Голос

Она любила воровать чужие голоса. Хотя сама Хёльда подобное занятие называла коллекционированием. Много было «пленников» в ее доме. Они томились в стеклянных флаконах, напротив закоптившейся печи. А сейчас деревенская ведьма возвращалась с уловом.

Кажется, кто-то из путников опять угодил в силки. В хрупких руках Хёльд несла комок света. Она все же решилась его примерить…

И голос этот клокотал в её гортани, как бархатный огонь. С каждым, словом пламя разгоралось всё сильнее.

Замерев от восторга, Хёльда дотронулась пальцами до шеи, словно боясь потерять бесценный трофей. В этих драгоценных одеждах любая фраза казалась роскошной обновкой. Первые полчаса ведьма тратила накопленный в легких воздух на сущие безделушки. Напевала детские песенки, перебирала самые хлесткие ругательства. В порыве небывалой доселе радости Хёльда даже позволила запертым голосам присоединиться к празднику звука. Маленький дом задрожал от терпкого переплетения речи. Но ближе к вечеру восторг иссяк и заскучавшая ведьма, будто дитя неохотно отпускала на волю агукающие звуки. Как всегда новая игрушка чересчур быстро надоела.

Теперь серебряный голосок, выпорхнувший из темницы, метался по комнате, хаотично вспоминая свои корневые слова. Слова, принадлежавшие старой хозяйке. Хёльда неохотно прислушалась к еле слышному шуршанию, раздраженно отмахиваясь от плененных голосов, которые почувствовав волю, расшумелись не на шутку.

А серебряный голос тем временем стукался об оконное стекло, тускнея с каждой минутой. «Ах, Тео…Тео» — слова растворялись в жутком гомоне. Взмах руки и пленники в именных склянках замолчали. Хёльда бережно подхватила клубок света, внимательно прислушиваясь к едва слышному шёпоту. Под ногами вдруг задрожал пол, будто в утробе земной ворочалось чудище. Совершенно нежданно полыхнул закат, кусая домовое око алыми лучами.

Хёльда взглянула на стареющее небо, ощущая голыми ступнями жар, тянущийся из под половиц. Люк, ведущий в подпол, блеснула ярким светом, и девушка услышала размеренный стук. Там внизу располагалось хранилище людских эмоций, и каждая из них внезапно пробудилась. Плененные огоньки тоже теснились в стекляшках. Хёльда редко воровала искры из чужих сердец. Ведь чувства более хрупкая материя, того и гляди рассыплются от прикосновения. А ещё и ужалить могут. Ненависть, оставила шрам на запястье, плененное горе долго мешало спать по ночам. И если коллекция голосов была навязчивым увлечением ведьмы, то чувства Хёльд собирала от случая к случаю. Обычно сами селяне просили выудить из сердца надоевшую эмоцию. По канонам ведьмовским ей следовало тут же бросить свежевыловленное терзание в печь.

Но девушка страшилась предавать живые чувства огню. Глупо, конечно, но вдруг пламя обретет лик, полакомившись чужими переживаниями. Хёльда привыкла к низменным эмоциям, но услышав в гаснущем голосе отзвук иного мира, оцепенела. Внутри так и вертелось желание сорвать эту спелую влюбленность, словно яблоко с ветки. Плененный голос, хранящий частичку человеческих эмоций, это большая редкость. Хёльда не могла понять, почему примерив сию красоту, она сразу же не ощутила чужие переживания? Может собственная алчность оказалась сильнее. Но зато теперь аромат сего чувства наполнял ее изнутри, как если бы ведьма заснула в цветущем саду. Хотелось встать на крыло и ринуться вверх, унося на крыльях сладкие нотки весны. И желание полета рождалось из небывалого ощущения…Что где-то вдалеке ее ждет пронзительно яркий свет, упав в него она сама станет частью этого небесного явления.

Дрожь усилилась, но теперь трепетал весь дом, будто беснующаяся гроза поселилась в земляной утробе. Очнувшись Хёльда громко произнесла: «Нет!». Подземное хранилище неохотно утихомирилось, спадая до ритмичной дрожи. Только теперь ведьма заметила, что другие голоса испуганно замолчали и едва мерцают.

Скрипнула деревянная дверь, в сумерках зажегся целый караван светляков. Голоса, отпущенные из плена, разлетались в разные стороны. А Хёльда проводив их коротким взглядом, вернулась к открытому люку. «Только мы с вами останемся здесь…И ведите себя смирно!».

Оцените статья

+3

Оценили

Александра Каленчук+1
Николай Литвинов+1
Майя Симонова+1
Спасибо!
11:54
Мария, рассказ меня так увлек, что я его прочитала дважды., чтобы разобраться в этих"хитросплетениях коллекции"Хельды.Да, "плененный голос, хранящий частичку человеческих эмоций,-это большая редкость.'А мне так хотелось, чтобы Хельда все-таки прислушалась к эмоциям и дала им свободу! Или она боялась мести? Несмотря на отдельные синтаксические ошибки("ненависть оставила шрам на запястье"-запятая между подлежащим и сказуемым не ставится!),в целом мне рассказ понравился своим глубоким смыслом и красивым языком ,напомнившим сказки Г.Х.Андерсена.
Спасибо,Мария! К сожалению по причине загруженности я часто забываю вычитать рассказ или не успеваю отдать его на вычитку. Что касаемо Хёльды. Я думаю она понимала, что это чувство ей не принадлежит и она не имеет права следовать за ним, а уж тем более отнимать его у хозяйки.Поэтому она и отпустила коллекцию голосов. Боялась,что вместе с ними пленила чувства людей. А коллекция в погребе это уже другая история, скорее мрачноватая и грустная.
23:27
Вот бы мне такую фантазию! Браво, Мария!
Фантазия как и любой навык поддается тренировке!)Спасибо за комплимент.
Дело Андерсена живёт.мой+
Очень оригинально и неожиданно. Мой +
Спасибо за комплимент.
Благодарю,Николай!
08:23
Автору +
Спасибо большое)
Загрузка...