Триста двадцать граммов

В глубокой тарелке из сервиза, подаренного на свадьбу родителей вот уже больше двадцати лет назад, лежали макароны. Обыкновенные рожки, сваренные за восемь минут в кипящей воде без соли. Рожки, из которых состояло все меню Антона и его родителей последние три недели и два дня. Мать работала в школе, подрабатывала там же – учитель, убирающий после уроков коридор и туалеты на двух этажах. Отец, кандидат технических наук, работал в университете, где учился Антон.

Иногда Антону казалось, что в семье умеет считать только он. Причем, необязательно считать именно деньги. Каждое утро перед учебой, прожевывая пресные макароны, Антон считал: сколько этих макаронодней осталось до зарплаты родителей, на сколько задержат ее в этот раз, сколько еще сможет он смотреть на родителей, не испытывая при этом чувства глубокого стыда и унижения. Числа складывались в пропорции, формулы, заполняли собой все пространство шестиметровой кухни, аккуратно ложились на звук тикающих часов и помогали не замечать вкуса вареного теста во рту.

— Антоша, я твой свитер на кровать положила, он чистый. Ты надевай, а то холодно сегодня. – Мать стояла на пороге кухни в отутюженном сером костюме и накрахмаленном воротничке. Числовая фантасмагория рухнула, Антон тут же ощутил во рту вкус действительности.

— Спасибо, мам.

Мать продолжала стоять в дверях, левая рука машинально пыталась подвернуть рукав на правой.

— Мам, что случилось? – Антону была знакома эта нерешительность.

— Ты же знаешь, зарплаты не было уже давно. Коллеги говорят, что и на этот раз ее не будет. – Мать присела и быстро заговорила. – Но весь район знает, что наш директор себе машину купил. На что-то же он ее купил в этом проклятом девяносто четвертом году! Мы решили подать в суд…

Антон смотрел на мать, уже просчитывая успешность этого мероприятия и результат при благоприятном исходе. Получалось около десяти тысяч. Десять тысяч! Он обнял мать.

— Вы все правильно делаете. Уже одно дело выиграли учителя, им вернули. Не весь долг, а половину. Даже половина, мам, это очень много.

Антон не мог оторвать взгляд от рук матери, которые выглядели старше ее лица.

— Зайди к отцу в университете, расскажи ему. – Мать поднялась, поправила рукава и ушла в прихожую.

С отцом утром Антон почти не виделся, занятия у него начинались всегда позже. В университете тоже не было повода встречаться лишний раз, разве только отец сам вызывал его за какой-нибудь надобностью. Антон мысленно стряхнул пыль в своих математических архивах и нашел точное количество: пять раз за два с половиной года.

Зайти к отцу Антон решил в большом тридцатиминутном перерыве, возможно, он захочет поговорить подробно. Отец часто интересовался мнением сына, особенно когда дело было связано с вычислениями. Однажды он сказал: «Счастливым математика тебя не сделает, но и несчастным быть не даст». Эта фраза плотно засела в голове Антона.

Кабинет отца был на втором этаже у большой лекционной аудитории. Видимо, занятий в ней не намечалось, потому что кроме четверых студентов никого не было. Антон постучал и услышал:

— Заходи, Герман Палыч!

Открыв дверь, он увидел отца – красивого, несмотря на свои пятьдесят лет, мужчину.

— Пап, привет. Мама просила тебе передать… — Антон осекся.

На рабочем столе лежали две вещи, совершенно не вписывающиеся в картину кабинета, его семьи и девяносто четвертого года, — надкушенный хлеб, поверх которого лежал кусок колбасы толщиной в пять миллиметров, и кусок халвы весом около четырехсот граммов.

— Антон… — начал отец.

— Тебе мама дома расскажет, меня ждут сокурсники. – Пробормотал Антон и вышел из кабинета.

Он вернулся домой около пяти часов. Мать уже была дома, воодушевленная и жизнерадостная. Через полчаса пришел отец. Он выложил на стол халву.

— Гриша, как ты умудрился? – мать от удивления опустила руки, в которых держала полотенце. – Тебе Антон рассказал, и ты решил отпраздновать?

Отец посмотрел на Антона.

— Угощайся, сын.

В плоской тарелке из сервиза, подаренного на свадьбу родителей вот уже больше двадцати лет назад, лежала халва весом около трехсот двадцати граммов.

Оцените статья

+3

Оценили

Гость №773+1
Валерий Панфилов+1
Майя Симонова+1
12:14
Рассказ достаточно реалистичный + Но перебор по поводу машины директора. Я тоже тогда работал директором и зарплату получал вместе с учителями.
в моей истории (и в жизни тоже) это не перебор, а совершенно реальный случай.
Всё дело в жабе ))) а история вообще-то очень грустная...
история такова, что каждый сам ее продолжает и завершает
Загрузка...