Укроп наш насущный даждь нам днесь

На тротуаре у магазина “Мария” всегда можно купить свежую “экологически чистую” зелень. Её продают старушки со своих огородов и дач. Здесь можно найти ягоды по сезону, цветы, овощи, зонтики укропа и грибы. Бабульки почти за бесценок отдают все, чем богаты на сегодняшний день.

Среди сухоньких старушек и тех, что покрупнее, также встретишь одну даму. По возрасту она совпадает с бабульками, но бабушкой назвать её нельзя — очень выделяется внешне. Седовласая, но выглядит молодо, статная, с прямой спиной, одетая элегантно, с ниткой жемчуга на шее. Это Владислава Николаевна Лебединская, в прошлом известная актриса местного театра. Муж её был прославленным режиссёром, взял её в жены, когда сам уже возглавлял театр, а она делала только первые робкие шаги на сцене после окончания актёрского отделения.

Альберт Иванович Лебединский был старше своей супруги на восемь лет, но влюбился в неё с первого взгляда, как мальчишка, на одном из театральных капустников узнали друг друга ближе, и свадьбу сыграли уже через три месяца. Так как в то время Владислава (молоденькой девушкой ее звали Слава) еще была не очень знаменита, она безбоязненно взяла фамилию мужа, а ее собственная — канула где-то в архивах.

В выборе своём режиссер не ошибся и любил свою жену до самой смерти. Но и она почти умерла вместе с ним: такую страстную любовь сложно нести одной, сердце пришлось заглушить; да и карьеру её почти свернули после смены начальства в театре, ведь новый режиссёр привёз свою жену-актрису, и Владислава Николаевна теперь чаще примеряла на себя второстепенные роли.

Нет, нельзя сказать, что её не любили в театре — наоборот, она была очень дружелюбной и отзывчивой, с ней невозможно было ругаться и ссориться, так она умела к себе расположить и излучала неведомый внутренний свет. Но у людей странное чувство “справедливости”: неважно, какой Вы человек и какие у Вас регалии, побыли на первых местах — достаточно, подвиньтесь, другие тоже хотят, и вообще, защитника у Вас теперь нет, жаловаться ни к кому не пойдёте, так что обойдетесь. Разумеется, все это не было высказано явно и в лицо, но отчётливо читалось в подтекстах и в дальнейших действиях после похорон директора и главного режиссёра театра Лебединского.

Хорошо быть актрисой замужем за режиссером. Раньше Владислава Николаевна ни в чем нужды не знала, со всех сторон была под опекой мужа, так же как он ничего не знал в бытовых делах, все хозяйство было в её ведении, и в редкие дни отсутствия супруги Альберт Иванович был, словно дитя малое, — растерян и неприспособлен. Детей они, как-то не сговариваясь, не заводили: первоначально Владислава Николаевна “делала карьеру” — много работала, нарабатывала профессионализм и известность, Альберт Иванович тоже развивался как режиссёр, стал востребован не только в своём городе, но не раз его приглашали и в столичные театры, иной раз Мельпомена даже не поспевала за ним и за его идеями. Дети пока были лишними. Они сами ещё не успели “набыться вдвоем”, ведь занятые днями в постановках, по вечерам и выходным частенько становились организаторами актёрских посиделок и встреч у себя в квартире.

А потом он внезапно умер. В 45 лет. Инсульт. В одну минуту. Скорая даже не успела доехать… И Владислава Николаевна осталась одна. Совсем.

Дача у них появилась почти в первый год их совместной жизни, и использовалась чаще для этих самых актёрских встреч, шумных дней рождений и изредка для тихого уединённого отдыха с полусуточным воскресным сном. Теперь же для Владиславы Николаевны это чуть не единственный источник дохода, почти весь вырощенный урожай раздавался соседям и за малые гроши предлагался прохожим на улице. В неурожайные годы из дома выносились некоторые книги и картины, цветы в горшках, статуэтки. Все это ей теперь было не нужно. Прожить бы как-нибудь, дотянуть до встречи с тем, кто поддерживал костёр её сердца, кто унёс с собой её молодость и мечты в мир иной, но кто с нетерпением, она знает, ждёт её, свою Славушку, стоит там у границы и машет ей белым платком.

Оцените статья

+3

Оценили

Александр Степанов+1
Николай Лыков+1
Майя Симонова+1
а где здесь магический экран? и кстати, использование переделанную строку из молитвы, которую дал нам сам Христос, мне видится кощунственным...
Спасибо! Да, экрана нет, но заявлялось в теме: " актёры, забвение"...
а-а, к забвению - да, подходит, наверное. ...
20:46
Ничего кощунственного в переделанных словах молитвы не вижу - "Хлеб наш насущный! - это заработок человека. Нашим пенсионерам и укроп - хлеб насущный. Кощунствуют другие люди, и по другому - но их лягнуть не каждый решается. Что история не по теме - да, но как написана! Читается легко, глаз не цепляют никакие шершавости. Почему бы не получить радость от рассказа, в котором - очевидно! - оставлена частица души.
Спасибо, Елена! Конечно, могло быть ярче и интереснее ещё, жаль, ограничена количеством знаков, чувствую, что не раскрыты некоторые моменты до конца...
Елена Захарова! По церковным канонам греховно менять и перосмысливать каждое слово в установленной ею молитве и непозволительно церковью. Вслушиваясь в чтение молитв в храме, заметил, что в случае ошибки в слове, читающий возвращается к её началу и читает точно по тексту. Вы расшифровали часть фразы "Хлеб наш насущный" как заработок. А это не столько материальное понятие, скольуо духовное. Кощунственно и ещё раз скажем, кощунственно и непотребно влезать в молитвы да ещё с агрессивным смыслом! И экая заслуга автора, так же бесцеремонно влезшего "со своим уставом", т.е. на вольную тему в конкурс с обозначением другой точной по замыслу темы! И когда оценивают положительно частицей души любое слово, то надо помнить: в каждогй душе есть и негатив. В разных душах соотношение доброго и худого разное. И здесь полностью согласен с мнением Ларисы Винокуровой. Для примера давайте возьмём созданное поэтом стихотворение, тем более, поэтом известным, Пушкиным, Лермонтовым и т.д. И, цитируя, позвольте себе заменить хоть одно слово. Хорошо ли это? Пожалуйста, Татьяна, подумайте об этом и предлагаю снять материал от греха подальше. Уверен у Вас, даровитого человека, найдётся достойная замена!
Спаси, Господи, Александр :)
Спасибо, Александр! Мира всем!
Татьяна, снимаю предложение снять очерк с конкурса - он стал более мягок и позитивен. Хотя по сути его у меня есть иной взгляд на проблему жития человеческого. Спасибо, что не обиделись, Татьяна - не всем здесь удаётся поговорить по-доброму. Хорошо это, поговорить с добрым человеком. На заре перестроечной разрухи мне на "вшивом" рынке Тольятти довелось познакомиться со старушкой, торговавшей разным домашним скарбом. Оказалось, она недавняя учительница. Разговорились. И сошлись на мнении, что такая смена профессии нисколько её не обижает. Наоборот, она сказала, что может практически показать своим ученикам, которые иногда подходили к ней в толкучке (вообще, всем людям), что никакое дело не унижает человека. А сбыт ненужных вещей тому, кто нуждается в них, ДОБРОЕ ДЕЛО. К тому же учительница показывает, что нельзя теряться, падать духом в любой тяжёлой ситуации. А ещё был знаком с нештатным корреспондентом нашей газеты по удивительно "страшной" фамилии Могилин. Он - прикованный к постели инвалид. Для сбора информации газете пользовался телефоном (редакция помогла его установить). И почти в каждом номре помещались его материалы. А ещё знаю: его дом постоянно был заполнен людьми, знакомыми и желающими познакомитсья. А он разговаривал с ними, делился опытом своей прежней жизни (был участником Великой Отечественной войны). Вот образец, достойный подражания. И я этого желаю всем. А также сам стараюсь, несмотря на... и противу всем неприятностям что-то делать для людей. Желательно, доброе.
Спасибо, Александр, за доброе, это очень нужно нашему миру!
Александр, я уважаю Вашу воцерквленность и религиозность, но не впадайте в мракобесие, пожалуйста - не ущемляйте личную свободу других людей. Потому попрошу Вас уважать мою НЕвоцерквленность и НЕрелигиозность, а мое право на мнение о творчестве. Церковь - не Бог, а один из государственных институтов, цель которого - держать народ-паству в повиновении. Это мое, а так же многих-многих людей зрелое убеждение, с которым Вам придется считаться. К сожалению, правильное чтение молитв и соблюдение обрядов не делает многих подонков порядочными людьми, примеров - тьма. Духовность, совесть - более глубокие понятия. Рассказ Татьяны - светлый, с положительной энергетикой, без тени агрессии, которую Вы в нем углядели. Не надо винить человека в том, в чем его вины нет. Не по-божески это. Не суди, и не судим будешь! Хорошего Вам дня!
13:28
Очень реалистичная и трогающая душу зарисовка. Как правило, истинно талантливые актёры не размениваются на тусовки, потому и в жизни беззащитные. Автору +. И никакого кощунства я не вижу.
Спасибо, Николай!
Жаль, Николай, что не видите кощунства в вольной поправке к каноническому православному обращению к Богу. Пожалуйста, сходите в Церковь и послушайте молитвы. Поговорите со священником. Дай Бог...
Александр, Церковь по Конституции РФ отделена от государства. То, что Вы здесь пишете, на мой взгляд - религиозная пропаганда. Для нее есть специальные сайты, программы, передачи. Вам, скорее всего - туда, И с Богом!
Елена! НЕвоцерковлена? НЕрелигиозна? Да ради Бога! Чем гордиться-то?! На Ваш взгляд пропаганда? А у меня всего лишь мнение по искажению канонического текста молитвы, и только. Подавайте иск, если я нарушил закон. Церковь отделена от государства, да это так... Но в зарисовке Татьяны Суворовой речь ведётся о государственной проблеме, освещая которую (теперь вижу - только в заголовке, ранее было и в тексте) автор использует церковную молитву с искажением. Татьяна-то почему-то этим самым "не отделила" церковь от государства... Кстати, она же восприняла моё мнение спокойно, как Вы выразились, по-божески. К этому присоединилась также Лариса Винокурова. Именно церковь означает духовность, совесть... Как же эти понятия могут быть глубже самоё себя?! Не знаю, чем я мог ущемить Ваше право высказаться. Несогласие в Вами во мнении, и только. Ваше мнение, что искажение молитвы - некощунственно, утверждаете Вы, поддерживают многие-многие... Не будем соревноваться в этом тонком вопросе, хотя кто ж может сосчитать этих многих?! Да и зачем? Что касается зарисовки как художественно-публицистического произведения, то оно мне понравилось натуралистичностью, детализацией, аргументированностью, ясным и ярким слогом. И, кажется, после нашей полемики автор приглушила ту самую агрессивность в самОм тексте...
Загрузка...