Оратор.

В далёком-предалёком 1966 году я закончил первый класс.

В августе того года, когда я с ребятами нашей улицы до потери пульса гонял футбольный мяч, на семейном совете судьба моя на ближайший учебный год была решена. Родители решили отправить меня в санаторную школу-интернат, которая  находилась в двухстах километрах от нашего городка. Основания на то были серьёзные. Во-первых, я был худющий-прехудющий. Во-вторых, проба Манту, которую делали нам в школе, у меня была  положительная… В-третьих, в родне у нас был больной туберкулёзом. В больнице нам дали путёвку-направление, и вот в один из дождливых сентябрьских дней мать на больничном «Уазике» повезла меня в интернат. Кроме нас в машине сидели ещё две мамаши со своими дочками, которые были намного старше меня.  Эти старшеклассницы были молчаливые и какие-то напуганные. Я понял, что меня ждут длительные, тяжёлые испытания. Рёву я дал накануне дома, поэтому ехал в машине молчаливый и обречённый. По лицу матери я видел, что она тоже переживает. Ездить часто ко мне она, конечно, не сможет.

Дорога казалась бесконечной, поездка утомительной. Но, в конце концов, мы приехали.

Зашли в интернат – огромное, серое, трёхэтажное здание. Представьте чувства 9-летнего  ребёнка, который понимал, что скоро останется один среди чужих людей. Тревога и безнадёжность. Я вцепился в мать. У неё у самой на глазах были слёзы.

И вдруг из соседней двери с табличкой «Пионерская комната» вышел черноволосый, смуглый молодой мужчина с пионерским галстуком на шее. Увидев нас, он улыбнулся и сказал:

-Так! Это что за слёзы у бойца? Ну-ка заходи сюда! Я тебе кое-что покажу!

Мы зашли. В углу стояло красное знамя, а около него висели горны и барабаны.

-Давай оставайся у нас! Я из тебя барабанщика сделаю. Хочешь?

Я кивнул. Барабанщиком мне быть не хотелось, а вот вожатый понравился.

Мать уехала, а я остался.

Я быстро освоился и даже стал …любимцем всего интерната. То ли за то, что на цыганёнка был похож, то ли за свой весёлый, открытый характер, то ли за всё вместе взятое. Я участвовал во всех конкурсах и состязаниях. Пел, плясал, читал стихи. Лез везде – где надо и где не надо. И, когда приезжала мама, интернатовская жизнь так меня захлёстывала, что я старался маму отправить быстрее домой, чему, конечно, она очень сильно удивлялась.

После Нового года нашей учительнице Клавдии Михайловне присвоили звание Героя Социалистического Труда. В интернате по этому поводу решили провести торжественную линейку. Ну, а меня, как ученика её 2 класса, завучи решили использовать на линейке как творческую «изюминку»! Мне предложили прочитать торжественное стихотворение и поздравить свою учительницу. Завучи работали со мной долго и упорно. Стих я читал громко и без запинки. Поздравление тоже знал назубок.

И вот торжественная линейка! Все в парадной форме. Вынос знамени. Клавдию Михайловну поздравляют начальники, шефы, директор, учителя. И вот слово дают мне. Чётко подхожу к выступавшим, поворачиваюсь и понимаю, что … не помню ни одного слова. Тишина. Все на меня смотрят. Я сглотнул слюну и молчу. Ведущая говорит:

-Ну, смелее, Алёша, смелее!

Я понял, что, что-то надо говорить, иначе беда.

-Клавдия Михайловна! Вчера вы мне поставили двойку по арифметике, но я сам виноват, потому что не сделал домашнюю работу! Вы, вообще, строгая, но справедливая! И мы все вас очень любим!

Раздался смех. А потом все сильно захлопали! А Клавдия Михайловна всплеснула руками, подбежала ко мне, подняла и расцеловала! По щекам у неё катились слёзы!

В тот день я был героем дня в интернате.

Через несколько дней Клавдия Михайловна вызвала меня к доске:

-Ну, наш уважаемый оратор, Алёша Жарёнов, иди-ка к доске и реши нам вот этот пример

С этого дня весь интернат стал звать меня Оратором. А кто не понимали значение этого слова, звали Ратором! До самых последних учебных майских дней. А потом мать забрала меня домой, и я перестал быть Оратором. Получил другую кликуху! Но это уже совсем другая история!

Оцените статья

+1

Оценили

Надежда Кудряшова+1
15:01
Удачи Вам школьный оратор!
09:05
Детская непосредственность - она куда доходчивее и привлекательней, чем витийство подготовленных ораторов!
Алексей, своим рассказом напомнили о собственном конфузе, когда мне в десятом классе поручили сделать доклад на торжественной встрече с ветеранами ВОВ по случаю праздника Победы. Я тогда выучил текст доклада наизусть и на трибуну вышел без бумажного его изложения. Где-то в середине моего выступления внезапно начисто вылетело из памяти продолжение, пауза затянулась, готов был провалиться сквозь землю от стыда. Вдруг разозлился и со всей дури грохнул кулаком по трибуне и ... память вернулась, благополучно закончил выступление, ветераны наградили меня бурными аплодисментами.
О, сколько воспоминаний чудных дарует нам просвещения век! У каждого взрослого человека найдется история, омраченная конфузом, которую потом он будет вспоминать со смехом. Важно, что в любой момент момент можно удариться в эти воспоминания, посмотреть на себя- ребенка-- искреннего, непосредственного, заводного... У меня в связи с болезнью бабушки была похожая история. Нас летом два года подряд возили по бесплатным путевкам (эх, гуманное было времечко!) в санаторий из-за этой самой неблагополучной реакции "Манту". В отличие от вас, Алексей, я в первый раз не вылазила из изолятора, но домой приехала, как все, с похвальной грамотой: "За образцовое поведение". А каким оно еще может быть-- с градусником под мышкой?
Ваш рассказ, Алексей, понравился своей искренностью и правдивостью!
Вот он талант! С детских лет пробился! ЗдОрово! dance
17:07
Здравствуйте, Алексей! Хорошо, что в интернате Вы не скучали и слова учительнице сказали экспромтом от чистого сердца! А это - главное! Рассказ понравился. Желаю успехов! joke
Загрузка...