, катился по траве. Как хотелось догнать его и лупануть им в упор по этой ненормальной!.. Но меня остановили слёзы на её щеках… Подбежал молоденький полисмен. Он попытался скрутить ей руки, у него не получалось, он позвал кого-то из толпы. Нарушительницу увели.

После матча ко мне подошёл игрок, которого я удалил с поля.

— Простите, пожалуйста, мою мачеху, — опустив голову, сказал он.

— Эту женщину…

— Да, — он поднял на меня большие печальные глаза и тихо добавил: — Моя мама никогда бы такого себе не позволила...

Я многое успел прочитать в его глазах: и осознание вины, и не остывшую боль от безвременно ушедшей матери, и тяжёлое неприятие мачехи… И вдруг глаза эти исчезли. Появилось лицо мачехи с бегущими по щекам слезами…

— Ты знаешь, — сказал я — а ведь мачеха тебя любит. Очень! Как родного сына…

И, оставив его заметно удивлённого, я пошёл в раздевалку, радуясь в душе, что кожа моя не стала толще и что после нашего разговора отношение юного футболиста к мачехе изменится. В конце концов, футбол должен приносить радость в дом.

Комментарии (11)
Геннадий Зенков #    17 июня 2018 в 20:49
Очень редко приходилось слушать или читать рассказ о футболе от имени судьи. Я и сам судил даже международные матчи, когда работал в Монголии. И знаю, что судье приходится работать на поле гораздо больше любого футболиста и очень часто выслушивать незаслуженные упрёки. Яков, как всегда, выступил в конкурсе с необычным, интересным сюжетом! +,
Яков Смагаринский #    19 июня 2018 в 03:56
От имени судей спасибо, Геннадий. По отношению к названию текущего конкурса я — зарубежный судья, но и в Австралии футбол не меньше, чем футбол.
Лидия Павлова #    18 июня 2018 в 00:08
Какой чудесный рассказ! Яков, спасибо вам за него, за тот мощный посыл доброты, внимания и сочувствия человеку, который в нём содержится. Рассказ о футболе, о нелёгкой доле футбольного судьи, но он, как капля росы отразил целый мир, "и жизнь. и слёзы, и любовь". Желаю вам удачи и в этом конкурсе, и в вашем замечательном творчестве. +++++++
Яков Смагаринский #    19 июня 2018 в 03:58
Взаимно, Лидия!
Николай Литвинов #    18 июня 2018 в 06:00
Отличный рассказ, удачи в конкурсе мой+.
Яков Смагаринский #    19 июня 2018 в 03:59
Спасибо, Николай!
Майя Симонова #    18 июня 2018 в 08:41
Яков Смагаринский #    19 июня 2018 в 03:59
Спасибо, Майя.
Галина Парфёнова #    18 июня 2018 в 22:42
Яков, рассказ замечательный. Очень хорошо выстроен психологически. Несёт большой эмоциональный заряд. Умный, добрый. +
Яков Смагаринский #    19 июня 2018 в 04:01
Галина, Вы сделали моё утро!
Людмила Дымченко #    7 августа 2018 в 19:33
Классно! А финал какой трогательный!
Удачи в конкурсе, Яков!