Сказка детства

Узкий подоконник, на него разве что облокотишься — сесть явно не получится. Темнеет так же быстро, как и холодает. Октябрьское солнце, символично красное, теряется в кроне еще больше вспыхнувшего красным клена под окном. Только что на небе не было ни облачка, как уже резкие порывы ветра гонят мимо муравьиной дорожкой рваные ошметки далекой бури… В них мгновенно теряется свежий след самолета и уже довольно четкая луна. Лучи низкого солнца сонно пытаются прорваться сквозь эти лохмотья, но быстро устают и тают вместе со своим хозяином в близком городском горизонте. Фонари еще не зажглись, да я и не жду этого. Привык к темноте в своем дворе. Привык. С высоты шестого этажа вид почти не загораживается деревьями — разве что ошалевшая от недавних дождей березка, которая еще не успела облететь, изо всех сил пытается дотянуться еще чуть повыше, пока зимняя спячка не овладеет ее существом, заставив до весны забыть обо всем, кроме глубокого сна под снежным пуховиком. Машины мягко протирают летней резиной промерзающий асфальт. Вроде и недалеко совсем, а еле слышно… Будто между нами кто поставил стеклянную стену и превратил все пространство по одну сторону наблюдателя в гигантский аквариум, заглушив все звуки толстым слоем воды.

В доме напротив, старенькой пятиэтажке, отжившей свои лучшие годы, но, тем не менее, гордо стоящей без единой трещинки уже почти полвека, редко зажигались огни. Нет, дом не был наполовину покинутым, как это часто бывает в нашем городе. Просто большинство живущих в нем людей ощутимо старше этого дома и ложатся спать обычно еще до темноты. Лес, настоящий, но именуемый парком культуры и отдыха из-за нескольких асфальтовых дорожек и памятника жертвам войны, несет глоток свежести сюда и его не сбивают даже тысячи машин, отравляющих сами себя на магистрали круглые сутки. Засыпается почти всегда легко и быстро. Но только не сегодня… Весь день прошел в суматохе неотложных дел и под вечер, когда наконец можно было отдохнуть, мне захотелось увидеть его…
Окно на небольшом балкончике в том самом доме напротив. Вроде бы ничего примечательного в нем не было — старая, без сомнения, прогнившая насквозь рама, скрипящая под напором ветра и не вылетающая только благодаря случайности. Хотя, если подумать, на этом сходства с обычными «наружными кладовками» заканчивались. Во-первых, никакого намека на антенну, даже самую простенькую, не было — хозяйка, старая-старая бабушка, не любила телевизор и не принадлежала к тем стражам порядка, сидящим дни напролет у подъезда на лавке и обсуждающим последние новости. Хотя в нашем дворе, волей местных алкашей, скамейками у подъездов давно уже и не пахло…
Второе, что бросалось в глаза — огромное количество цветов. Горшки были старые, потрескавшиеся от времени и кое-где обвязанные веревками, чтобы не развалились, зато сам цветник выглядел лучше самых знаменитых розариев, которые только можно было себе представить… Вьюнки из одного горшка расползлись на несколько соседних балконов, превратившись в такую густую лестницу, что, казалось, по ней спокойно мог забраться человек. Петунии росли огромными букетами, из-за переплетения которых не видно было ни земли, ни горшка, ни даже подставки. Розовые кусты цвели не переставая, разливая нежнейший аромат по всему двору в теплую погоду. Можно долго перечислять всех обитателей маленького сада, но все слова теряли смысл с наступлением темноты, когда хозяйка выходила на балкон и включала свет…
С десяток ламп, спрятанных в зарослях растений, подсвечивали их, создавая фантастический неповторимый лабиринт теней, отражающийся на земле и соседних домах. Иногда мне казалось, что никто специально не просит починить фонари во дворе, ради этого зрелища… Балкон хоть и был застеклен, с ранней весны и до самого наступления холодов почти все окна были открыты, и будто лишь волшебная сила любви к своему цветнику не давала замерзнуть даже самому захудалому росточку.
Двор был проходным, через него часто срезали путь вечно спешащие по никому не нужным делам люди. И когда на их лицах отражался калейдоскоп теней, многие забывали, зачем спешили. Останавливаясь хотя бы на минуту, чтобы посмотреть, замирали надолго, не в силах оторвать взгляд от магического сияния подсвеченных снизу листьев и цветов, блестящих полупрозрачными лепестками.
Это была картина из детства, когда я, как зачарованный, часами мог стоять у окна и смотреть на тот балкон… Взрослея, меняешь интересы и увлечения. Многое из того, что привлекало в детстве, оставалось в прошлом, уходило вместе с изношенными ботинками и ставшими короткими брюками… Я стал реже находить свободную минутку, чтобы прикоснуться к сказке, а потом… Потом жизнь стала набирать обороты. Школа, друзья, дискотеки, институт, работа, любовь… Все это захватило меня в такой хоровод, что в нашем маленьком городке я чувствовал себя песчинкой муки в жерновах жизни, которая сама несла меня, не давая остановиться ни на секунду…
И почему-то именно сегодня я вспомнил про этот цветник. Заранее отключил телефон, чтобы никто не отвлек, выключил свет в квартире, встал у окна и, как в детстве, ждал, уперевшись лбом в запотевающее окно. Покрывало медленно идущей ночи спускалось все ниже и уже стали различимы звезды, сквозь легионы туч, заполонивших все вокруг. Я ждал. Секунды тянулись так долго, что хотелось нащупать тот незримый рычаг, который заставлял время так быстро ускользать сквозь пальцы, когда занят чем-то интересным… Соседние дворы включили прожекторы фонарей, кидая еле различимые отблески в окна угловых квартир, а чуда все не было… Окна балкона были призывно открыты, но в квартире не горел свет. Никакого движения… Только где-то вдалеке заскулила собака, и безразлично шуршали тысячи колес магистрали… Я ждал…
Хоровод неясных мыслей закружил сознание и когда я оглянулся на часы, было уже далеко заполночь… Со вздохом лег спать, проклиная себя за впустую потраченное время. Сон успел овладеть мной, как застучали одинокие капли по жестяному карнизу. Ускоряясь, они сливались в ледяной душ осеннего дождя, разрезая ночной воздух на мириады кусочков, пропитывая его своим шумом и сыростью. Зябко поежившись в кровати, я встал и подошел к окну, чувствуя, как ноги сковывает холодом от пола. На дождь можно смотреть часами… Льющаяся как бы из ниоткуда вода приковывает взгляд, не давая оторваться ни на секунду. Я не знаю, сколько прошло времени, и когда капли стали чуть реже, дождь сменил направление — теперь копья дождинок резали окно, оставляя моментально заживающие раны из прозрачной воды на стекле. Я вгляделся в темноту — лампы на балконе так и не горели, а сам цветник смотрелся поникшим и слегка запущенным… Я опустил взгляд ниже, к двери подъезда и увидел дорожку из еловых веток…

Оцените статья

+3

Оценили

Светлана Макашова+1
Майя Симонова+1
Лидия Павлова+1
23:13
Чудесная поэтическая сказка с грустным концом, совсем не сказочным... Мне очень понравилось, как вы пишете. Мой +
21:07
Евгений, Ваш рассказ настроил меня на ностальгическую волну, он очень музыкален, его можно читать вслух в сопровождении"Лунной сонаты"Бетховена.Стиль рассказа безупречен.Мой +!
Загрузка...