Ценники

744

Когда-то давно, где-то между первыми идеями об искусстве и открытием музея Гуггенхайма в Нью-Йорке, в человеческий мозг закралось слово «коллекционирование». Слишком сложное слово, поэтому первые три сотни лет оно мертвым грузом болталось между ушей. Когда люди, наконец, научились его выговаривать, перед ними встали еще две проблемы: дикие животные и природные катаклизмы. И первые, и вторые мешали новоиспеченным коллекционерам обустраивать в их жилищах полочки для обглоданных костей, выложенных по размеру, или для камней, отполированных и не отполированных, или для засушенных ягод – ядовитых и не очень. Много подобных наборов было выброшено напрасно, прежде чем люди научились строить надежные дома. Было это настолько давно, что если бы самый искусный коллекционер захотел заполучить сохранившиеся собрания себе, ему бы пришлось продать музей Гуггенхайма, Нью-Йорк и половину Америки в придачу.

В современном мире коллекционируют все, и совсем не косточки убитых животных. Существует даже такая поговорка: «Скажи мне, что ты коллекционируешь, и я скажу, кто ты». При этом люди чтят что-то необычное, вроде потрепанных картин давно мертвых художников, или музыкальных инструментов, на которых нельзя играть, или домов, в которых никто не живет.

«Взрослые – глупые, — шептала шестилетняя Женя, сидя под деревом в папином саду. – Я не хочу вырастать». Она поняла это после того, как над ее первой в жизни коллекцией несдержанно засмеялись, а на нее саму махнули рукой. Кому интересны дубовые листочки, наклеенные на стену по градиенту – от зеленого к красному, — если у них, у взрослых, коллекции намного важнее? У папы – чужие компании, которые он подминает под себя как траву. У мамы – фотографии, которые она штампует как робот, думая, что главное в этом деле – дорогая техника. У брата – машины и мотоциклы, благодаря которым он каждую неделю водит новых девушек к себе в комнату. Женя нутром чуяла, что со взрослыми что-то не так, но никак не могла понять, что именно.

Не разобралась она с этим и к тому времени, как сама стала взрослой. Отца уже давно не было в живых, мать издавала книги, описывавшие ее интимную жизнь с очередным психотерапевтом, а брат сидел в тюрьме за хранение целой коллекции редких наркотиков. Женя же вышла замуж за мужчину старше себя, собиравшего раритетные автомобили, а сама укомплектовала целую комнату шарфами и женскими галстуками, висящими по градиенту.

Все люди что-то коллекционируют.

И все коллекции по-настоящему ценны.

Вопрос лишь в том, кто навешивает на них ценники.

Оцените статья

+6

Оценили

Елена Тарасова+1
Николай Литвинов+1
Лидия Павлова+1
ещё 3
Все в мире имеет свою цену, это точно. Вопрос в том, каковы наши внутренние ориентиры. Мне рассказ понравился-- и своей философией, и той "грустинкой", которая непременно стоит в горле, когда вспоминаешь о несовершенстве человека. Плюс!
11:59
Автору +. А ещё важно, что на ценниках написано.
00:08
Да, все что-то коллекционируют, и цель у каждого своя. Одни коллекционируют от скуки, другие - потому что это стало модным - что-то собирать. Кто-то видит в своей коллекции выгодное вложение капитала. А есть просто увлечённые люди. Рассказ мне понравился. Грустная обрисована картина, но побуждает к раздумьям. Удачи вам! +
У каждого своя коллекция и своя оценка коллекции мой+
Загрузка...