Счастье у каждого свое

Была у меня одна знакомая, с которой мне некоторое время доводилось работать в волонтерском обществе «Белая лилия». Мы хорошо общались и на многие акции выходили вместе. У Нины, так ее звали, была основная работа, поэтому помощью она могла заниматься только вечерами.

Меня всегда удивляло, с каким энтузиазмом, с какой энергией она готова помогать «Белой лилии». В выходные дни Нина отдавала себя обществу с раннего утра и до позднего вечера. Казалось, она не знала усталости. Лишь одно слово в такие моменты было ей знакомо – помогать.

Как-то раз решила я зайти к ней на работу. В этот раз общество занялось очередным детским домом. На выданные деньги мы должны были купить все, что, как мы считали, скрасило бы детям жизнь. Я взяла на себя игрушки, другие волонтеры одежду, учебные принадлежности, а Нина решила купить для детей книги.

Нина работала в офисе, кем точно, я не уточняла. Но меня всегда удивляло, как такой подвижный человек способен весь день просидеть в бетонной коробке, заполняя бумаги и печатая отчеты, в компании таких же людей, которые, уверена, литрами пьют кофе, чтобы в итоге не сойти с ума от той серости, что окружала их ежедневно.

Увидев Нину в конце рабочего дня, я обомлела. Она была выжата, словно лимон. Осунувшееся бледное лицо, уставшие глаза, сдвинутые на переносице брови и бледные губы. Когда я позвала ее, она медленно повернула голову и долго фокусировала взгляд на мне. Вскоре мы пошли к ней домой – за книгами. Сумка с игрушками была уже при мне.

Как оказалось, Нина была рада моему приходу. Жила она одна, ни мужа, ни детей не было, а книг она купила на четыре высоких стопки, которые одной ей бы донести не удалось.

— Я купила на свои. Денег «Белой лилии» не хватило, — сказала она.

Нина тепло улыбнулась и так радостно прищурилась. Всю дорогу до больницы мы только и говорили о детях и о том, будут ли им по душе наши подарки.

К нашему приходу дети уже мерили то новое, что им купили, красовались перед зеркалами и обсуждали то, как они придут в школу с новыми портфелями и тетрадями.

Я раздавала игрушки, а Нина – книги. Детям помладше доставались сказки и книжки-раскраски, тем, кто старше – и литература доставалась серьезнее. Дети радовались всему, что им сегодня подарили – радовались громко и искренне.

Вместе с тем менялась и Нина. Ее щеки как и прежде покрывал румянец, глаза сияли от счастья, а с порозовевших губ не сходила широкая улыбка. Она с радостью вместе с детьми читала сказки и играла с ними в новые игрушки. От того безликого серого человека ничего не осталось.

— Ты только посмотри, как они радуются, — сказала она мне в тот же день. – Я знаю, что они нам благодарны. Как благодарны все те, кому мы успели помочь. Я чувствую себя счастливой. Такого счастья за деньги не купишь.

Я вспомнила эту фразу спустя много лет, когда уже давно не состояла в «Белой лилии». Моей дочери вот-вот должно было исполниться девять лет, и муж обещал купить ей собаку. Как же она была рада, услышав это.

Однажды она вернулась со школы и сразу же подошла ко мне, мялась на месте, пока наконец не достала из-под куртки маленький меховой комочек с грустными глазами-бусинками.

— Мама, ты только посмотри! – сказала она. – Он такой хорошенький. Я сделаю его счастливым!

Не дотерпела, со смехом подумала я. Но была рада, что в моей жизни появился еще один человек, который был счастлив, делая добро другим.

Оцените статья

+4

Оценили

Лидия Павлова+1
Вера Капьянидзе+1
Майя Симонова+1
ещё 1
23:05
Хороший рассказ, душевный!+!
08:11
Низкий поклон таким людям, как герои этого рассказа. Автору +
13:37
Присоединяюсь к сказанному Николаем. Спасибо за рассказ, Настасья! Удачи вам! +
Загрузка...