Горбун

Конец февраля. Зима умирает. Белыми руками метели хватается в агонии за ветви зеленых елей, за крыши домов, за телеграфные столбы — все пытается удержаться на скользкой, еще промерзлой земле или, в худшем случае, хотя бы напугать напоследок застигнутого в дороге одинокого человека своей ужасной кончиной. В двухэтажном частном доме известного писателя уютно, тепло и празднично, а стучащая в окна непогода только усиливает чувство комфорта.

— Уважаемый Роман Николаевич! — обратился к виновнику торжества солидный мужчина с борцовской шеей и лишним весом. — Дорогой наш Роман Николаевич! Разрешите мне поднять этот бокал в честь Вашего последнего романа «Горбун». Это вещь ласт бат нот лист, как говорят англичане, — последний по счету, но не по значению. Это очередная вершина, на которую вы взобрались, как великий альпинист. А лучше книг могут быть только книги!
— За нее! — За нее! — дружно подхватили гости, — за нее, родимую! Роман Николаевич принимал поздравления. Его карие глаза, густые, высоко зачесанные волосы, прямой нос, симпатичная ямочка на подбородке и завораживающая улыбка — все подчеркивало в нем стопроцентную удачу, попадание фортуны в самое яблочко.
Дверь в гостиную открылась, и в проеме показался старик, с небольшим горбом на спине. Праздничное действо на миг застыло, как стоп-кадр голливудского фильма. Старик смотрел на именинника. Тот на старика. Вдруг Роман Николаевич по-боксерски начал работать руками влево-вправо, влево-вправо, сметая со стола бокалы, бутылки, тарелки… Потом он подошел к вошедшему, взял его, как ребенка, на руки и поставил прямо на стол.
Голос Романа Николаевича как-то высоко зазвучал… — Вот! Этот горбун… Он писатель! Мы заключили с ним договор: моя фамилия и деньги, его — талант. Это он, этот горбун-гений! А я богатая бездарность. Что вы все замолчали? Любите его! Хвалите его! Аплодируйте...
Сам старик виновато поднял ногу с раздавленного хрусталя, пытаясь переставить её в другое место. Но не нашел куда… Так и застыл на одной посреди икры и шампанского…

* * *
В комнатке полуподвального помещения было холодно и сыро. В ее мрачной обстановке не хватало только холста с кипящим на огне котелком, чтобы уж совсем напоминать заброшенную сказочную каморку.
Седой мужчина с небольшим горбом на спине что-то пишет, используя табурет вместо письменного стола. Ему еще нет и сорока, но выглядит он на все шестьдесят.
Дверь отворилась и затворилась вновь, впустив в комнату призрак белой метели. Ночь, как опытный гробовщик, тихо похоронила все: и боль, и заботы, и совершенно несбыточные мечты.

Горбун собрал разбросанные листы рукописи, перечитал их ещё раз, грустно улыбнулся, и, скомкав, бросил в ведро. Потом достал новые и стал писать.
«Конец февраля. Зима умирает. Белыми руками метели хватается в агонии за ветви зеленых елей, за крыши домов, за телеграфные столбы — все пытается удержаться на скользкой, еще промерзлой земле или, в худшем случае, хотя бы напугать напоследок застигнутого в дороге одинокого человека своей ужасной кончиной...»

Оцените статья

+6

Оценили

Николай Лыков+1
Анна Штомпель+1
Валерий Гринцов+1
ещё 3
23:25
Мне очень понравилась вторая часть рассказа! Можно даже сказать - согрела душу.Не смотря на то, что холодно и сыро. Здесь человек работает. И это здорово!+
Спасибо, Наталия... тоже согрели душу...
09:03
Спасибо, Майя. И Вам - весны, любви и творчества!
Мир жесток... И хотя я никогда не встречал такого самокритичного и правдивого писателя, всё же, хочется верить в добро! Удачи, Владимир!
Спасибо, Валерий. И Вам удачи!
17:31
Владимир, какой глубокий и точный "диагноз" современному литературному сообществу! Да, в такую откровенность писателя не очень-то веришь, но ведь Ваш рассказ аллегоричен. И финал -- замечательная находка. Получается, и сам этот рассказ написал Горбун?.. С удовольствием Вас плюсую! Удачи в конкурсе!
Спасибо, Анна. Я так рад, что Вы прочувствовали рассказ, как будто сами его написали. Чтобы фабульная аллегория "материализовалась", я вдвое его сократил. Значит, не зря. Спасибо!!!
08:29
Откровенно! Плюсую,
Ничего лишнего, читается с большим интересом. А краткость это, сами понимаете...