Вечер

Был обычный, пасмурный вечер. На улице моросил скверный дождь, ветер задувал в открытое на кухне окно. Всё бы ничего, и можно было сказать, что это — банальная, осенняя погода, если бы не одно большое НО. На календаре красный квадратик стоял на цифре пять и месяц был июль. Усевшись на подоконник, я стала наблюдать за природой. На улице уже смеркалось, и лёгкие осадки привносили в настроение грусть. Мне нравилось смотреть из окна, так как жили мы почти на земле, и сидевшие на кустах жасмина птички, казалось, были так близко.

Маленькая квартирка на окраине города Павяка, старый, одноэтажный дом, напоминающий барак в лагере смерти Освенцим. Моя хозяйка много рассказывала о тех годах Ада, которые пришлось ей пережить там. Мне, конечно, было её жаль, ведь она столько всего перенесла: Тиф, Чесотка, смерть подруг и многое другое, о чём она не хотела рассказывать или не считала нужным, чтобы я о том знала.
Послышался тяжелый вздох. Баба Зося проснулась, — подумала я и стала смотреть в дверной проём, где вскоре появится моя хозяйка. Она каждый день спит после обеда. Во всяком случае, лежит с закрытыми глазами и звонко посапывает. На вид ей было лет 90-95, худенькая, с лёгкой горбинкой на спине. Ходила всегда с палочкой, не спеша переставляя ноги. Одежда была простая: обычный халат с запахом нафталина, зашитые чулки, сшитый из старой наволочки платок и не менее обычные тапочки.
— Кирстя, ты тута? — В дверях появилась моя хозяйка.
Естественно. Где же мне быть? Окно — моё любимое место в нашей квартире. Ответа вслух, как обычно, не последовало. Я — не многословная. Не люблю попусту тратить слова. Сладко зевнул, я стала внимательно наблюдать за действиями хозяйки. Та уже достала из маленького холодильника алюминиевую кастрюлю с манной кашей и поставила её на газ.
— Кирстя, кушать будешь со мной? — Спросила меня бабушка. Затем, добавила с весёлой улыбкой. — Или ты в обед хорошо накушалась?
Подумаешь, целый пакет корма за обедом съела. Я же не виновата, что с утра меня не покормили. И не надо говорить, что это я во время не разбудила. Поэтому, Вы мне ничего не дали, потому что, опаздывали на приём к врачу. Не много подумав и сладко потянувшись, я спрыгнула на пол. Поточила свои острые коготки о старый, давно бесцветный ковёр, медленно подошла к своей миске.
— Мяу. — Сказала я и кивнула. В принципе, мне не хотелось есть. Целый пакетик корма за обедом, было бы вполне достаточно до завтрашнего утра, но на всякий случай попрошу ещё один. Мало ли, ночью захочу есть. Не буду же я будить хозяйку. Не по-человечески это.
— Неужели ты хочешь есть?! — Удивилась Зося. — Или, как всегда, в запас просишь?
Да, хозяйка у меня очень догадливая. Мне иногда кажется, что она читает мои мысли. Впрочем, я тоже замечала за собой такие особенности. Например, когда она сидит на любимом кресле, слушая новости по радио, то лучше не мешать. Что я и делаю, мирно дремлю, свернувшись калачиком на хозяйской кровати.
В миску добавилось пол пакета моего любимого лакомство. Не понимаю людей, почему вы не едите эту вкусняшку? Может, не догадываетесь, что это такое? Так попробуйте! Вам непременно понравится. Хотя нет, не стоит, а то ещё распробуете и будете себе покупать, тогда мне ничего не останется. Ешьте свою манку и картошку в мундире. Так, кажется, хозяйка называет это блюдо. Она его часто готовит. Хотя, что там делать? Помыла три картофелины, залила их водой в кастрюле — и на газ. Сварилась, почистила, на мой взгляд, это самое трудное, посолила и съела с куском свежего хлеба. Хлеб у нас всегда свежий. Хозяйка его покупает за углом, когда гуляет. А выходит она каждый день, в любую погоду. Уж не знаю, с чем эти ежедневные прогулки связанны, только когда Зося собирается, она бубнит себе под нос: “Свободный воздух. Свежий хлеб”.
— Кирстя, может закрыть окно? — Спросила бабушка. — Смотри как дует. А ветер какой мёрзлый! Ты как хочешь, но я закрою. Ничего, из-за стекла посмотришь за своей добычей.
Она подошла к старому, деревянному окну, которое давно нуждалось в реконструкции, и замерла. Немного подождав, я запрыгнула на подоконник, такой же старый и обшарпанный. Мне тоже интересно, что такого увидела хозяйка. Приземлившись, я почувствовала запах гари. Где-то что-то горело. Зося всегда странно реагирует на пожар.
— Столько людей пожгли…
Она всегда эти слова говорит, когда видит или чувствует огонь. Я догадывалась, про кого говорит хозяйка, так как ей часто сниться один и тот же сон, в котором она бормочет: “Ворота, аппель, грязь, ревень, люди, дым, крематорий, пепел”. Ещё Зося часто повторяет моё имя во сне. Или меня так любит, или Там была подруга с моим именем.
Замурлыкав, я пробудила бабушку. Погладив меня три раза, она всё же закрыла окно.
— Пошли ужинать, — Сказала хозяйка, глядя мне в глаза. Они были необычного, серо-голубого цвета, выразительные и очень грустные в данный момент.
Ужин проходил в полной тишине. Догадаться, о чём сейчас думает Зося, было не трудно, но мне было не до этого. Я — ела. В конце концов, у меня тоже не сладкая жизнь была. До того как попасть в эту квартиру, я столько всего пережила…
— Чай будешь? — Спросила хозяйка, домывая свою тарелку. — Ах, да, ты не пьёшь чай. Молоко будешь?
Я не оторвалась от миски, гоняя по ней последние кусочки лакомства. Зная меня, бабушка достала пакет молока и налила в блюдце, стоявшее возле меня. Хозяйка часто меня раньше спрашивала: “Откуда ты взялась? Где до меня была”? Эх, если бы я могла разговаривать на вашем языке, всё рассказать, но у меня не получается говорить по-человечески, а вы не понимаете кошачий язык.
Я не помню место своего рождения. И маму тоже не помню. Больше того, я даже не помню, были ли у меня братья, сестры. Не помню. Мои воспоминания начинаются с того момента, когда меня сбила машина. Помню визг тормозов, и резкий удар в бок. Наверно, я отлетела в сторону. Не помню. Очнулась не быстро потому что, когда открыла глаза, на улице было темно и лил холодный дождь. Я лежала на каком-то картоне и боялась пошевелиться. Мне было больно и очень холодно. Осторожно попробовала подвигаться, сначала одной лапой, затем другими, вроде нет боли, значит не сломаны. Уже хорошо. Ходить буду. Если выживу…
— Ну что, наелась, напилась? — Спросила меня баба Зося, допивая чай с пряником. — Пошли новости слушать. А если война? А мы не знаем! Нельзя Кирстя, нельзя. — Зося очень боялась, что война повторится, и её опять поймают нацисты, отвезут в тот самый лагерь и вес тот ужас повториться. – Ой, Кирстя, если ты бы только знала, как мы в Освенцим ждали новостей с фронта… Хороших новостей.
Я быстренько долизала жидкость, обогнала хозяйку, которая к тому времени допила липовый чай, убрала со стола и пошла отдыхать, запрыгнула на кровать, довольная стала укладывать свою шерсть. Вот, как вы думаете, почему мы себя лижем? Скажите, типа мы свой запах таким способом оставляем на себе и тому подобное. Нет. Мы просто любим чистоту. Вот, так-то.
— Ты уже устраиваешься? Ну погоди спать-то, ещё время рано. — Садясь в кресло бормочет Зося. — Завтра со мной гулять пойдёшь. И не смотри на меня своими голубыми глазами. Хватит дома сидеть, в окно смотреть. Хоть посмотришь как там, на свободе… — Крайние слова были произнесены так волнительно, что я опять вспомнила свою жизнь до…
Помню эту свободу — бег от собак. Вы думаете легко бегать и при этом прыгать через препятствие? Залазить на деревья и сидеть до тех пор, пока псу не надоест “играть” в салки, и он уйдёт. Легко искать еду, когда тебя отовсюду выгоняют? А кушать так хочется! Легко думаете не попасть в руки детям? Мне один раз “повезло”. Меня поймала девочка лет пяти. Она играла в песочнице с сестрой или подругой или совершенно постороннем ребёнком. Не важно. Важно то, что, когда она меня подняла за шкирку, это на вид абсолютно безобидное создание, и задала один вопрос: “Ну что, жить надоело? Сейчас всё исправим”. После этих слов и её взгляда, мне и правда захотелось умереть. Сейчас и сразу. Если бы только мысли могли исполняться когда нам надо. “Чудовище” посадило меня в ведро и закрыло крышкой. Слава Богу, оно было дырявым и кислород поступал в мои лёгкие.
— Тебе ямку побольше выкопать? — Задала вопрос девочка и сама на него ответила — Да моя госпожа!
Она взяла лопату, стала рыть канаву. Вторая девочка просто наблюдала за происходящим. У неё в глазах не было ничего. Ни страха, ни злости, не интереса, не жажды крови, ничего, пустые, холодные глаза. Мне её даже стало жалко, кем она вырастит? Кем станет? Одно знаю точно, Человеком ей ни стать не когда. А вот, с “чудовищем” дела обстоят куда интереснее! У неё огромные потенциал, не знаю для чего, но то, что этот ребёнок пробьёт себе путь в жизни до высот, сомневаться не приходится. Она ни перед чем не остановится.
— Могила готова! — Девочка даже взвизгнула от удовольствия своих действий, и запела похоронный марш.
Когда меня погружали в яму, мне вдруг вспомнилась вся моя жизнь. Пусть она трудная, серая, безнадёжно унылая, но он моя! И никто не смеет её забирать! После таких мысли я отчётливо поняла, что хочу жить. Мне надо сделать всё, чтобы этого добиться.
— МЯУ! — Из меня вырвался такой львиный рёв, что девочки отскочили от меня за песочницу. Затем ещё один и ещё. Потом я из-за всех сил начала биться головой в крышку ведра.
— Девочки, вы почему не играете? — Я услышала чей-то голос, вроде взрослый. Не много успокоилась, но продолжала мяукать уже своим голосом. — Вы что, такие испуганные? И где кошка мяукает?
К ним подошла женщина, с тремя, полными пакетами чего-то съедобного. Огляделась по сторонам, ещё раз задала свой вопрос.
— Где мяукает кошка? Да ещё так сильно?
Я к тому времени уже выбралась наружу. Отряхнулась, замолчала, и пошла подальше от песочной могилы. Что нас не убивает, то делает нас сильнее. Эти слова мне приходится говорить каждый день. Новый день — новая борьба за жизнь.
— Ну что соня, будем спать ложиться? — Зося выключила радио. — Войны не предвидеться, Эх, была я десятка этак на два моложе, уехали бы с тобой куда нибудь. Мир посмотрели, себя показали. — Хозяйка подошла к кровати. Я не реагировала. Она присела ко мне и стала гладить. — Вот, живём с тобой бок о бок уже кажется, больше десяти лет. Ты меня понимаешь, я тебя понимаю. Никогда не думала, что было с тобой, если бы мы не встретились? — Повисла немая пауза.… Бабушка не знала, что мне сказать, я же не могла ей ответить.
Я спрыгнула с кровати, стала терпеливо ждать, пока хозяйка снимет старенькое покрывало и можно будет снова лечь. Не сказать, что мне очень нравилось это занятие, нет, просто с годами ценности в жизни меняются. Если раньше мне в радость было выпрыгнуть из окна и поохотится за птичкой, то сейчас нравится лишь наблюдать за ними, сидя или лёжа на подоконнике. Бегать любила из комнаты на кухню и обратно. Сейчас тоже бегаю, бывает, но исключительно до кровати. Теперь ценность — спокойно подремать, или просто посидеть у окна в приятной тишине. Особенно зимой, когда на улице мороз, холод, а я дома, на тёплой постели, и не надо бежать, прятаться в сырых подвалах, искать еду или ждать пока кто-нибудь не пожалеет и покормит. Так кстати, мне и довелось познакомиться с Зосей.
В то время я жила в подвале соседнего дома, и часто видела одну бабушку, которая каждый куда-то ходит. Однажды она шла по моей стороне улице. Странно, может она заблудилась? Надо ей помочь. Но как? Не много подумав, дождалась пока бабушка подойдёт, прыгнула прямо под ноги.
— Ой! Что ж, ты делаешь? — Испуганно сказала она. — Что ты хочешь? Я не понимаю.
Как могла кошка объяснить человеку, что ей надо? Лишь, своим поведением. Я выходила на дорогу, мяукала, кивала головой, тёрлась об ноги.
— А, ты наверно знаешь, где мой дом, и думаешь, что я заблудилась. Так? — Я села на асфальт и моргнула. – Нет, милая, мне просто захотелось тут пройти. А ты чья будешь? Вышла погулять?
Ответа не последовало. Эх, если я была бы чей-то. Сейчас лежала на тёплой кровати, сытая и не думала, где найти еду и как перезимовать в подвале.
— Или ты бездомная? Кушать хочешь? Пошли со мной. Не понравится — уйдёшь, а понравится — живи. Я-то одна живу. Думаю, друг другу не помешаем. — Так я стала Кирстей.
— Кирстя! Что с тобой? — Зося уже легла на постель и звала меня. — Ты в каких облаках летаешь? Или что, вспомнила нашу встречу? Иди, ложись.
Я запрыгнула на кровать. Мурлыкая, легла в ноги хозяйке и мы заснули.

Оцените статья

+5

Оценили

Лидия Павлова+1
Майя Симонова+1
Николай Литвинов+1
ещё 2
12:40
Интересно на мир смотреть глазами кошки! +
Жалко, что объем строк превышен, придется сокращать, и с грамматикой временами неладно. Но, рассказ чудесный! Увлеклась, зачиталась... +
А мне понравился рассказ жаль сокращать надо.Мой+.
Спасибо за отзывы! С русским у меня проблемы есть, не знаю, как исправить. Я считаю, или дано или нет. Мне вот, не дано поладить с русским языком.
18:55
Интересный приём: мир людей глазами кошки. Рассказ прочла на одном дыхании, не отрываясь. Да, жаль сокращать, но попробовать надо. Удачи вам, Екатерина! +
Спасибо Лидия.
Загрузка...