Собиратель

337

Хоть ты тресни, но услышанный анекдот помнился не более суток. Борис страдал от этого. Особенности его памяти не позволяли быть в компании душой, извергающей на окружающих струи остроумных анекдотов. Опять же завязывание знакомств с анекдотами на темы, соответсвующие текущим ситуациям, было одним из лёгких, но не доступных ему путей. Когда на службе Борис выходил из курилки, вытирая слёзы — спутника хохота от услышанного там художественного чтения сотрудников, выдававших перлы непонятно чьего творчества, он старался запомнить услышанное, Но проходило некоторое время и всё стиралось.

Однажды его посетила гениальная, как ему показалось, идея. Он не мог понять почему раньше не приходило в голову то, что устное повествование надо записывать. Борис обзавёлся толстой тетрадью. Первым делом он разработал разделы анекдотов для записей: «Детские; Национальные особенности; Муж вернулся из командировки; Блондинки; Тёща; ГАИ; Известные люди; Профессии; ...; Сказки; Разное». Политические анекдоты он заносил в «Известные люди», а анекдоты специфичного народного творчества зашифровал как "...". Процесс пошёл. Борис не расстовался с тетрадкой. Записи делались сразу по горячим следам конечной фразы, слетевшей с уст рассказчика. Вскоре в тетрадку пришлось вклеивать дополнительные листы, так как Борис не угадал соотношения объёмов между произведениями разной тематики.

Через полгода плодотворной собирательской работы пришлось завести вторую тетрадь, на обложке которой значилось: «Том II». Многие знакомые просили дать тетрадь для порочтения, но собиратель фольклора отказывал. Однако, он с нескрываемым удовольствием зачитывал произведения по просьбе слушателей, круг которых постоянно расширялся. И вот неожиданно пришла мысль, показавшаяся на первый взгляд крамольной. А не издать ли книгу? Размышления не отвергли такой возможности. Но здесь же возникли и некоторые сомнения. Поскольку Борис был связан с научной деятельностью, то было в крови публиковать только своё. Ежели ты приводишь не своё творчество, то должен дать ссылку на авторство. И на кого можно будет дать ссылку — на лаборанта Петра Ивановича, например, из лаборатории номер пять? Нет, это не вариант.

Но выход нашёлся. Борис начал собирать анекдоты, опубликованные в печати. Это было не так сложно. Вырезался текст анекдота, вклеивался в соответсвующий раздел ещё одной новой тетради (Том III) и здесь же записывалась ссылка — название газеты или журнала, год и номер выпуска. Выяснилось, что глупых, без изюминки печатных анекдотов на порядки больше, чем подобных анекдотов, передаваемых из уст в уста. Процесс собирательства здесь шёл намного медленнее из-за очень низкого коэффициента полезного действия. Через пять лет Борис понял, что и как всё в жизни, творчество создателей анекдотов идёт по спирали. Сюжеты и смысл анекдотов начинают повторяться, но только окрашиваются некоторыми особенностями текущего времени. Редкое исключение, пожалуй, составляют анекдоты, связанные с политикой, что определяется особенностями лиц, действующих в них.

Наконец, Борис решился издать книгу. Конечно, ни одно из издательств, куда он обращался, не заинтересовалось его предложением. Пришлось издавать книгу за свой счёт. Получив пятьдесят заказанных экземпляров в мягком переплёте, он с волнением перечитывал аннотацию к изданию, скреплённую фамилией собирателя анекдотов. На этом печатными анекдотами продолжал интересоваться только изредка и не заносил их в тетрадь, но а собирательства устного творчества не оставил.

Оцените статья

+2

Оценили

Николай Лыков+1
Майя Симонова+1
08:36
Интересно +
Загрузка...