Долгое эхо той Войны...

Младшенькая. Младшая сестра матери. Тётка моя. Она в 74-ом, через тридцать лет после того, как отгремело и смолкло вроде бы, погибла.

Работала в Таганроге, на заводе «Красный Котельщик». Контролёром ОТК. Мирное время, гражданская продукция, специальность не связанная со стрельбой и взрывами. А вот на поверке рабочих параметров, после сборки и монтажа, как-то возьми один из этих котлов, да и взорвись.

Испугалась она, тётка-то, от поверочных манометров наверх по железной лесенке, в кандейку свою, контролёрскую, побежала. Как потом врач сказал, лучше бы на месте оставалась, тогда водой — обварило бы, а так — паром. У него ведь температура выше, чем у воды.

Тётку — в ожоговый центр. В Ростов. Мать улетала, она ещё жива была…

Первые дня два — кризисных. Медики от неё не отходили. Родные здесь же, в Центре, дежурили. Переживали. К началу третьего дня врач сказал, что всё, мол, миновал кризис, езжайте, отоспитесь немного:

— Двое суток ведь и сами без сна.

Наши и уехали…

Как только отдохнули немного — обратно в Центр. А там, глаза опустив, и говорят:

-Умерла ваша…

— Как?! Кризис же миновал!

— Да, миновал, а почки не выдержали…

* * *

Почки у тётки с войны.

Она 40-го года была. Как в 42-ом немец подошёл, бабулю с двумя мелкими — в эвакуацию. А с собой только десять килограмм унести можно. Бабуля и взяла настольную швейную машинку в жёлтом фанерном футляре, которая всех в эвакуации и спасла. Бабуля портнихой была. «Модисткой», как тогда говорили.

Поезда с эвакуированными на восток медленно шли. Всё литерные, литерные… Литерные воинские на запад пропускали. Немец жал.

Та снедь нехитрая, что с собою захвачена была, скоро закончилась. Двое малых. Война быстро годков накидывает. Всё понимают. Сидят тихонько, в полумраке теплушки, помалкивают. Только глазёнки. Пара — серых, пара – карих. Только глазёнки выдают – голодные.

На одной из долгих-долгих остановок, уже где-то за Лисками, бабушка попросила у кавалеристов остановившегося рядом, путь в путь, воинского эшелона, пару клубней красной свеклы, у нас «буряком» называемой, что на корм лошадям шла.

Кто ж в ситуации такой откажет? У самих — такие же. Где-то там, чуть дальше к востоку, в станицах и хуторах, что по разным берегам Хопра и Дона рассыпаны. Перекинули ей из вагона в вагон те клубни.

А к осени дело. Хоть и не холодно, но по утрам так… Зябко. Подмораживает уже. Вот и свекла мёрзлая, не оттаявшая была.

Подождать бы малость, пока она в теплушке у буржуйки железной оттает, да ведь девчонки есть хотят, вторые сутки не кормлены. Вроде и небольшими кусочками, а нефрит хронический у тётки с той самой поры.

Конечно, и холод теплушки, дорожные сквозняки своё чёрное дело сделали. Но почему-то именно на буряк тот проклятый всю оставшуюся отмерянной ей жизнь бабуля грешила…

* * *

Вот так, в 74-ом тот 42-ой и аукнулся…

Кто знает, не потому ли тётка так любила кошек? На всех старых, чуть пожелтевших от времени, снимках, с махрящимися бумажными краями, что остались у меня от неё, она обязательно с котёнком или кошкой. Почему-то, как правило, белыми. Пушком. Или Белочкой.

Может, когда маленький, живой комочек доверчиво укладывался рядышком, ей было легче переносить ту постоянную, ноющую боль в боку, что с той самой осени не отпускала её до самой смерти?..

Оцените статья

+11

Оценили

Алексей Жарёнов+1
Яна Солякова+1
Александр Шайкин+1
ещё 8
Тётка. И кошка рядом...
Она же. И снова - кошка. Пушок. Или Белочка...
12:48
Константин, душевный рассказ, вызывает сопереживание, и концовка мне понравилась. Только один момент... Я перечитала несколько раз: "Подождать бы малость, пока она в теплушке у буржуйки железной оттает, да ведь девчонки есть хотят, вторые сутки не кормлены. Вроде и небольшими кусочками, а нефрит хронический у тётки с той самой поры". Это еще в отдельный абзац выделено. И что не слишком сообразительные (как я) читатели из него узнают?.. Ради Бога простите, если я тупо не поняла.
Анна, это автор пишет о кусочках замерзшей свеклы, которые они ели ледяными, не согретыми в результате чего ЛГ заработала нефрит. Считывается этот момент, мне не показалось, что он не ясен.
16:12
На первый взгляд показалось странным, что воспаление почек - от замерзшей еды, но дай Бог нам всем на себе не пережить и не знать!.. У каждого свое мнение. Мне приведенный отрывок показался разговорной формой. На слух мы все ловим, а когда строчки перед глазами "маячат" - как-то строже к сути относишься. Автору спасибо, что зацепил, заставил задуматься! +
Пронзительно написано, трогательно. Речь отрывистая, кажется где-то скупой, видно,что так автор решил рассказ свой построить, но образная, цепляет, заставляет вчитываться в текст. Сопереживаешь. Читаешь и думаешь - страна ты наша многострадальная! "Я другой такой страны не знаю..." Спасибо, Константин за рассказ. Удачи в конкурсе!
Потрясающий эффект живого рассказа - читаешь, оторваться невозможно. И написано замечательно легко и история интересная. И фотографии старые, замечательные, кусочек чужой жизни... Константин, спасибо! С удовольствием голосую!
Чудесный, пронзительный рассказ! Правда, трудно оторваться от чтения. Жизненная история, жаль, с трагическим финалом. А снимки какие! Недобрый человек не будет так любить животных. Удачи вам, Константин, и конкурсе и в творчестве!
08:26
Интересный и трогательный рассказ. +
10:00
Вот и моя мама говорила, что у нее ноги болят оттого, что ей девчонкой, в мокрых лаптях осенью и зимой приходилось рыть траншеи и окопы, валить лес на оборонных работах, строить рокадную железную дорогу (она пережила шесть мобилизаций!). Да, с годами все эти нагрузки-перегрузки на молодые, неокрепшие организмы обязательно сказывались на здоровье. Константин, у вас получился рассказ с очень мощным эмоциональным посылом, поддерживаю вас.
Написано замечательно легко и история интересная. И фотографии старые, замечательные, которые сберегли, как память. Интересный и трогательный рассказ. +
11:04
Живой, душевный и очень-очень грустный рассказ... Конечно, действует! "+"!
Добротный, жизненный рассказ! В рассказе нахожу несколько моментов из жизни своих родных! Наша бабушка тоже была "модисткой" - складывала машинку "Зингер" и ехала в ближайшие колхозы шить, чтобы прокормить своих четырёх дочек! А дядя мой умер от почек молодым - нужно было ложиться в больницу, а он - прапорщик - ждал проверяющих! Такие дела! Автору желаю творческих удач, и чтобы его произведений побольше появлялось на этом сайте!
Загрузка...