Отражение идей буддизма в поэзии Бродского

1384

«Отражение идей учения буддизма в поэзии Бродского».

Карас Валерия

Санкт-Петербург, 2016г.

В современном мире учение буддизма распространилось не только на территорию Древней Индии, где оно получило развитие, но и на весь земной шар, оказав влияние на многих известных личностей. И сегодня, интерес к этой религии не ослабевает, последователей буддизма в мире около 500 млн. человек. Иосиф Бродский, творчество которого я хотела бы связать с этим учением, не был буддистом. Однако на известного поэта, лауреата Нобелевской премии в некоторой степени повлияло это учение, которым, как и всей восточной философией, он начал интересоваться ещё в юности. В архиве Йельского университета хранятся книги, которые он любил читать, некоторые из которых посвящены буддизму.[1] В своеобразном, философском мире поэта можно найти схожие этому учению черты, которые я попробую проанализировать в своём эссе.

Итак, целью этой работы является выявление общих черт в учении буддизма и творчестве Иосифа Бродского.

Основой учения буддизма, зародившегося в Древней Индии, является понятие страдания. Первая буддистская истина гласит, что жизнь человека напрямую связана со страданиями. Страдания же красной нитью проходят через всю биографию поэта эмигранта Бродского. Рожденный в 1940 году в Ленинграде и сохранивший образ военного города на всю жизнь, Бродский встречает много несчастий на своём пути. Первый его арест произошёл одновременно с расставанием с любимой женщиной, что не могло не сказаться на душевном состоянии поэта. А отправка в эмиграцию в 1972 году и разлука с родиной, родителями и многими друзьями на всю оставшуюся жизнь оставили страдальческий след в творчестве поэта.

Центральной идеей буддизма является освобождение от страданий. Путь самопознания это – единственный путь для постижения причины страданий. Поэтому, согласно учению Будды, всякий желающий постичь его учение, должен был отказаться от семьи и собственности и вступить в общину, полностью посвятив себя самопознанию. Идея о самопознании – одна из важнейших идей всего творчества Бродского. Призывы к поиску своего «Я» отражаются в поэме «Литовский ноктюрн: Томасу Венцлова ».

Чтоб вложить пальцы в рот – эту рану Фомы –
И, нащупав язык, на манер серафима,
Переправить глагол.

Отрывок из стихотворения «Новая жизнь»:

Облако в новой жизни лучше, чем солнце. Дождь, будучи непрерывен – вроде самопознанья.
В свою очередь, поезд, которого ты не ждешь на перроне в плаще, приходит без опозданья.

Идея самопознания у Бродского так же проявляется в созданном им образе Нарцисса, отличного от древнегреческого образа. В стихотворении «Прачечный мост», «Старому архитектору в Рим» как и в поэме «Зофья» понимание самолюбования в зеркале отличается от самолюбования, изложенного в мифе о Нарциссе. У Бродского поиск своего отражения в зеркальной поверхности означает самопознание, узнавание себя посредством погружения в собственное отражение.[2]

Сегодня здесь, на Прачечном мосту,

рыбак, страдая комплексом Нарцисса,

таращится, забыв о поплавке,

на зыбкое свое изображенье.

(Отрывок из стихотворения «Прачечный мост»)

И в зеркало внимательно собой,

скользя глазами вверх и вниз,

я молча любовался, как Нарцисс.

(Отрывок из поэмы «Зофья»)

Сам поэт говорил о важности самоизучения не только в своих произведениях, но и в интервью. В одном из них, когда поэта спросили, над чем он сейчас работает, он ответил очень лаконично – «над собой».

Ещё одной важной составляющей буддизма, отличающей это учение от брахманизма является та черта, что добиться спасения могут выходцы из всех каст, а не только брахманы. Сам по себе буддизм критически относится к системе Варн — делению общества на касты брахманов, кшатрий, вайшьей и шудр, так как человек может достичь совершенства независимо от его кастовой принадлежности. Похожее мировоззрение сходно и Бродскому. В одном из своих интервью он говорит следующие слова: «Я полагаю, что на эволюционной лестнице человечества нет равенства. Это мне впервые пришло в голову, когда я слушал одну из речей покойного Брежнева. Что не все люди — люди. Потому что, если он — человек, то я — нет. Мы находимся на разных ступенях эволюции. Мы, грубо говоря, разные особи. Считается, что эволюция закончилась и все застыло. Но одни виды человеческих особей пытаются уничтожить другие виды. На то и созданы законы, чтобы жизнь определялась не принципом выживания сильнейшего, а принципом сосуществования разных видов. Чтобы не было необходимости одним уступать место другим. Эта гуманистическая идея полностью противоположна идее эволюции».[3] В этой речи поэт призывает людей быть гуманными по отношению друг другу, уважать различия друг друга, а не жить по принципу выживает сильнейший.

Так же одной интересной точкой соприкосновения, по-моему мнению, является значение смерти. Буддисты не боятся смерти, они верят в то, что жизнь после смерти человека зависит от его земной жизни, верят в понятие кармы. Согласно учению Будды, после смерти человек может перевоплощаться не только в другого человека, но и в растения, животных. Перед каждым перевоплощением душа проходит суровые наказания. Каждый буддист должен стремиться прервать эту цепь перевоплощений и уйти в нирвану, а сделать он это сможет, только вступив на «восьмеричный путь» праведной жизни.

Несколько иная трактовка понятия смерти у Бродского, во многом связанная с жизнью в военное время, арестами и эмиграцией, безусловно оставившими отпечаток на его судьбе. Поэт боится её, и этот страх отчётливо заявляет о себе в стихотворении «Письма к стене»:

Не хочу умирать. Мне не выдержать смерти уму.

Не пугай малыша. Я боюсь погружаться во тьму.

Не хочу уходить, не хочу умирать, я дурак,

не хочу, не хочу погружаться в сознанье во мрак.

Только жить, только жить, подпирая твой холод плечом.

Ни себе, ни другим, ни любви, никому, ни при чем.

Только жить, только жить и на все наплевать, забывать.

Не хочу умирать. Не могу я себя убивать.

Однако схожесть с буддизмом проявляется в желании поэта перевоплощаться в животных, желании одушевлять предметы. В стихотворении «Я входил вместо дикого зверя в клетку», сравнивая себя со зверем, «Шиповник в апреле», где поэт делает центральным героем цветок, в «Бабочке».

Для меня Бродский – это вечный странник, ищущий свой путь, пытающийся найти истину в этом мире, кричащий о свободе и справедливости. Я вижу его как «Будду русской поэзии». Особенно явно этот его образ проявляется в стихотворении «Пилигримы». Стихотворение о скитальцах, странниках, идущих через весь мир «глаза их полны заката, сердца их полны рассвета». Они не поняты этим миром, как и он сам в своё время. В самом произведении поэт не употребляет местоимение «Я», но я полагаю, что его самого можно отнести к пилигримам-странникам. Не будучи понятым советской властью, Бродский был вынужден отправиться в эмиграцию в США, посвятив всю дальнейшую жизнь душевным скитаниям. Путешествие для Бродского символ судьбы литератора. В одном из своих эссе он дал следующее определение слову «писатель»: «Писатель – одинокий путешественник, и ему никто не помощник».[4]

Его можно сравнить с Буддой и потому, что всей его поэзии свойственно неимоверное человеколюбие и сострадание ко всему живому. Это сострадание можно прочувствовать в стихотворении «Новая жизнь»:

Представь, что война окончена, что воцарился мир.
Что ты еще отражаешься в зеркале. Что сорока
или дрозд, а не юнкерс, щебечет на ветке «чирр».

Ещё более явно сопереживание поэта жертвам войны чувствуется в стихах о Ленинграде, родном городе поэта. «Еврейское кладбище около Ленинграда»:
Просто сами ложились
в холодную землю, как зерна.
И навек засыпали.

Ознакомившись с лирикой поэта, я поняла, что Бродский – это поэт мыслитель, как и был в своё время величайшим мыслителем Будда. Безусловно, делать сравнение между буддизмом и поэзией Бродского может показаться сомнительным, но я сочла интересным осуществить данное сравнение, найдя несколько общих точек соприкосновения. Бродский в своих произведениях поднимает важнейшие философские темы: тема поиска смысла жизни, соотношения жизни и смерти, Бога и человека. Лирический герой Бродского – это скиталец, пилигрим, терзаемый тоской и одиночеством. Его поэзия стала для многих своеобразной религией, к которой люди со всего мира обращаются в поисках ответов на извечные вопросы. Возможно, многие люди понимают, что духовная жизнь важнее материальной, что гуманизм и сострадание должны быть основой человеческой сущности. Таким образом, и Бродский посредством своих произведений, и Будда, учат нас жить и обогащаться духовно, бороться за честность и свободу.

Библиография:

1.Соловьев В., Клепикова Е.Иосиф Бродский. Апофеоз одиночества-Риппол-Классик,2015-720с.

2.Островская Е. Миф о Нарциссе в творчестве И.Бродского URL: psy-sait.ru/psihologija-tvorchestva/psihologija-iskusstva/16-mif-o-narcisse-v-tvorchestve-i-brodskogo.html

3.Радиоинтервью с И.Бродским 1981г. URL: lib.ru/BRODSKIJ/brod_interviews_ru.txt_with-big-pictures.html

4.Бродский И. Писатель—одинокий путешественник…»:(письмо в «Нью-Йорк Таймс») //Звезда. – 2000. – №. 5. – С. 3-9



[1] Соловьев В., Клепикова Е.Иосиф Бродский. Апофеоз одиночества-Риппол-Классик,2015-720с.

[2] Островская Е. Миф о Нарциссе в творчестве И.Бродского URL: psy-sait.ru/psihologija-tvorchestva/psihologija-iskusstva/16-mif-o-narcisse-v-tvorchestve-i-brodskogo.html

[3] Радиоинтервью с И.Бродским 1981г. URL: lib.ru/BRODSKIJ/brod_interviews_ru.txt_with-big-pictures.html

[4] Бродский И. Писатель—одинокий путешественник…»:(письмо в «Нью-Йорк Таймс») //Звезда. – 2000. – №. 5. – С. 3-9

Оцените статья

+1

Оценили

Майя Симонова+1
По-моему здесь конкурс поэзии и прозы, а не статей или зачетных работ.
Загрузка...