Музыкальная история

577

В разное время, разными путями и к разным музыкальным инструментам приходит к нам любовь. Например, моя любовь к струнному оркестру пришла летом 1947 года. Мне тогда было 12 лет, брату Михаилу 15, Васе 9. Да и вся наша братия — безотцовщина с нашего порядка была примерно такого же возраста. А в соседнем доме, бревенчатом, с трубой, но без крыши в то время жили братья Денисовы: Василий, Иван и Петр. Один из братьев, Василий (фронтовик), играл классно на гитаре, а второй, Иван, — на балалайке. И у них был двоюродный брат, тоже Денисов Василий, фронтовик, который играл классно на мандолине. Когда они все вместе собирались в соседнем доме, то сначала, конечно же, было застолье, после которого у них появлялось приподнятое настроение. И братья брали свои инструменты, усаживались с ними на завалинку, настраивали их на слух и устраивали концерты местной ребятне.

А нам чего оставалось делать? Перенимать вдохновение, учиться у них такой же виртуозной игре. Что мы и делали. Наша оборванная ребятня у их дома будто дневала и ночевала, и никуда не уходила с густой травы — муравы. На ней мы как ягнята у своих матерей разляжемся, подбоченимся, ждем, не дождемся, когда они инструменты свои настроят, и польется из них, казавшаяся нам волшебной, мелодия, завораживающая нас. Такие струнные концерты проходили или в непогоду, или же поздним вечером, когда в селе мужики освобождались от дел. И продолжались они на нашем Кармыше (довоенное название улицы), нам в удовольствие, несколько лет. Потом мы выросли, выучились, профессии приобрели, семьями обзавелись, а наши музыканты состарились. И мне, сначала как селькору, потом как краеведу захотелось узнать о их пути к музыке.

Василий Михайлович Денисов вспоминает:

— В лагерной столовой работали, а надзиратели за нами наблюдали, чтобы мы не ели. Особой лютостью отличался поляк, мы его страшно боялись. Он пленного мог за замечание забить насмерть. А немец добрее. Мы считали за счастье попасть в его смену. Однажды я решил вынести вареную картофелину и свеклу больному товарищу. Поляк заметил, подзывает оскорбительно:

— Иди ко мне Бобик (прозвал так меня за низкий рост).

Я подошел. Он ударом кулака в грудь сбил меня с ног. Стал пинать, топтать коваными сапогами, хлестать плетью. Я потерял сознание. Сменщики рассказывали:

— Ты уже не шевелишься, он хотел сбрасывать тебя в канализацию, мы его кое-как уговорили…

Летом 1944 года русский фронт приблизился к лагерю. Охрана и хозяева забеспокоились. Шел слух разный. Вывели они нас из бараков, построили, открыли ворота, повели. Охрана без овчарок. Мы волновались. Что с нами будет? С товарищем проходя мимо придорожных зарослей, укрываемся в них. Если заметят, скажем, захотели по нужде. Строй проходит мимо томительно долго. Но охрана нас не заметила. А что с остальными было – неизвестно.

Мы долго бродили в поисках наших. Набрели на лагерь гражданский. И по совету местных жителей сдались им. Там было много русских. Девчата достали нам другую одежду вместо французской, и мы затерялись среди узников. Освободили нас американцы, а надзирателями были англичане. Прибыли представители международного красного креста. Всем, кроме русских, оказывали помощь. Говорили, что их конвенцию наши руководители не подписывали. А это означало, что в СССР мы считались не пленными, а предателями. И ходили слухи, нас ожидает каторга или смерть. Наверно это была специальная провокация, чтобы русские на родину не возвращались. Вскоре сомнения развеялись делегацией из СССР.

После этого в лагере я встречаю музыканта из Сталинграда, который виртуозно играл на самодеятельных инструментах: мандолине, гитаре, балалайке. Он и научил играть меня на этих инструментах. Звал меня в струнный оркестр, которым на его родине руководил брат. Но мне хотелось домой...

И вот Василий Михайлович, вернувшись из плена в мою Зуевку, организовал свой струнный оркестр с участием своих братьев. Нам на радость и в большое удовольствие.

Оцените статья

+3

Оценили

Вениамин Побежимов+1
Лидия Павлова+1
Ольга Михайлова+1
21:01
Василий Михайлович из семерых детей Денисовых являлся старшим. Родился он в 1923 году. В период бурного развития века. Когда исторические события шли чередой. И все они, так или иначе, отражались на судьбах людских. Об этом мы вели беседу, при встрече с ним в моем саду под цветущей ранеткой, в мае 1980 года. Собеседник он интересный, словоохотливый. Других мне давать интервью приходилось уговаривать, назначать для них удобные им места встречи, а Денисов ко мне сам заглянул, решил о жизни со мной поговорить и заодно проведать. Старшее поколение родство поддерживало, и друг друга посещало. А его отец Михаил Ильич и моя бабушка Аграфена Ильинична - брат и сестра.
00:28
Очень интересный рассказ! И как жаль, что вы его так поздно выставили на конкурс, Иван. О судьбе Василия Денисова, о том, что он пережил в плену, читала с большим волнением. Моему отцу тоже всё это пришлось изведать. И так ярко вы описали, как братья Денисовы играли, а ребятня с вашей улицы слушала, что я представила всё это очень ясно. Спасибо вам за рассказ! Удачи в конкурсе и в жизни!
14:47
Спасибо за высокую оценку, Лида. Да. пришлось действительно мне долго быть в поисках какого-то случая на музыкальную тему. Вспомнился случай из жизни. Он не придуман. Ну и ладно, беда не великая, если я с моим рассказиком на конкурс опоздал. Занят был другими делами, бывает...
Иван, здорово, я бы сказал щемяще здорово!
14:47
Вениамин, Спасибо!!!
09:28
Иван,этого сюжета хватило бы на целую повесть,но Вы сумели так лаконично и в то же время образно показать нам и суровое время войны,и жизнь нескольких поколений семьи Денисовых,их музыкальность и дружбу.Жизненный подвиг Василия Михайловича велик!Теперь не только Зуевка, но и вся Россия благодаря Вам знает об этой талантливой семье.Успеха Вам в конкурсе!
Загрузка...