Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

На расстоянии вытянутой руки

29 июня 2015
Просмотров: 1961
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Поделиться:
29 июня 2015
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Просмотров: 1961
Поделиться:

 На расстоянии вытянутой руки лицо его было даже устрашающим. Для того, чтобы старик взорвался, хватило всего четырёх слов. Взрыв оказался неожиданным и оттого ещё более неприятным.

— А ты видел слезы на глазах коматозника, которому под наркозом делают трахеостомию?

Конечно, он всё видел, но молча опустил взгляд, потом зачем-то оглянулся назад, и нерешительно поднял глаза на лицо старшего профессора:

— Нет.

— Тогда, может, ты видел растерянность в глазах матери, когда у её ребёнка отказали лёгкие? Или отсутствующий взгляд у пациентки с панкреонекрозом и сепсисом?

Молодой резидент, совершено растерянный, часто моргал и на каждый вопрос, вне зависимости от реального ответа, сокрушенно качал головой.

— А видел ли ты глаза человека, который уверен, что он слышит голоса реальных людей за спиной? Или растерянность в глазах девятнадцатилетнего молодого парня, которому жить и радоваться, а, из-за гангрены, лишившегося ноги до паха?

Экзекуция продолжалось, матерый волк бил оппонента без жалости, тот опускал голову все ниже и ниже, дух его падал и падал куда-то в бездну раскаяния и неприязни к самому себе.

— Ну же? Видел, может, спокойствие в глазах женщины с отмороженными до костей ногами?

— Нет,- тихо прошептал молодой.

— Тогда как можешь ты говорить, что видел все, «прохавал жизнь со дна», если даже я этим похвастаться не могу?

Старик вдруг сгорбился, крякнул, развернулся на пятках мягких тапочек и, хромая на левую ногу, пошел по коридору. Внутри у него всё упало, и чувство сожаления за этот концерт жгло. Он знал, придя к 90 годам, что всё еще маленькая песчинка в океане вселенной. Он машинально открыл дверь кабинета, сел за стол и, не глядя, открыл ключом ящик, бережно потянув за потёртую ручку. Зазвенел приглушённо металл. Старик на ощупь достал верхнюю левую медаль, отодвинул дальнозорко руки и прошептал:

— Васильев, пулевое ранение в голову, сапер, младший лейтенант. Сабитов, газовая гангрена, разведчик, капитан. Аманов, ранение подключичной артерии, снайпер, старшина...

Один за другим, имена, ранения, должности. Стол полностью покрылся наградами тех, кто ушел 60 лет назад. Один за другим, год войны, хронологический порядок смертей и лица, лица, все молодые, умные и такие далекие лица.

— Разве можем мы знать то, что вам только ведомо? — прошептал он. Беззвучно сотрясаясь в рыданиях, протирая сухие глаза по-детски кулаком, он смотрел на медали, гладил их и тихо говорил:

— Младший лейтенант, капитан, старшина, рядовой, рядовой, снова младший лейтенант, рядовой, матрос, матрос, матрос, мичман, матрос...

Звонко и резко прозвенел телефон.

— Профессор, отрыв нижней конечности, ДТП, мы уже подаем.

— Всё, уже там.

Он вышел из кабинета и побежал, всё так же хромая на левую ногу. У дверей в операционную он нагнал своего молодого коллегу, гулко хлопнул его по спине и крикнул в ухо:

— Не спешим? Две минуты на «замыться»!- и быстро проковылял мимо.

Огромный груз, склонявший к земле, упал с плеч молодого врача, он заулыбался широко.

— Есть!

 

***

 

На столе в кабинете, брошенные в спешке, аккуратными рядами лежали медали и ордена. Металл искрился в свете солнца, бережно протираемый заботливыми крепкими руками военного хирурга десятки лет из недели в неделю. Каждая выщербинка, каждая царапина, вмятина или отверстие от прямого попадания пули были частью его жизни, сложенной из сотен жизней тех, кто был спасен, и тех, кто после себя оставил только металл. Сотни эти, словно немые свидетели, всегда стояли где-то за спиной, словно лучшие друзья, поддерживали под локоть. И как бы далеко они ни были во времени, они оставались на расстоянии вытянутой руки.

Комментарии (2)
Роза Покутняя #    29 июня 2015 в 22:08
Интересный рассказ.+ и желаю победы в конкурсе!
Николай Лыков #    30 июня 2015 в 05:25
Мой +.