Нечаянная ласка

В этот день ему с утра нездоровилось. Лиза, наконец, его бросила. «С таким жить – себя не уважать», — накануне вечером заявила она. А утром собрала вещи, пока он спал, и осторожно затворила за собой дверь. Лиза никогда не любила долгих объяснений и громких сцен и всегда все делала тихо. Она не верила, и он себе теперь не верил. И почему не уважать?.. Как объяснить ей свободу? Как ей сказать про этот дар? Почему он не смог научить её? Лиза ушла в очередное никуда. Лиза хотела новое красное платье, зимние сапоги и блендер.

Сейчас он ехал в метро и видел и не видел перед собой девушку в шапке, как у Нади из «Иронии судьбы». А ещё яркие губы. Та изо всех сил делала безразличный вид. Он прекрасно знал, что всё наоборот. Он видел её смущение, и что ей стало жарко. Он гладил её сейчас по большому пальцу левой руки. Едва заметно для посторонних глаз, но ощутимо для неё. Ещё минуту назад она действительно стояла ни жива, ни мертва, прислонившись к дверям с надписью «Не прислоняться», погружённая в свои мысли и с выражением отрешённости на лице. Его полухолодные пальцы нежно прикоснулись к её теплу, и девушка только сейчас начала освобождаться из пут липкой заторможенности, которой мы больны на людях.

Он стоял к ней вполоборота, как будто совсем ни при чём. Она успела лишь два раза посмотреть на него украдкой, а в голове уже носились шмели: «Зачем? Зачем? Зачем он это делает?».

Таня только перед этим думала о том, что все люди в мире стали похожи на однокомнатные растения, прочно пустившие корни среди диванов, постылых жён, мужей, детей и электронных гаджетов в своих маленьких убогих жилищах. У кого побогаче, у кого победнее, но всё — один жалкий парник, и ничто больше не тревожит гранит человеческих сердец. «Когда человек занимается своим делом, он красив и внутренне и внешне. А мы занимаемся чёрти чем, и сами на чёрт знает что похожи», — размышляла Татьяна. «В чём всё-таки моё предназначение? В чём вообще предназначение женщины в современном мире?» — этими каверзными, но, в общем-то, бесполезными вопросами Таня в который раз терзала свой ум. Она считала так: раньше с ролью женщины было проще – рожай детей, храни очаг. А сейчас, когда появился выбор — рожать или не рожать, и человечество оценивает баб не по фертильности, не за моральные качества, а по 90-60-90 – о чём с ним можно говорить, с человечеством, что ему можно открыть, поведать, сделать для него? Вот так и остаются вечные невесты в поисках вечной любви, ведущие себя как проститутки. А кто не продажный? Все мы работаем за деньги… Ну, за еду и за квартплату, да на шмотки… А надо ли? Нет, всё не то…

А теперь он со своими волнующими, такими настойчивыми и одновременно такими нежными полупрохладными пальцами… Он был уже внутри неё. Огромным ястребом он нёс девушку на три тысячи лет назад, когда и у неё ещё были крылья. Глаза её стали большими, влажными, заблестели. То было время, когда она, расправив крылья, могла, казалось, закрыть ими солнце, и наступила бы ночь. Она сидела сейчас на вершине древней горы Гранде, любуясь багряными отблесками заката в хрустале озера Соль Негро, и тёплый ветер ласкал её перья. Ещё миг, и она вскрикнет по-своему, по-птичьи, как тогда. На лбу её выступила испарина. Над переносицей собралась вертикальная складка. Тело её сейчас пылало огнём и била нервная дрожь.

«И она проводник!» – вдруг осенило его. Миг волшебства закончился, она вернулась. Веки её были полуопущены, она больше не смела поднять на него глаз. Ей так и хотелось бы сейчас ехать с ним вечно, чтобы его пальцы касались и гладили, и приложить свою ладонь к его щеке и повернуть голову его сюда, к ней. Но нельзя, нельзя же! Аж слёзы из глаз! Нельзя! А как хочется сейчас послушать его сердце! А пальцы его всё настойчивее. Как будто ручку передатчика крутил, настраивался на волну. Здесь и он всё понял, что она про него поняла. И как он так её случайно выбрал? Или же не случайно? Мог пройти мимо, не заметить, не понять… Он и сам остался ястребом рядом с ней на вершине три тысячи лет назад.

От неё сейчас исходил такой жар, что, казалось, пол под ней сейчас вспыхнет. Объявили конечную. Он взял её за руку и повёл за собой. Обратно, на три тысячи лет назад.

Оцените статья

+2

Оценили

Майя Симонова+1
Николай Лыков+1
18:31
По-моему, герои рассказа - два сапога пара! Столько чувств! Автору +
21:33
Фото можно размещать только в комментариях.
Загрузка...