Верный курс

Что может быть лучше детства? Ветер в ушах такой, что не уловить скрипа упругих педалей под кедами. Глаза под сомкнутыми веками будоражат кривые света, пропускаемые сквозь сито веток, оставляемых позади и ожидающих на новом круге деревьев. Нос раздражают запахи сорняка и пыли на поле, что раз за разом объезжаю, зажмурившись на прямой и открыв глаза на повороте.

Это могло бы продолжаться вечно, но ливень рвет тучу, оттеняет и тяжелит футболку. Обиженно молкнут трещотки на спицах, гудит лифт, кухня встречает нежным ароматом блинов с маслом, а зал шумит телевизором и цыканьем папы.

Мой ровесник смотрит на меня из рогатого антеннами ящика, словно рыба из аквариума. Крутит чумазыми щеками и спутанными сальными волосами, перебирает взглядом кромку леса вблизи, будто деревья пересчитывает.

Морщащийся нос пытается уловить то ли едкий мускус хищника, то ли аромат еды, из этого хищника приготовленной. Внезапно налетевшее гудящее облако заставляет пацана отдать на растерзание руку вместо лица, а потом, концентрируясь на правильности шага, а не на скорости, убегать прочь. Отец недовольно качает головой.

Боль, хоть и киношная – непонятна, в моей жизни до определенного момента ей нет аналогии. Того момента, когда я физически начинаю ощущать пустоту второй половины кровати. Меня снедает аллергия на плесневеющий в квартире воздух, чуть колеблемый блуждающими средь пустых вешалок тенями. Трясущаяся рука, оставив стакан с недопитым лекарством, нажимает на пульт, и телевизор озаряет мое одиночество искусственным светом.

Актер на пару лет моложе меня, уверен, благороден и надежен. Он увиливает от всех подножек своей киношной судьбы — не с первого дубля и после правок сценария. В глазах мужчины — блики стекла кафетерия с белокурой фигуркой за столиком. Он окунает ее в аромат роз, накрывает щербатой от старой раны рукой ее кисть. Уверенно говорит и улыбается настолько искренне, что она и даже я верим, — они будут вместе до самого конца.

Но я ошибся. Контузия от переизбытка алкоголя, словами подожжённого белокурой стервой на прощание, пропускает лишь безразличное тиканье часов и щелканье переключаемых мною каналов. Все остальные звуки исчезли. Я будто в вакууме. В искусственном свете: колкие звезды и пустота, пропускающая летящий навстречу звездолет. Из него, щурясь улыбками морщинок, которые не соответствуют молодости глаз, наблюдает пилот.

Смотрит туда, где невозможны зеленый экран и декорации. Пораненной рукой он нажимает кнопки на подлокотнике кресла. Женщина: сжатая пружина в обтягивающем костюме и короткие русые волосы,- бегло изучает показатели курса и двигает губами, видимо озвучивая необходимую корректировку. Но пилот не внемлет. Он сам – знание и решимость, он — спасение для всех, в том числе и для когда-то предавших его людей.

Телевизор шумит помехами и хлопает уходящим в точку изображением. Рукой, потравленной хлоркой в раннем детстве, жму кнопки пульта и думаю: удастся ли мне еще понаблюдать за жизнью моего героя?

Оцените статья

+2

Оценили

Майя Симонова+1
Наталия Мосина+1
17:07
Необычно,глубоко, немного трагично даже,ИНТЕРЕСНО!+!
20:27
Интересно!+ УДАЧИ!
17:19
Интересное словосочетание - "контузия от переизбытка алкоголя". Автору +
Загрузка...