Родная, чужая, родная

587

Родная чужая родная

Димка женился очень рано. Только 18 стукнуло, побежал к Светке своей, обнял крепко и сказал: слово держу. Обещал рядом быть до смерти самой — буду.

Светка хоть и ждала этих слов с самого 10 класса, все равно для нее они неожиданными стали. Свадьбу сыграли среднюю, без толпы гостей. А спустя пару недель — осенний призыв и повестка на стол легла. Димка этой повестки уже ждал, но сумел попасть в ближайшую воинскую часть, так что виделись молодые часто.

Вскоре родился Максимка, хороший, крепкий пацан. Маму обожал до сумасшествия. Димка ревновал, когда сын оттеснял его на диване и целовал Светке руки, а потом прижимал ее ладошки к своим щекам и засыпал.

Второй сынок, Пашка, получился через 10 лет. Сохранить отношения с мужем за столько лет брака –просто невероятная удача. Димка свое обещание помнил и жену старался не обижать. Жил по принципу выбора: хочешь остаться правым или счастливым? И он выбирал быть счастливым, лишь бы с ней. Эх, говорили ему друзья, не был бы я женатым, украл бы ее у тебя. На что Димка отшучивался, мол, сам себе завидую.

А после 16 лет рая как обухом по голове грянуло известие, что Светка от него уходит.

Куда ушла, к кому, не знал никто. Через месяц кто-то из знакомых увидел Светку в ресторане, да не одну, а с мужиком. Хотя непонятно до конца было, ее это мужик или подружки. Но и этого хватило для слухов и сплетен. Самая поразительная реакция у старшего сына, Макса была. Ненавижу, говорит, ее, предательницу и не прощу. Света позже пыталась с детьми увидеться. К Пашке в школу приходила, покупала ему по мелочи. Тот отцу не говорил ничего. Да Димка не дурак, сам все понимал. А вот Макс ни в какую не хотел к матери шаг навстречу делать. Даже на другую сторону однажды перешел, когда на улице встретил. Да еще посмотрел с презрением, как водой холодной окатил. Димка хотел было с женой поговорить, но та его избегала. Понятно почему — стыдно в глаза смотреть.

А однажды весной вернулась Светка. Буднично так, как ничего не произошло, вернулась. Димка решил горячку не пороть, выжидал, что она скажет, но та молчала. Когда Пашка спать ушел, Димка жену молча обнял, а она прижалась к нему. Худенькая какая-то, тоненькая. Половинка от той Светки. Только сейчас он морщинки разглядел, посеревшую бледную кожу, тонкие пальчики.

На следующий день он все думал о перемене в жизни и о родной чужой жене, которая через стенку ночью спала. Так хотел подойти, погладить, да что -то мешало. Побежал на работу. Вечером в доме отнюдь не пахло ужином, хотя Димка в тайне надеялся, что Светка вернувшись к обязанностям по дому приступит. Но на кухне не было даже признаков, того, что Светка готовила и сама что-то ела.

А Светка умирала. Она догадывалась о болезни. Все ж таки медработник. Анализы сдавать боялась, тянула до последнего, вдруг пронесет. Может, просто усталость и скука жизненная заели? Дима такой хороший, что аж зубы сводит от его правильности. А хотелось праздника, напоследок, думала она, держа в руках анализ крови. Показатели были смертельными. Мартини заменил таблетки. Крепким спиртным не злоупотребляла, ей и этого хватило, чтобы в голове зашумело и мысли о болезни ушли. А потом вновь накатывала боль, которую она заглушала горстями таблеток. На химиотерапию пошла уже тогда, когда, как оказалось, было бесполезно. Рак прогрессировал семимильными шагами. Он пожирал ее красивое тело, он забирал ее молодость и свежесть. Болезнь словно говорила ей: твое счастье было с тобой 16 лет.

Она сначала, как кошка, ушла умирать подальше от дома, думала получить от жизни встряску. Но получилось только хуже. Сил прожигать оставшиеся несколько месяцев жизни уже не было. А импульсивный уход из дома исправить уже нельзя.

… Утром Светка не проснусь. Димка смотрел и плакал. Плакал вместо нее, как и обещал тогда, 17 лет назад. Себя винил, что не смог удержать, что не вернул в первый же день ухода, что выжидал чего-то, а время работало против него. Утешало лишь одно: умирать она пришла к нему, а значит, он что-то для нее да значил.

Пашка на похоронах молчал, всхлипывал потихоньку. Плакала теща-мать, сестра, девчонки из больницы. Когда гроб уже грузили в катафалк, на дорогу выбежал Макс. Он все -таки приехал. Побежал за гробом и закричал:

— Мамочкаааа, я простил!

Оцените статья

+6

Оценили

Надежда Штанько+1
Николай Лыков+1
Лидия Павлова+1
ещё 3
17:37
Елена, я с пониманием отношусь к безумствам во имя любви, и вашей героине бы посочувствовала, если бы увидела с ее стороны хоть какое-то отношение к детям. Сначала ушла, бросив их папе, а потом "пыталась увидеться"? Сейчас, слава Богу, не времена Анны Карениной, чтобы жестко выбирать -- дети или любимый. А у Светки вообще чУдная мотивация: "...как кошка, ушла умирать подальше от дома, думала получить от жизни встряску". А то, какую встряску получили дети от внезапного исчезновения матери, не заботило умирающую "кошку"?.. Макс правильно сделал, что простил, жаль детей и Димку, но не мамашу. Мы все не без греха, но ее поступок -- верх эгоцентризма. И никакая смертельная болезнь ее не оправдывает. За рассказ вам +.
19:13
Написано хорошо. Мой + Но не верится в такую ситуацию, когда смертельно заболев, женщина сбегает от семьи, детей непонятно куда, непонятно зачем. Мотивировка в рассказе неубедительно звучит. Больше всего тронуля в сюжете рассказа линия, связанная со старшим сыном, Максом.
13:07
Неужели так бывает? За рассказ +
Загрузка...