Письмо в школьное прошлое

937

Здравствуй, Аня!


Думаю, что я не ошибусь, предположив, что сейчас, сидя на уроке физики, ты по-прежнему размышляешь об истоках внутреннего конфликта Раскольникова. Или о цветовой гамме неба Аустерлица. Или рифмуешь строки для будущего сочинения о творчестве Чехова. А может быть, предположение об уроке физики всё-таки ошибочно, и прямо сейчас ты сидишь за второй партой в среднем ряду, то краснея, то бледнея, слушая знакомые строки того самого твоего сочинения о творчестве Чехова в стихах, которые не постановочно, а с человеческими такими эмоциями декламирует учительница по литературе перед всем классом. 

…Вишнёвый сад цветёт раз в год
И осыпается.
Но мы должны идти вперёд:
Жизнь продолжается!

Краснеешь и бледнеешь ты не потому, что тебе стыдно за написанное, а потому, что тебе неловко быть объектом всеобщего внимания. А ведь это гораздо более приятная неловкость, чем тот стыд, который ты испытала, узнав о первой и единственной в твоей школьной жизни «двойке» от ужасно строгой преподавательницы математики – настоящей «стальной леди». Но даже эта весьма неприятная эмоция не сравнится по своей силе с тем облегчением, которое ты испытала, заглянув в журнал и увидев, что это всего лишь карандашная двойка, то есть «вовсе не взаправдашняя», правда ведь?

 
А может, сейчас, читая это письмо, ты сидишь вовсе не на занятиях, потому что они уже закончились, а в школьной библиотеке, собирая информацию для очередного реферата. Вокруг тебя возвышаются горы томов и томиков, книг и книжечек, фолиантов и брошюрок. В «стенах» этой книжной «крепости», за всеми этими «баррикадами» ты чувствуешь себя в безопасности. И в своей стихии. И домой идти совершенно не хочется. И вообще, ты уже далеко за пределами мира реального: тебя от него отделяют вот эти самые «баррикады», пахнущие многолетней школьно-библиотечной пылью. А нас с тобой сейчас разделяют не просто баррикады (прожитых лет, накопленного опыта), а рубеж двух веков! И в моём веке, который кажется тебе ещё таким далёким, запах этой самой пыли практически растворится в воздухе, насыщенном мегабайтами и гигабайтами информации, передаваемой с одного электронного устройства на другое. И ты будешь отчаянно ностальгировать по этому запаху живой жизни, которой пропитаны перелистываемые тобой страницы. Так что надышись сейчас ароматом живых книг вдоволь!

 
Я представляю…вернее, точно знаю…вернее, помню, что всё, что происходит с тобой в школьной Вселенной, видится тебе этаким стремительно вращающимся калейдоскопом. И я сейчас, в это самое мгновение, не с высоты своего опыта, а на волне ностальгии хочу тебя попросить об одном: цени эти мгновения. Запомни эти молниеносно сменяющие друг друга узоры калейдоскопа: моменты твоей школьной жизни. И не только потому, что «не повторяется такое никогда», а потому, что всё это не зря! Теперь я это точно знаю. Даже кажущаяся тебе полнейшей нелепостью твоя роль пажа феи в школьном спектакле «Золушка» по пьесе Шварца. Этот опыт тоже бесценен. Потому что он, показав то направление, в котором двигаться не стоит, одновременно осветит тебе правильный путь – твой путь. Представляешь, сколько твоего драгоценного времени это сбережёт? Уже сберегло! Можешь поверить мне на слово. Поэтому не пренебрегай всем этим, ведь эти тонкие ручейки событий впадают в реки возможностей, а те, в свою очередь, – в море ценного опыта и воспоминаний. Которые будут так дороги тебе. Которые сейчас так дороги мне.


Твоё послешкольное «я».

Оцените статья

0
21:24
Хорошо написано в форме письма.Мне понравился рассказ.Удачи в конкурсе!
22:20
Спасибо Вам большое!
Загрузка...