Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Мой отец по прозванию Кутузов

2 июня 2013
Рейтинг: +28
Голосов: 28

Просмотров: 3547
Поделиться:

Родился я в СССР в Вольной (очень вольной и очень солёной!) Солянке 7 июня 41-го, за полторы недели до начала Великой Отечественной войны, когда отец Дмитрий уже был в пути на фронт – ещё  в мае отправили его в Ульяновске.

...Об этом рассказывала мать Марина. Когда мне было пять месяцев от роду, поздней морозной осенью сорок первого года повезла она меня на смотрины отцу. Он со дня на день ждал отправки на фронт. Не сызранским, более коротким и прямым путём, а через Чишму, кружной, с пересадкой, дорогой поехала она туда  –  через Сызрань шли военные эшелоны. В обратную сторону – пустые, грузовые – их “телячьими” называли. Впрочем, пустыми они не были – всеми правдами-неправдами их заполняли пассажиры, эвакуированные.

Мать всегда с тёплой слезой говорила о стайке московских студентов, взятых тогда надо мной шефство – они и баюкали и подкармливали меня. А главное: не давали замерзнуть, закутывая поверх домашних тряпиц своими пальтишками.

В Ульяновск прибыли на третьи сутки ночью. На пропускном пункте матери сказали, что подразделение отца скоро отправляется на фронт. Из-за этих сборов устроить специального свидания не было  никакой возможности – посоветовали дождаться выхода солдат строем. Недолгий срок ожидания пролетел незаметно, пока нашёлся уголок для ночлега.

Бойцы вышли колонной. Мать выкрикнула в темноту, что мы здесь. Голос отца спросил:

– Кто – вы? Узнав, что мать приехала со мной, новорождённым, прокричал:
– Покажи мне его!
– Да как же?!, – растерялась мать. И всё-таки подняла куль со мной над собой.
– Видишь? – спросила.

Ответа не услыхала. То ли порыв ветра отнёс его голос, то ли от волнения вообще ничего не мог сказать отец.

…Перед селом Павловка Колпнянского района под Орлом на Шахтёрском бугре погиб мой отец 3 февраля 1943 года... Как понимаю, всё было до ужаса просто.  Передовой линии был дан приказ идти лавиной на врага, и бойцы пошли.

В Павловке на чердаках изб с выступом на хуторе через дорогу засели три фашиста с пулемётами.

Вот скатывается со склона тёмной цепью (в бушлатах, без маскхалатов!) масса бегущих солдат. Лихорадочная строка немецкого пулемёта, и растекается красный наплыв по белому снегу... Три таких кровавых наплыва!  

Утром вдруг в морозной тишине над погребом раздались хриплые "Ура!" вперемешку со словами, которые не принято печатать. Ах, как ласкали слух павловцев эти безобразные ругательства!

...Я часто думаю об отце, которого не знаю, о котором узнал по рассказам. По этим рассказам домысливаю, додумываю его. Какой он был? С чудинкой. Простой. Бескорыстный, безалаберный. Рубаха-парень. Озорник. Насмешник. Конечно, не герой, которых нам иногда представляют обязательно суровых, могучих и с посто­янными мыслями о том, что бы совершить этакое. Я допускаю даже, что и в тот бой под Павловкой он побежал с какими-нибудь прибаут­ками и незлобной насмешкой над товарищами. Может, матюкнулся по-солянски беспрерывной закруткой на минутку. Может быть, даже и не кричал: "За Родину! За Сталина!" Так кричали все. А он, может быть, загорланил любимую припевку: "Эх, мотоцикл цыкал-цыкал, не доцыкал, перецыкал, и рассы..." И упал замертво, скошенный фашистским пулемётом, кровявя белый-белый снег Шахтёрского бугра... Как миллионы... Мой отец советский солдат-крестьянин по прозвищу Кутузов... 

За Родину! За свою жену и детей! За меня! За моих детей, внуков, а теперь и правнука Ванечку!

Комментарии (44)
Олег Пуляев #    2 июня 2013 в 16:50
Александр, понравилось, трогательно написано.
Надежда Цыганкова #    2 июня 2013 в 16:56
Очень понравилось Ваше произведение.Доброе,трогательное,человечное! С уважением Надежда +
Юлия Цыбульская #    2 июня 2013 в 17:05
Понравилось. Сколько смертей произошли на войне "до ужаса просто", да и не только на войне.
Евгений Сидоров #    2 июня 2013 в 17:39
За Родину!!! за наших великих предков и наших потомков!!!!!
Геннадий Зенков #    2 июня 2013 в 19:32
Для статистики - рядовой солдат Дмитрий Степанов, подобных которому были миллионы, а для Александра Степанова - родной отец, единственный, другого не бывает. Хотя даже прикоснуться к нему было не дано. Вот только за что его прозвали Кутузовым, из повествования непонятно.
Александр Степанов #    3 июня 2013 в 07:56
Геннадий! Спасибо за интерес к моей родословной. Конкурсные рамки вынудили изъять не только историю прозвища, но и подробности характера моего отца, судьбы моей матери-вдовы с ранних лет и тремя детьми, ещё более ужасные подробности с места гибели бати. Постараюсь восстановить в комментариях.
Александр Степанов #    3 июня 2013 в 10:37
Комментарий удалён автором 2013-06-03 в 10:38:30
Александр Степанов #    3 июня 2013 в 10:41
Восстанавливаю фрагмент из полного автобиографического очерка, касающийся прозвища.
«Кутузята». Так обидно называли нас, малых мальчишек, сельчане то ли в насмешку, то ли в пренебрежение. А отца вспоминали почтительно: Митька Кутузов... Только взрослея, мы узнавали и про великого россиянина с такой фамилией, и возможную историю нашего прозвища. Почему именно по фамилии легендарного фельдмаршала? Дедушка Гриша Гвидонов (кстати, тоже - прозвище) ещё в давние годы на этот мой вопрос предположил, что, вероятно, один из предков моего отца участвовал в Отечественной войне 1812 года. А я, судя по характеру моего отца, додумал, что, вернее всего, тот пращур служил не далее какого-либо обоза, в «форштадте», потому что тот же дед Гриша пояснил: у отца моего было ещё одно прозвище, видимо, доставшееся от того же предка: Фурштад (явно упрощённое на русский лад иностранное словечко). И опять же домысливаю: тот тот мой прапрадед вояка-крестьянин, может быть, как-то мельком и видывал великого полководца, но, возвратившись с войны, наверняка хвастался, что даже ручкался с Михаилом Илларионовичем. Да мало ли какие россказни мог сочинять Фурштад-Кутузов по вдохновению да под шкалик и солёный огурчик. Так могло быть – по себе сужу…  И отец, кажется, таким же выдумщиком был.
Александр Степанов #    7 июня 2013 в 08:19
Спасибо, Геннадий, за великолепный шарж-коллаж с эпиграммой! Это в моём вкусе!
Ирина Исмиляева #    2 июня 2013 в 22:44
+++++трогательно!
Генадий Синицын #    3 июня 2013 в 07:37
Поддержу, Александр!
Не так уж много, пока, на этом конкурсе прозы.
Спасибо за рассказ и +
Александр Степанов #    3 июня 2013 в 08:24
Август 2005 года, село Колпны Орловской области. Моя вторая поездка к месту гибели отца. Ещё раз слушаю рассказ очевидицы боя за деревню Павловка 3 февраля 1943 бывшей учительницы Маркинской средней школы Ксении Максимовны Калгановой.  
Алекс Роберт #    4 июня 2013 в 23:31
Одно из тех произведений, которые читаешь и ком подступает к горлу! +
Александр Степанов #    5 июня 2013 в 08:04
Спасибо, брат, за понимание трагедии! Моей и всей страны, всех стран и всех народов! Сейчас дополню очерк комментарием о моём ощущении сиротства в детстве.
Александр Степанов #    5 июня 2013 в 08:11
БЕЗОТЦОВЩИНА... О том, что безотцовщина очень стыдна, мне довелось познать в 10 лет, уже после войны  Было это так: однажды, выпросив у конюха колхозную подводу, я пытался неумело запрячь лошадь. Ко мне подскочил с остекленелыми от негодования глазами Тимофей Иванович Тарасов и, хрипло прокричавши, упрекнул: «Безотцовщина!..», и грязно выругался…
Ещё в детстве я глубоко и больно понял, что живу и на всю жизнь обречён жить без отца. Теперь точно не помню, какое событие дало движение этому пониманию. Но хорошо помню, что однажды в одиночестве и в темноте ночи сидел на огромной бабушкиной печи и думал: «А что стало б сейчас, если бы вдруг вошёл отец и сказал: «Здравствуй, сынок! Я твой тятя!». И я плакал... Думать так, представлять себе совершенно невероятную встречу (с живым!) отцом всю жизнь с тех пор стало для меня очень больным чувством. А с годами прибавилось энергии к достижению хотя бы самого малого: придти к могиле отца, и я дважды побывал там, на Орловщине, где в братской могиле покоится прах моего батюшки.
В последующей семейной жизни у нас с любимой дважды возникали моменты разлада и развода (се ля ви!), но оба раза, обдумавши и вспомнив свою безотцовщину, вставал (буквально) на колени перед матерью моих детей. И дети, и внуки - с нами!
Надежда Лукашевич #    5 июня 2013 в 17:14
Сама познала  безотцовщину, девочкам это попроще, а вот брат сильно переживал, но и гордился, что он  помнит, как его папа  на плечах носил, а мы с сестрой  нет! Ему было, когда умер папа 5 лет, сестре 3 года, а мне всего 5 месяцев. Какая уж тут память. А вот когда умерла мама, и хотя   мне тогда было 11 лет - я все равно не верила, что это ее похоронили, что это ошибка, что она просто уехала по делам, и все ждала, что она приедет. Спасибо, Вам, Александр, что затронули такую непростую тему.
Александр Степанов #    6 июня 2013 в 07:34
Надежда! Помниь и поминать - обязанность живущих! Для будущих поколений!
  ...Случилось это в молодости, задолго до того как, движимый своей романтикой и просьбой матери, начал активный поиск могилы погибшего на войне отца. Посреди глубокой ночи, почивая в одиночестве, я вдруг услышал чьё-то
по-учительски мягкое, короткое (не помню — мужским или женским голосом), но требовательное повеление: «Помяни отца». Тут же проснулся в холодном поту, включил свет, заглянул во все уголки однокомнатной квартиры, никак не веря в жуткую реальность сновидения. Потом же, когда рассказал об этом матери, жившей в отдалении, узнал, что голос этот прозвучал прямо перед датой гибели отца. А до того даже не задумывался над датой гибели отца. И теперь накануне 3 февраля каждый год я отправляю нехитрый христианский обычай поминовения.
Не будем думать, кто, как и зачем создал ритуалы поминовения, — мне же просто интуитивно понятно: это — не зря, это — благо...
...Не забуду также тихое, но твёрдое слово стареющего московского литератора Петра Нефёдова, которому я однажды в бытность собкором областной газеты помогал транспортом, чтобы подвезти его к могиле давно умершей матери в дальней деревушке Асексевского района Оренбуржья. «Если бы мы все чаще приходили на погост наших предков, — ясно бормотал он, склонив голову над могильным холмиком, — мы бы больше делали добра друг другу, меньше бы зла было на Земле!»
Позже, уже в дороге, он пояснил своё умозаключение очень просто: «Если бы каждый из нас соотносил свою жизнь, свои поступки с тем, что уже пережили его предки, он бы чаще и крепче осознавал, как ничтожно мал отрезок его жизни, как надо быть осторожным, чтобы своим секундным (в масштабах космических тысячелетий) явлением на этом свете не омрачать жизнь самым близким и дальним себе подобным существам».
Александр Сосенский #    5 июня 2013 в 22:42
В небольшом произведении так много смысла и эмоций! +
Марат Валеев #    6 июня 2013 в 09:23
Александр, примите и мою поддержку вашему волнующему  рассказу об отце. Вечная ему память и слава!
Людмила Косарева #    6 июня 2013 в 20:51
Александр Дмитриевич!Ваш рассказ волнует правдой жизни. Будем помнить всех, кому жизнью обязаны!..
Евгений Ивненко #    12 июня 2013 в 21:30
Трогательный рассказ об отце. Вечная ему память и слава!
Александр Степанов #    14 июня 2013 в 08:08
Столько лет прошло после моего посещения места гибеди отца на Щахтёрском бушре перед Павловкой, а память возвращает туда в 1943-й год.
Драматична история первичного захоронения погибших воинов на поле боя. Происходило это не менее чем через месяц после него, в марте, когда стало таять. Полуобнажённые трупы начали смердить на солнце и только тогда местные власти мобилизовали женщин и подростков убрать разлагающиеся тела. Почему полуобнажены? Потому что с убитых бушлаты, гимнастёрки и обувь снимали сельчане — их тоже ведь понять можно: за три года нищеты всё так поизносилось! Тётя Лида (только в последней поездке узнал полное имя: Лидия Ивановна Фетисова), с которой я тогда разговорился в автобусе по пути в Колпны, девчонкой участвовала в тех жутких захоронениях, рассказывала так.
Они, подростки, мало ещё что соображали в трагедии, поэтому к делу относились играючи. Баграми цепляли трупы и стаскивали в «бомбёжные ямы». Сначала стащили, судя по остаткам одежды, русских. Когда увидели среди убитых вражеских солдат — снова вытаскивали из «могил» трупы наших бойцов, вниз сталкивали фашистские. Приговаривали: «Не быть России и тут покорённой!»...
Мальчишки же искали неразорвавшиеся снаряды и бросали их в разведённые из прошлогодней соломы костры. Один мальчишка не успел отбежать подальше, и ему взрывом оторвало пальцы руки...
И ещё об одной жестокой правде войны поведала мне тогда тётя Лида. Якобы кто-то из распорядителей такого способа захоронения сам просматривал содержимое карманов оставшейся одежды, изымал все ценности себе.
Светлана Тен #    14 июня 2013 в 10:16
Очень трогательно, Александр.
Такие вот кутузовы добывали кровью, потом, слезами, страхом свободу нам, живущим теперь.
Нам главное - не забыть, прередать эту память, не потерять её.+
Александр Степанов #    19 июня 2013 в 08:07
"Ваш отец, Степанов Дмитрий Сергеевич, 1907 г.р., рядовой 771 сп. 137 сд., погиб 3.02.43 г. и захоронен в братской могиле д. Маркино Колпнянского района (перезахоронен из д. Павловка в 1948 г." — так достаточно чётко 6 июня 2005 года ответил мне орловский военком полковник Е. А. Гришин.
Однако, даже до сих пор не уверен, что это так, имея ввиду неразбериху в документах военного времени. Ведь до поездки в Маркино пришлось вести переписку с по многим адресам. И весьма трогательным был ответ из села Речица.
«Прочитала я Ваше обращение, — писала незнакомая мне женщина Валентина Егоровна Пойта из Речицы Ливенского района, — и была расстроена. Много плакала, потому что была очевидцем страш¬ного события, с которым, возможно, связана гибель Вашего отца».
В этом письме она просила подробнее сообщить об отце и себе.
«...Теперь опишу всё подробно. Мне шёл двенадцатый год, когда к нашей деревне подходили немцы. В то время мы, девчонки, помогали взрослым прятать колхозное имущество. Вдруг услышали автомат¬ную очередь. Было уже под вечер. Мы побежали на берег реки: там немцы верхом на лошадях обстреляли нашу разведку. Убили нашего русского солдата. Когда мы подошли к нему, он был ещё тёплый, и по гимнастёрке шла кровь. Их бежало двое — один смог скрыться за угол постройки, а этот не успел. Мы вынули из кармана убитого коробочку с его домашним адресом. Помню фамилию (Степанов)  и что родом он из Куйбышевской области. Мы долго плакали — это был первый русский солдат, убитый на наших глазах.
Мой старший брат (ему было тогда 17 лет) взял у солдата оружие и принёс домой. Спрятал в подвале. Нам сказал: «Буду мстить». Рано утром к нам пришли немцы — полна деревня. В нашем доме было их 12.
Дней через пять брат взял спрятанное оружие и стал стрелять по дому, создавая видимость окружения. Переводчик стал кричать:
«Партизаны!» На утро нас собрали, привели в штаб, грозились расстрелять. Потом всё-таки отпустили — уцелели мы просто чудом.
Тот солдат на берегу лежал долго, потому что возле него немцы установили батарею, и никто не мог подойти близко. Когда пришли наши, его похоронили на кладбище, впоследствии перезахоронили в братскую могилу...».
Светлана Александрова #    19 июня 2013 в 11:38
Я, совершенно чужой человек,живущий за много-много километров,низко кланяюсь Вашему отцу, всем-всем, кто погиб, кто выжил, кто отвоевал для нас, наших родителей, наших детей, это небо и нашу жизнь...
А Вам спасибо, что пишете об этом... Это надо помнить ..всегда..передавая из поколения  поколение.

Пишите об этом, пишите!
Иначе забудут о них...
И слов красивей не ищите.
О страшных тех днях вы пишите!
Чтоб памятью были в живых...
Валерий Коваленко #    19 июня 2013 в 22:19
Спасибо, Александр Дмитриевич.

Светлая память Вашем батюшке.

Такая немыслимо жестокая плата за чьё-то желание "взять любой ценой", или  "к юбилею Октября" что-либо.

А ведь в этой войне так случалось очень много раз.
Александр Степанов #    20 июня 2013 в 11:46
Валерий! Да, в советскую пору была такая традиция: "любой ценой и к Великому Октябрю". Так бывало и на фронтах Великой Отечественной. Вспомните фразу из песни в фильме "Белорусский вокзал" - мы за ценой не постоим. Но не все командиры и вообще начальники придерживались такого правила. В частности, деревню Павловку Колпнянского района Орловской области отбили солдаты, в т.ч. мой отец, от фашистов 3 февраля. Любой ценой. Но не к празднику. И как ни горько это понимать, мне это не кажется основным в цене победы над фашистской Германией. В этом меня убеждает недавно повторенный по телевизору фильм по книге Ю. Бондарева "Горячий снег". Часто начальникам, а в повести Бондарева командующему жертвовать малым (тактически), чтобы выиграть большее (стратегически). В этом меня ещё раз убеждает книга нынешнего Министра культуры РФ Владимира Мединского "Война. Мифы СССР". Он как раз показывает, как подобным образом (любой ценой к такому-то сроку, не обязательно к празднику) одолеть определённым пунктом.
Александр Чашев #    23 июня 2013 в 00:10
Корневая Россия, мужики, подобные Вашему отцу, сломали хребет Зверя. Были они обычными людьми и жить хотели. Увы, не довелось. За них живём. Вот только редко осознаём этот факт. +

С почтением.
Александр Степанов #    23 июня 2013 в 09:20
Спасибо, тёзка!
Татьяна Глебова-Пшездзецкая #    26 июня 2013 в 16:53
Комментарий удалён автором 2013-06-26 в 16:55:07
Татьяна Глебова-Пшездзецкая #    26 июня 2013 в 16:57
Ваши комментарии как отдельные небольшие рассказы. Мой дед пропал без вести в первые дни войны. После войны мама и её сестра не раз писали в разные инстанции, но ответ всегда был один: "Пропал без вести". Страшное  было время, не дай Бог пережить нашему народу такое еще раз. Страшно еще и потому, что и свои посылали на смерть, не жалели.Практически выжить было невозможно -  не на войне, так в тылу.Сколько людей загубили. Мама вспоминала, что перед войной каждую ночь ждали, могли прийти забрать... Немного скомкано, но оно и понятно никак не вместиться в 3500 знаков с такой темой.  Огромный ++++ от меня. Успехов.
Александр Степанов #    26 июня 2013 в 20:26
Спасибо, Татьяна, за понимание тогдашней ситуации и сочувствие. Взаимно! А то, что скомкано - таковы рамки конкурса. Пришлось выбрасывать куски-сцепки. Вообще же, у меня об отце, захватывающий и гражданские эпизоды его жизни, и переживания мои в двух поездках на место гибели от встреч со свидетелями тех событий войны, а также в стихах и фотографиях очень большой очерк. Да ещё он продолжает дописываться по сей день.Может быть, после итогов конкурса соберусь с духом и размещу всё в своём блоге. Как вы считаете, коллеги - стОит?
Татьяна Глебова-Пшездзецкая #    27 июня 2013 в 19:26
Конечно стоит. Как опубликуете, дайте знать. Я здесь недавно, прочесть все работы пока не успеваю.
А бои, порой без правил, в обсуждениях - отдельная песня. Значит цепляют, цепляют и стихи, и рассказы. А как иначе? Многие на себе испытали СССР. Тема не однозначная.
Галина Булатова #    8 июля 2013 в 21:38
Боже мой, Александр...До слёз. Вот спасибо, вот чем мы живы...
Анатолий (Ялдыш) Кривов #    14 июля 2013 в 21:25
Браво, Александр Дмитриевич! Я стал интересоваться Той Войной в девяностые, когда пришлось объездить десятка
три-четыре, крупных сёл, пяти районов. И в Вашей Вольной был, не раз. В каждом сельсовете - СТЕЛА с фамилиями...
от ста до трёхсот... иногда - с десятком однофамильцев! И Афган - конечно - Война! И Чечня... и другие..., но Эта!..
100 - 300 убитых мужиков из каждого села!.. Лучших!.. И это - на востоке!.. А к западу - от Москвы?!. И всего - через поколение, после Первой Мировой и Гражданской! Но ещё через поколение, страну было не узнать! Как же было не гордиться такой страной! И гордились!!! И вот - такое фиаско! Не понимаю...

Очень редко выхожу на Самсуд, не читаю... но Ваше проникновенное откровение достойно высшего отличия. Спасибо!

PS. Ваш Аватар и фото отца (в Павловке) - ОДИН - В ОДИН! Или это книга?
Александр Степанов #    15 июля 2013 в 08:39
Комментарий удалён автором 2013-07-15 в 14:52:51
Александр Степанов #    15 июля 2013 в 09:12
Александр Степанов #    15 июля 2013 в 15:06
Спасибо, Анатолий, за душевное понимание и сочувствие. Отвечаю. На снимке моего комментария жительница Павловки, бывшая учительница, а ещё раньше очевидица боя русских за освобождение её села Ксения Максимовна КАЛГАНОВА. Снимок сделан уже во время моей второй поездки, когда она обитала в пансионате ветеранов районного центра Колпны. Ей тогда преподнёс книгу моих воспоминаний "Писаха солянский" об отце и вольносолянских тружениках тыла, а также и её рассказом о бое под Павловкой. На обложке мой же портрет, что и здесь. Портрет отца и его родительская икона - всё, что мне осталось в память о нём.
Ёкнуло сердце у меня при сообщении о том, что Вы не раз бывали в моей очень вольной Вольной Солянке! Буду благодарен хоть дувум-трём строчкам о впечатлениях. В какие годы это было?
Надежда Кудряшова #    19 июля 2013 в 13:08
До слёз трогательный рассказ любящего сына о своём никогда не виденным им отце, о горькой, самоотверженной судьбе любимой мамы и о тяготах, выпавших на долю наших людей в то, далёкое уже, жуткое время!
Александр, написали просто и ярко одновременно. Так и стоит перед глазами образ Вашего отца, бегущего в атаку или с криком: "За Родину! За Сталина!", или "горланившего" любимую припевку: "Эх, мотоцикл цыкал-цыкал, не доцыкал, перецыкал, и рассы..." и падающего замертво под градом пуль фашистского пулемёта!
И комментарии, фотографии здесь очень интересные!
Александр Степанов #    19 июля 2013 в 16:58
Спасибо, Надежда, за понимание и поддержку. Наверняка заметно, что рассказ об отце, о двукратной поездке на место гибели его, о матери и других односельчан, женщин, стариков, мальчишек и девчонок, оставшихся в тылу, на трудовом фронте у меня в десятки раз больше, чем здесь... Но - рамки конкурса. Смогу ли, успею ли всё это соединить, опубликовать?!.
Елена Алертс #    25 июля 2013 в 10:05
Очень хороший рассказ, что тут скажешь - ПЛЮС!
Александр Степанов #    25 июля 2013 в 16:33
МАМЕ                     
Ты помнишь вьюгу, что мела,
Такая же, как в эту ночь -
Тогда у ног моих легла
Дорога вдаль, дорога прочь...
В уют домашний с полпути
Вернулся я тогда назад -
Хотел сочувствие найти,
А встретил  твой  суровый взгляд.
И вновь ушёл я.
Через тьму
Вела дорога в ясный день...
Ты помнишь, мама, ту зиму
И слёзы горечи, как тень…
1961 г.     с.Большая Черниговка.



ПОМОГИТЕ НАЙТИ МОГИЛУ ОТЦА…
Многие районные газеты Орловской области опубликовали это стихотворение-обращение, что помогло в самом начале моего поиска нащупать место гибели отца.

Не слыхал я маминого плача,
Не было в глазах её тоски –
Лишь порой лицо в ладонях спрячет,
Сдавит поседевшие виски
И уйдёт… Как будто что забыла,
Вспомнила – смахнула тень с лица…
Помогите мне найти могилу
На войне погибшего отца…
Где-то затерялась “похоронка” –
Ей не зная смысла и цены,
Может быть, смеясь тепло и громко,
Мы её порвали, пацаны…
Может, был подавлен вражьей силой,
Или был он стойким до конца?..
Помогите мне найти могилу
На войне погибшего отца…
От сомнений мне не излечиться,
Ведь война сумятицей полна:
Называли нам: село Колпна,
Очевидцы: якобы, Речица...
Где теперь – под яблоней застылой,
За селом ли посреди овса –
Где смогу найти его могилу,
На войне погибшего отца?
Может, бесполезно и не надо:
Угодил под взрыв – и только пыль?!
Я смотрел на маму виновато,
Повторяя в мыслях: “Было… Быль…”
И себя я спрашиваю: всё ли
Делаю в счастливой суете?
Часто ль разделял чужие боли?
Разделял, да, может быть, не те…
С мужеством Отечества и силой.
Речь веду от первого лица…
Помогите мне найти могилу                                                  
На войне погибшего отца.

ПОЗВОЛЬ МНЕ, РОССИЯ…

В деревне военной в избёнке холодной
Растила нас мать, выбиваясь из сил…
И хоть я живу по-иному сегодня.
Той давней поры я ничуть не забыл.
В бадейке дубовой, как слезы, водица,
Четыре березки у нашей избы…
Позволь мне, Россия, стать малой крупицей
Твоей многотрудной и ясной судьбы.

Обидеть тебя не позволю в укоре –
Об этом пекусь и за это борюсь.
В тебе моя радость, в тебе мое горе,
Шальное веселье и тихая грусть.
Россия, Россия… Ты вольною птицей
Паришь над планетой труда и борьбы…
Позволь мне, Россия, стать малой крупицей
Твоей многотрудной и ясной судьбы.
Поля необъятны, моря неоглядны –
Ни взором окинуть, ни пешим пройти.
Сквозь дальние дали и шорох прохладный
Мне чудится вечно в нелегком пути,
Как в сенцах тесовых скрипят половицы
И мама тихонько шагает с косьбы…
Позволь мне, Россия, стать малой крупицей
Твоей многотрудной и ясной судьбы.                    
14.10.70. Отрадный.

ОТЧЕСТВО – ОТЕЧЕСТВО МОЁ…

Только вспомнишь детства мир малиновый,
Будто и войны в том мире нет...
Я в долгу пред матерью Мариною,
Что вдовою стала в тридцать лет.

Потому давно понять мне хочется,
Продираясь сквозь житьё-бытьё:
Это что - простреленное отчество,
Или же Отечество моё?!.
Потому открытым быть мне дочиста,
До последней строчки, до конца...
К этому меня взывает отчество -
Все, что мне осталось от отца!
Нина Булатова #    25 июля 2013 в 20:00
Вы дорожите памятью, есть в судьбах нашего поколения что-то общее. Спасибо!
Нина
Герман Бич #    8 сентября 2013 в 19:03
Спасибо за рассказ!
За память о наших отцов, которые своей смертью дали нам жизнь!