1 градус совести - не по Фаренгейту

Вот и минуло полгода,как не стало Анны Николаевны… Утром он пришел в храм, чтобы поставить свечку за упокой своей «боевой подруги», как в шутку при жизни говорила покойница. Их связывали долгие годы дружбы: сорок лет они проработали в одной школе, жили рядом… Вся жизнь на виду! Как одна семья! А когда по очереди овдовели, стали поддерживать друг друга, не обращая внимания на кривотолки сплетниц вокруг их светлой, доброй дружбы. Александр Павлович тяжело переживал уход своей любимой коллеги и соседки. Долгая, с метелями и стужей зима постаревшему, одинокому учителю показалась вечностью.

Весной дочь Анны Николаевны приехала из Москвы, продала дом каким-то приезжим людям и даже не зашла к соседу-учителю: их отношений она никогда не одобряла и нравом была непроста.

Возвращаясь из храма домой, Александр Павлович увидел, как заклубил дым с «аннушкиного» участка. Расшумелись соседи: видимо, порядки стали наводить, устраиваться на новом месте. Но отнюдь не спокойно стало у него на сердце. Заглянул учитель через забор и ужаснулся! В костре догорали книги из личной библиотеки Анны Николаевны!

— Прекратите! Остановитесь! Как вы можете! — закричал Александр Павлович.

— Тебе чё надо, старик! — нагло спросил уже подвыпивший новый хозяин.

— Вы сжигаете книги! Как фашисты! Остановитесь!- хрипло зароптал учитель.

— Ну ты знаешь, что!..

И воздух разорвала мерзкая, нецензурная фраза! Но Александр Павлович продолжал кричать:

-Там же Пушкин…Любимый аннушкин Пушкин!

— Да что он нам твой Пушкин! Пенсию что ли прибавил! — категорично заявила внезапно появившаяся полная женщина с красными то ли от дыма, то ли от водки глазами.

Старого учителя осенила мысль: им надо заплатить! Александр Павлович уже какой год откладывал себе в узелок с небольшой учительской пенсии похоронные или на черный день. Вот он, этот черный день, и наступил!

— Я вам заплачу! – не колеблясь, взмолился учитель.- Продайте мне оставшиеся книги!

Полупьяная баба громко и раскатисто расхохоталась, а у мужика как-то странно изменилось выражение лица… Глаза быстро-быстро заморгали, и он стал лихорадочно потирать вспотевшие ладони.

— Заткнись, дура — б…ь! А что, б…ь, дело замутили! Давай, б…ь, покупай, чудило! Герой, б…ь!

__________________

Александр Павлович до вечера расставлял у себя дома книги и разговаривал с Анной Николаевной, будто она живая!

— Аннушка, я спас большую часть твоих книг, не волнуйся! Что ж Катерина-то, дочь твоя, оставила их этим извергам! У них же один градус совести, и то не по Фаренгейту! Они смеялись надо мной…Пусть! Им не понять! Аннушка, не волнуйся…В этих книгах ведь столько памяти! Я спас! Помнишь, Аннушка, как мы с тобой Пастернака читали зимними вечерами! «Свеча горела на столе, свеча горела…» И свечу зажег в память о тебе — и в храме, и в доме…на столе…понимаешь?

Александр Павлович тихонько опустился на пол, сердце сжала ужасная боль! На столе мерцала свеча, роняя воск на развязанный узелок…

Оцените статья

+11

Оценили

Ольга Трошина+1
Татьяна Ларченко+1
Наталия Мосина+1
ещё 8
Удачи в конкурсе, мой+.
Благодарю!
22:31
Хороший рассказ. Удачи, Андрей.
Спасибо, Олег!
Спасибо,Майя! Вы всегда очень внимательны!
14:03
А совесть у них чистая. Не пользуются потому что. Удачи в конкурсе! +)
Спасибо за отклик!
Бывают же такие люди; ни стыда, ни совести у них нет. Хороший рассказ, Андрей. +
Бывают...К сожалению! Но такие, как учитель-герой, тоже не исчезли...К счастью! Спасибо,Галина, что прочитали.
Разбередил ты мне, Андрей, душу своим рассказом! Как страшна последствиями невежество и чёрствость! Очень хороший рассказ+++ Успеха!
Спасибо, Зинаида! Это важно, что "разбередил..."
Надеюсь, что "б...ь" получит верное "этическое измерение" и будет восприниматься как элемент речевой характеристики отрицательного персонажа.
Хорошо помню как выкидывали книги классиков на помойки. Страшно было смотреть, еще страшней за людей выбрасывающих. Сейчас стало поменьше. Во многих местах, города,прямо на улице, установили книжные шкафы куда люди несут литературу и оставляют. Люди, которые хотят почитать берут, а если понравилась оставляют себе. Этакие обменные безвозмездные пункты. За рассказ +. Успеха!
Спасибо, что прочитали!
Да, такая картина и мне знакома, видела как соседка, после смерти матери, в девяностых годах, за низкую оплату 500 руб продала библиотеку матери в шашлычно-пирожковую на растопку. Мне не посчастливилось погеройствовать, перекупить не удалось. шашлычник был не преклонен.. . Спасибо за рассказ , Андрей. +
Спасибо!
20:18
Как грустно: книги героически отстоял, спас, а вот сам, похоже, не уберёгся… Хороший рассказ. Удачи вам, Андрей! +
Спасибо, Лидия!
Для меня не читающие люди-- как инопланетяне. А уж те, кто топит печь книгами, предает память близких- те просто преступники. Жалко главного героя-- сильный стресс получил. Удачи вам!
Спасибо!
15:38
Потрясающий рассказ! Невежество ,бездушие губит народ.Страшно.И этот процесс,к сожалению, продолжается. Андрей,спасибо за правдивый рассказ! Удачи в конкурсе.
Спасибо, Мария!
13:10
Мне тоже иногда становится страшно от подобного. Автору мой +
Спасибо, что прочитали и откликнулись!
12:37
Замечательно. Удачи в конкурсе!
Спасибо!
Загрузка...