Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Андрей-Назон Вадимович Шаргородский–Буонопарте

18 ноября 2016
Просмотров: 1139
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Поделиться:
18 ноября 2016
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Просмотров: 1139
Поделиться:

Остров Эльба, куда направился Наполеон после заключения Фонтенблоского мира в 1814году, был райским уголком, прелестями которого наслаждался великий Овидий. Император знал это и был доволен местом ссылки, однако постоянным фактором стресса для Бонапарта являлось отсутствие жены Марии-Луизы Австрийской и наследника, который носил титул римского короля. Досуг изгнанника пыталась разнообразить польская любовница — графиня Мария Валевская, но и её общество порой нервировало Наполеона. Даже в её жарких объятиях ему вспоминалась Россия, сожженная Москва и уютный домик в уцелевшей части, возле Кремля.
Вспоминалось ему 7 октября, когда в помещении бывшего крепостного театра генерала Позднякова, что у Никитских Ворот, открылись спектакли французской труппы Бюрсей. Ранее дом был разграблен, и занавес пришлось сшить из церковной парчи, а вместо люстры повесить паникадило. Особенным успехом в театре пользовались две сестры — исполнительницы русских плясок, крепостные актрисы.Наполеон пришёл на премьеру в обществе пленного русского офицера, Ивана Алексеевича Яковлева, которого впоследствии использовал как посланника к императору Александру. Во время представления он ловил на себе взгляды этого русского, и после очередного он не выдержал:
— Неужели у вас было мало времени разглядеть меня в кабинете?
— Нет, император, что Вы! Я пытаюсь угадать Ваше отношение к этим замечательным красоткам, которые находятся сейчас на сцене.
— А что?
— Дело в том, император, что я с ними знаком и могу их пригласить на ужин с Вами, дабы скрасить наше одиночество.
Яковлев намерено сделал акцент на слово «наше одиночество», чтобы ему, Наполеону, было понятно – если император захочет развлечься, то ему придётся это делать в его обществе. Бонапарт, измученный тяготами войны, неожиданно согласился, и, после представления, они вместе направились в уцелевшую от пожаров часть города, где их ждал уютный особняк с накрытым столом и музыкантами.
Неожиданное предложение Яковлева попало в точку. Перед уходом из Москвы он хотел вкусить прелести русских красоток. Вечер проходил бурно и стремительно. В объятьях Наполеона оказалась сначала одна, а затем и вторая девица. Всю свою несостоятельность в русской войне он вложил в страсть к этим двум сёстрам. Уже пред отъездом решили выпить по бокалу вина. Иван Алексеевич, довольный сложившимися обстоятельствами, позволил себе каламбур в адрес великого императора:
— В русском бильярде, император, есть один нюанс – «нельзя одним шаром попасть в две лузы», но Вам, как человеку талантливому во всех отношениях, это удалось. Наполеон еле заметно улыбнулся и удалился.
Вспомнил об этом Бонапарт не случайно. Накануне, тайной почтой, получил он письмо от Яковлева, где он, как бы невзначай, сообщил ему о двух прелестных девочках, родившихся у сестёр-артисток, с которыми император знаком лично. По совпадению, или нет, но родились эти ангелочки, как раз на Ивана Купала, 7 июля 1813 года, ровно через 9 месяцев после спешного отъезда императора из Москвы.
Письмо шло долго, поэтому император тут же написал Яковлеву ответ, в котором просил выкупить этих двух красоток с детьми у помещика и дать им «вольную».
Яковлев тут же это сделал, причём, не потратив ни копейки. Он просто оставил на память графу С.М. Каменскому, генералу от инфантерии, само письмо, коим тот очень дорожил до конца своих дней.
Одна из сестёр, Мария, с ребёнком тут же уехала в Польшу и вышла замуж за давнего поклонника её таланта, наследника знаменитой польской писательницы Елизаветы Дружбацкой. Их потомки после революции 1917 года оказались в России. Правнук Дружбацких переехал в город Ухта, республика Коми, а правнучка родила трёх детей, один из которых, Вадим Шаргородский пережив Великую отечественную войну в Виннице, тоже оказался в Ухте, переехав к двоюродному дяде. Там же они встретились с моей мамой, в девичестве Струбцовой Тамарой. Струбцовы были раскулачены и выселены из Оренбургской губернии на поселение в республику Коми. Потомками Струбцовых были отпрыски графа П.И Шувалова, который в восемнадцатом веке стал крупными промышленником Оренбурга. Так вот, внебрачный сын графа Шувалова, Петр, взял в жёны бывшую актрису театра труппы Бюрсей, бывшую крепостную, Анну.
Именно это обстоятельство и позволяет сделать вывод, что мои родители являются потомками неотразимых сестер-танцовщиц, которые, волею судеб и обстоятельств одновременно родили детей от одного и того же человека – императора Наполеона Бонопарта. Мама потомок Анны, отец – Марии.
И тут появляюсь на свет я! Одна родовая линия крепостной крестьянки, родившей двух дочерей красавиц, впоследствии ставших матерями дочек Бонопартовской крови, вновь, через сотни лет, сошлись в одно целое, которое назвали Шаргородский Андрей Вадимович.
Невероятно, но это ещё не всё.
Помните Эльбу и рассуждения Наполеона об Овидии, который гулял по тому же острову сотни лет назад? Так вот, великий поэт был сослан императором Августом в город Томы, который был в то время римской колонией. Это сейчас Констанца (современное название города) крупнейший морской порт и город Румынии, а тогда это было захолустьем, в котором Овидий прожил всю свою ссылку и там же умер. До сих пор там стоит памятник великому поэту на центральной площади города. И хотя современники утверждают, что у Овидия не было своих детей, горожане веками передают от одного поколения к другому историю, которая произошла в те годы с поэтом.
Дело в том, что Овидий очень любил свою жену – красавицу Фабию. И очень доверял ей. Однако, она была просто женщиной и, когда Овидий был сослан, она влюбилась в другого. Когда поэт об этом узнал, он её проклял и, находясь в ссылке, пустился «во все тяжкие». Женщины и вино стали лучшими его товарищами. Среди его пассий была красотка Дана, что в переводе означает – знающая. Она прекрасно знала толк в женских шалостях и покорила поэта. Результатом их страсти стал маленький мальчик, которого нарекли Георгом. Умирая, Овидий позаботился о будущем мальчика и его мамы. Георг получил впоследствии блестящее образование и переехал во Флоренцию, где выросло не одно поколение его предков, среди которых был Якопо Буонапарте – прямой потомок великого императора Нанолеона…

Я не знаю, как такое генеалогическое дерево можно нарисовать, но если у меня когда-нибудь получиться, я вам обещаю его показать!

Комментарии (8)
Андрей Шаргородский #    18 ноября 2016 в 15:50
Андрей Шаргородский #    18 ноября 2016 в 15:52
Андрей Шаргородский #    18 ноября 2016 в 15:54
Андрей Шаргородский #    18 ноября 2016 в 15:54
Это я
Николай Лыков #    18 ноября 2016 в 18:20
Потомку Бонапарта +
Андрей Шаргородский #    18 ноября 2016 в 18:35
Спасибо!
Майя Симонова #    18 ноября 2016 в 18:55
Марат Валеев #    29 августа 2017 в 11:15
Хм, а чем черт не шутит...