Улыбки Джоконды

Моя работа – оценивать стоимость и устанавливать подлинность произведений искусства. И я люблю чудаков.

Чудак, которого я повстречал у музея, оказался знатоком живописи. Он представился как Искусствовед, а потом признался, что путешествует по параллельным мирам и крадёт шедевры. В его коллекции миллионы картин и полно одинаковых, но из разных миров.

Выглядел он неважно – потрёпанная одежда, впалые щёки. Я решил, что он – благодушный чудак, и с ним будет интересно поболтать, поэтому пригласил в кафе пообедать.

***

— Сколько же должны стоить шедевры искусства? – спросил я, когда Искусствовед заявил, что ни одна картина не стоит сотен миллионов долларов, и аукционы – это свинство.

— Не знаю. Но даже за «Джоконду» я не отдал бы своего обеда.

От обеда на его тарелке уже не осталось ни крошки. Очевидно, Искусствовед был очень голоден. Что же не продаст хоть одну картину из своей обширной коллекции и нищенствует? Уж не лицемерит ли он? Об этом я прямо и спросил.

— О! Если я не готов отдать чечевичную похлёбку за первородство, это не значит, что я отдам первородство за неё! Искусство нужно исключительно красть. В этом честь и для шедевра, и для его истинного ценителя. Кто норовит заплатить мало, унижает художника и его творение. Но кто переплачивает, тот – дерзкий самоуверенный осёл, – объяснил Искусствовед.

— Всё ценное в мире нужно исключительно красть! – добавил он.

— Но, по вашим словам, у вас много одинаковых картин. Зачем они вам? – не уступал я.

— Как «зачем»? Ведь всё это подлинники. Они уникальны!

— Уникальны? Они же идентичны.

— Не все. Через сотню-другую альтернативных вселенных появляются мелкие различия… – заметил Искусствовед, но я перебил:

— Возможно, но полно и одинаковых, так?

— Так…

— Ну вот! Почему бы вам не продать хотя бы одну?

Искусствовед разозлился:

— По-вашему, если чего-то много, то оно уже не уникальное, так? Недостаточно подлинное?

— Подлинное, но голодать…

— Ага, чечевичная похлёбка, – перебил язвительно Искусствовед. – Раз чего-то много, то оно становиться дешёвкой, вы считаете. Вот если бы оно было одно, то это – да! – ценность! И так почти во всех мирах, где я бывал. Вы оцениваете шедевры, как старьёвщик барахло. Жаждете уникальности в единственном экземпляре, на худой конец, ограниченным тиражом. Для таких, как вы, и коровья лепёшка будет стоить миллионы, если вдруг исчезнет весь навоз и коровы!

Тут мне показалось, я его поймал:

— А как насчёт Мандзони? Он выставил «Дерьмо художника», железные банки со своими фекалиями. Сейчас одна такая баночка стоит десятки тысяч евро. Тоже ведь искусство. Эти баночки вы тоже не отдадите за тарелку супа в голодный год?

Искусствовед поморщился:

— Мандзони вам плюнул в рожу, а вы и схавали… Он буквально показал вам, что вы скупаете дерьмо. Всё, что вы покупаете, вы превращаете в дерьмо! Тем, что покупаете это. Даже если «Джоконду»…

Он запнулся, о чём-то задумался и улыбнулся.

— Увидите сами! Шедевры да Винчи будут жечь в промышленных печах! Как это уже делали с людьми…

Я решил сменить тему. Не понравилась мне его улыбочка.

— А какая ваша любимая коллекция?

— «Чёрных квадратов» Малевича, – выпалил неожиданно Искусствовед.

— Но почему? – я искренне удивился.

— Они почти идентичны, все.

— И это повышает их ценность?

— Ещё как!

***

Через неделю разразился скандал. Оказалось, что в Лувре висит подделка «Моны Лизы», а настоящую нашли при попытке переправить её через какую-то границу.

Несколько экспертиз подтвердили, что в Лувре всё-таки подлинник. И – что обнаруженная картина тоже вроде как подлинник. Значит, какая-то из картин – искусная копия. Но какая?

По всему миру нашлось 23 несомненных подлинника. Выявить подделки не смогла рать именитых экспертов.

Через месяц – 1069 «Джоконд». Немыслимо, чтобы их все сделал один мастер. А таких гениев много не сыщешь!

Число подлинников перевалило за 10 000, и они обесценились. Каждый владелец (а это богатейшие люди планеты, за которыми мощь корпораций и государств!) претендовал на то, что «подлинный» подлинник у него, и требовал, чтобы были уничтожены все прочие «Джоконды».

Но никто не собирался их жечь. Вместо этого они развязали войну. Проклятый Искусствовед развязал Третью мировую войну!

Оцените статья

+1

Оценили

Майя Симонова+1
Привет автор! Надо убрать картинку, насколько я помню правила. Забавный получился у вас рассказ, но концовка мне не понравилась. Она кажется нелепой, вы ее не додумали, наверно.
Спасибо за своевременный совет. С концовкой, уж как получилось. Как говориться, авторское виденье.)
07:19
За рассказ + В чем-то и я согласен с Искусствоведом.
Загрузка...