И любви

Жизнь учит нас смелости — стечением обстоятельств, ситуациями лоб в лоб и — доходчивее всего — другими людьми (и едва ли не в первую очередь родными и близкими).

За окном правит бал январь, пожалуй, самый заносчивый месяц в году. Захочет — одарит со своего новогодне-рождественского барского плеча, захочет — пожурит кусачими морозами да задиристыми ветрами. Мы — мама, младший брат и я — тоже по ту сторону окна: стоим на условной трамвайной остановке (ни навеса, ни скамеечки), разглядывая вывески и витрины близлежащих магазинчиков. Десять минут, двадцать. И уже почти не чувствуя в варежках рук, а в валенках ног, дёрганно, клацая зубами, я вскрикиваю: «П-п-п-пончики!» В нескольких метрах от нашей дислокации и в метре от земли красовалась едва ли примечательная, но такая вкусно-ароматная надпись: «Пончики: 100 гр — ...». Мама улыбнулась: " Что, братцы кролики? Пончиков захотели? Ну, идите покупайте". Покупайте!.. Эх, мама, мама! Да как мы их купим? Вот завоевать во дворе мальчишечью (всё равно что вражескую) территорию — это на раз-два, оккупировать густонаселённый муравейник — это можно, а купить! Самим! Знаю-знаю, мне любое море по колено, но вот брат — мальчик, пусть он тоже учится быть самым смелым. Два с половиной года как-никак! «Мам, пускай Сашка купит! Пойти с ним?! Зачем?! Ну разве что проконтролировать...»
И вот мы идём друг за дружкой. Шаг, второй, третий… Братишка не торопится, не спешу и я. Наспех почищенная и даже кое-где припорошённая песочком дорожка уходит под гору. Бух!.. Смотрю — Сашок сидит мягким на твёрдом, а монетки, что он сжимал в варежке, разбросаны как конфетти: тут, там — всюду. Сидит и плачет. И я бы, конечно, купила эти злосчастно-вкуснющие почики сама, но братишка. И деньги. Ну чего ты плачешь, тюха-матюха? Собирай скорее монетки — и айда. Эх, нюня! Стою подле то ли заплаканного, то ли незаплаченных и… Просто стою. И разумеется, я смелая, да только брат -мальчик…
Подобную картину мог наблюдать каждый подошедший воскресным вечером к трамвайной остановке, что на пересечении Радищева и Кутякова. Сашка уже не плакал — просто сидел; монетки отлетали всё дальше и дальше; я внутренне металась между хитрюгой братом и денежными единицами, которых и так было наперечёт; мама заливисто хохотала, подпирая одинокое деревце. Анекдот, да и только! И всё это как кумулятивная сказка-быль (теперь уже заявляю вам как филолог) с единственно возможным финалом: под голопузым деревом стоят, прижавшись друг к другу, мама и двое ребятишек. И будьте уверены: они непременно улыбаются и непременно уписывают за обе щека самые вкусные в мире пончики.
Жизнь учит нас: иногда смелости, но всегда — любви.

Оцените статья

+6

Оценили

Александр Шайкин+1
Николай Лыков+1
Майя Симонова+1
ещё 3
07:10
Плюсую!
Учимся смелости! А любовь какая! +
18:54
Добрый рассказ!+
Загрузка...