СТАРИК И НЕБО

Не та теперь авиация. И пассажиры не те. А вот раньше!.. Летел я как-то в южный город Краснодар. На стареньком ИЛ-18. Место моё оказалось у иллюминатора, из которого хорошо было видно правое крыло. Рядом усаживалась преклонных лет пара. Весело поздоровавшись, дед обратился ко мне:

— Слышь, хлопец, ты на этих штуках часто летаешь?

— Случается, а что?

— Бабушка у меня деревенская, ни разу ещё небо не взбиралась. Пусть хоть перед смертью посмотрит на землю. С высоты птичьего полёта.

— С какого там с птичьего, дедушка! Примерно на восьмикилометровой высоте полетим.

Дед обернулся к старушке:

— Чула, старая, восемь километров! Это тебе не вишни со шпанки трясти!

И опять – ко мне:

— Милок, уступил бы бабке место у окошка, пусть посмотрит, как мы с высоты пикировать будем.

На старушечьем лице появился неподдельный испуг:

— Как это пикировать? Казала дураку, поедем поездом. А то и дочь с внучкой не увидим!

Я поспешил успокоить старушку:

— Да не бойтесь, бабушка, техника надёжная! Садитесь у иллюминатора, посмотрите, как много там, внизу лесов, полей и рек.

Старуха послушно села. А дед тут же сделал мне новое предложение:

— Позволь, мил человек, рядом с родной бабкой присесть. Дело житейское, падать станем, так хоть в обнимку шлёпнемся! – и тут же стал мне подмигивать, мол, поддержи. Я поддержал – сел у прохода, уступив ему кресло рядом с бабкой. Разбег по бетонке, и машина как-то неуверенно и тяжеловато оторвалась от земли. Тут же поймала несколько воздушных ям. Старик оживился. В его плутоватых глазах заплясали чёртики. Толкнул меня локтем и с нарочитым изумлением воскликнул:

— От это номер! Не успели взлететь, уже падаем! Обидно, что не с восьми километров!

Старушка снова вспомнила про поезд:

— Послушала черта старого: два часа – и у дочки на юге! Поездом надо было.

ИЛ-трудяга набрал высоту, и к нашему ряду приближалась стюардесса, предлагавшая напитки и мятные конфеты. Старушка, было, потянулась к конфетам, но тут же получила от деда шлепок по руке:

— Ты совсем сдурела, старая! Знаешь, сколько они в воздухе стоят?! У нас денег не хватит расплатиться.

Старушка с изумлением смотрела, как я сгреб с подноса добрую горсть конфеток:

— А хлопец-то, вон сколько захапал?!

— Ты откуда знаешь, может у него батько подпольным миллионером работает?

Дед снова толкнул меня в бок и подмигнул – давай, поддерживай. Пришлось опять ему подыграть:

— Угощайтесь, бабушка!

Бабуля деловито открыла сумочку и положила туда мои дары:

— Внученьке. Скажу – от зайчика!

— Видал? – дед опять толкнул меня в бок, – от зайчика! Совсем рехнулась старая: где тут те зайчики над облаками?!

Вдруг резким движением он оттащил бабку от иллюминатора и сам уставился в него. Потом так же резко повернулся в мою сторону и задал непонятный вопрос:

— Хлопец, а ты по моторах понимаешь?

— Нет. Я научный работник.

— Жалко. А я вот понимаю! В совхозе механиком до самой пенсии мантулил. Любой мотор нутром чую.

В хитрых дедовых глазах чёртики вновь начали исполнять свои танцы. Теперь он уставился на сидящего слева грузного мужчину:

— А ты, дядько, по моторах понимаешь?

— Я их ремонтирую. Работаю на авиаремонтном заводе.

— О, можно к тебе подсесть?

Мужчина знаками пригласил деда на свободное кресло. Старик сразу же уставился в иллюминатор. Потом повернулся к мужчине, подмигнул и вкрадчиво поведал:

— Слышь, дядько, я там глянул на моторы, и тут глянул. Сдаётся мне, на том дальнем пропеллер медленно крутится. А на этом — нет.

Мужчина, видимо, тоже решил подыграть:

— Устаревшая конструкция, есть у неё недостаток: если один двигатель остановится, вслед за ним и остальные.

Дед, крякнув от удовольствия, тут же переметнулся на своё кресло:

— Слышала, старая, что дядько сказал? Он тоже спец по моторах!

— И чёрт дерзнул замуж за дурака выскочить! Сватался же Илько, так то ж был человек!

Упоминание имени давнего соперника сильно задело дедово самолюбие. И он в долгу не остался:

— Да я тебя не девочкой взял!

Весь салон хохотал от души.

Так незаметно время полёта подходило к концу. Зажглось табло, и ровный голос стюардессы сообщил, что через несколько минут наш лайнер совершит посадку. Старушка, истово крестясь, тем не менее не преминула съязвить:

— Дурак старый, по моторах он понимает! Сказали ж умные люди: сядем благополучно!

А дед снова шустро переметнулся в кресло к иллюминатору рядом с грузным мужчиной. Долго смотрел в него. Потом выдал:

— Что-то летаем мы по кругу и не садимся. Одну и ту же башню уже в третий раз вижу.

— Значит земля не даёт добро на посадку, – ухмыляясь, пояснил грузный собеседник. И снова шлея попала старику под хвост:

— Бабка, ты слышала? У самолёта колёса не выходят.

— Дедуля, да это не такая уж и редкая ситуация. В таких случаях борт сажают на воду, – грузный мужчина, похоже, тоже входил в роль.

— Какой борт? На какую такую воду? – с притворным испугом спросил старик.

— Река Кубань здесь протекает, вот на её акваторию и посадят. А борт — так кратко самолёт называют.

Дед как будто ожидал такого ответа. Снова перебежав к бабке, ехидно поддел:

— Слышала? Нас на середину Кубани посадят. А ты плавать не умеешь. От раки наедятся!

Снова в салоне раздался дикий хохот.

Лайнеру, всё-таки, дали добро на посадку. Когда он встал на стоянку и двигатели были выключены, бабка, в нарушение правил центровки, первой с криками рванулась к ещё закрытому выходу:

— Выпустите меня из этого дурдома! Да чтобы я ещё раз… да на этом керогазе?! Пусть на нём одни дурни летают, как мой баламут!

Стюардесса, как могла, успокаивала бабку, пока не подали трап. Бабка первой вылетела из салона. А мы с дедом на него ступили почти последними. Он опять меня толкнул в бок и показал пальцем вниз:

— Вишь, хлопец, моя кобра боевую стойку приняла. Это она в небе трусливая, а на земле мне ох как перепадёт! Точно на месяц лишит положенной воскресной чарки!

— Да, суровое наказание вас ждет за потрёпанные бабушкины нервы! – в шутку ответил я.

Эх, жаль, что теперь в полётах уже не встретишь таких стариков, отменно «понимающих по моторах»! Видно, теперь пенсий не хватает, чтобы летать. Скучно стало в полётах.

Оцените статья

+6

Оценили

Надежда Кудряшова+1
Майя Симонова+1
Гость №620+1
ещё 3
Забавный рассказ! А в самолетах сейчас можно встретить кого угодно, в том числе и стариков-- имели бы они при себе "бабки"-- не кобры, а те, что еще "капустой" зовут. Мне вспомнился фильм "Мимино": было время, даже козы летали... Удачи, Владимир!
19:19
Понравился рассказ, и название подходит, удачи в конкурсе!
Спасибо, Татьяна, за интересную и остроумную аналогию! Всех активных участников конкурса, и не менее активных читателей-судей - С наступающим Новым годом!!! Желаю всем Вам огромного личного счастья и выдающихся творческих успехов!
10:57
Интересный рассказ.Удачи Вам в конкурсе и с наступающим Новым годом!+
Спасибо Вам, Роза, огромное! Примите и мои поздравления с наступающим Новым (високосным - тьфу-тьфу, через левое!) годом - Рыжего Орангутанга! А вот на таком трудяге я летел 40 лет назад, где и случилась эта, почти невыдуманная история.
16:09
Отличный рассказ! А дед - это же чудо что за характер описан! Действительно баламут, да ещё какой. Бабке с ним точно не скучно жить. Удачи вам в конкурсе! С Новым годом!
Огромное спасибо, Лидия! Вы, действительно, вникли в суть и тонко почувствовали, о чём я хотел рассказать. С наступившим Вас!
15:18
Спасибо, Владимир, рассмешил до слез!Ваш дед чем-то на шолоховского Щукаря похож!Написано очень тепло.Удачи Вам в конкурсе!Мой+
Свпасибо Вам, Мария! За столь неожиданное сравнение. Ничего удивительного: я живу в шолоховских местах. Станица Вешенская - всего в двухстах километров от моего Волгодонска. И я там часто бываю. Местные люди, знавшие лично Михаила Александровича, рассказывали, что у него был закадычный друг, дед-рыбак. И когда писатель уставал от творчества, то приглашал этого деда на рыбалку. С собой брали коляску домашней колбасы и четверть самогона. Переправлялись на остров напротив Вешенской, там, само-собой, выпивали, закусывали. Потом Михаил Александрович вставлял в мундштук сигарету, закуривал, укладывался на разостланный полог и приговаривал; "Ну, дед, теперь трави свои нескончаемые байки!". Вот из этих баек рождались потом многие сюжеты "Поднятой целины". Так вот, прислушиваться к народным байкам я научился у нашего гениального земляка. Вечная память Михаилу Александровичу!
Загрузка...