Сценарист 5 разряда

— И запомните, стивен кинг вы наш недоделанный, срок сдачи — конец месяца! — прокричал голос и связь оборвалась.

Слава богу, помощник продюсера положил трубку.

«Вы обязаны! У вас контракт!» — его слова всё ещё мощным эхом звучали в мозгу Тапкина, отдаваясь резонансом пульсирующей боли в висках. «М-да, это было более чем выразительно», — Тапкин снова представил обещанные ему кары. Звонивший напомнить о приближении дедлайна, помощник продюсера в выражениях особенно не стеснялся, настраивая молодого сценариста на плодотворную работу в ускоренном темпе. Было там, конечно, про стереотипное натягивание его писательского глаза на другие части его же графоманского организма. И даже более пугающие перспективы в виде «мотиватора» главного инвестора проекта, длиною как минимум метр. Это если судить по обещаниям вертеть на нём бедного сценариста вместе с самим продюсером и его помощником, в случае срыва сроков. В общем, они — профессионалы своего дела — знали, как заставить нерадивого автора приняться за работу.

«И зачем я только в это всё влез?» — с ужасом думал Тапкин. — «Сидел бы сейчас где-нибудь на заводе с восьми до пяти и не выёживался.»

— Петрович, в столовку пошли, — растолкал спящего Тапкина коллега по цеху.

Ничего не понимающий Тапкин протёр глаза и огляделся: каптёрка его родного завода, на часах полдень, а значит пора обеда, Иваныч нетерпеливо переминается с ноги на ногу.

— Хватит дрыхнуть, ё-моё. Пошли уже, пока не набежали.

Тапкин задумчиво поплёлся за Иванычем. «Опять этот дурацкий сон», — думал токарь пятого разряда. — «Сценарии, продюсеры, прости господи, какие-то». Он вспомнил, что даже в школе никогда за сочинения больше тройки не получал. Это и то было много: Анна Леопольдовна, вредная русичка, ставила «трояки» лишь бы он смог получить аттестат и после восьмого пойти на все четыре стороны. Как она сама говорила: «Тапкин, я не переживу, если ты останешься на второй год и снова попадёшь ко мне в класс».

Врезалась в память и ещё одна фраза старой учительницы, после которой Петровичу стали сниться подобные бредовые сны — как будто он писатель, который вот-вот завалит проект, и его линчуют заказчики. «Твои сочинения — это же просто ужас. „Писатель Тапкин“ — это прямо оксюморон какой-то!» — сказала тогда Леопольдовна.

Что за «оксиморон» такой, Тапкин не знал, да и не особенно хотел выяснять. Прокляла, наверное, ведьма старая.

Оцените статья

+3

Оценили

Яна Солякова+1
Николай Лыков+1
Майя Симонова+1
13:30
Ну, прямо, как дед Щукарь старуху свою астролябией называл! Мой +
Спасибо!
Спасибо!
19:31
Вот приснится же такое! А потом гадай: то ли счастливый сон был, то ли пророческий, то ли кошмар!)))) hoho
Загрузка...