Иван и Дарья

651

ИВАН И ДАРЬЯ.

Жили они по соседству, буквально через два дома. То, что она ему нравится, Иван понял в первом классе, потому и предложил как-то раз после школы:

-Давай понесу твой портфель, а то гляжу больно тяжёлый. Всю руку оттянет.

На что она великодушно согласилась:

— Жалко что-ли. Неси. Только смотри не урони.

И с гордым видом задрала свой курносый с веснушками нос. Так они и ходили, каждый день из школы, пока не увидал её отец. Не понятно, почему он вырвал из рук юного ухажёра сумку и закричал:

— Не сметь больше трогать, чужой портфель. И вообще, чтобы я тебя близко не видел рядом с моей дочерью. Ты понял?

Откуда во взрослом человеке столько ненависти к мальцу-несмышлёнышу? И тут кто-то из мужиков, сидевших на завалинке и смоливших цигарки, вспомнил: «В тридцатых годах, когда кулаков потрошили, то энтот самый голодранец Фёдька с «гэпэушниками», разорял Ванькиного деда. Старик из зажиточных был, и всё, что нажил, отобрали. А тот, несмотря на гонения, пережил лихое время, детей и внуков вырастил, потому и лютует Федька. Вон даже к мальцу евошному, ненавистью пышет».

Шли годы. Иван и Дарья взрослели. И незаметно детская симпатия переросла во взаимную любовь. Как правило, встречались на центре села, по далее от отцовского дома. А тут закончилась учёба в школе. И вдруг оказалось, что не могут они друг без дружки. Попытался Иван сосватать Дарью, ан, нет, отец даже ни в какую не захотел слушать о свадьбе. Но и дочка была уже не маленькая, собралась и ушла к любимому. У того, после родной тётки дом остался. Вот в него и вселились молодые, и зажили, душа в душу. А для отца Дарьи, это словно нож в сердце. Втемяшил себе в голову, разлучить их. Только об этом и думал. Как-то он за водой на ключ пошёл, а там бабоньки деревенские новости обсуждали. Краем уха прислушался к их болтовне, и ровно током пронзило, когда услыхал такое. Что дескать, уехала на два дня в областной центр дочь его Даша. А зятёк ненавистный остался один за хозяйством присматривать. Отошёл Фёдор недалеко от ключа, а в мозгах слова бабёнок крутятся. Тут в его голове всё и созрело, потому как до дома доковылял, сразу за бутылью с керосином полез. Отлил в банку и стал ждать вечера. Быстро село угомонилось и отошло ко сну. Поздней ночью тихонько выскользнул Фёдор со двора и направился к хате, где жил ненавистный зять. Сперва, ставни закрыл и проволокой замотал. Потом дверь входную замкнул, и ворота колом подпёр. Затем крыльцо облил керосином и скорей спичками чиркать. Робкий огонёк вспыхнул в руках. Прикрыв ладонью от ветра, запалил клок газеты и бросил на мокрый пол. Керосин мгновенно вспыхнул, а Фёдор скорее бежать. Задами огородов, добрался до своей избы, напоследок глянул. Вдали полыхало пламя. У церкви тревожно загудел набат: «Бум, бум, бум». Спасти горящий дом силами нескольких, всегда полупьяных пожарных, не представлялось никакой возможности. А Фёдор, глядя на всполохи огня, шептал как заклинание: «Так тебе и надо. За то, что дочь мою увёл».

Только под самое утро село угомонилось. Первые лучи солнца осветили место пожарища. Там где ещё вчера стоял дом, дымилось черное пепелище. Фёдор с коромыслом на плечах отправился к ключу, узнать новости. Поставив ведро под струю воды, Фёдор внимательно прислушался к болтовне баб. Одна из них жалостливо рассказывала соседским кумушкам:

— Да мы вчерась под вечер с города на машине возвращались. Глядим, с трассы Дарья идёт. Она в область в больницу ездила. Мы её прихватили с собой. Оказывается Дарья на третьем месяце. Доктора признали, сынок у неё будет. Так, что она, аккурат по темноте, домой вернулась. А тут в ночь случись пожар. Как только отец переживёт такое? Ох, горе, горюшко. Не приведи Бог такой судьбы.

Полное ведро выпало из рук Фёдора. Забытое коромысло осталось брошенным на траве. Он быстро пошёл, ускоряя шаги, к сгоревшему дому. В голове только одна мысль: «Дарья, Дарьюшка, доченька моя. Не может такого быть». Пепелище встретило едкой гарью. Запыхавшийся Фёдор бросился растаскивать обугленные брёвна, ещё на что-то надеясь и бормоча: «Господи, за что, за что?» Под брёвнами у печи, где стояла железная кровать, лежали два обгоревших трупа. Видать смерть свою, приняли они во сне. Но и в последний момент на этой грешной земле, Любовь скрепила их в крепких объятиях, так и ушли на небеса. Два любящих создания, вместе с не родившимся на свет маленьким человечком. Все трое одной семьёй….

Оцените статья

+5

Оценили

Ольга Левина+1
Елена Рыбакина+1
Лидия Павлова+1
ещё 2
12:48
"Не приведи Бог такой судьбы!"Жуткая трагедия. Рассказ сделан мастерски, Виктор, удачи Вам в конкурсе!
20:48
Страшны люди - не люди, звери - в своей слепой злобе и мести. Замечательно у Вас получилось это донести... Так же, как и светлые чувства двух любящих душ...Спасибо! И - удачи в конкурсе!
Жуткая история. Злоба и только злоба может такое совершить. За рассказ +
11:02
Страшное злодеяние. И покарал себя своими же руками. Но три загубленные души не вернуть... Просто мороз по коже, когда такое читаешь. Сильно показаны и самые тёмные порывы души и светлые человеческие чувства. Мой +
19:45
Плюсую!
10:25
Зло бумерангом вернулось. + Вам и удачи!
Загрузка...