Хороша Маша, но...

Теперь уж никто и не мог вспомнить, когда и как появилась во дворе эта собака. Вроде как всегда была, причем сразу взрослая. А может, то другая была, похожая только – все «дворяне» чем-то похожи. Дом был «сердобольный», собак и кошек не гоняли, прикармливали. Не сказать, чтобы много собак было: на тот момент, когда события разворачивались, только одна Машка и была. А дело было глубокой осенью. В конце дня приехала во двор какая-то машина. Машина как машина, «Жигули», не новые, но и не разбитые. Как всегда никто не видел, как подъехала, когда, кто за рулем сидел да куда потом делся. Мало ли машин. Только стояла эта машина прямо у подъезда, чуть ли ни на крыльцо въехала. Люди ругались первые дни – выходить неудобно, особенно с колясками, а потом привыкли. Неделю она так простояла или больше. А однажды под вечер раздался оглушительный лай Машки. И не то чтобы поздно было, но стемнело уж. Весь народ по домам чай пьет, сериалы смотрит, а у которых собаки дома – так тем рано еще на вечернюю прогулку. Пусто во дворе, одним словом. Сначала во двор и не выглянул никто – мало ли на что собака залаяла. Но лай был таким неистовым, таким пронзительным, что жильцы в окна повыглядывали, а те, что легче на подъем, так и во двор вышли. Видят, Машка около той машины, что всем мешала, просто заходится. Первой реакцией было раздражение. Собаку пытались отогнать и даже оттащить. Но Машкин лай тогда становился каким-то тоскливо-отчаянным, но от того не менее оглушительным. Кто-то заглянул через окно в салон машины и развел руками – пусто. Машка продолжала кричать. Да-да, именно кричать. И тогда вызвали милицию. Кто вызвал, что говорили и как объясняли, зачем стражи порядка понадобились – неизвестно, только приехали они быстро, и десяти минут не прошло. И сразу выяснять начали, чья машина, но уж и так было ясно, что ничего не ясно с этой машиной. А потом всех отогнали подальше и еще какую-то группу вызвали. Они долго около машины крутились, а Машка все лаяла и лаяла, и никто ее не трогал. А потом выяснилось, что в машине этой весь багажник взрывчаткой забит был, причем сказали, что, скорее всего, машину сначала пустую поставили, чтобы люди привыкли к ней и не обращали внимания, а только сегодня опасный груз в нее положили. «А Машка ваша этот груз почувствовала. Всем бы таких охранников во двор», – сказал милиционер. С уважением сказал.

Опасную машину увезли, милиция и военные уехали, а люди не расходились. Они молча стояли вокруг охрипшей собаки. Нет, сначала, конечно, все бурно обсуждали происшествие, махали руками, нервно смеялись и курили. Женщины охали, мужчины мрачно хмыкали, дети шумели. Потом все ласкали Машку, кто-то принес молока. Умилялись, глядя как жадно, взахлеб она пьет. А потом стало ясно, что надо расходиться по домам, к чаю и телевизору…

Никто вслух вопроса о Машке не задал: как, дескать, мы ее вот так и оставим на улице? И это после всего, что случилось? А, люди? Никто ничего не спросил. Но стало вдруг тихо. Все молчали и смотрели на собаку. «Да… хороша Маша, но не наша», – чей-то негромкий голос показался оглушительным. Все разом заговорили, у всех были причины, по которым они не могли, хотели бы, конечно, с удовольствием, но, увы, не могли взять собаку в дом. Причины уважительные, веские, убедительные…

Так она и осталась в тот вечер на улице. Нет, не на улице, конечно, в подъезде, кто-то даже старое одеяло вынес, постелили под лестницей. Но… на следующий день люди как-то неловко себя чувствовали, как будто совершили не очень красивый поступок. Машку кормили, ласкали, но чувство вины все равно оставалось.

А через три дня молодая женщина, что жила с матерью в крайнем подъезде, выслушав рассказ о невероятном событии (она только вернулась из поездки), подошла к Машке, потрепала ее по холке, заглянула в умные карие глаза и сказала просто: «пойдем, дорогая». И пошла к своему подъезду, а Машка побежала следом. Около квартиры собака в нерешительности остановилась, но хозяйка (неужели и правда хозяйка?) повторила «пойдем». И Машка вошла. Села около двери, чуть склонив голову набок. «Сначала, Маша, мыться, потом обедать. А вечером гулять», – вот так началась Машкина новая жизнь.

Оцените статья

+7

Оценили

Ингвар Донсков+1
Сергей Еремеев+1
Людмила Ткаченко+1
ещё 4
13:50
Ваш рассказ,Валерия, не может оставить равнодушным никого, кто живет сегодня в городских многоэтажках, где даже на своей площадке порой не знаешь имени -отчества соседа, а про весь под'езд, а тем более дом , и говорить нечего,одним словом, чужие мы друг другу до тех пор, пока гром не грянет.Слава Богу, что Ваш рассказ закончился победой беспризорной Машки, спасшей всех от страшной беды!И коннцовка замечательная:нашлась -таки поистине добрая душа,взяла Машку под свой кров, приютила.Спасибо Вам, Валерия, за хороший рассказ!
Спасибо за отзыв, Мария! А рассказ основан на реальных событиях, в том числе и концовка)
19:24
Тронул рассказ, в душу запал. Спасибо вам за него! +
Спасибо, Лидия! Мне очень приятно.
20:05
За рассказ автору огромный +Очень понравился и интересно написан.Удачи Вам,Валерия в конкурсе и в жизни!
Спасибо, Роза! и Вам удачи!
Тронул Ваш рассказ! И собака замечательная, и написано замечательно!) Плюс и Вм, и Машке, и той доброй женщине! +
Спасибо, Людмила! Мне пришлось немного подсократить рассказ, чтобы он прошел по условиям конкурса, и я очень рада, что все равно получилось неплохо)))
15:15
Понравился рассказ, спасибо, Валерия!
Спасибо и Вам, Сергей!
19:08
За урок доброты мой +
Спасибо, Николай! Пусть доброты будет хоть чуточку больше)))
19:19
Тронуло. Быть может, оттого, что похожим образом приютили двух бездомных собак (они и сейчас с нами) Гляжу на них и думаю - какой была бы их жизнь без нас? И наша - без них))) Проголосую.
Спасибо Вам за доброту!