Танины марки

1001

Таня лениво бросила портфель на стул, сменила жаркое школьное платье на ситцевый сарафан и уже хотела выбежать во двор, но в дверях вспомнила о марках. Надо выложить из портфеля и спрятать, не то прибегут из школы две младшие сестрички, начнут любопытствовать в её школьных вещах, найдут, будут смотреть, разбросают ещё. Таня не любила ни когда в её вещах чего-то ищут, ни чужого без разрешения не касалась. В книжном шкафчике был уголок, который она ревностно оберегала от посторонних глаз. Святая святых — марки! — хранилась в большом конверте из картона, который она склеила сама. Она вспомнила Галкин кляссер: «Эх, моим бы марочкам такой.»


С Галкой они дружат давно, а с прошлой весны обе начали собирать марки. Галка начала первой, а потом подговорила Таню.

— У нас вчера гости были, на машине своей приезжали, и сын их был, марки мне показывал.- Галка многозначительно замолчала, покосилась на подружку и, увидев её заблестевшие глаза, продолжила: — Знаешь, а мы договорились, что я тоже буду марки коллекционировать, а при встречах будем обмениваться.

Таня молчала. Ей тоже хотелось быть с ними, но она не решалась проситься, да и не знала, сможет ли она что-то коллекционировать. Ладно, стекляшки там разные, лоскутки тканей, фантики — этого добра везде навалом и бесплатно. Но вот марки… Их на обочине не найдёшь и в швейной мастерской у тёти Ани не выпросишь. Их покупать нужно. В киоске в райцентре, а туда ещё на автобусе надо ехать и на билет тратиться. Нужны деньги. Хорошо Галке: мама торгует в продмаге, папа — завхоз, и она у них одна, у неё и кошелёк свой, с деньгами — недавно показывала всему классу.

— Ну, так что, будешь с нами?

— Что? — Таня вынырнула из своих мыслей как из воды. — С вами? — Мать у неё добрая, даст пару рублей, а я её во всём-всём слушаться буду. — Да! А когда начинаем?

— Начали уже! — Галка заулыбалась и потянула её в класс.


Таня сунула руку в портфель, вытащила конверт. Уж больно он тощий какой-то. Девочка открыла его — марок там не было. Она вытряхнула всё из портфеля, но и там их не было тоже.

Перед глазами опять возник Галкин кляссер. Марок не густо, и все какие-то не очень красивые. В общем, Таня не высмотрела ничего стоящего обмена. Зато её коллекция была, ах, полкласса на большой перемене сбежалось смотреть. А они с Галкой расположились за своей партой, Галка важничала, и никому в руки свой кляссер не давала, только ей.

— Мне папка кляссер недавно из города привёз, чтобы я порядок соблюдала. Самый большой выбрал.

У Таниных родителей денег на кляссер не было. Мать ей втихую от всей семьи даст в месяц пять рублей, о-о-о! шик какой. Девочка тогда в райцентре все киоски обойдёт, и любуется ими, марками, и высматривает самые-самые, и обязательно по две купит: одну себе, вторую для обмена. Особо красивые высылала другу своему, в Оренбургскую область, а он ей (ой, аж дух захватывает) столько живописных марок выслал — друзья, говорит, достают.

Пусть у Галки кляссер новый и большой, но марок в нём, таких как у неё, нет! Сердце сдавило: она видела взгляд подружки.

Во дворе под яблоней опомнилась. А на следующий день в Оренбургскую область полетело письмо: не присылай мне больше марки, я не буду их собирать — украдут.

Портфель был очень тяжёлый, странность какая, а говорят, что он только по дороге со школы бывает таким. Галка не поздоровалась, и вообще она с Людкой сидела на последней парте — повернувшись к ней лицом и что-то живо ей рассказывая.

Через пару недель Таня получила письмо из Оренбургской области. Она долго не хотела его открывать: вдруг между строк она обнаружит осуждение наивной доверчивости? Но к вечеру набралась храбрости, присела под яблоней и открыла конверт. "…Моя старшая сестра окончила школу, свою коллекцию марок она отдала моим друзьям. Принимай привет от моей сестры!" Внутри было много марок, таких красивых Таня ещё не видела. Со всего Советского Союза, и ещё гэдээровские. По щекам снова катились слёзы, но она смеялась.

Немного позже она получит ещё такой конверт, потом ещё, и ещё… А когда она вырастет, у неё появится дивное увлечение: она будет вязать оренбургские пуховые платки и дарить их друзьям. В память о марках, что исцелили и согрели её детское обокраденное сердце.

Оцените статья

+2

Оценили

Ольга Михайлова+1
Майя Симонова+1
Загрузка...