Рассказ "Игры сумасшедшего"

668

Глава 1

Желтоватый свет интенсивно покидал помутневшую люстру. Кокетливо проскальзывая вдоль тонких, хрустальных капель он свободолюбиво летел в пространство небольшой комнаты, где нежно ниспадал на полотно художника Неудова.

Неудов заканчивал свою очередную картину и тонкие его пальцы выделывали нервные и ломкие “Па”. Губы же непрерывно истязались безупречными и острыми зубами.

Полотно отображало анорексичных, полунагих юношу и девушку стоящих друг перед другом. Меж ними были натянуты две нити, одна от межножья к межножию, другая от груди до груди. По нижней, в сторону девушки, бежал маленький, восторженный мальчик. По верхней, в сторону юноши, бежала маленькая, восторженная девочка. Но когда дети почти добегали до конца, их ногтем сталкивали вниз. Заманикюренный ноготь девушки сталкивал мальчика, а холеный ноготь юноши – хрупкую, тонкую девочку… и внизу, в ногах, печально синела горка из окровавленных трупиков.

В болезненном воображении художника эта странная картина олицетворяла взаимоотношение полов. Так он это видел сквозь призму своих неудач и сквозь помутневшее стекло своего рассудка…

Зазвенел дверной звонок, художник не удовлетворенно поморщился, положил кисточку, накрыл картину и пошел открывать дверь.

– Привет Владик, сейчас я видел твою музу, такое ощущение, что она только что родилась из пены салона красоты ..., – со смехом сказал молодой человек, которому открыл Неудов. – Ах фигура, фигура! Точенной вазы облегающий корсаж выдавливает бледные бутоны, – продолжал он игриво и широко улыбаясь.

Это был Пегасов, начинающий поэт и сосед Неудова. Вместе они снимали небольшую квартирку на востоке Москвы.

– Да жадными поцелуями я хотел бы украсить эту грудь, – иронично ответил художник.

Неудов считал поэзию Пегасова подобием искусства барокко, а потому не совсем актуальной…

Сейчас они говорили о девушке Даше, что жила по соседству и была объектом безнадежной любви со стороны художника…

Извинившись и сославшись на занятость Неудов ушел обратно в свою комнату. Он не смог продолжить работу и в мрачном настроении упал на диван.

Художник был раздираем сладострастием и тщеславием, что подобно скользким змеям ползали в яме его нищеты. Он мечтал о богемных оргиях с девочками-натурщицами, анорексичными большеглазками. Длинные удавы их густых, распущенных волос околдовывали его, а раскованные жала язычков кололи в самое сердце. Но у него абсолютно не было денег… Он мечтал о триумфальной славе, о виньеточных автографах раздаваемых налево и направо, о восторженных глазах поклонниц в которых смешалось обожание и испуг. Но он совершенно ни кого не интересовал, а картины его считались тяжелыми и странными. Мрачная ревность к чужим успехам и депрессивное ощущение собственной не полноценности постоянно одолевали его…

Не было у художника и женщины…

Простые девушки не отвечали его рафинированным, утонченным вкусам, они были для него как дешевые, бездарные картины продаваемые в подземных переходах…

Другие же, девушки-картины, с завораживающими сладострастными пейзажами и натюрмортами, в свою очередь для него стоили слишком дорого в валюте богатства, славы и обаяния…

Он восторженно любил свою соседку Дашу, красивую, умную студентку, но она была к нему совершенно равнодушна…

Последний их разговор протекал в следующем русле.

Смущаясь и не уверенно улыбаясь Неудов говорил.

– Даша привет, я видел тебя на выставке картин в галерее “Хаос”. Прекрасная выставка, но ты быстро ушла оттуда?

– А Неудов, привет. Да был срочный звонок и мне пришлось уйти. Как твои стихи? – продолжала она с улыбкой.

– Стихи рисуются, рисуются потихоньку, – отвечал художник запнувшись.

– Ты меня извини, но мне надо идти, – дружелюбно говорила Даша, махая на прощание рукой.

– Да, да, конечно, конечно, – торопливо говорил Неудов.

А потом долго еще вспоминал идеальную, обожаемую Дашу и когда мысленно доходил до ее губ, сердце его начинало учащенно биться…

Глава 2

В пять часов вечера Неудов и Пегасов пошли в не большой антикварный магазин. Там они черпали вдохновение для своих стихов и картин.

Этот источник вдохновения придумал Неудов. Зайдя как-то случайно в антикварную лавку он заметил что тесное нагромождение различных произведений искусства порождает необычные, а порой даже и странные картины.

– Владик, завтра надо платить за квартиру. Извини, но понимаешь я уже второй месяц плачу полную сумму, – смущаясь сказал Пегасов своему соседу.

– Завтра не смогу, но скоро точно будут деньги, я уверен, что продам несколько картин, – нервно ответил Неудов.

– Ладно в этот месяц я еще смогу заплатить всю сумму, но в следующий ни как не получится…, – огорченно сказал Пегасов. – Ну да что о грустном, Неудов, – быстро переключился он, – нас сегодня приглашает к себе на вечеринку мой друг и одногруппник Скоробогатов.

– А, это представитель золотой молодежи пробы 999, – пошутил хмурый Неудов.

– Да, сынок богатых родителей, писатель, поэт, интеллектуал, помнишь я давал тебе его книжку в золотом переплете — “Кураж и смерть. Прекрасен ее стан…”, – ответил с долей апофеоза Пегасов.

– Да, припоминаю, – буркнул Неудов.

– Так вот, он издал новую книжку и сегодня будет закрытая вечеринка в честь этого знаменательного события. Будет пьяная презентация новой книги, будут девочки из эскорт услуг, которых оденут как фрейлин 18 века..., давняя слабость Скоробогатова к временам рококо… Будет устроена охота в духе той эпохи, только эротическая, где затравят какую-нибудь девушку-оленя. В общем будет весело…

– Да уж заманчиво, – повеселев сказал Неудов.

Глава 3

Примерно в час ночи Неудов и Пегасов слегка подвыпившие пришли на вечеринку к Скоробогатову. На входе две смеющиеся, голые девушки (нимфы холла) помогли снять им верхнюю одежду и вручили новую книжку писателя “О мрак финала. О клеймо тупиц…”.

Вечеринка была в разгаре, полуголые девушки в огромных париках лениво возлежали на кушетках, обмахивая себя веерами. Многие из них самозабвенно целовались друг с другом. Стая молодых людей припала к очередной жертве, лился смех, куски ажурной одежды летели в сторону и в кокетливой агонии билась чулочная ножка …

Друзья нашли пьяного Скоробогатова в обществе юной обнаженной фрейлины, которая пыталась укрыться веером от его обильных поцелуев. Шумно поприветствовав его, они разбрелись по сторонам.

Охмелевший Неудов обходил комнату за комнатой… в сладострастном тумане плавали девушки призывно и мраморно улыбаясь… и вдруг своими помутневшими глазами он наткнулся на Дашу. В то же мгновение сердце его екнуло, а ноги ослабели… Да он все понял… Его уникальная, обворожительная Даша, Даша которую он любил и идеализировал, была из эскорт услуг… Он в оцепенении сел на свободное кресло и как в трансе стал наблюдать за тем что творили с Дашей. А с Дашей творили очень и очень многое…

Через 10 минут он пошел пить. Художник долго и много пил и каждый раз слегка вздрагивал, когда слышал хихикающий голос Даши…

Глава 4

На следующий день Неудов проснулся у себя, где-то около 2 часов по полудню, в страшном похмелье, голова болела, на душе был склизкий осадок. В голове пульсировала мысль “Даша шлюха… Даша шлюха...”.

Зазвонил телефон. Неудов с большим трудом встал, подошел к аппарату и взял трубку.

– Неудов, – хрипло сказал он.

– Добрый день. Вас беспокоит галерея “Валтасар”. Мы отобрали список работ для нашей новой выставки и к сожалению было принято решение, что Ваши работы не совсем нам подходят, – ответил ему голос в телефоне. – Но мы занесли Вас в базу и как только будет выставка с соответствующей тематикой …

Неудов не дослушав пренебрежительно бросил трубку, хромая дошел до кровати и упал в нее абсолютно без сил.

“Постоянно ему звонят и отказывают, постоянно ему говорят нет, заказчики, покупатели, друзья …”

Неудов смертельно устал, он впал в состояние полной фрустрации, сложилось все, постоянные неудачи, нищета, Даша…

Он пролежал час, другой… Мрачные мысли полностью заполонили его горизонт. В ушах был похоронный марш, глаза все время утыкались в могильную яму, а ладони не приятно ощущали капли холодного, холодного пота…

Прошел еще один тяжелый, гнетущий час и тут в голове художника возникла кровавая, страшная, но успокаивающая его мысль. Он понял, что он должен сделать, чтобы прославиться, чтобы заставить говорить о себе, чтобы войти в анналы искусства…

Четкая картина всплыла в зеркале его не здорового, извращенного рассудка.

Третьяковская галерея, зал современного искусства, белой краской на одной из стен он рисует окно, а рядом на полу большой подоконник. На нарисованный подоконник он ставит вазу, в которой будет стоять букет из женских рук с яркими наманикюренными ногтями, а рядом с вазой он кладет женское глазное яблоко. Это будет кровавый натюрморт, он назовет его – “Яблоко и ваза с цветущими ногтями”… Когда он сделает все это, он просто уйдет из жизни, просто убьет себя, там же на месте. Главное это успеть сделать натюрморт, а дальше…, а дальше все уже будут видеть его… Да вызовут полицию, но пока она приедет ни кто, ни чего не тронет… Да и потом полиция будет фотографировать его натюрморт, появиться пресса, натюрморт будет в газетах. О нем будут говорить … Да такие безумные, ужасные сцены рисовал его растравленный ум …

Глава 5

Настал следующий день, потом другой, третий, а Неудов все больше и больше завораживался собственной мыслью. Через неделю он уже полностью в ней укоренился. Постоянные неудачи и нищета, чрезмерное тщеславие и болезненный ум сделали свое дело… Теперь он жил совершенно механически и все свои часы посвящал мысленному осуществлению поставленной цели.

Он продумал все, где возьмет девушек, куда с ними поедет, как совершит над ними соответствующие процедуры… Процедуры позволяющие добыть ему глаза-яблоки и цветы-руки…

Он изучил время работы Третьяковской галереи, систему ее охраны … и в точности просчитал, где и как лучше всего совершить свой кровавый триумф.

Все было готово и час за часом наступал день осуществления его параноидального плана…

Глава 6

Было 9 часов вечера. Только что его сосед Пегасов уехал со своей девушкой. Неудов это точно знал, поэтому делал все тщательно и не спеша.

Он модно оделся, вышел из своей комнаты и зашел в комнату поэта. Здесь царил дух поэзии и радости. Он обволакивал и дразнил. Неудов прекрасно знал, где Пегасов хранит свои деньги, он взял имеющуюся сумму и вышел на улицу.

Здесь, в шуме города, он поймал такси и поехал в стрип-клуб. В ночном клубе он долго и весело пил, наслаждаясь доступными телами танцовщиц и две из них в этот вечер ушли с ним навсегда …

Глава 7

На следующее утро, примерно в 11.00, Неудов с черной барсеткой зашел в Третьяковскую галерею.

Он поднялся в залы современного искусства, народу было мало, дождался пока одна из смотрительниц покинет на время свой пост и приступил к делу.

Быстрыми, небрежными мазками он нарисовал на стене белое окно, а на полу большой подоконник. Затем достал из барсетки вазу и нервно поставил ее на нарисованный подоконник. В полуобморочном экстазе он вложил в вазу руки девушек с разноцветными ногтями, а рядом положил женское глазное яблоко. Художник наклеил на стену табличку с названием картины “Натюрморт. Яблоко и ваза с цветущими ногтями. Неудов В. В.”

Тут он услышал крики, увидел как к нему бегут охранники…, но он радовался, он удовлетворенно улыбался, наверное первый раз в жизни глядя на свое гениальное творение… Ему казалось что слава, слава снизошла к нему… Художник достал нож, отошел от натюрморта и убил себя. Убил уверенно и быстро…

P. S.

А натюрморт своим безумием теснил и теснил другие картины и заявлял свои права в мире искусства…

Оцените статья

+6

Оценили

Гость №372+1
Генадий Синицын+1
Николай Лыков+1
ещё 3
01:13
"Аsí es la vida." что в переводе с испанского означает "Такова жизнь." Всё так образно, ярко, красочно каждое слово на своём месте, очень тонкая работа... Нахожусь под огромным впечатлением... Ваше произведение, как картина Сальвадора Дали произведение искусства, выполненная «параноидально-критическим методом» настоящий «Сюрреализм!» Я испытывал эйфорию, наслаждение читая Ваш рассказ, жадно поглощая каждое слово... Живо увидел "НАТЮРМОРТ", это так жутко и прекрасно а описание картины Неудова о "взаимоотношении полов", выше всех похвал... Мне кажется Вы РЕИНКАРНАЦИЯ самого ДАЛИ... Может Вы ещё и рисуете? Тогда Вы сами невероятная находка... Автору несомненный +++. РЕСПЕКТ!!! Снимаю шляпу... Желаю автору удачи, творческих успехов и скорейшего мирового признания... С искренним уважением и восторгом Азамат... P.S. Действительно Шедевр жаль если придётся сокращать... Филигранная работа...
11:26
Спасибо)
07:31
Великолепная проза. Несмотря на грамматические ошибки (типа ни как), читал рассказ с упоением. Да и тема такая актуальная. А какие образы! Автору несомненно +. Хотя, в строгие конкурсные рамки рассказ не совсем вписывается.
11:27
Спасибо)
Противоречивые ощущения после прочтения. С одной стороны, подкупает яркая образность, необычность сюжета. С другой стороны, чувствуются метания ГГ на грани, даже за гранью срыва, что подчёркивается пароноидальной шизофренией финала. Знаков, конечно, явный излишек, что, впрочем, вполне можно поправить, убрав некоторые, необязательные размышлизмы и совсем ненужные главы (оглавления). Удачи и +
11:28
Сенкс)
Мрачные мысли полностью заполонили его горизонт .Думаю, что это витиеватое смакование темы опасно, потому как,чем дышим, то и пишем, Способности есть, безусловно, к изложению Успехов
11:29
Не надо путать автора и литературного героя) сенкс)
11:11
Подкупает своей витиеватостью и изощрённостью изложения, хотя декаденства хоть отбавляй. За изысканностью форм скрывается неудовлетворённость личными жизненными обстоятельствами. с наличием элементов красования и самовлюблённости. Но твёрдый "+" вам, Макс, за великолепие образов. Удачи! Только сократите произведение до 3500 знаков, без пробелов, что сделать, по всей видимости будет не очень-то просто. Но вы постарайтесь, иначе работу не примут к рассмотрению. С уважением!
11:32
Спасибо)
Загрузка...