Мне папа однажды поведал

Такую войну прошли, вспоминать страшно. Я, считай, с первых дней в эту мясорубку попал. Не успел военное училище закончить, как война началась. Нам сразу звания младших лейтенантов присвоили и на фронт отправили. С таким воодушевлением мы рвались в бой. Нас ведь чему учили? Если война, то непременно на чужой территории, скоротечная и победоносная.

Какое там …, на своей-то земле долго в себя прийти не могли. Хаос, паника, боеприпасов в обрез, жрать почти нечего, связи никакой, помощи ждать не приходится. Я-то сам в артиллерии воевал, фашисты прут, танки, хоть зубами их грызи, ну и грызли, как могли. Сколько народу полегло, а те, кто живые после боя оставались, одно думают, как до своих прорваться, а куда направиться? Как бы в плен не попасть! Кругом фашисты.

В общем, так и драпали, огрызались, как могли. Когда немного опомнились, оглянулись, бежать-то уже и некуда, позади Москва. Вот такие дела тогда были. Помню, на нашем участке вражеский танко­вый прорыв случился. Мне приказ: «Стоять насмерть, не пропустить!» Я тогда уже батареей командовал. Легко сказать – стоять, когда прямо на тебя лавина танков прёт, а за ними автоматчики. Благо, что к этому времени с боеприпасами легче стало. Завязался бой. Когда в расположении батареи начали рваться немецкие снаряды, с позиции один боец побежал, другой, а следом целая группа. Кричу: «Назад!» Пытаюсь остановить панику. Куда там…, хватаю автомат и по головной группе очередь, несколько человек срезал, остальные повернули обратно. В общем, продержались мы, пока наши танки из резерва подошли. Больше половины бойцов полегло в том бою, а ведь могло быть и значительно хуже, если бы не удалось остановить паникёров. И фашистов бы не сдержали, и батареи бы не стало, а тех, кто драпанул, всё равно расстреляли бы.

Выбирать не приходилось. У меня самого потом ещё долго кошки на душе скребли, но бойцы всё правильно поняли. В этом я убедился под Сталинградом. Ранило меня там тяжело осколком мины, упал, в глазах туман от потери крови. Осколок-то вошёл в правое предплечье, как уж он там двигался, а в итоге застрял где-то, аж у позвоночника, в районе шейных по­звонков. Вот так-то. Тут подползает ко мне боец, один из тех, кто в том памятном бою под Москвой среди паникёров был. «Товарищ майор, — говорит, — вам в медсанбат надо». «Какой медсанбат, здесь каждый боец на счету, немедленно на позицию!» — отвечаю, пытаясь в бессилии напра­вить на него пистолет. В общем, тащил он меня несколько километров до медсан­бата, а ведь мог бы и бросить, не рисковать.

После этого единственного ранения, до конца войны я по госпиталям провалялся. Врачи опасались осколок извлечь.

Синицын Дмитрий Николаевич за время своего участия в самые тяжёлые годы ВОВ был удостоен четырёх боевых орденов: Орден Ленина, Орден Красного Знамени, Орден Красной Звезды и Орден Александра Невского.

Злосчастный осколок вышел однажды самостоятельно в 1959 году. Вот как это случилось.

Забрав меня из больницы, отец подхватил и посадил себе на плечи. Поддавшись моей восторженности, он пробежался вокруг здания больницы. Почувствовав внезапную острую боль в районе шейных по­звонков, он осторожно опустил меня на тротуар и пощупал ла­донью на месте возникшей боли. Под ладонью ощутил липкую сырость и какой-то острый инородный предмет, попытка потрогать который вызывала болевые ощущения. Догадка озари­ла его, в памяти возникли уже ставшие забываться страшные события, кромешный ад сталинградских боёв. «Вот оно – эхо войны! — промелькнула мысль.

Спустя час мы снова вышли из больницы. Остановившись на крыльце, отец вынул из кармана носовой платок и, развернув, показал неболь­шой, размером с копеечную монету, только значительно толще, кусочек шершавого металла тёмно-бурого цвета, с тремя остры­ми углами.

— Вот, сынок, смотри. Этот маленький осколок много лет назад мог стоить мне жизни, а теперь станет моей реликвией.

Я протянул руку за осколком, взяв его, с любопыт­ством стал осматривать со всех сторон, потёр пальцем шер­шавую поверхность, осторожно пощупал углы, потом, взвесив его на ладони, проронил:

— Тяжёленький, — и вернул его отцу.

Оцените статья

+18

Оценили

Роза Покутняя+1
Людмила Косарева+1
Лидия Павлова+1
ещё 15
Да Генадий, не добавить, не прибавить. Хлебнули наши отцы горюшка полным черпаком. Я вспоминаю рассказ, брата отца, дяди Миши о своей первой атаке. Выдали им черенки вместо винтовок, а винтовки достались каждому пятому... и вперёд. Во время атаки подобрал винтовку убитого. А осколки от бронеспинки мы с сестрой у отца всю жизнь в затылке щупали, не все их тогда достали хирурги, он 9 месяцев в госпитале проваляться. Спасибо за рассказ, Генадий! Удачи!
Да уж, хлебнули, но победили! Спасибо.
Трудная фронтовая судьба у Синицына Дмитрия Николаевича - защищая Родину, воевал героически. Спасибо.
Благодарю, Александр!
Правдивый рассказ Дмитрия Николаевича о войне в вашем изложении, Генадий, не может оставить читателя равнодушным. А эпизод с осколком - "подарком" войны особенно впечатляет. +!
Спасибо за неравнодушие!
Прочувствованная история! Замечательно, что конкурс имеет такие широкие рамки и позволяет лишний раз вспомнить о героизме фронтовиков, а осколок стал реликвией, а не поводом для похоронки. Удачи вам!
Благодарю, Татьяна!
19:00
"Синицын Дмитрий Николаевич за время своего участия в самые тяжёлые годы ВОВ был удостоен четырёх боевых орденов: Орден Ленина, Орден Красного Знамени, Орден Красной Звезды и Орден Александра Невского" - какие весомые награды! Настоящий и, я бы сказал, несокрушимый защитник Родины был твой отец, Генадий, и ты гордишься им по праву.
"Да, были люди в наше время ..." Спасибо!
Солидная орденская планка! А ведь за каждым орденом своя героическая судьба! ЗдОрово! Удачи, Генадий!
Да уж ... Благодарю!
Интересная история, даже две! Случай на войне, когда приходится стрелять по своим и неожиданно вышедший осколок, как напоминание о той войне.
Спасибо, Александр!
Да, таким отцом нужно гордиться! Рассказ отличный! Удачи Вам, Генадий, во всём!
Благодарю, Алексей!
18:02
Замечательный у Вас отец, Геннадий. Плюсую.
Спасибо!
20:05
Рассказ о подвиге Вашего отца никого не может оставить равнодушным.Низкий поклон Вам за Память и за замачательный рассказ,Геннадий ! Победы в конкурсе!
Благодарю, Мария!
18:50
Да, у каждого участника ВОВ в памяти оставались такие вот тяжелые случаи с вынужденными отступлениями от немцев, которые вооружены были до зубов. А у наших солдат в первые годы и винтовок на всех не хватало. Тут одним геройством их не остановить. Приходилось о таком отступлении участникам минувшей войны рассказывать своим детям, племянникам разное. Спустя годы и скрепя сердце. "Под Вышним Волочком на нас голодных и плохо вооруженных немцы вооруженные до зубов шли в три шеренги нагло, с засученными по локоть рукавами, из автоматов строча, чего-то крича.- рассказывал мне дядя Георгий, брат погибшего на войне отца. - Нам от их пуль, от сплошных очередей головы не поднять. И какой там по ним стрелять. А командиры приказ давали "Не отступать!". Но мы понимали, всем нам в этом неравном бою придется погибнуть. Стали советоваться, между собой переговариваться. Чего делать? Надо отступать. К командирам парламентеров отправили. А их на месте самих не оказалось. И, ползком, ползком, Лесочком, потом овражками ушли от немцев. А соседние роты, нам говорили, начисто были уложены. Это было в первое лето войны". Можно осуждать и их за проявленную трусость. Они спаслись от явной гибели, а другие погибли. Потом Георгий Петрович с товарищами попал на переформировку. Его зачислили в дивизион связи. На радиостанции РАФ он все последующие годы работал. Встретил целехоньким Победу. Брата (моего отца) осуждал за чрезмерно-беспрекословное исполнение воинских приказов. Так что рассказ ваш, Геннадий, очень удачный. По нему много о чем размышлять нашему поколению можно. Особенно тем, кто там не бывал.
Спасибо, Иван!
14:50
Конечно, каждый волен выставлять на конкурс любой сюжет, ориентируясь на заданную тему: "Моя родословная". И Генадий прав, считая, что родословная начинается с героического прошлого отца. К какому жанру отнести эту историю? наверное, к биографическому рассказу, что свойственно большинству работ конкурса, при этом трудно говорить о "художественности" этих произведений, это больше такое семейное "краеведение". А отсюда соответственно возникают и раскрываются (автором) некоторые моменты истории ВОВ, трагедии первого, да и второго года. Охватить, да и осмыслить масштабы трагедии, в то время, было не под силу даже сильных духом, героически сражающихся воинов, каким был и Синицын Д.Н., на это требовались годы, годы осмысления, при этом люди участвующие в войне были под идеологическими веяниями того времени: когда "поведал отец"? Да во времена руководства Хрущёва, какое мнение формировалось: "Всё прозевали из-за Сталина, винтовка одна на десять, есть (а, что там биф строганы должны привозить) нечего"и т.д. Я больше склонен верить (тоже в значительной степени биографическому произведению) Константина Симонова "Живые и мёртвые". Помните эпизод, когда Синцов попадает в дивизию Серпилина? и удивлённо смотрит, как муштруют (занимаются хождением строем) солдат, то Серпилин ему поясняет: "Это мы их в чувство приводим..." К чему это я, полез в такие "дебри"? Комментарий Меженина. Вы (Меженин) к чему здесь призываете: "лесочком, потом овражком", о каких "парламентерах" вы здесь рассказываете? Это что за "чрезмерное исполнение воинских приказов"? Оставление (самовольное) рубежа обороны (позиции) -- это дезертирство. И таких ... приводили в чувство приговором трибунала. А рассказ, Генадий, хорош. Отец твой настоящий Герой! Орденом Александра Невского награждено всего 42 тыс. человек, давался он за конкретные полководческие подвиги, что ещё раз говорит о том, что были и в те тяжёлые годы истинные воины.
Мне нравится, Олег, Ваше широкое и глубокое размышление по поводу непростых лет ВОВ и отношения к этому страшному периоду. Сейчас очень просто рассуждать, что правильно и что неправильно в те и предшествующие годы делалось. Лично я не берусь осуждать или одобрять, но, слушая немногословные рассказы отца, в свои детские годы был потрясён. Помимо того, что я в рассказе обозначил, было и другое, мне отец поведал о диких случаях в начальном периоде войны, когда, не то что дезертировали, а и массово сдавались в плен не от безысходности, а с заранее продуманным решением. Мне только по прошествии многих лет стали понятны мотивы этих, мягко говоря, случаев. Скорее всего, в моём понимании, многие из предателей (дезертиров) надеялись, что иноземные полчища сметут ненавистную власть, и только когда убедились, что сметут (уничтожат) заодно и население Отечества, одумались. В своём, как Вы правильно обозначили: "... семейное "краеведение"" (а как же ещё можно выразить родословную?), я постарался выразить глубокое восхищение самоотверженностью отца, его непоколебимой уверенности в Победу и жёсткими (жестокими) действиями командира.
В мясорубке войны все было и героизм, и предательство, и трусость, и все остальное Все протекало очень рельефно и быстротечно. потому как война не церемонилась ни с кем.Потому фронтовика всегда слава , уважение и почет! +
Чего уж про войну говорить, если в бытность срочной службы в СА видел ужас в глазах однополчан во время серьёзных военных учений, когда на нас пикировали со страшным рёвом штурмовики и вокруг рвались учебные фугасы. Благодарю.
Рассказ об отце, его характере, его судьбе, о событиях в его жизни написан, Генадий, интересно, нестандартно, можно сказать, профессионально. И таких рассказов - об одном родном или даже не родном, а "чужом", но интересном человеке с интересной судьбой - немало на текущем конкурсе. Когда я сам искал тему рассказа, то подумал, что такие рассказы вряд ли на 100% отвечают теме конкурса "Моя родословная". Максимум (по-моему) - на 70-80%. Полностью они отвечали бы темам, скажем, "Отец", "Война", "Интересный человек" и т.п. И я отказался последовать такому примеру. Особенно после того, когда ещё раз внимательно прочитал условия конкурса.
Но соответствие теме обязательно – это должны быть истории, связанные с историей вашей фамилии или родословной.
Возражений нет, Геннадий. В анонсе я упомянул, что не собирался участвовать в этом конкурсе, так как далее (глубже) своих родителей ни о ком и ничего не знаю, разве что краешком о деде по линии мамы. Однако, читая конкурсные произведения, убедился, что эта беда большинства, за редким исключением, и решил, что не грех поведать и о коротко известной родословной. И ещё, очень смущает, что немало авторов выстраивают родословную от зажиточных корней, невольно складывается впечатление, что до революции, ну, чуть ли не Рай был в России, и вдруг. от куда-то инопланетяне налетели и всем россиянам жизнь поломали ...
Да, Генадий, таких работ немало. Жюри оценит...
Каждый участник конкурса пишет об своей родословной столько, сколько знает об ней . Написанное повествование - даже только об одном из предков - считаю, что тема раскрыта.
Мой дед в финскую воевал. Потом в блокадном Ленинграде рассказывал про 1 винтовку на троих хороший рассказ правдивый мой + вам
Спасибо, Николай!
Трудные были времена, Генадий! Вам хоть рассказали, а мои не очень-то много говорили. хотя оба были на фронте. У мамы" медаль за отвагу" за спасение человека. а она не медсестра. а писарь при штабе и была ранена. Так что всем им досталось. И мы живём благодаря им. Вечная им память - кого нет, а живым поклон до земли. А Вам +
Мне, в общем-то, тоже скупо отец рассказывал, про те же ордена, один из которых был пулей пробит, не распространялся - за что ... Благодарю!
17:54
Очень сильное впечатление оставляет ваш рассказ, Геннадий. Не приукрашенная, горькая правда войны... Вечная благодарность всем, кто защитил нашу землю от захватчиков. Удачи вам! +
Как рассказал отец, так постарался и изложить. без прикрас ... Спасибо, Лидия!
О ТАКОМ Отце нельзя было не рассказать.И это у Вас хорошо получилось. + Самого Вам доброго!
Повезло Вашему отцу, что так легко избавился от осколка! Хотя ему выпали испытания посерьезнее. Очень поучительно!
Судьбу не выбирают, но ... выстраивают собственоручно. Спасибо, Оксана!
18:55
Интересный рассказ,Геннадий.Горькая правда войны.Вы должны гордиться таким отцом.Пример для будущего поколения.Желаю новых творческих побед!С Новым годом!+
Благодарю, Роза! Я всегда восхищался своим отцом, хотя, увы, прожил вместе с ним всего-то лет пяток относительно сознательной жизни ...
Загрузка...