Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Как я разгадал многовековую загадку

8 февраля 2016
Просмотров: 1379
Рейтинг: +14
Голосов: 14

Поделиться:
8 февраля 2016
Рейтинг: +14
Голосов: 14

Просмотров: 1379
Поделиться:

— Осталось всего три часа до закрытия, — сказала гардеробщица музея, нехотя принимая у меня рюкзак.
— Успею! — заверил я её.

Сначала я разглядывал всё подряд, внимательно читая описания. В четвёртом зале понял, что моё «успею» — более, чем легкомысленно. Тут и дня не хватит! Стал обращать внимание только на скульптуры. Каменный Сатир с козлиными рожками. Обнаружен в Бейт-Шеане. Красавец Дионис. Найден в Бейт-Шеане. Многогрудая Артемида. Привезена из Бейт-Шеана. «Что это за Бейт-Шеан такой...» — подумал я, но не успел закончить мысль: предо мною явилась беломраморная Афродита во всей своей пленительной нагой красе. Время для меня остановилось. Медленно обошёл юное олицетворение любви и красоты. Раз, другой. На ногах eё ещё не высохла морская пена. Погоди-ка. Чего-то у девушки не хватает. Ах, да! Рук нет. Нечем прикрыться!

С потолка донеслось: «Уважаемые посетители, музей закрывается через двадцать минут!» Я заторопился. Почти бегу. Экспонаты, шкафы, двери мелькают, повороты направо, налево. Настенные указатели вдруг сменили направление. Вот незадача! Где же я пропустил выход? Бегу назад. Свет стал медленно гаснуть. Я оказался в знакомой комнате, где живёт Афродита, но отсюда три выхода. Беспомощно смотрю на Богиню. Она, несомненно, указала бы мне дорогу, но у неё нет рук. Прямо беда! Почему, всё-таки, у неё нет рук? Досадная загадка! Бегу наугад.

Через неделю я поехал в тот самый Бейт-Шеан посетить знаменитый археологический парк, затем переночевать и продолжить путь в центр мировой каббалы, городок Цфат.

В гостинице мне предложили единственную свободную комнату с тремя кроватями. Я не посмел отказаться и поспешил в парк.

Предпарковая площадь. Один за другим подкатывают автобусы с туристами. Возле меня останавливается большая группа. Экскурсовод громко повествует на русском. Это то, что мне надо! Я незаметно пристраиваюсь в хвост группы.

По мере продвижения вдоль раскопанного античного мегаполиса группа растягивалась. За мной постоянно шли две женщины, мать и дочь, любители сниматься на фоне развалин. Иногда они просили меня сфотографировать их.

У разрушенного входа в бывшие городские бани гид посмотрел на часы и заявил, что осталось мало времени, и лучше он поднимется с нами на холм, покажет дерево, на котором повесился Иуда Искариот. Мне же хотелось узнать, «как в наши дни вошёл водопровод, сработанный ещё рабами Рима», поэтому я решил Иуду не тревожить и расстаться с экскурсией так же тихо, как и пристал к ней. Все пошли на холм, а я, не оглядываясь, — знакомиться с системой древнеримского горячего водоснабжения. На это ушло много времени. Я устало вышел из парка на городской проспект. Там, медленно пройдя два квартала, понял, что иду в противоположную от гостиницы сторону, развернулся и… оцепенел от изумления: мои знакомые мать и дочь всё ещё продолжали следовать за мной…
— Вы что тут делаете? — вскрикнул я.
— Как что? — удивилась мать.
— А где все остальные? — спросила дочь.
И тут они обе побледнели, видно, сообразили, что произошло.
— Побежали в парк! — закричал я. — Может, ещё успеете!

Я полетел впереди в надежде задержать автобус, но, увы, перед парком уже не было ни одной машины. Мать схватилась за голову:
— Что же теперь будет? Там все наши вещи! Автобус ушёл в Цфат! Где мы проведём ночь?
— Цфат! — повторил я машинально. — Ах, Цфат! Ну тогда всё в порядке! Успокойтесь! Переночуете в моём номере, а рано утром мы поедем в Цфат на рейсовом автобусе.

Пришли в гостиницу. Я предложил кровати на выбор. Мать присела на одну, она всё ещё никак не могла успокоиться. Дочь первой пошла принять душ. Я в ожидании своей очереди стал листать брошюрку на журнальном столике. Девушка долго плескалась. Наконец, из ванной донёсся её приглушённый голос, она попросила мать подать ей полотенце. Но мать, поглощённая тревожными мыслями, не услышала её. Дверь открылась и в комнату вошла беломраморная Афродита во всей своей пленительной нагой красе, мокрая, только что из морской пены. Одной рукой она отжимает волосы на затылке, другую — протягивает матери:
— Что вы, мама, не даёте полотенце?
— Ах ты бесстыжая! — закричала на неё мать и схватила стул. — Да я сейчас тебе все руки обломаю!

Комментарии (9)
Генадий Синицын #    8 февраля 2016 в 13:08
И следом за Афродитой в музей её!
+
Людмила Косарева #    8 февраля 2016 в 16:11
Великолепно - во всех отношениях...Яков, Удачи!
Людмила Ткаченко #    8 февраля 2016 в 18:33
rofl Так вон оно чтооо))) Просто класс!)) Удачи!)+
Татьяна Ларченко #    9 февраля 2016 в 16:42
Да-а... Сдается, не случайно эта новоявленная Афродита отстала от своей группы... Ей- "минус", а вам, Яков, "плюс"!
Лидия Павлова #    9 февраля 2016 в 18:12
Замечательная история!) Браво!
Мой + и пожелание удачи в конкурсе.
Наталия Мосина #    9 февраля 2016 в 18:59
Хорошо написано,необычно и интересно!
Марат Валеев #    11 февраля 2016 в 07:43
Как говорит современная молодежь, заценил! +
Владимир Маталасов #    11 февраля 2016 в 17:40
Всё началось с рюкзака и гардеробщицы… Я так понимаю? А потом уж -- каменный Сатир, красавец Дионис, многогрудая Артемида, беломраморная Афродита, и все, главное, из Бейт-Шеана.
Были, Яков, были у беломраморной Афродиты – по первоначальному замыслу ваятеля, -- руки. Ладонью левой руки она прикрывалась спереди, а ладонью правой – сзади. Но кому-то это, видимо, не понравилось...
И на дерево, на котором повесился Иуда Искариот, тоже хотелось бы глянуть.
А Цфат?! Ах уж этот Цфат с двумя незнакомками. Полагаю, что мама вовремя успела передать полотенце дочери? Для меня это остаётся большой загадкой...
scratch
Николай Лыков #    13 февраля 2016 в 17:37
Жив буду, обязательно туда съезжу, а то так и не посмотрю на дерево, где Искариот повесился.
А, по-моему, насчёт Иуды - всё враки. Такие вечно живут. Автору +