Перст божий

Перст божий

С рыжей Фенькой Пелагея всегда была в контрах. Лентяйка и склочница, она донимала всех сельчан.В этот раз Фенька прицепилась к одной молодке:
— Пошто пустая доселе ходишь? Порченная что ль? Али муженёк слабоват?
Молодка залилась краской и в слезах выскочила из коровника. Пелагея с вилами наперевес двинулась на Феньку. Её грозный вид не предвещал ничего хорошего. Испуганная женщина попятилась и, оступившись, упала на спину, взвыв от страха.
— Ну, взболтнула лишнего! За это ж жизни не лишают?!
Бабы бросились вырывать вилы.
— Остынь, Пелагеюшка! Не марай рук об эту нечисть
Молча разошлись по своим местам. Кряхтя, Фенька поднялась и, осмелев, крикнула вслед удаляющейся Пелагеи.
— А как же — возлюби ближнего своего?! В церковь ходишь, а заветов не блюдёшь! Перст божий настигнет тебя! В раз все грехи вспомнишь, праведница!
Сегодня Пелагея едет в город, сын квартиру получил. Нагрузилась под завязку. Радостно на душе — детей, внуков увидит и гостинцами одарит всех.
Бабы идут мимо, радуются за подругу. Только Феньке всё неймётся.
— Помни про перст божий!
Что-то ёкнуло в груди, но радость предвкушаемую не омрачило.
. Хороша двухкомнатная квартира! Мать обошла квартиру, всё внимательно оглядывая, чтоб потом поведать товаркам. На балкон с опаской выглянула, но выйти не решилась. Восторженно выдохнула:
— Царские хоромы!
К вечеру за столом собрались все дети со своими семьями. Радостно и легко было на душе. Невестка вызвалась проводить мать в ванную комнату.
— Мамаша, вы дверь на шпингалет закройте. Ненароком кто влезет, смутит вас.
Пелагея с восхищением обвела всё взглядом. Вверху на полке что-то зашуршало. Газетный свёрток развернулся и показалась… рука. Онемевшая мать замерла на месте, не отводя глаз. Вот он — перст божий! Палец указывал именно на неё. Женщина грохнулась на колени. То поднимая взор вверх, то опуская до долу, молилась искренне и неистово, как никогда в жизни. Каялась и била поклоны, вспоминая все свои прегрешения, вольные и невольные.
Застолье продолжалось. Долгое отсутствие матери не замечали, пока кому-то не приспичило. На стук никто не отзывался. Из-за дверей слышалось странное бормотание. Недоумение быстро переросло в панику…
— Может, мамаше плохо стало?
— Или со шпингалетом справиться не может?
— Надо ломать!
Хозяйка закрыла дверь своей мощной грудью:
— Только через мой труп!
Решили посмотреть в окошко из кухни, что делается в ванной, подхватили племянника-подростка и подняли под потолок. Тот долго сквозь наваленные берёзовые веники пытался что-то разглядеть. Неуверенно произнёс:
-Кажется, бабушка молится…
Дело принимало неприятный оборот.
— Не поехала ли мамаша рассудком?
Все по очереди уговаривали женщину выйти, но тщетно. Невестка разрыдалась:
— Маманя, голубушка! Разве ж я вас когда обидела чем?! Не допустите разора в квартире! Заклинаю вас Богом и всеми святыми! Отворите!
Слова её возымели действие. Щёлкнула задвижка. Пелагея с просветлённым лицом и слезами на глазах появилась в дверном проёме.
— Чудо великое! Перст божий узрела и покаялась.
Студент-медик первым проник в ванную, пытаясь поглубже засунуть свёрток под веники. Но тётка успела увидеть содержимое. Сначала она верещала не своим голосом, странно поддёргивая руками, словно отмахиваясь от чего-то. Притихнув, осела на пол. Мать, странно улыбаясь, вымолвила:
— И Аннушка сподобилась — узрела перст божий! Благодать какая!
Приехавшие медики быстро привели хозяйку в чувство. Пелагею нашли в полной здравии и прекрасном расположении духа. Толкового объяснения никто происшедшему дать не мог. Тётка угрюмо уставилась на племянника. Тому ничего не осталось, как во всём сознаться… Он принёс из анатомического театра руку, чтоб разобраться в её строении. Что тут началось: и смех, и ругань, и слёзы. Пришлось будущему светиле медицины поклясться, что он больше никогда в дом ничего подобного не принесёт.
Засыпая, Пелагея в душе благодарила Феньку за свершившееся.
— Господи, сподобь и её. Покаявшись, она добрее станет…

Оцените статья

+2

Оценили

Майя Симонова+1
Николай Лыков+1
08:14
Живо, красочно и с юмором! Мой +
Интересный с юмором рассказ, Людмила! +
Загрузка...