Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

След на снегу

15 февраля 2017
Просмотров: 915
Рейтинг: +8
Голосов: 8

Поделиться:
15 февраля 2017
Рейтинг: +8
Голосов: 8

Просмотров: 915
Поделиться:

Вопреки настояниям свекрови на аборте мама при папиной поддержке сберегла меня и помогла прорваться… Спелёнутый комочек привезли из роддома по блекнущей белизне мартовского снега-обмылка и обтаяльника в отчий дом… Снег молчит, пока у него нет собеседников. Как только они – идущие, бегущие, едущие – появляются, он начинает говорить. Мы слышим эту снежную речь, но не понимаем её, принимая за какой-то скрип. А снег после каждого такого общения хранит, пока не растает, память о нас – след на снегу. Кто мы для снега? Кто мы для мира, в который однажды откуда-то проникаем, выпадаем маленькими снежинками, чтобы через мгновение растаять, испариться, исчезнуть? Перед заходом с заснеженной улицы домой мы тщательно обметаем обувь и одежду, но всё равно самые любопытные снежинки, ловко спрятавшись от веника и отряски, проникают в тёплое жилище, через миг тают, превращаясь в бисеринки-капельки, а затем впитываются в половую тряпку – блюстительницу порядка или высыхают прямо на повешенной одежде. Снег плачет? Отчего?

Папа, брат и я сидим в кузове медленно ползущей в сторону кладбища машины и молчим. От колёс на декабрьском снегу – след, но я его не вижу и ничего не замечаю вокруг, кроме покачивающегося в такт движению грузовика гроба. Заснеженное кладбище… Я стал в тот день какой-то оглоблей в сугробе, одеревеневшей и бесполезной, беспомощной и не присоединённой ни к чему. «Я люблю тебя, мама». Вдруг резко проявилось в кладбищенской пустоте болезненно неискупимое значение этих простых слов, никогда не произносимых мною при маминой жизни. Я и спасибо-то ей не говорил. Воспринимал всё ежесекундно творимое ею добро как само собою разумеющееся. Целовал её в щёку, точнее, чмокал, обозначал прикосновение губами как-то механически, отстранённо, почти отчуждённо, с дежурным, роботоподобным декламированием: «Дорогая мама! Поздравляю тебя…» два раза в год, 8 марта и в день её рождения. А искренне, по-человечески, по-сыновьи – только сейчас, наклоняясь над гробом, ошеломлённый холодом бездыханного лица, в котором губы искали иступлённо, но уже не могли найти не оценённого, не сбережённого, навсегда потерянного мною сокровенного тепла. Меня деликатно отделили, отвели от гроба, нахлобучили на мою голову шапку, а на него – крышку… И уже кто-то другой, не я, каким чувствовал себя раньше, но вроде бы моими руками бросил горсть мёрзлой суглинной земли на спущенный в чёрно-рыжую яму на белых полотенцах заколоченный, обёрнутый красной материей с чёрной окантовкой ящик. Почему я был таким «мёрзлым» по отношению к маме в ответ на её постоянную греющую меня заботу? К стыду своему не помню маму отдыхающую. Утром, встав раньше всех, накормив нас завтраком, спешила на работу. Придя с работы, варила, солила, жарила, парила, стряпала, пекла, мыла, мела, пылесосила, чинила, штопала, кроила, шила, огородничала, садовничала, стирала… Нет, наверное, в русском языке глагола, обозначающего разновидности труда, неприменимого к маминым заботам-хлопотам. Благодаря маме в меня вошло и с величайшим удовольствием переварилось реально осязаемое понимание выражения «Пальчики оближешь». Но не только пирогами, а буквально всем была красна мамина изба. Всю свою одежду – платья, блузки, костюмы, даже пальто – мама кроила и шила сама. Обшивала она и нас, особенно, когда мы с братом ещё ходили под стол пешком. Позже в нашем гардеробе стало сосед­ствовать с маминым и покупное. Но мамино было удобнее, мягче, как будто ласково обнимало и оберегало нас. А сад и огород, который по вмещению выращиваемых на нём разносолов вполне соответствовал раздольно-русскому многозначному именованию «поле»?! Чего там только ни росло… Не было лишь сорняков, как ни рвались они на грядки. До всего доходили мамины руки. А грандиозное еженедельное субботнее событие, когда мылилась, пенилась, струилась, выжималась, крахмалилась мамина стирка?! И в ленивой сторонке от этого – я, вместо помощи маме норовящий отлынить даже от самых простейших домашних дел… Снег как-то особенно зябко и знобяще поскрипывает, принимая на себя как вину мой след, ведущий к погосту…

Комментарии (12)
Мария Штанова #    15 февраля 2017 в 16:10
Этот рассказ-реквием не просто написан-он выстрадан Вами, дорогой Александр! Я читала со слезами и комком в горле.
Невольно вспомнился мне отрывок из "Молодой гвардии"А.Фадеева,когда Олег Кошевой, сидя в тюремной камере, перед казнью, думал о матери."Оглянись же и ты,юноша, мой друг, оглянись и скажи: кого ты обижал в жизни больше , чем мать? Не от тебя ли, не от меня ли, не от него ли седеют наши матери?А ведь придет час, когда горьким упреком обернется всё это у материнской могилы...Мама, прости. Положи мне на голову руки,как в детстве, и прости..."
Спасибо Вам за честный и потрясающий душу рассказ.Удачи в конкурсе!
Людмила Косарева #    15 февраля 2017 в 17:12
Сколько горести, Александр, в Вашем рассказе! Сколько пронзительности, потерянности и осознания происшедшего!
Понравился Ваш язык.
Только бы лучше обозначить разделы. это просто. А воспринимать будет легче.
Примите мой (+) и пожелание добра и творчества.
Майя Симонова #    15 февраля 2017 в 17:18
Алексей Мальцев #    16 февраля 2017 в 06:44
Добрый день, Александр. Яркая метафоричность, образность, пронзительность. В общем, пример настоящей прозы. Остановлюсь на том, чего не хватило.
Прежде всего - связи снега и главной темы. Снег и погребение - достаточно подробно описано в литературе.

... Родня заплакала навзрыд,
могилу окруживши скопом,
и снег бесславно был зарыт,
придавленный тяжелым гробом.
(Ю.Калашников)

Здесь хотелось бы новизны, свежей трактовки. Ведь это не просто покаяние сына, это еще и литературное произведение. Отвлечение о половой тряпке, как о блюстительнице порядка - по-моему, совсем не к месту. Вы сократили текст, это чувствуется, но сокращение (мне лично) кажется не очень удачным. В самом начале "привезенный из роддома комочек" не мог видеть "обтаяльника" снега, не мог этого осознавать, чувствовать. Чьими тогда глазами читатель на это смотрит??? Вопросы остаются, как видите. Остается ощущение незаконченности, незавершенности. Даже, я бы сказал, какой-то закольцованности. Возможно, это результат сокращения текста. Удачи.
Наталья Максимова #    16 февраля 2017 в 08:58
Как жаль, что осознание того, что любить родных надо, пока они живы, приходит слишком поздно. И как больно от этого. Пронзительно написано, Александр! +
Николай Литвинов #    16 февраля 2017 в 09:01
Рассказ понравился мой+.
Яна Даренко (Татьяна Бондаренко) #    16 февраля 2017 в 13:17
Сколько любви в вашем рассказе, Александр! Дай вам Бог счастья а судьба - удачи. +
Зинаида Дмитриева #    16 февраля 2017 в 15:32
Жаль, что осознание приходит поздно. Ваш рассказ, Александр, тронул до слёз! + ВАМ и удачи!
Татьяна Ларченко #    16 февраля 2017 в 21:24
Я сходу окунулась в этот сгусток горечи, переданный автором так достоверно, как способен рассказать это человек, прочувствовавший все лично. Потому, наверное, и не заметила изъянов, о которых сказано выше в комментариях. Важно, что цель достигнута: читатели не проходят мимо этого чувственного, изложенного хорошим языком текста. И, редко кто из нас, потеряв мать, не винит себя в том, что злоупотреблял материнской заботой, чего-то недодал своим родным, редко кто не видит в этом свою неисправимую ошибку... Удачи вам!
Анна Штомпель #    17 февраля 2017 в 16:47
Александр, с большим удовольствием прочитала Ваш рассказ. "Снег молчит, пока у него нет собеседников" -- уже с этой фразы я поняла, что скучно не будет!.. Понравился резкий переход от "спеленутого комочка" до взрослого человека, который хоронит свою маму... "Меня деликатно отделили, отвели от гроба, нахлобучили на мою голову шапку, а на него – крышку…" Ох! До мурашек... У Вас поэтическое мышление, и этот рассказ -- словно стихотворение в прозе. Наверное, это авторская задумка, что монолог идет почти сплошным текстом, без абзацев, я так это и восприняла, хотя обычно за то, чтобы ярче выделять каждую мысль. Безусловный +.
Николай Лыков #    18 февраля 2017 в 05:43
Автор своим пронзительным рассказом заставляет, вернее, понуждает читателя мучиться от вины. А она почти у каждого из нас есть. Мой +
Мария Штанова #    31 мая 2017 в 13:58
Александр,рада за Вас! Поздравляю с победой в конкурсе! Помню,как я плакала над Вашим рассказом-реквиевом,помню,как первой откликнулась на него, помню,как тихо каялась и я за свои ошибки перед ушедшей мамочкой моей,спасшей нас в тяжелую военную пору.Мы всегда в неоплатном долгу перед Матерью.Спасибо Вам и дай Бог сил и здоровья! И новых творческих побед!