Мертвая мечта

598

Зазвенела капель, предвещая начало теплой поры, воздух наполнился весенней свежестью.Днем, когда солнце высоко в голубом ясном небе, земля под властью оттепели местами покрывается лужицами, рядом с ними лежат ледяные островки. Все вокруг постепенно оживает после долгих сибирских морозов, даже малютки воробьи, начинают щебетать веселее.

В это время Улан-Удэ предстает в неприглядном виде. Взору открываются скрытые раннее под снегом, вперемежку с высохшей растительностью, пустые бутылки из-под пива, разных габаритов, смятые упаковки «тетра пак», обертки от шоколадных конфет и многое другое, что люди выбрасывают, словно забыв о назначении мусорных баков.

По асфальтированной дороге, мимо жилых домов, двигался маршрутный микроавтобус. Приблизившись к остановке, он сбавил скорость и плавно въехав в «карман» притормозил. Открылась дверь, выпуская из салона «Хендай Каунти»пассажира. Это был молодой человек, одетый несколько небрежно, в легкой демисезонной куртке, поношенного вида, в мятых джинсах болезненно-зеленого отлива.

На остановке толпились люди, высматривая нужный им маршрут. Двое грязных бездомных сидели на лавочке, потягивая по очереди из пластиковой полуторалитровой бутылки мутную жидкость. Подойдя к ним поближе можно было почувствовать омерзительно-сладковатую вонь, она вмиг могла свести с ума или вызвать мгновенную рвоту. Но, если не обращать взор на столь маленькую деталь, в остальном все вокруг казалось просто чудесным.

Погода установилась особенно теплая. Дороги, улицы, тротуары промокли так, что впору надевать резиновые сапоги. Молодой человек с удовольствием вдохнул прохладный воздух, которого ему не хватало в автобусе. По пути его сильно укачало, а запах резины до сих пор висел в ноздрях. Постояв так еще секунду, он двинулся в сторону «Солнечной башни» на верхний бульвар Карла Маркса. Он направлялся к знакомому, живущему в обычной кирпичной хрущевке.

Подойдя к подъезду, мужчина остановился в нерешительности, затем распахнул дверь и шагнул внутрь.Оттуда на него дохнул резкий запах кошачьей мочи, поморщившись, он поспешил поскорее добраться до квартиры на пятом этаже. На одной из лестничных площадок, в углу лежала аккуратная стопка бесплатных газет, видимо оставленных ленивым распространителем.

Одним скачком преодолев две последних ступеньки, он оказался возле нужной квартиры, рука потянулась к кнопке звонка. Заиграла мелодия из симфонии Моцарта. Ответа не последовало.Он прижался ухом к замочной скважине, пытаясь уловить шум. Позвонил еще. Наконец с той стороны послышались шаги.

— Кто там? – сказали резко из-за двери, небрежно, таким тоном говорят с людьми, потерявшими свое лицо.

— Это я, Женя.

— Какой еще Женя?

— Страхов.

— А-а-а.

— Привет, — сказал с порога Страхов.

— Здорова, — кивнул мужчина, пропуская гостя в квартиру. — Чего тебе?

— Я так зашел, спросить как у тебя дела.

— Все отлично. Вот скоро повышение получу.

— Поздравляю, Серега, молодец, — завистливо проговорил Страхов.

— Рано поздравлять.

— Ну, все равно авансом.

— Пока не сяду за кресла старшего менеджера, не буду считать себя удовлетворенным. Так что, пока поздравлять не за что.

— Как знаешь.

Серега был давним знакомым Страхова. Когда то, они работали вместе на ЛВРЗ (Локомотиво-вагонный ремонтный завод), целыми днями стояли за станками, но обоих потом сократили, при этом заставив подписать «по собственному». Однако Серега смог в отличие от Страхова найти не только хорошую работу, но и с успехом продвинуться по карьерной лестнице.

— У тебя как? – задал дежурный вопрос Серега.

— Так себе.

— Понятно, а чо так?

— На работу хочу устроиться, но что-то никак не получается.

— Стараться надо лучше, кто ищет, тот всегда найдет!

Страхов поежился и решил не забрасывая в дальний угол, спросить о том, чего он хотел с самого начала.

— Займи тысячу, а? – заискивающе проговорил он.

— Ты мне итак пять соток торчишь уже.

— Да ладно, я тебе с процентом верну, если хочешь.

— Не нужно с процентом, ты тоже интересный. – Серега сдвинул брови и его взгляд стал более суровым. — Не отдал те пятьсот, а пришел еще за тысячей. Совесть имей.

— Через неделю мне должок должны вернуть, так что можешь не беспокоиться.

— Ты мне тоже самое в прошлый раз говорил.

— Но в этот раз точно, обещаю. Честно.

— А ты знаешь, что люди постоянно говорящие «обещаю» и «честно» в большинстве своем говорят неправду?

— Разве?

— Именно так.

— Ну, выручи, в последний раз, уж очень надо.

— Извини, но нет. Свой кредит доверия, ты уже потерял.

Повесив голову, Страхов сухо попрощался с приятелем и покинул квартиру. Жить было не на что, на что купить выпить и подавно. Он поскреб в карманах, которые отозвались звоном мелочи и угрюмо поспешил домой уже пешком.

Квартира Страхова, выглядела убого, ее смело можно было назвать ветхой халупой, не иначе. Внутри пахло сыростью, а по плинтусам шныряли тараканы. Не оставь жилье после смерти мама, ему бы туго пришлось, как его знакомому Фингалу, который ютился в колодце с элеваторным узлом. Конечно же, с самого начала она выглядела иначе, ухоженней, в современный вид ее привел со временем новый хозяин. Хотя в отличие от некоторых он не был инвалидом или слишком старым, но бегать в поисках работы ему не хотелось, все равно его никуда не брали.

Страхов развалился на дырявом повидавшим многое диване и уже собирался прикорнуть, как зазвонил мобильник, старый древний Nokia1610, доставшийся еще от матери.

— Алло, — лениво пробормотал он.

— Здорово! Представляешь, я триста тысяч выиграл! – весело раздалось из трубки. Это был его частый гость и собутыльник Петька, с которым они не раз делили настойку «Боярышника».Страхов сразу же оживился. Не бог весть какие деньги, но перед глазами у него замаячили толстые пачки купюр туго обтянутых резинкой.

— Да ну, гонишь что ли! – удивленно пробормотал Страхов. – У нас в Улан-Удэ?

— Ну да.

— И во что ты такое играл?

— В «Русское лото».

Страхов поежился, если Петька говорил правду, то впереди ждали безудержные пьянки и гулянки.

— И что ты собираешься с ними делать?

— Ну как что, в первую очередь куплю телек плоский, на всю стену, а потом видно будет. Может коня железного японской сборки приобрету, какую-нибудь подержанную «тойоту».

— Ясно, а знаешь, что нужно сделать в первую очередь?

— Что?

— Как следует обмыть! – направил в нужное русло разговор Страхов. — А иначе разлетятся твои денежки, как ветром унесет.

— Сплюнь дурак!

— Ладно, шучу я, ну ты это, когда позовешь то, а? Праздник победителя, как-никак.

— Не спеши дорогой, выплата только через месяц, так что. Терпение, друг, терпение. Как придут, я тебе об этом сообщу, погуляем!

Месяц показался Страхову годом. Все эти дни он ежился перед сном, представляя деньги у себя в руках, и как он тратит их на красивых женщин, щедро засовывая пятитысячные купюры им в чулки.Нетерпеливо он названивал Петьке в надежде, что он получил свой выигрыш раньше, но тот отвечал одно: — Еще нет, я сам позвоню.

Наконец, долгожданный звонок прозвучал в вечер пятницы. Страхов уже и не верил тому, что Петька вообще что-то выиграл. «Поди, обожрался, вот и спьяну померещилось» — думал он.

— У аппарата, — проговорил Страхов.

— Ну что, готов? – донесся возбужденный голос из трубки.

Неужели Петька? Обрадовался Страхов. Ну, точно! Он!

— Пришли деньги? – возбуждение передалось и ему.

— Ага, давай дуй ко мне. Я тут уже взял ящик водяры.

Страхов пулей вылетел из дома в предвкушении скорой вечеринки.

Петька и еще пара общих знакомых Василеки Батоха уже восседали за столом, с упоением наслаждаясь черной икрой, намазывая ее толстым слоем на кусок хлеба. В воздухе повис густой запах вареной баранины. Закуски было вдоволь, столько всего Страхов в жизни не видел, у него слюнки потекли от всего этого кулинарного безобразия.

— Проходи, садись, только тебя не хватало, — пригласил хозяин, наливая стопку.

Страхов кивнул и уселся на табурет.

— Ну, вздрогнем! – проговорил он. – За Петьку, самого фартового мужика которого я знаю!

— Давай за него, — поддакнули остальные.

Выпив и закусив корнишоном, Страхов полюбопытствовал:

— Ну а где твои денежки то?

— Как где? Тута со мной, конечно же.

— Это где?

— Тебе скажи…а чего это ты так интересуешься? – Петька насупился. — Случаем не ограбить меня решил?

— Ты что, просто мало ли, простой интерес, не более. Обычно ведь такие деньги все в банках хранят.

— Да не, я не доверяю этим прохвостам, и потом, у меня куча долгов, еще не дай бог приставы арестуют. Лучше их хранить у себя под подушкой.

— Ты прав, — кивнул Страхов и разлил по новой.

Гулянка продолжалась почти до самого утра, наконец, хозяин решил ее остановить.

— Ладно, мужики, что-то утомился я сегодня, пойду спать, — сказал он.

— Чо, выгоняешь что ли? – шутливо прокричал Батоха.

— Ну а чо, последний день сегодня? – парировал Петька. Батоха хмыкнул и подняв Василька направился с ним к выходу. Страхов попытался подняться, но ноги его не слушались. Петька склонился над ним и потряс за плечо.

— Все нормально, ты идешь?

— Да не, что-то мне не хорошо, — пробормотал Страхов. — Можно я перекантуюсь у тебя, а?

— Ладно, тока спать будешь на полу, я дам тебе матрас.

Страхов расплылся в улыбке.

— Хорошо, от души брат.

Когда Василек и Батоха ушли, Страхов вдруг с грустью подумал о том, что все же, деньги не его и вряд ли Петька позволит тратить их, так, как он представлял в своих мечтах. Его видения сладкой жизни рухнули как песочный замок.Ему не спалось, а за окнами уже брезжил рассвет. Он посмотрел на спящего Петьку, тот бубнил что-то себе под нос. «А что если?» — дерзкая будоражащая мысль пришла мгновенно, он тихо встал, пробрался в кухню, взял со стола нож. Затем так же тихо как хищник подкрался к кровати и резко взмахнул рукой, лезвие легко погрузилось в мягкое тело ничего не подозревающего Петьки. Тот вскрикнул и не в силах сопротивляться обмяк. Уже не в состоянии остановиться в слепом тумане Страхов наносил удары за ударами. Вскоре выдохшись, он с ужасом осознал, что совершил ужаснейшее преступление, в первую очередь он подумал, о том, что станет с ним. Тюремная баланда, прогулки под решетчатым небом, постоянно мозолящие глаза сокамерники и все это на протяжении нескольких лет. Невыносимо! Он посмотрел на окровавленные руки, дрожащие как осенний лист на ветру, и тут же тошнота подступила к горлу. Вскочив, Страхов побежал в ванную и опорожнив желудок, принялся отмывать себя от крови. Перепачканную одежду он положил в пакет и переоделся в гардероб ныне покойного Петьки. Собрав всю найденную в квартире наличность и торопливо распихав по карманам, он бросился к выходу, но вспомнив про нож, вернулся и стерев с него отпечатки, бросил возле трупа.

От всего произошедшего он вмиг отрезвел. В голове вертелось: «Быстрее бы домой, быстрее бы домой». Опустив глаза Страхов старался не смотреть на прохожих, не хотелось чтобы они его запомнили в случае чего. Опасливо озираясь он прошел мимо полицейской машины.

— Эй, ты! – вдруг окликнул его грубый мужской голос.

Страхов вздрогнул и не оборачиваясь побежал. Кто-то кричал ему вслед, послышались быстрые шаги. Может быть это за ним, все, конец, — подумал он. Его мысли пришли в невероятный сумбур, ужас затемнил их. Не разбирая дороги, он выскочил на проезжую часть. Раздался визг тормозов, но тяжелый грузовик не смог вовремя остановиться, сбив испуганного человека, почти насмерть.
Боль пробежала по всему телу, Страхов никогда не испытывал ее настолько сильно. Он выплюнул кровь и посмотрел вверх. Небо сковало серыми тучами, мягкими пушистыми хлопьями снег падал ему на лицо.

«Эх, март, какой же ты непредсказуемый», — подумал Страхов, извлекая трясущимися руками из кармана толстую пачку банкнот. Сжав их крепче в ладони, он последний раз вдохнул холодный воздух.

Оцените статья

+2

Оценили

Николай Лыков+1
Майя Симонова+1
18:17
Интересный рассказ. + Но его удалят с конкурса за превышение объёма.